Wednesday, December 07, 2016

Путь человеческого прогресса усеян трупами животных/ Industrial farming is one of the worst crimes in history

источник: Industrial farming is one of the worst crimes in history

Автор – профессор истории Юваль Ной Харари (Yuval Noah Harari),
сентябрь 2015

Судьба животных, которых разводят промышленными методами — одна из самых насущных и тягостных проблем современности. Десятки миллиардов живых созданий, каждое — со своей сложной системой ощущений и эмоций, — живут и умирают на производственных линиях.


Животные — главные жертвы в истории, а обращение с одомашненными животным в промышленном сельском хозяйстве, вероятно, есть самое страшное преступление на пути исторического развития. Путь человеческого прогресса усеян трупами животных.

Уже десятки тысяч лет назад наши предки из Каменного века несли ответственность за ряд экологических катастроф. Когда около 45 тысяч лет назад первые люди достигли Австралии, они молниеносно вызвали вымирание 90% крупных животных этого материка. Это был первое существенное воздействие Homo sapiens на экосистему планеты. И не последнее.

Около 15 тысяч лет назад люди колонизировали Америку, в процессе колонизации уничтожив около 75% крупных млекопитающих, населявших её. Множество других видов исчезло из Африки, Евразии, а также с бесчисленных прибрежных островов. Археологические данные ученых различных стран повествуют одну и ту же печальную историю. Трагедию открывает сцена богатства и разнообразия популяций крупных животных, пока еще без намека на Homo sapiens. Во второй сцене появляются люди, о чем свидетельствуют окаменелые кости, наконечники копий, или, скажем, бивачные костры. Очень быстро следует третья сцена, в которой мужчины и женщины занимают главенствующее положение, а большинство крупных животных, наряду с множеством мелких, исчезают. В общей сложности, сапиенсы спровоцировали исчезновение около 50% всех крупных наземных млекопитающих планеты — еще до того, как высадили первую пшеницу, создали первое металлическое орудие, написали первый текст или отчеканили первую монету.

Следующая важная веха в отношениях человека и животных — аграрная революция: процесс, в ходе которого мы превратились из кочевых охотников-собирателей в земледельцев, ведущих оседлый образ жизни. Это привело к появлению на Земле совершенно новой формы жизни — одомашненные животные.
Изначально это могло показаться незначительным, поскольку одомашнить людям удалось менее 20 видов млекопитающих и птиц, тогда как бесчисленные тысячи видов остались «дикими». Однако с течением столетий эта новая форма жизни стала нормой. Сегодня одомашнены более чем 90% всех крупных животных («крупными» называют животных, которые весят по меньшей мере несколько килограммов).
Возьмем для примера курицу. Десять тысяч лет назад это была редкая птица, обитавшая на небольшой территории в Южной Азии. В наши дни миллиарды кур живут почти на каждом континенте и острове, исключая Антарктиду. Одомашненная курица, вероятно, — самый распространенный вид птиц за всю историю планеты Земля. Если измерять достижения мерами численности, то куры, коровы и свиньи — самые успешные животные из когда-либо живших.

Увы, одомашненные виды заплатили за этот беспримерный коллективный успех беспрецедентными мучениями отдельных особей. Животное царство изведало за миллионы лет самые разные муки и боль. Тем не менее аграрная революция создала совершенно новые формы истязаний, — которые с каждым новым поколением становились только хуже.

На первый взгляд может показаться, будто одомашненным животным живется лучше, чем их диким собратьям и предкам. Дикие буйволы проводят дни в поисках пищи, воды и укрытия, им постоянно угрожают львы, паразиты, наводнения и засухи. Одомашненный рогатый скот, напротив, получает от людей уход и защиту. Люди обеспечивают коров и телят пищей, водой и кровом, лечат их, защищают от хищников и стихийных бедствий. Правда, большинство коров и телят рано или поздно окажутся на бойне. И все же, становится ли их участь от этого хуже, чем судьба диких буйволов? Лучше, чтобы тебя сожрал лев, или убил человек? Добрее ли крокодильи зубы, чем стальные лезвия?

Существование одомашненных сельскохозяйственных животных исполнено крайней жестокости не только в том, каким образом они умирают, — но, прежде всего, в том, как они «живут». Два соперничающих фактора сформировали условия этой жизни: с одной стороны, люди хотят иметь мясо, молоко, яйца, кожу, животную мускульную силу, а также развлечения; с другой стороны — люди должны обеспечить долгосрочное выживание и размножение сельскохозяйственных животных. Теоретически, это должно бы ограждать животных от крайней жестокости. Если фермер начнет доить свою корову, не дав ей пищи и воды, производство молока сократится, а корова в скором времени умрет.
К сожалению, люди способны причинить колоссальные страдания сельскохозяйственным животным иначе, другими способами, — даже обеспечивая их выживание и размножение. Корень проблемы в том, что одомашненные животные унаследовали от своих диких предков множество физических, эмоциональных и социальных потребностей, которые на фермах излишни. Владельцы животноводческих ферм игнорируют эти потребности без всякого экономического ущерба для себя. Они запирают животных в крошечные клетки, увечат их рога и хвосты, разлучают матерей с детенышами, а также плодят чудовищ путем селекции. Страдания этих животных безмерны, и, вместе с тем, они продолжают жить и размножаться.

Разве это не противоречит основным принципам концепции эволюции Чарльза Дарвина? Эволюционная теория подразумевает, что все инстинкты и стремления развились в интересах выживания и размножения. Если так, то разве не доказывает беспрерывное разведение сельскохозяйственных животных, что все их насущные нужды удовлетворены? Как может корова иметь «потребность», не нужную для выживания и размножения?

Несомненно, все инстинкты и стремления развились под влиянием эволюционных потребностей выживания и размножения. Однако с исчезновением этих потребностей, ранее сформированные инстинкты и стремления мгновенно не исчезают. Даже не будучи более полезными для выживания и размножения, они продолжают формировать субъективные переживания животного. Физические, эмоциональные и социальные потребности современных коров, собак и людей отражают не их текущее положение, но, скорее, те эволюционные потребности, с которыми сталкивались десятки тысяч лет назад их предки.
Почему современные люди так любят сладкое? Не потому, что в начале XXI века мы для выживания должны поглощать мороженое и шоколад. Скорее, это происходит потому, что, когда наши предки в Каменном веке находили сладкие спелые фрукты, — наиболее практичным было как можно больше и быстрее их съесть.
Почему молодые люди неосторожно водят машины, ввязываются в жестокие драки и взламывают конфиденциальные вебсайты? Потому что они продолжают повиноваться древним генетическим установкам. 70 тысяч лет назад молодой охотник, который рисковал жизнью в погоне за мамонтом, затмевал всех своих соперников и завоевывал руку местной красотки, — и теперь мы застряли, с его генами крутого самца.

Совершенно такая же эволюционная логика формирует жизнь коров и телят на современных промышленных фермах. Древние дикие быки и коровы были социальными животными. Для выживания и размножения они должны были эффективно общаться, взаимодействовать и соперничать. Подобно всем социальным млекопитающим, дикие быки обучались необходимым навыкам общения посредством игры. Щенки, котята, телята и дети — все любят играть, потому что это стремление в них заложила эволюция. В дикой природе животным необходимо было играть. Без этого они не приобрели бы социальных навыков, жизненно важных для выживания и размножения. Если котенок или теленок рождался с какой-либо редкой мутацией, делавшей его равнодушным к играм, едва ли он мог выжить или оставить потомство; более того, их бы вообще не было, если бы их предки не обретали необходимых навыков. Подобным образом эволюция заложила в щенят, котят, телят и детей непреодолимое стремление к тесной связи со своими матерями. Случайная мутация, ослабляющая связь мать-ребенок, была смертным приговором.

Что же происходит, когда современные фермеры берут новорожденного теленка-самку, отнимают у матери, помещают в тесную клетку, вакцинируют от различных заболеваний, дают пищу и воду, а затем, когда она достигает определенного возраста, искусственно осеменяют бычьей спермой? С объективной точки зрения, для выживания и размножения этот теленок более не нуждается ни в материнской заботе, ни в товарищах по играм. Удовлетворение всех её потребностей взяли на себя люди, ее хозяева. Но с субъективной точки зрения, теленок и теперь чувствует сильное желание тесной связи с матерью и потребность в играх с другими телятами. Если эти потребности не выполняются, теленок испытывает огромные мучения.

Это основной урок эволюционной психологии: потребность, сформированная тысячи поколений назад, продолжает ощущаться субъективно, даже если в настоящее время она больше не важна для выживания и размножения.
Прискорбно: аграрная революция наделила человека властью обеспечивать выживание и размножение одомашненных животных, игнорируя их субъективные потребности. Как следствие, одомашненные животные в совокупности — наиболее успешные животные в мире, и одновременно, как индивидуумы — самые несчастные животные из всех, когда-либо существовавших.

Ситуация только ухудшилась за последние несколько веков, в течение которых традиционное земледелия уступило место промышленному сельскому хозяйству. В традиционных обществах, таких как древний Египет, Римская империя или средневековый Китай, люди имели очень фрагментарные знания в области биохимии, генетики, зоологии и эпидемиологии. Следовательно, их власть, связанная с управлением, была ограничена.
В средневековых деревнях куры свободно бегали между домами, на свалках выклевывали семена и червей, устраивали гнезда в сараях. Если бы амбициозный крестьянин попытался запереть 1000 кур в переполненном курятнике, то, вероятнее всего, в результате разразилась бы смертоносная эпидемия птичьего гриппа, уничтожая всех кур, а заодно и множество крестьян. Этого не мог бы предотвратить ни священник, ни шаман, ни знахарь.
Но едва лишь современная наука расшифровала тайны птиц, вирусов и антибиотиков, люди поучили возможность создавать животным чудовищные условия жизни. При помощи вакцин, медикаментов, гормонов, пестицидов, централизованных систем кондиционирования и автоматических кормушек — теперь возможно втиснуть десятки тысяч кур в тесные клетки и производить мясо и яйца с невиданной эффективностью.
(Бройлерные куры, которых разводят на мясо, страдают хромотой из-за тесноты в клетках)

Участь животных в таких промышленных сооружениях стала одной из насущных и самых тягостных этических проблем нашего времени, особенно принимая во внимание масштабы происходящего.
В наши дни большинство крупных животных живет на промышленных фермах. Мы полагаем, что наша планета населена львами, слонами, китами и пингвинами. Это может быть истиной канала National Geographic, диснеевских кинофильмов и детских сказок, — но давно уже перестало быть истиной реального мира. В нашем мире — 40 тысяч львов, но, по контрасту, около 1 миллиарда одомашненных свиней; 500 тысяч слонов — и полтора миллиарда одомашненных коров; 50 миллионов пингвинов — и 20 миллиардов кур.

В 2009 году в Европе обитало 1,6 миллиарда диких птиц всех видов. В том же году европейские производители мяса и яиц вырастили 1,9 миллиарда кур.
Общий вес всех одомашненных животных мира — более 700 миллионов тонн, по сравнению с 300 миллионами тонн людей — и менее чем со 100 миллионами тонн крупных диких животных.

Именно поэтому судьба сельскохозяйственных животных — не второстепенная этическая проблема. Она затрагивает большинство крупных существ Земли: десятки миллиардов живых созданий, каждое со своим сложным миром ощущений и эмоций, — но каждое живет и умирает на поточных линиях.
40 лет назад моральный философ Питер Сингер опубликовал свою каноническую книгу «Освобождение животных», которая внесла огромный вклад в изменение отношения людей к этой проблеме. Сингер подчеркнул, что промышленное сельское хозяйство несет ответственность за большие мучения и боль, чем все известные истории войны вместе взятые.

Научное изучение животных сыграло зловещую роль в этой трагедии. Сообщество ученых использовало свои растущие знания о животных преимущественно для того, чтобы эффективнее управлять их жизнью ради нужд людей.
В то же время, те же знания несомненно продемонстрировали: одомашненные животные — чувствующие существа, обладающие взаимопроникающими социальными отношениями и сложными психологическими паттернами [«паттерн», от англ. pattern, «шаблон», «модель», «система», «структура» — в психологии обозначает определенный набор, шаблон поведенческих реакций или последовательностей стереотипических действий - Е.К.]. Возможно, они не столь разумны, как мы, — но, без сомнений, эти животные испытывают боль, страх и одиночество. Они тоже могут страдать, они тоже могут быть счастливыми.

Самое время отнестись к этим научным находкам серьезно и принять их близко к сердцу, поскольку по мере возрастания власти человечества, растет и наша способность причинять вред или приносить пользу другим животным.
На протяжении четырех миллиардов лет жизнью на планете управлял естественный отбор. Сейчас же её всё сильнее определяет человеческий умысел. Биотехнология, нанотехнология и искусственный интеллект очень скоро позволят людям кардинально изменять и формировать живые существа, что заставит пересмотреть саму суть и смысл жизни. Когда мы приступим к созданию этого дивного нового мира [аллюзия на знаменитый роман-антиутопию Олдоса Хаксли «Дивный новый мир» - Е.К.], мы должны принять во внимание благополучие всех чувствующих существ, а не только сапиенсов.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Monday, December 05, 2016

Не «куриные мозги», а «пернатые обезьяны»/ Birds are more like ‘feathered apes’ than ‘bird brains’

ноябрь 2016

На протяжении столетий ученые клеймили птиц глупыми, основываясь на физических различиях в строении птичьего мозга в сравнении с мозгом млекопитающих. Но как же заблуждались эти ученые.

Когда в 1960-е годы приматолог Джейн Гудолл (Jane Goodall) наблюдала шимпанзе, которые создавали и использовали различные инструменты, человечество утратило самовозвеличивающий статус единственных в мире существ, способных пользоваться орудиями.
В настоящее время ученые приходят к выводу, что на нашей планете гораздо больше «разумной жизни», чем было принято считать. После открытий, сделанных Джейн Гудолл, исследователи обнаружили многочисленные примеры проявления наличия высокоразвитого интеллекта у других видов млекопитающих, включая человекообразных обезьян, слонов, дельфинов, косаток и многих видов животных семейства псовых.
Но лишь в последние двадцать лет внимание ученого мира обратилось к интеллекту животных, не относящихся к млекопитающим.

Натан Имери (Nathan Emery), старший преподаватель Университета королевы Марии (Queen Mary University of London) в Лондоне и автор недавно опубликованной книги «Птичий мозг» (Bird Brain: An Exploration of Avian Intelligence), отмечает: «Изучению уровня интеллекта у птиц препятствовали устаревшие мнения, будто птицы глупы и не заслуживают внимания в качестве объектов исследования разума».

Исчерпывающий взгляд автора книги на самые новые опыты и исследования ниспровергает любые утверждения о якобы тупых птицах. Напротив, книга приводит множество доказательств в пользу того, что многие виды птиц по уровню интеллекта заслуживают звания «пернатых человекообразных обезьян».

Никаких уничижительных пословиц про «куриные/ птичьи мозги»

Мнение о глупости птиц возникло на основании изучения физиологии птичьего мозга. Кора головного мозга у птиц отсутствует, что позволило ученым десятилетиями придерживаться взгляда, будто птицы не способны к мыслительной деятельности. Однако современным ученым известно, что у птиц другой участок мозга (паллиум/pallium; кора большого мозга) эволюционировал до выполнения функций коры головного мозга.

Натан Имери, отметивший, что птичий мозг, как правило, имеет более короткие связи между отдельными его участками, в сравнении с мозгом млекопитающих, пишет: «Мозг птиц и млекопитающих функционирует практически одинаково, но при этом “комплекс технических средств” абсолютно различный. Структура мозга у птиц подразумевает, что они способны гораздо быстрее млекопитающих принимать решения. Однако ученые пока не выяснили, каковы последствия этой способности для птичьего интеллекта».

Но что такое – разум, умственные способности? Это вопрос философский. Ученые редко приходят к единому определению. Натан Имери в своей книге описывает разум и интеллект как «способность находить гибкие решения нестандартных проблем, используя знания, а не только инстинкт или навык».

Иными словами, по мнению Натана Имери умственные способности выходят за рамки простого механического запоминания. Разум – способность решать проблемы, с которыми индивидуум никогда ранее не сталкивался. Это определение охватывает характерные свойства, обычно связываемые с человеком, такие как приспосабливаемость, гибкость и креативность. В то же время, автор книги подчеркивает необходимость рассматривать умственные способности в рамках определенного вида, не сравнивая яблоки с апельсинами или людей с воронами:
«Не вполне правомерно противопоставлять один вид другому, поскольку у каждого вида эволюционировали определенные навыки и образ мышления. В одном тесте это может быть преимуществом, в другом – недостатком. Для представителей животного мира не существует единого теста IQ по оценке их умственных способностей».

Например, грачи и вороны умеют достать лакомство, смастерив для этого орудие из проволоки, – и делают это лучше, чем 8-летние дети. В то же время 8-летние дети умеют делать многое из того, чего не могут грачи и вороны.

Изготовление инструментов и прочие виды умственных способностей

Со времени открытия Джейн Гудолл о шимпанзе, использование инструментов стало своеобразным золотым стандартом для определения уровня умственных способностей того или иного вида. В последние годы ученые выяснили, что многие виды диких птиц применяют различные инструменты, чаще всего для добывания пищи, которую не могут достать клювом.

Однако очень долгое время среди птиц выделяли единственного известного изготовителя орудий: ворона Новой Каледонии [остров в юго-западной части Тихого океана; вместе с прилегающими к нему островами является заморской территорией Франции].

Вороны этого острова прославились умением создавать из листьев и прутиков разнообразные крючки. В лабораторных условиях эти вороны проявили способности в изготовлении инструментов из ранее неизвестных им предметов. В умении мастерить разнообразные инструменты вороны оказались достойными конкурентами приматов. Но только в нынешнем году ученые узнали, что гавайская ворона, или ‘alalā, тоже умело создает инструменты. Этот вид ворон уже исчез в дикой природе, – лишь 109 особей выжили в условиях неволи. Если бы представители вида ворон ‘alalā не сохранились, мы так никогда не узнали бы об их замечательных способностях.

В соответствии с «Красным списком» Международного союза по охране природы (International Union for Conservation of Nature, IUCN Red List), с 1500 года вымерло 140 видов птиц (хотя, вероятнее всего, вымерших видов гораздо больше, просто они неизвестны человеку). Конечно, ни один из этих видов не изучался на предмет уровня развития умственных способностей. В настоящее время еще пять известных человеку видов птиц (включая гавайских ворон ‘alalā) вымерли в дикой природе, – но сохранились в неволе.
В списке видов птиц, которым угрожает вымирание, значатся 1 375 видов; около 14% птиц нашей планеты могут в скором времени исчезнуть.

К сожалению, лишь незначительное число представителей видов птиц (из более чем 10 тысяч) были протестированы учеными на уровень развития интеллекта. Целые семейства птиц никогда не подвергались подобной проверке, включая большинство хищных птиц.

Натан Имери пишет: «По моим предположениям, к семействам птичьих гениев принадлежат птицы-носороги, соколы, дятлы. Это утверждение основано на размере их мозга, а также знаниях об их поведении в природе. Представителей таких видов птиц редко увидишь в лабораторных условиях, к тому же им часто грозит вымирание. Ученым потребуется определенная изобретательность для изыскания популяций с целью систематического тестирования их умственных способностей».

Конечно, умение мастерить инструменты – не единственный критерий.
Птичье пение, а также способность некоторых видов птиц копировать человеческую речь, подразумевает высокоразвитый интеллект, – наравне с невероятными социальными связями многих видов, требующими способностей придерживаться сложнейшей иерархии в среде пернатых.

(На фото слева: Африканский серый попугай знаменит своей способностью поразительно точно воспроизводить человеческую речь. Но именно из-за этого умения данный вид птиц оказался в серьезной опасности: их отлавливают в дикой природе для торговли в качестве экзотических домашних животных. Это привело к тому, что серый африканский попугай находится на грани исчезновения).  

Птицы проявляют поразительные способности, которых лишен человек, например, умение найти путь домой после тысячекилометровых перелетов, или запоминание точных мест, куда птицы спрятали пищу (а таких мест может быть тысяча), – причем даже зимой, когда всё вокруг покрывает метровый слой снега.

Поедая и отстреливая интеллектуально развитых

Всё вышеизложенное означает, что люди обязаны пересмотреть свое отношение к птицам и к обращению с ними, считает Натан Имери:

«Одомашненные куры – наиболее многочисленная группа птиц на планете, которых мы потребляем в колоссальных масштабах. Но если бы вы знали, что куры умеют считать, находить различия между двумя предметами, то есть способны к так называемому абстрактному мышлению – отказались бы вы от употребления курятины в пищу?»

Автор книги «Птичий мозг», Натан Имери подчеркивает, что людям следует, по меньшей мере, обратить внимание на условия содержания кур на птицефермах.
Новая информация об уровне интеллекта птиц должна заставить жителей Англии, считает Н. Имери, отказаться от охоты на фазанов и шотландских куропаток, а также от отстрела хищных птиц, который проводится ради искусственного поддержания численности «пернатой дичи».
Еще один вид преследуемых человеком птиц – супер-разумные вороны:
«Ворон в больших количествах отстреливают фермеры, опасаясь за урожай зерновых, несмотря на то, что эти птицы по уровню интеллекта соответствуют человекообразным обезьянам! Я убежден, что никто не стал бы ратовать за истребление шимпанзе, если бы те угрожали урожаю зерновых, люди нашли бы иные пути решения проблемы. Но если убивать шимпанзе – это слишком, то почему подобное допустимо с воронами?»

Отчасти проблема здесь – в сходстве: мы смотрим на шимпанзе и в их поведении, словно в чуточку неровном зеркале, узнаём человека. Видеть собрата по разуму, чувствующее и творческое создание, глядя на ворона – это подразумевает дальнейшее понижение людского превосходства над остальным животным миром и пересмотр отношения к самой жизни; означает признание того факта, что умственные способности могут проявлять всевозможные виды животных, любых форм и размеров.

источник

* * *
Брайан Мэй (Brian May) на своей ФБ-страничке:
Певчие дрозды умеют использовать орудия: например, в засушливую погоду, когда нелегко добыть червяков, эти птицы подбирают маленькие камушки и разбивают ими раковины улиток, чтобы добраться до нежной мякоти внутри.

источник

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/



см. также: Девочка, которой птицы приносят подарки;
Вороны распознают злые намерения по лицам людей и делятся своим опытом с сородичами и птенцами

Friday, December 02, 2016

Мы превратили жизнь других животных в кошмар/ Yuval Noah Harari - Sapiens: A Brief History of Humankind

Юваль Ной Харари. «Sapiens: Краткая история человечества»

Книга о человеке в контексте истории человечества. Переведена более чем на 30 языков мира, включая русский.
Юваль Харари показывает, каким образом ход истории формировал человеческое общество и действительность вокруг него. Автор находит связующие звенья между событиями прошлого и проблемами современности.

Билл Гейтс о книге:
«Харари взял на себя непростую задачу – изложить всю историю человечества всего на 400 страницах. Он пишет о человеке в наши дни, а также о том, как искусственный интеллект, генная инженерия и другие технологии изменят нас в будущем. И хотя я согласен не со всеми утверждениями автора (в особенности с тем, что до начала эпохи земледелия люди жили лучше), я порекомендую эту книгу каждому, кто интересуется историей и будущим нашего вида».

* * *
Отрывки из книги:

В XXI веке национализм стремительно теряет почву под ногами. Всё больше людей приходят к выводу, что единственный законный источник политической власти — человечество, а не отдельный народ и что основной целью политики должны быть интересы всего человеческого рода и отстаивание прав человека. В таком случае существование без малого 200 национальных государств — скорее помеха, чем подмога. Раз уж шведы, индонезийцы и нигерийцы имеют равные права, то не сподручнее ли их защищать единому мировому правительству?

Проявившиеся глобальные проблемы, такие как таяние полярных ледников, тоже ставят под вопрос правомерность существования отдельных национальных государств. Ни одно суверенное государство не сумеет самостоятельно предотвратить глобальное потепление. Китайский Небесный мандат [одно из центральных понятий традиционной китайской политической культуры, используемое как источник легитимации правящей династии - Е.К.] выдавался императору именно затем, чтобы решать проблемы всего человечества. Ныне кому-то будет выдан мандат человечества, чтобы решать проблемы неба: штопать дыру в озоновом слое, устранять последствия парникового эффекта. И своим символическим цветом всемирная империя вполне может избрать зеленый.

*
Поскольку люди подчинены тем же физическим силам, химическим реакциям, процессам естественного отбора, что и все живые существа, то и события, в которых они принимают участие, — исторические события, — в итоге тоже управляются законами естественного отбора. Естественный отбор обеспечил Homo sapiens значительно бóльшую свободу, чем всем остальным организмам, но и тут есть свои границы. Если история подчинена законам эволюции, то, несмотря на все свои усилия и достижения, люди не могут вырваться за установленные биологией рамки.
Так было прежде, но все изменилось. На заре XXI века Homo sapiens выходит за биологические границы. Теперь он отменяет законы естественного отбора, заменяя их логикой осмысленного проектированя.

4 миллиарда лет все живые организмы развивались по принципам естественного отбора, ни один не был создан по обдуманному плану. Жираф, например, обзавелся длинной шеей благодаря конкуренции между древними жирафами, а не по прихоти высшего разума. Протожирафы с более длинной шеей добывали больше пищи и потому давали более многочисленное потомство, чем протожирафы с короткой шеей. И никто (и уж, конечно, не сам жираф) не говорил: «Длинная шея позволит срывать листья с вершин деревьев, давайте-ка ее вытянем». Красота теории Дарвина в том и состоит, что для объяснения появления у жирафа длинной шеи не требуется прибегать к образу некоего проектировщика.

Микроорганизмы, которые на протяжении миллиардов лет безраздельно владели планетой, способны на поразительнейшие вещи. Представители одного вида могут включать в свою клетку генетические коды других видов, и тем самым приобретать новые способности, например, устойчивость к антибиотикам. Но микроорганизм никогда не говорит себе: «Ох, от этого пенициллина спасу нет, надо бы приобрести сопротивляемость. Ага, вон бактерия, которая выжила после очередной дозы, — попрошу-ка ее поделиться своими генами». Насколько нам известно, микроорганизмы не обладают сознанием, не ставят себе целей в жизни и ничего не планируют.

На определенной стадии такие живые организмы, как жирафы, дельфины, шимпанзе и неандертальцы, обретают сознание и способность планировать. Но если неандерталец и мечтал о жирных и ленивых нелетающих птицах, которых он мог бы запросто поймать голыми руками, едва проголодается, — претворить свою мечту в реальность он не мог. Ему приходилось охотиться на птиц, созданных естественным отбором.

Первая трещина в старом укладе возникла примерно 10 тысяч лет назад, в ходе аграрной революции. Сапиенсы, мечтавшие о жирной и неповоротливой дичи, обнаружили: если скрестить самых жирных кур с самыми медлительными петухами, часть потомства окажется и жирной, и медлительной. Если продолжать скрещивать таких особей между собой, появится порода жирных и медлительных птиц. Вот так, по замыслу не божества, но человека, были выведены куры, не существовавшие в природе.

Однако Homo sapiens, в отличие от всемогущего божества, был существенно ограничен в реализации своих замыслов. Сапиенсы научились проводить направленный отбор, обходя или ускоряя естественные процессы, но не умели привнести новые качества, если их не было в первоначальном генофонде тех же диких кур. Отношения между сапиенсами и курами строились по принципу множества симбиозов, возникающих в природе. Человек оказывал на кур определенное влияние, приводившее к селекции жирных и ленивых, — так и пчелы, опыляя цветы, влияют на отбор растений: лучше всего размножаются те, которые цветут ярче и пахнут сильнее.

*
Ныне, спустя 4 миллиарда лет естественного отбора, жизнь стоит на пороге неведомого. В лабораториях всего мира ученые мастерят живых существ. Они беспардонно нарушают законы естественного отбора, уже не скованные изначальными характеристиками организма. Эдуардо Кац, бразильский биохудожник, в 2000 году надумал сотворить оригинальное произведение: зеленого светящегося кролика. Кац связался с французской лабораторией и предложил за кролика, изготовленного по его заказу, гонорар. Французские ученые взяли эмбрион обычного белого кролика, подсадили в его ДНК ген зеленой светящейся медузы — и вуаля! Мсье Кац получил зеленого светящегося кролика, вернее, крольчиху. Он назвал ее Альба.

Существование Альбы не укладывается в законы эволюции. Она — продукт запланированного дизайна. Она — предвестница грядущего. Если скрытый в Альбе потенциал будет полностью реализован, если человечество тем временем не истребит себя, то научная революция — это будет нечто бо́льшее, чем еще один ключевой поворот истории. Возможно, это будет главная биологическая революция с тех пор, как на Земле появилась жизнь.

После 4 миллиардов лет естественного отбора Альба — это рассвет новой космической эры, когда жизнь будет проектироваться по плану. Если так произойдет, вся человеческая история задним числом окажется переосмыслена как путь опыта, ученичества, в результате которого изменились правила игры под названием «жизнь».

Биологи всего мира сражаются против внедрения в школы креационизма — учения, которое противостоит теории Дарвина, и утверждает, что самая сложность биологических организмов подразумевает Создателя и его разумный замысел. Биологи правы, поскольку речь идет о прошлом, но — вот ирония! — в будущем разумное планирование может и восторжествовать.

В настоящее время намечаются три пути вытеснения естественного отбора планированием:
a) биоинженерия;
б) создание киборгов (киборги — живые существа, сочетающие органические и неорганические элементы);
в) создание небиологической жизни.

*
Биоинженерия — продуманное вмешательство на биологическом уровне (например, замещение генов) с целью модифицировать внешний вид животного, его способности, потребности или желания, дабы реализовать некую заранее сформулированную идею (например, вышеупомянутые «эстетические» предпочтения Эдуардо Каца).

В биоинженерии как таковой ничего нового нет. Люди пользовались ею на протяжении миллионов лет, желая изменить себя или другие организмы. Простейший пример — кастрация. Люди холостили быков на протяжении, наверное, десятка тысяч лет, и использовали в работе волов [вол - кастрированный самец крупного рогатого скота – Е.К.]: волы послушнее и быстрее обучаются тянуть плуг. Кастрировали люди и юных представителей собственного вида, дабы сделать из них певцов с дивными ангельскими голосами и евнухов, надежных стражей гарема.

*
Представьте себе, с каким изумлением, отвращением и ужасом люди в 1996 году разглядывали фотографию, появившуюся во многих газетах и на экранах телевизоров.
Нет, это не фотошоп. Это подлинное фото настоящей мыши, на спину которой ученые приживили клетки коровьего хряща. Исследователи контролировали рост новой ткани и придали наросту форму человеческого уха. Возможно, в скором времени ученые смогут выращивать искусственные уши и пересаживать их людям.

*
Наибольшее внимание обращено на область генной инженерии. Это уже не искусственный отбор, которым люди занимались с начала аграрной революции. Искусственный отбор был ограничен исходным генофондом существующих организмов. А генная инженерия дает возможность создавать абсолютно новые организмы. Смешивая генный материал неродственных друг другу видов, и даже создавая новые, доселе не существовавшие, гены, можно получить абсолютно новый зверинец. Например, в процессе искусственного отбора Альбу не удалось бы вывести и за тысячу лет, потому что у кроликов нет гена, который отвечает за «зеленое свечение», а скрестить кролика с медузой проблематично.

Однако генная инженерия порождает ряд этических, политических и идеологических проблем. И не только среди благочестивых монотеистов, возмущенных тем, что человек узурпирует роль Бога. Многие убежденные атеисты не менее шокированы планами человечества заменить собой природу. Борцы за права животных возмущены страданиями подопытных животных и тем, как биоинженеры перекраивают сельскохозяйственных животных, не считаясь с потребностями и желаниями этих живых существ. Борцы за права человека опасаются, что с помощью генной инженерии будет создан сверхчеловек, а все остальные превратятся в рабов. Иные уже пророчат апокалиптическое явление биодиктатур, где будут клонировать бесстрашных солдат и покорных тружеников. Общее настроение таково: освоенное человеком умение модифицировать гены опережает способность человечества применять новые знания разумно и дальновидно. Слишком много возможностей внезапно открываются перед нами, и никто толком не понимает, как правильно ими распорядиться.

В итоге исследуется лишь малая часть потенциала генной инженерии. Опыты в основном проводятся на живых существах, не имеющих политического лобби: на растениях, грибках, бактериях и насекомых. Например, была выведена линия E. coli (бактерии, симбиотически обитающей в кишечнике и попадающей в заголовки газет, когда она покидает насиженное место и вызывает смертельные болезни), которая производит биотопливо.
С помощью генной инженерии также «обучили» E. coli и некоторые виды грибков производить инсулин, тем самым снизив стоимость лечения диабета.
Извлеченный из арктической рыбы ген подсадили картофелю, и корнеплоды сделались устойчивыми к морозу.

*
Опытам генной инженерии подвергаются и млекопитающие.
Молочная промышленность ежегодно теряет миллиарды долларов из-за мастита, поражающего коровье вымя. Сейчас ученые проводят опыты над генно-модифицированными коровами, чье молоко содержит лизостафин — вещество, убивающее возбудителя этой болезни.
Свиноводство, понесшее урон из-за страхов потребителя в связи с вредными жирами, содержащимися в ветчине и беконе, возлагает надежды на пока экспериментальную породу свиней, которым ввели генный материал червя.

Следующее поколение генной инженерии будет проделывать фокусы посложнее модификации свиного жира. Генетики ухитрились не только в шесть раз увеличить продолжительность жизни червя, но и вывести «гениальную» мышь с улучшенной памятью и способностью к обучению.
Полевки — маленькие и проворные мышки, большинство разновидностей которых неразборчиво в половых связях. Но есть одна разновидность, пары которой образуют прочные связи. Генетики уверяют, что сумели выделить ген моногамности. Если добавление гена полевки превращает мышиного донжуана в верного супруга, то не сумеем ли мы в скором времени генетически корректировать личные склонности не только грызунов, но и людей, а возможно, и социальный строй?

*
Генетики не только совершенствуют породы живущих на Земле существ, но берутся возродить давно вымершие виды. Недавно группа русских, японских и корейских исследователей восстановила геном древних мамонтов, которых находят в вечной мерзлоте Сибири. Теперь они хотят взять яйцеклетку современного слона, заменить ДНК слона реконструированной ДНК мамонта и имплантировать яйцеклетку в матку слонихи. 22 месяца спустя на свет появится мамонтенок — первый за 5 тысяч лет.

Сядем-ка за Господний кульман и спроектируем более совершенного сапиенса! Способности, потребности и желания Homo sapiens определяются генетически, его геном не сложнее, чем геном полевки (у мыши 2,4 миллиарда нуклеотидов, у сапиенсов — около 2,9 миллиарда, последовательность всего на 14% длиннее). В обозримой перспективе — вероятно, в ближайшие десятилетия — генная инженерия и другие методы биоинженерии позволят существенно изменить не только нашу физиологию, иммунную систему и продолжительность жизни, но и наши умственные и эмоциональные особенности. Если генная инженерия способна создать мышиного гения, почему бы не замахнуться и на гения человеческого? Если она создает моногамных полевок, почему бы не сотворить людей, склонных хранить верность партнеру?

Пока нам на такое не хватит умения, но от производства сверхчеловека нас отделяет вовсе не технологическая пропасть. Основные препятствия — этического и политического характера, они тормозят эксперименты на людях. Но сколь бы убедительны ни были этические возражения, едва ли они смогут надолго задержать следующую стадию исследований, тем более если посулить бесконечную продолжительность жизни, исцеление смертельных болезней, развитие наших когнитивных и эмоциональных способностей.

*
Нет, это не мы одомашнили пшеницу. Это она одомашнила нас.

*
К сожалению, господство сапиенсов доселе породило мало такого, чем мы могли бы гордиться. Мы подчинили себе окружающую среду, увеличили производство пищи, построили города и империи, связали все уголки Земли торговой сетью. Но разве страданий на планете стало меньше?… Боги-самозванцы, мы считаемся только с законами физики и ни перед кем не отвечаем за свои поступки. Мы превратили жизнь других животных в кошмар, мы разрушаем экосистему планеты, заботясь лишь о собственном комфорте и удовольствии – и ни в чем не находим счастья. Что может быть опаснее, чем разочарованные, безответственные боги, так и не осознавшие, чего они хотят?

Об авторе:
Юваль Ной Харари (Yuval Noah Harari; родился 24 февраля 1976 года) — профессор истории в Еврейском университете Иерусалима; веган, гей.
С 1993 по 1998 учился в Еврейском университете в Иерусалиме, специализация — история средних веков и история войн.

Юваль Ной Харари защитил докторскую диссертацию в Оксфордском университете (2002) и сейчас преподает всемирную историю в Еврейском университете в Иерусалиме. В своих исследованиях он соединяет исторический подход с естественнонаучным, задаваясь масштабными вопросами: Существует ли историческая справедливость? Стали ли люди счастливее по мере исторического развития?
Харари — дважды лауреат премии Polonsky Prize за оригинальность мышления и творческий подход в гуманитарных исследованиях. Его курс лекций «Краткая история человечества» на образовательной платформе Coursera прослушали более ста тысяч человек.
Книга «Sapiens. Краткая история человечества» стала национальным бестселлером в Израиле и издательской сенсацией в более чем тридцати странах.

источник; источник

Подготовила Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Wednesday, November 30, 2016

Kyiv Animal Rescue Group/ Команда спасения животных в Киеве

источник

Мы, Команда Спасения Животных города Киева, являемся независимым сообществом спасателей-добровольцев.

Мы промышленные альпинисты, спелеологи, диггеры. Можем с использованием современных средств достать животное почти из любых сложнодоступных мест.

Наша цель – оказать необходимую помощь животным, которые попали в чрезвычайную ситуацию, когда им уже трудно спастись самостоятельно или силами небезразличных людей.

Чаще всего происшествия связаны с котами, которые не могут спуститься с деревьев или с конструкций дома, либо мелкими животными, попадающими в подвалы/водосточные трубы.

Мы НЕ оказываем услуг по пристройству в дома или приюты беспризорных животных.
Таким животным оказывается необходимая неотложная помощь, после чего они передаются в руки волонтеров, либо людям, вызывавшим спасателей.

Если Вы вызываете Команду Спасения для какого-то животного, будьте готовы забрать его к себе.

09 88 44 7 93 7
093 986 22 62
(круглосуточно)



Thursday, November 24, 2016

«Привет, я Моби и я веган» / “Hi, I'm Moby and I'm a vegan"

«Я не ем мясо и продукты животного происхождения.
Почему?
Потому что люблю животных. Я просто сделал свой выбор».
Moby (род. в 1965) — американский диджей, композитор, фотограф, автор книги мемуаров, активный защитник животных.

Moby:
Я надеюсь делать музыку до последнего дня моей жизни. И надеюсь фотографировать, и писать книги, и заниматься прочими интересными и творческими вещами. Но все они играют второстепенную роль – по сравнению с моими выступлениями в защиту животных и окружающей среды.
Я бы хотел, чтобы мы жили в стабильном мире, с устойчивой окружающей средой, в котором животных не использовали бы ради потребностей человека. Но мы живем в мире, который движется навстречу экологическому катаклизму, и в котором ежегодно гибнут для и от рук людей более 20 миллиардов животных. Поэтому мой приоритет – активная гражданская позиция. Бесстыдная самореклама, эгоизм и материализм для меня абсолютно ничего не значат – в мире, который столкнулся с несравненно более серьезными проблемами и в котором такое огромное количество животных страдает и умирает понапрасну.
Спасибо.

Moby:
I hope to make music until the day that I die. And I hope to take pictures and write books and do other things that seem ostensibly interesting and creative. But all of these things take a back seat to my animal rights and environmental activism. I wish that we lived in a stable world with a stable environment wherein animals were not used for human purposes, but we live in a world that’s headed for environmental cataclysm, and where over 20 billion animals are killed by and for humans every year. That's why, for me, activism has to take priority and precedence over anything else I do. Shameless self promotion and selfishness and materialism just don't make sense to me in a world that is facing unspeakably serious problems and where so many animals are needlessly suffering and dying. Thanks.

источник

* * *
Когда вы чувствуете себя лучше всего, наиболее умиротворенным?
Когда играю с собаками.
Самый необычный предмет в вашем бумажнике?
Текст молитвы Святого Франциска.

из блиц-интервью, 2013 год

* * *
«Моя дневная работа – это права животных. Сочинять музыку, писать книги и заниматься подобными вещами – это то, что я люблю, это весело, но работой я это не считаю.

Знаете, обычно активизм, общественно-политическая деятельность касается какой-то одной проблемы. Например, кто-то борется за то, чтобы разбить парк на определенном участке. Есть земля, ты устраиваешь там парк, это приносит пользу обществу – это хорошо. Но это ограниченная деятельность.

А вот если взять животноводство – сюда входят все проблемы. Здесь и проблема животных – большинство людей, если они не социопаты, согласятся, что мучения животных – это плохо. Но сюда же относится проблема климатических изменений, вырубка тропических лесов, голод – причина его в том, что пищу, которая могла бы идти на пропитание людей, скармливают животным. Сюда же относятся заболевания – сердечно-сосудистые, диабет, рак, эректильная дисфункция...

Деятельность в защиту животных – цель моей жизни. Если бы мне сказали, что моя смерть каким-то образом послужит спасению животных – я бы не раздумывая согласился умереть».
(кадр из видеоклипа на песню Моби Are You Lost In The World Like Me, 2016)

И конечно, есть еще [веганский] ресторан, постоянное испытание для Моби:
«Всё должно быть идеально. Я эмоциональный перфекционист – хочу, чтобы всё было отлично, чтобы люди, пробующие что-то, были максимально удовлетворены, получили идеальный опыт».

Отрывок из интервью (2016 год); см. полный текст

* * *
«Привет, я Моби и я веган» / “Hi, I'm Moby and I'm a vegan."

март 2014

Итак, вот мой аттестат, или история о том, как я пришел к веганству (строгому вегетарианству).

Когда мне было две недели от роду, моя мать сфотографировала меня в детской ванночке в нашей квартире по 130-й [168-й?] улице в Гарлеме.

На этой фотографии я запечатлен младенцем в возрасте двух недель, меня купают в ванночке, а за этим процессом наблюдают: наша собака Джейми, наша кошка Шарлотта, две домашние крыски (безымянные). Итак, на том старом снимке я смотрю на четверых животных – и они смотрят на меня. Я выгляжу вполне довольным, и они выглядят довольными. И я почти уверен, что в этом момент нейроны моей лимбической системы сошлись, установив следующее: животные – добрые и славные.

По мере моего взросления у нас с мамой было немало домашних питомцев. За примерно 15 лет наш зверинец включал в себя 4 собак, 12 кошек, игуану, около тысячи мышат, трех грызунов-песчанок, хомячка и небольшую змею.

Я любил наших зверей. Если кто-то умирал, я был безутешен – я рыдал над горькой и несправедливой смертью собаки, или кошки, или ящерицы – кто бы ни умер. (Имея так много домашних питомцев, плакать приходилось нередко).

Не хочется выбирать любимчиков, но признаюсь: больше всего я любил Такера, кота, которого я подобрал на свалке. Мне было 10 лет, когда однажды, идя мимо нашей городской свалки, я услышал мяуканье – из одной из коробок. Я открыл её – в ней было трое мертвых котят, и один чуть живой (он был совсем кроха, глазки еще не открылись). Я взял этого чуть живого котенка и помчался домой. Мы с мамой сразу поехали к ветеринару. Он был полон сочувствия, но не надежд: «Новорожденные котята редко выживают без матери. Так что постарайтесь не привязываться к нему».
Мы повезли Такера домой (имя ему я придумал в машине), предполагая, что он скоро погибнет. Как вдруг наша такса Джорджия признала малыша и стала его суррогатной матерью! Она вылизывала его, он грелся с ней рядом. Такер дожил до 18 лет.

Однажды, когда коту Такеру было 9, а мне 19 лет, я сидел с ним на ступеньках дома моей матери в Коннектикуте. Безупречный момент: солнце, кот и я, идиллия, тепло – в общем, как я уже сказал, идеально. И пока я так сидел, меня осенило прозрение. Многие мои озарения довольно очевидны, так что и это прозрение вы, наверное, сочтете очевидным и не требующим доказательств. Оно было такое: я сидел на ступеньках и думал: «Я люблю этого кота. Я готов сделать всё, чтобы защитить его, чтобы ему было хорошо. У него четыре лапы, пара глаз, потрясающий ум и богатая эмоциональная жизнь. Никогда в жизни мне не пришло бы в голову причинить боль или вред этому коту. Тогда почему я ем других животных – у которых тоже четыре (или две) ноги, два глаза, удивительный разум и богатые переживаниями жизни?»
И вот так, сидя на ступеньках дома в Коннектикуте, я сделался вегетарианцем.
Это было 29 лет назад, в 1985 году.

Причины, побудившие меня к этому, просты: я любил (и люблю) животных, и не хочу делать ничего, что заставляет их мучиться. Сначала я отказался от употребления говядины и курятины, потом – рыбы (если у вас была возможность понаблюдать за этими созданиями, вы наверняка очень быстро увидели: рыбы способны чувствовать боль; им гораздо лучше, когда их не ловят на крючок или в сети). Потом я подумал: я не хочу способствовать мучениям животных, но ведь коровы и куры в молочной промышленности и в производстве яиц испытывают много боли. Так почему я продолжаю потреблять молоко и яйца?
Поэтому в 1987 году я отказался от использования любых продуктов животного происхождения – и сделался веганом. Просто чтобы жить в соответствии с моими убеждениями – ведь я знаю, что у животных свои потребности, своя жизнь. А я не хочу никоим образом быть причастным к издевательствам над ними.

Это было 27 лет назад [статья 2014 года – Е.К.]. С течением времени мои веганские убеждения только крепли, по мере получения информации о здоровье человека, о проблемах окружающей среды и потеплении климата.
Я узнал, что употребление мяса, молочных продуктов и яиц влияет на возникновение диабета, сердечно-сосудистых и раковых заболеваний.
Я узнал, что животноводство несет ответственность за климатические изменения (и гораздо бóльшую, чем автомобили, грузовики, моторные лодки и самолеты, вместе взятые).
Я узнал, что для производства 1 фунта (450 граммов) соевых бобов требуется 200 галлонов (757 литров) воды, тогда как для производства 1 фунта говядины – 1.800 галлонов (6.813 литров) воды.

Я узнал, что основная причина вырубки тропических лесов – создание полей для выпаса сельскохозяйственных животных.
Я узнал, что большинство зоонозных заболеваний [группа инфекционных и паразитарных заболеваний, возбудители которых паразитируют в организме определенных видов животных – Е.К.] (САРС/атипичная пневмония, коровье бешенство, птичий грипп и прочее) – результат животноводческих манипуляций.
И как решающий фактор: я узнал, что употребление жирной пищи животного происхождения – основная причина импотенции (ха, будто другие факторы менее важны).

Итак, чем больше я узнавал о здоровье и экологии – тем более приверженным сторонником веганства я становился.

Мне сейчас стыдно в этом признаваться, но у меня в жизни был неизбежный веганский период: я начинал орать на моих друзей каждый раз, когда они ели мясо. Но со временем я осознал, что если я продолжу орать на моих друзей, когда они едят мясо – мясо они от этого есть не перестанут, но разозлятся на меня и не будут приглашать на свои вечеринки! Может, я эгоист – но я люблю бывать на вечеринках друзей.

В итоге я узнал, что кричать на людей – далеко не лучший способ заставить их слушать твои доводы. От этого люди вообще перестают воспринимать твои слова – они только более активно защищаются и отстаивают свои позиции. Я выучился тому, что с людьми можно разговаривать только уважительно, предлагая им факты и описывая мои причины перехода к веганству.

Я хочу, чтобы было ясно: только потому, что я сам веган, я не говорю, что все должны стать веганами. Было бы странно отказываться навязывать свою волю животным, но продолжать диктовать её другим людям.

Каждый из людей должен узнать как можно больше о себе, о здоровье и об окружающем – и жить в соответствии со своими внутренними импульсами. Я только хочу сказать, что эмпирически (из опыта) и эпидемиологически, вы (каждый из нас) имеет лучшие шансы на здоровую, долгую и счастливую жизнь, если откажется от поедания продуктов животного происхождения.
[От себя добавлю: то, насколько моложаво выглядит Моби в свои 50 лет – лучшее доказательство действенности веганской диеты для хорошего состояния здоровья – Е.К.]

По крайней мере, если иначе нельзя – избегайте хотя бы продуктов животного происхождения, произведенных на фермах интенсивного животноводства (factory farms), потому что там с животными обращаются самым варварским образом, а мясо и молоко с таких ферм напичканы антибиотиками, синтетическими гормонами, опасными для жизни бактериями и прочей дрянью.

Ладно, я готов говорить еще и еще – но, кажется, я уже рассказал о том, почему я стал и остаюсь веганом. В завершение хочу задать вам простой вопрос (оставим в стороне проблемы здоровья, зоонозные заболевания, климатические изменения и все прочее): вы можете взглянуть в глаза теленку и прямо сказать: Мой аппетит гораздо важнее твоих мучений?

источник

Моби via Facebook (фотографии тоже оттуда):
23 ноября 2016
Сегодня исполняется 29 лет с тех пор, как я перешел на веганство.

А вегетарианцем я стал 33 года назад, в 1987, как раз накануне Дня благодарения.
О причинах – смотрите выше.

Перевод, подбор иллюстраций – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

См. также:
Моби в моих переводах;
Моби - из интервью (2011, 2016)

Thursday, November 17, 2016

Влияние потепления климата: фотодокументы/ The "Climate Change - In Focus" exhibition

Один против пятерых:
Фотограф Владимир Мельник, Россия: 
«Я участвовал в экспедиции на острова Земли Франца-Иосифа [группа островов на севере Баренцева моря; принадлежит России]. Там находится полярная станция, где тренируют сторожевых собак, охраняющих людские поселения от полярных медведей.
Летний период – тяжелое время для полярных медведей, а в последние годы потепление климата привело к таянию морских льдов, жизненно важных для выживания этих животных (они могут охотиться только со льда). Медведи, вынужденные оставаться на суше, обречены на скудный рацион – голод гонит их к людским поселениям».
А люди встречают непрошеных гостей – науськанными собаками...

Гетье Джафет (Jetje Japhet), ЮАР: «Эти животные обнаружили тайную свалку фермера, выращивающего фрукты. Он свозит упавшие с деревьев апельсины за семь километров от своих фруктовых садов, чтобы не допустить появления плодовых мушек. На снимке – конец долгого засушливого зимнего сезона, усугубленного потеплением климата: зимы становятся продолжительнее и засушливее, лето – еще более знойным, с минимальным уровнем осадков (в и без того сухом климате). Запечатленные на снимке истощенные животные ведут себя противоествественным образом, обычно они не питаются после наступления темноты».

Фотограф Пэтти Ваймаер (Patty Waymire): «Одинокий медведь на острове Бартер, Аляска. Ни льда, ни снега нет – хотя в это время года они должны быть».

Фелиция Хоу (Felicia Hou), США: «Кажется, сама Мать-природа посылает нам предупреждение о том, что если мы сейчас же не перестанем разрушать нашу планету, в скором будущем разрушать будет просто нечего».

источник

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Sunday, November 13, 2016

Содержание морских зверей в неволе — это мерзость и бесстыдство/ Oceanic mammals in captivity - it's loathsome & shameless

Лора Белоиван – писатель, художник, создатель и директор Центра реабилитации морских млекопитающих «Тюлень». Живет в поселке Тавричанка Приморского края.

Лора Белоиван: Там, где в неволе содержатся морские звери, хорошо не может быть по определению. Улыбка дельфина — это чушь: у дельфина такое строение челюстей, вот дуракам и кажется, что дельфины улыбаются. Дельфины в неволе плачут, только все на это плевать хотели.

...что касается условий содержания, то невозможно создать морскому млекопитающему хороших условий в банке с водой: любой бассейн, любой резервуар для них тесен, они в природе шутя проплывают сотню километров — просто чтобы поболтать со знакомыми. Поэтому в неволе им плохо всегда, а там уже детализация: плохо, как в аду, или плохо, как в тюрьме, а если плохо, как в тюрьме, то как в какой — как в «Крестах» или как в лагере под Пермью, — это, конечно, имеет значение для заключенного, потому что отбывать срок, наверное, легче там, где администрация не тырит посылки от родственников.
Но дельфины, моржи и тюлени не получают посылок, а заключение у них пожизненное, без права на помилование. Хотя они ни в чем не виноваты. Звери в идеальных дельфинариях все равно довольно быстро умирают, а в неидеальных их убивают: грязной водой, инфекциями, плохой рыбой, скотским отношением. И до этого никому нет дела.

Человечество ничего нового о себе не изобрело со времен Сократа и Аристотеля. Если происходит какая-то цепь событий, более или менее одинаковых, сразу возникает вопрос, кому это выгодно и в каком смысле это выгодно? И другого ответа человечество тоже не изобрело. Как правило, ответ один: выгодно тем, кто получает от этого деньги.

Ты им говоришь, что невозможно в океанариуме, даже самом хорошем, создать условия — они все равно плохие. Бывает, что животные объявляют голодовку протеста, и тогда их сажают на антидепрессанты, и они работают на износ и умирают гораздо раньше, чем это случается в природе.
Ты это все говоришь — тебя не слышат. Идут, покупают билеты в океанариум, радуются.
Океанариум в том виде, в котором он есть, — позор для Владивостока. Потому что его только что построили, он не по инерции, не по исторической традиции держит у себя зверье, а просто взял и с этого начал. Со средневековой любви к мучительству, которое считает нормой. Понимаешь, если б на те деньги, что туда ввалили, содержались бы только рыбы, моллюски, черви какие-нибудь восхитительные морские — это было бы красиво, было бы прекрасно! Да те же скаты и акулы. Но не морские млекопитающие с их семейными связями, телепатией, интеллектом, языком, диалектами…

Содержание морских зверей в неволе — это мерзость и бесстыдство. Невозможно сказать о заведомо бесстыжем заведении, что оно хорошее и там хорошие условия. Причем это не вынужденно, как тюрьма, ведь в любом социуме есть преступники. Это чистой воды прихоть, это алчность, это горе и страдания животных, разлученных со своими семьями, обездоленные детеныши, осиротевший молодняк.

— Если животные оказываются в неволе, для этого должна быть более веская причина, чем желание дураков ходить и пялиться на них за деньги.
— Но таких миллионы.
— Понимаю. Тех, кто отправлял евреев в газовые камеры, тоже было много. Может быть, кто-то и сегодня считает, что геноцид — это нормально, но социум в основном полагает иначе, и профашистские лозунги — уголовное преступление.
Рассчитывать на благоразумие миллионов?.. У миллионов архаические представления о том, что мы — венец творения. А есть более продвинутые варианты, когда человек понимает, что такой красивый на планете не он один. Что другие существа тоже любят своих детей, чувствуют боль и предпочитают жить на свободе. Когда-нибудь придет такой момент, когда общественное мнение разделится на более или менее равноценные половины — за и против. И тогда уже можно будет вести предметный диалог, ставить вопрос о запрете отлова зверей и запрете дельфинариев. Этот вопрос уже сейчас звучит вовсю, просто те, кто его ставит, в меньшинстве, а остальные предпочитают хмыкать и считать, что это меньшинство — сентиментальный идиотик.

Верю, что скоро дельфинарии станут считаться стыдным развлечением для маргиналов — это так и есть, просто многие пока об этом не слышали — и спрос упадет, потому что никому не хочется быть маргиналом и парией. Никто в более-менее приличном обществе не осмелится сказать, что он, например, любит по выходным обдирать кошек или стрелять из рогатки по песочнице с малышней. И пялиться на зверей в дельфинариях станет так же немыслимо.

Отрывки; полный текст интервью


Wednesday, November 02, 2016

Испания: сражения вокруг корриды/ Spain’s Bullfighting Fight

источник: Spain’s Bullfighting Fight

Автор: Miguel-Anxo Murado

Мадрид, 29 октября 2016

Когда в 2010 году Парламент Каталонии, автономного региона на северо-востоке Испании, торжественно запретил корриду, — это была не только победа в деле защиты прав животных. Существовал и политический аспект, связанный с борьбой за национальную идентичность.

Каталонцы уже давно стремятся к независимости от Испании. Избавившись от корриды, которую многие считают квинтэссенцией испанского духа, каталонцы недвусмысленно заявили: «Каталония – это не Испания».

Теперь конституционный суд Мадрида делает ответный выпад: 20 октября 2016 года каталонский запрет на проведение корриды аннулирован. Официальная судебная версия: каталонский региональный парламент превысил полномочия; но ключевая причина та, что бои быков – это «общее культурное наследие Испании».

Итак, на кону не только этичное отношение к животным, но национальная идентичность. В подтверждение этого можно упомянуть, что каталонцы не подвергли запрету “correbous”, летний фестиваль в южной Каталонии, в ходе которого быка пускают бежать по улицам (подобие «забега быков»). В свою очередь, конституционный суд Мадрида, аннулировавший каталонский запрет на бои быков, никак не отреагировал на подобный запрет, введенный автономными Канарскими островами уже более 20 лет назад.

Несмотря на все эти несогласия, коррида уже десятки лет приходит в упадок. По данным опроса, едва ли 1 из 10 испанцев за всю жизнь посетил хоть одну корриду. Еще до введения запрета на корриду, самая крупная арена Каталонии с трудом заполнялась зрителями хотя бы на треть — и то лишь благодаря автобусам, выгружающим охочих до кровавого развлечения туристов.

Так почему коррида, а также стремление её запретить, вызывает столько шума и споров?

Фрагмент картины Франсиско Гойи, изображающей бой быков, начало XIX века.

Большинство людей считает корриду древней традицией. Но на самом деле это относительно современное зрелище — зародилось оно в Андалузии в XVIII веке. Живописец Франсиско Гойя, который в раннем детстве недолгое время практиковался как будущий тореадор, изобразил бой быков в серии офортов “La Tauromaquia” (1816).

Потребовались десятки лет, чтобы этот «спорт» вышел на национальный уровень, но потом началось сущее помешательство. Арены для корриды стали возникать по всей Испании и за её пределами, в Мексике, Франции, Марокко. Испанию переполнили словечки из жаргона тореадоров и прочих участников боя быков, – так что даже сейчас сложно произнести более нескольких предложений, не вставив одно из этих слов.

В ХХ веке писатель Гарсия Лорка, философ Хосе Ортега-и-Гассет, художники Сальвадор Дали и Хуан Миро изображали корриду в своих произведениях, наводя на это зрелище поэтический лоск. Испания все еще находилась в процессе создания собственного имиджа, и коррида с её «дикарской красотой» и трагизмом легко превратилась в метафорическое определение для всей нации, раздираемой социальными конфликтами и политической борьбой.

Иностранцы не скрывали презрения к этому «отвратительному, кровавейшему зрелищу» — так описал увиденную им в 1940 году в Мадриде корриду один из главарей Третьего рейха Генрих Гиммлер, не самый добросердечный из людей. Однако подобное отвращение только порадовало испанских интеллектуалов, наслаждавшихся репутацией склонных к атавистическому варварству. Их героем был тореадор Хуан Бельмонте (Juan Belmonte), покрытый шрамами и изрекающий грубые эпиграммы.

Во время гражданской войны в Испании (июль 1936 — апрель 1939) корриды проводились обеими враждующими сторонами. Республиканская армия даже создала «бригаду» из антифашистов-тореадоров. На знаменитом антивоенном полотне Пикассо «Герника» (“Guernica”, 1937) изображен, среди прочего, страдающий бык.

Каталония никогда не была центром испанской корриды, но и она участвовала в этом мрачном кровавом «развлечении». Франческ Мачия (Francesc Macià), отец-основатель современного каталонского национализма, и Луис Компанис (Lluís Companys), его самый почитаемый лидер, оба были поклонниками корриды.

Но тот мир ушел в прошлое. И бои быков, и Испания изменились.
Несмотря на кратковременный всплеск популярности в 1980-е, — причиной которого стала тема корриды в кинофильмах Педро Альмодовара, — это «развлечение» с 1970-х годов неуклонно теряет поклонников. Причины здесь самые разные: это и более цивилизованное, гуманное отношение к животным; и более урбанизированное общество; и соперничество с другими формами развлечений, – прежде всего, футболом. Не последнюю роль играет также стремление Испании создать себе новый имидж.

Лишенные прежнего престижа и преследуемые защитниками животных, оставшиеся «афисионадос» (“aficionados”), любители боев быков, обозлены и преисполнены ностальгии.
Борющиеся стороны – противники и поклонники корриды – используют всевозможные тактики.
Недавно один из тореадоров выразил свое пренебрежение к общественным нормам, выйдя на арену против быка, держа на руках свою 5-месячную дочь. А когда 8-летний раковый пациент выразился в том смысле, что хотел бы выздороветь и стать тореадором, появилось немало сообщений на Твиттере с пожеланиями ему умереть.
Возможно, коррида медленно исчезает, – но и сейчас вызывает сильные эмоции.

Вернётся ли коррида в Каталонию теперь, после отмены запрета? Едва ли. Запрет на проведение боёв быков отражает мнение большинства каталонцев. Коррида и так никогда не была в большой чести в Каталонии, – а теперь и подавно.

Что касается остальной Испании, политизация корриды означает, что партии правого крыла поддерживают бои быков, считая, их воплощением испанской идеи; тогда как партии левого крыла хотят запрета корриды, поскольку их идеалы она не выражает.

Итак, коррида всё еще остается вопросом национальной идентичности и имиджа страны. Сместились только границы, а также группы сторонников и противников.

Комментарий к этой статье на ФБ:
Коррида – это примитивно, жестоко, а сверх всего – бесчестно [см. факты о корриде]. Матадоры и тореадоры – не отважные герои; это жалкие трусливые люди. Я каждый раз мысленно присуждаю премию Чарльза Дарвина [ею посмертно награждают тех, кто расстался с жизнью максимально глупым образом и не сможет передать свои «гены идиотизма» потомкам] очередному идиоту, затоптанному быками во время «забега быков» в Памплоне, и радуюсь, когда бык насмерть бодает очередного матадора или пикадора... Хотя увы, даже если ему удается отомстить, – бык обречен на гибель...

Почитайте хроники самых варварских и идиотских событий – и там каждая глава будет называться «Традиция»: мой отец делал так, его отец тоже поступал так, мы всегда так делали, именно так делается здесь у нас... Это наша «культура». Бои быков. Петушиные бои. Уродование женских гениталий. Браки с невестами-детьми. Убийство «ведьм», использование тел альбиносов в «традиционной медицине»... Как только услышите, что в оправдание чего-либо приводят слова «традиция, культура» — будьте уверены: речь идет о чем-то жестоком, идиотском, а вернее всего – и жестоком, и идиотском одновременно.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Sunday, October 30, 2016

высший закон есть любовь, а любовь есть сострадание/ Bohumil Hrabal and his cats

О животных в книгах Богумила Грабала
- источник

И куда подевался Скороход, профессор математики, которого свела с ума проблема ускорения времени, так что он с огромной быстротой, наклонившись вперед, шагал и по шоссе, и по деревенским проселкам, и по лесным тропинкам, тощий, с небольшой бородкой... а за ним шагала с той же скоростью его сестра.
...а за ними, высунув язык, бежал крохотный песик, он торопился, однако же оба хозяина всегда опережали его на два метра, и вот эта чудная процессия уже промелькнула, точно сцепленные друг с другом паровозные колеса, и скрылась в дали улиц, шоссе и лесных тропинок, и всем горожанам было жалко этого песика, который, когда троица возвращалась в городок после своего ежедневного пятнадцатикилометрового путешествия, покачивался и спотыкался, но мерно двигавшиеся перед ним туфли придавали ему сил, да, эти удалявшиеся туфельки и ботинки вливали в песика свежие силы и помогали ему дойти, добежать туда, куда направлялась эта цепочка, состоявшая из двоих людей и одного животного, процессия из трех живых существ, которые ускоряли жизнь городка, где остановилось даже равномерно ускоряющееся время...

Богумил Грабал «Божьи дети»

*
...грустные глаза коров, любопытно выпученные поверх бортов грузовых машин, — это и мои глаза,
молодая телочка, которую ждут мясники со сверкающими ножами, — это я сам,
синичка с вывернутыми крыльями, утонувшая морозным вечером в ведре с ледяной водой, — это тоже я,
и огонь, в который возвращаются верные осы, чтобы сгореть вместе с прочими в пылающем гнезде, дает мне весьма точное представление о горящих сотах с медом, приготовленным лишь для меня...

Богумил Грабал «Руководство для ученика пабителя»

*
...одна из мышек, которые дрожали от холода, потому что нигде уже не было бумаги, подошла вплотную ко мне и напала на меня, крохотная мышка прыгала вокруг на задних лапках и хотела укусить или даже опрокинуть меня навзничь, а может, ей хотелось всего лишь сразить врага, всей массой своего мышиного тельца она наскакивала на меня и кусала мою мокрую подметку, я то и дело бережно отпихивал ее, но мышка снова и снова бросалась на подметку, и в конце концов, совершенно запыхавшись, она уселась в уголок и уставилась на меня, она смотрела мне прямо в глаза, и я задрожал, потому что в мышиных глазках таилось в тот момент нечто большее, чем звездное небо надо мной, большее, чем нравственный закон внутри меня. Ударом грома прозвучали в моей голове слова Артура Шопенгауэра: высший закон есть любовь, а любовь есть сострадание.

...я не могу пошевелить ни рукой, ни ногой, вот до чего довели меня пиво и работа, ведь я за два дня вычистил весь подвал — ценой гибели сотен мышей, этих покорных зверюшек, которые тоже хотели немногого — грызть книжки и жить среди них, производить на свет мышат и нянчить их в гнездышке, мышат, свернувшихся клубочком, как свертывалась моя цыганочка, прижимаясь ко мне холодными ночами. Небеса не гуманны, но есть нечто, что выше их, это сострадание и любовь, о которой я долго забывал и наконец позабыл.

...кто-то принимал решение о том, что книга эта не нужна, и кто-то предавал книгу анафеме и приказывал отправить ее под пресс, а кто-то должен был привезти пачки книг сюда, где работники и работницы в красных, синих, желтых и оранжевых рукавицах вырывают у книг внутренности и бросают их на бегущую ленту...
Вот как обстояло дело в Бубнах, и я вспомнил экскурсию на птицефабрику в Либуше; подобно тому, как дети вырывали внутренности у книг, тамошние юные работницы вырывали у цыплят, подвешенных живьем к движущейся ленте, печень, и легкие, и сердце и швыряли эти потроха в специальные лотки, и бегущая лента, подергиваясь, уносила цыплят к местам последующих операций, а я смотрел на все это и видел, что девушки-работницы в Либуше шутят и веселятся, а на помостах в тысячах клеток сидят живые и полумертвые цыплята, некоторые, сумевшие выбраться из проволочных клеток, забираются на борта грузовиков, некоторые что-то клюют, и им даже в голову не приходит лететь прочь от крюков движущейся ленты, на которые девушки подвешивают за шеи цыплят, только что по десяти штук сидевших в клетках...
Небеса не гуманны, и я понял, что с меня довольно.
...подле меня высились тысячи пачек книг, безоружных и тихих, и я опять вспомнил экскурсию на либушскую цыплячью бойню и цыплят, удравших из клеток, они бродили возле бегущей ленты и клевали что-то до тех пор, пока девичья рука не хватала их, чтобы живьем нанизать на крючок бегущей ленты и перерезать им горло; те цыплята, не начав еще толком жить, подобно книгам на этом складе, уже были обречены на смерть.

Богумил Грабал «Слишком шумное одиночество»

*
...я бежал к мосту, где вверх по склону пыталась подняться фура с песком, которую тянули две лошади, они очень старались, из-под копыт у них сыпались искры, но воз, полный мокрого песка, был таким тяжелым, что напрасно кучер, стоя перед лошадьми, грозил им кнутом и дергал вожжи, лошади растерялись, они уже тянули воз не вместе, а вразнобой — но все ни с места. Тогда возчик принялся стегать лошадей по ногам, а потом рукоятью кнута бить их по ноздрям; прохожие облокачивались о перила и смотрели на все это с полным равнодушием. А я при виде такого позорного зрелища стал красным, потому что лошадь для меня — святое животное, глаза мои налились кровью, и я стал набирать полные пригоршни песка и швырять его в возчика, я совсем запорошил ему глаза, и он грозил мне кнутом, а я все кидал и кидал, точно свихнувшись, полные горсти песка, и возчик погнался за мной и кричал, что вытянет меня кнутом, но я уже стоял возле перил на мосту и вопил:
— Вы жестокий, жестокий! За это вы умрете от какой-нибудь гадкой болезни!

Богумил Грабал «Русалка»

*
...я достиг глубочайшей опустошенности и не знаю, куда податься. Я сознаю это, но меня спасают мои дети, дачные кошки, которые ждут меня, они — мои дети, и вот я уже еду под землей, подземка тоже доставляет мне боль, кто-то поднимается наверх, кто-то спускается вниз, стоя на месте, я же потом поднимаюсь пешком по лестнице, в буфете на Флоренце виновато покупаю четыре жареные куриные грудки, виновато отсчитываю деньги и вижу, как у меня трясутся руки, ведь кур я покупаю для кошек, тогда как где-то в Африке голодают дети.
...каждый водитель знает, куда ехать, один я не знаю, хотя где-то за городом меня ждет моя последняя надежда, последний стимул к жизни — кошечки, замирающие в страхе: вдруг я не приеду, что тогда с ними будет, кто их накормит, кто погладит; да, мои киски любят меня, хотя меня мучит не только моя спальня, но и весь этот город, в котором я живу, да и весь этот мир.

Богумил Грабал «Волшебная флейта»

*
...сейчас вечер семнадцатого ноября, мои кошечки уже свернулись клубочком, прижавшись друг к другу, и сопят себе в лапки, я же вышел к выкрашенному в белый цвет забору в темную звездную ночь, а за мной увязался Кассиус, черный котенок, я взял его на руки...

Сегодня семнадцатое ноября, уже семь часов вечера, я брожу с негритенком Кассиусом Клеем, моим котенком, на руках, белый забор, белый штакетник, который красила еще моя жена, белые планки освещают мне дорогу...

...как вы, Апреленка, знаете, у меня никого нет, я одинокий человек, и живу я на улице или в Керске и только ночевать хожу в Сокольники... конечно, у меня есть дети — столько котят, сколько я подобрал; мои дети и все те, кто шагает по мостовым и тротуарам и знает, что я про них непрестанно думаю, однако мне нужно быть внимательнее к себе, ведь я уже стар и все это волнует меня чуть ли не до разрыва сердца.

Богумил Грабал «Ноябрьский ураган»

*
У нас дома жили две кошки. У матушки был ее любимец Целестин, или Целда, а у отца — кошечка Милитка.

Богумил Грабал «Разделенная квартира»

*
...и наконец его взор, описав круг, вернулся назад к буфету, где сидел, мурлыкая, кот Целестин. — О, медвежоночек, ты тоже здесь? — сказал он и погладил кота, а тот ввинтил голову ему в ладонь.

Богумил Грабал «Возвращение блудного дядюшки»
* * *
Котов и кошек обожают миллионы людей во всем мире: «Из чехов можно вспомнить Карела Чапека, Богумила Грабала, Эву Пиларову, Марту Кубешову, Петра Гапку. Кошек обожали также художник Шагал, Эрнест Хемингуэй, Авраам Линкольн, Вальтер Скотт, Виктор Гюго. Этот список я мог бы продолжать до бесконечности». - источник

* * *
28 марта 2014

Чехия отмечает столетие со дня рождения одного из лучших своих писателей – Богумила Грабала. Он прославился такими произведениями, как «Слишком шумное одиночество», «Поезда под пристальным наблюдением», «Я обслуживал английского короля». Но не только любители литературы с благодарностью вспоминают Богумила Грабала: благодарны ему и… кошки, живущие в приюте в Клецанах у Праги.

Писатель, который ушел из жизни при невыясненных обстоятельствах – он выпал из окна, когда кормил голубей, но не исключено, что это было самоубийство — очень нестандартно распорядился своим имуществом.
Гонорары за использование авторских прав на произведения Грабала разделили на несколько частей. Помимо родственников писателя, свою долю получили баскетболисты-инвалиды из одного спортивного клуба, переводчица книг Грабала в Швейцарии Сюзанн Рот, а также Пражский союз защитников животных, которому принадлежит кошачий приют в Клецанах под Прагой. Сейчас в нем живет 150 кошек, и уход за этими пушистыми созданиями оплачивают люди, которые читают книги Грабала.

Рассказывают, что писателя всегда окружали кошки. Вместе с ним в дачном доме в деревне Керско у Нимбурка жило 25 полудиких кошек. Когда Грабал выходил из автобуса, на остановке его всегда поджидала стая четвероногих друзей. Они знали, что хозяин везет для них в рюкзаке что-то вкусненькое.

Гана Янишова, председатель Пражского союза защитников животных, рассказывает о том, как живется приюту в Клецанах.

«Наш приют живет за счет того, что мы выпрашиваем у добрых людей. Поэтому деньги, которые мы получаем благодаря Богумилу Грабалу, нам очень кстати. Мы получаем за авторские права несколько десятков тысяч крон в год, но наш ежемесячный бюджет сто тысяч, так что это, конечно, капля в море, но капля очень приятная. Побольше бы нам таких капель».

В прошлом году союз защитников животных получил с авторских прав на книги Грабала 22 тысячи крон.

«Грабал – это чешский бренд, его часто используют в рекламных целях. Помимо финансовой поддержки, для нас важно и то, что мы связаны с именем этого писателя, а это прекрасная визитная карточка».
(С 2012 года Нимбурк украшает деревянная скульптура писателя, сидящего на скамейке со стопкой книг и кошками.)

Грабала называют одним из самых лучших писателей Чехии, тем не менее, массово читаемым автором его не назовешь. Почему?
«Я думаю, что Грабал – это автор не для всех. Его читают умные люди с особым взглядом на мир», — считает опекунша клецанских кошек Гана Янишова.

- источник

Подготовила Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...