Wednesday, January 28, 2015

Прощай, Экскалибур. Здравствуй, Альма/ Spanish nurse whose dog was killed amid Ebola scare adopts shelter puppy

источник: British dogs will not be put down if their owners get Ebola

ноябрь 2014 года

Департамент здравоохранения Великобритании официально заявил, что мнение, будто животные-компаньоны граждан Британии, зараженных вирусом Эбола, также рискуют заразиться – ни что иное, как миф. В случае заражения людей вирусом Эбола, их животные могут подвергнуться карантину для подтверждения, что они не заразились.

Официальное заявление департамента здравоохранения Великобритании гласит:
«Это миф – будто животные любого гражданина Британии, зараженного вирусом Эбола, автоматически оказываются в опасности. Очень невелик риск того, что животные-компаньоны в развитых странах могут заразиться вирусом Эбола, а также передавать инфекцию».

Заявление было сделано на волне негодования широкой общественности, после того, как Экскалибур (на фото вверху), пёс испанской медсестры, заразившейся вирусом Эбола, был усыплен: испанские власти уверяли, что собака может распространить инфекцию.

Тереза Ромеро Рамос (Teresa Romero Ramos) победила в борьбе со смертельным вирусом – она выздоровела. Эта испанская медсестра занималась лечением двух инфицированных миссионеров и стала первым человеком, зараженным вирусом Эбола за пределами Западной Африки.

Тереза Ромаро Рамос и её муж подверглись карантину, но собаку (на фото Тереза и её пес Экскалибур) проверять не стали и в начале октября 2014 года усыпили.
Испанская общественность пришла в ярость после проявления властями страны подобной неоправданной жестокости.
Более 100 000 человек подписали петицию с требованием отставки министра здравоохранения страны, издавшего указ об убийстве собаки.

* * *
Испанская медсестра берет в приюте нового щенка

источник: Nurse Whose Dog Was Killed Amid Ebola Scare Adopts Shelter Puppy

27 января 2015

Прошло четыре месяца после того, как на пике истерии и страха распространения вируса Эбола, любимого пса Терезы Ромеро усыпили (несмотря на протест общественности) по требованию властей. И вот эта женщина, выжившая в борьбе со смертельным вирусом, открыла свое сердце для нового питомца — приютского пёсика.

Тереза Ромеро говорит, что пёс Экскалибур был для неё как сын; а его смерть стала самым мучительным эпизодом во всей истории её борьбы с вирусом.

(фото via Ayuntamiento de Alcorcón)

В прошлые выходные Тереза и её муж (Javier Limón) забрали из местного приюта для животных щенка по кличке Альма – по-испански «душа». Супруги подчеркивают, что хотя уже слишком поздно для спасения их любимого Экскалибура, но не поздно спасти многих других собак, которые ждут в приюте своих новых опекунов:

(фото via Ayuntamiento de Alcorcón)

«Мы пришли [...] забрать Альму домой. И мы хотели бы напомнить людям, что рядом с нами есть очень много брошенных животных, которым необходима любящая семья».

Не покупайте животных-компаньонов! Возьмите в Вашем ближайшем приюте!

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Monday, January 26, 2015

Бегемотик испугался птиц, оккупировавших его спину/ Oxpeckers and a baby hippo

Для справки (источник)
Волоклюи — род птиц из семейства скворцовых. Второе название этих птиц буйволовые скворцы. Всего известно 2 вида волоклюев — красноклювый и желтоклювый. Оба вида волоклюев обитают в Центральной и Южной Африке. Населяют они сухие редколесья и саванны. Это стайные птицы, которые кочуют на небольшой территории группами по 10-50 особей.

На равнинах Африки пасутся стада травоядных животных. Все они в той или иной степени заражены эктопаразитами (то есть паразитами, обитающими на поверхности тела). Вот именно этих насекомых — блох, клещей, паразитических мух, оводов — ищут волоклюи. Для этого они садятся на спины животных и ловко держась цепкими лапками ползают по их телу.

Стая птиц ведет себя дружно, стоит одному волоклюю заметить опасность, как он тут же криком предупреждает об этом остальных. Эти птицы довольно крикливые, их резкие голоса далеко слышны и этим пользуются травоядные животные. Волоклюи поднимают крик при виде любого животного, поэтому они часто выдают присутствие затаившегося хищника.

Волоклюи обследуют практически все виды травоядных — зебр, антилоп, носорогов, бегемотов, жирафов, газелей, буйволов — никого не обделяя своим вниманием. В поисках пищи волоклюи заглядывают в самые труднодоступные части тела — уши, глаза, ноздри.
Интересно, что все звери терпеливо переносят подобное обследование и никогда не пытаются прогнать волоклюев. Это не удивительно, ведь паразиты, которых уничтожают волоклюи, не только досаждают хозяевам, но и способны довести животное до смерти. Таким образом эти птицы являются санитарами саванн.

*
Но оказалось, что не все звери терпеливо подставляют свои тела птицам-волоклюям...

источник
Южная Луангва — национальный парк в Замбии.

Этот юный бегемотик, видимо, еще не привык к нашествию шумных «санитаров саванны». Испуганный появлением на его спине птиц, детеныш бросился к воде, попутно пытаясь стряхнуть неожиданных пассажиров.

Снимки сделал швейцарский фотограф Марк Мол (Marc Mol):
«На взрослых бегемотах почти всегда можно увидеть волоклюев. Но я впервые встречаю такую забавную реакцию со стороны юного бегемота.
Мне очень нравится запечатленное на моих снимках выражение лица бегемотика, когда он яростно пытается стряхнуть птиц, которых счел непрошеными гостями».



Friday, January 23, 2015

Животные заполнят опустевшее гнездо / Filling the Empty Nest With Animals

источник: Filling the Empty Nest With Animals
Автор – Джули Саламон (Julie Salamon), сентябрь 2014 года

Спустя неделю после отъезда нашей дочери в колледж мы принесли домой щенка. Я убедила мужа, что это необходимо для того, чтобы помочь её младшему брату справиться с одиночеством (хотя в доме уже были две кошки).

Еще через пять лет пришел черед и нашему сыну покинуть дом.
Наше гнездо не вполне опустело — осталась одна кошка, а щенок превратился в почти 30-килограммового пса — но я была подавлена. 23 года мы с мужем обитали во вселенной, где доминировали дети и разнообразные связи, возникавшие при их посредничестве. А теперь остались только мы вдвоем (ну, или вчетвером — смотря как учитывать).

Мой обычный способ справляться с трудностями – погружение в работу. Я тогда только завершила рекламную кампанию по продвижению моей последней книги, биографии драматурга Венди Вассерштейн (Wendy Wasserstein).
Подыскивая новые идеи и занятия, я оставалась в подавленном состоянии. Упивалась старыми фотографиями и дневниками; передвигала футбольные трофеи сына; созерцала выставленные напоказ чересчур многочисленные детские арт-проекты из начальных классов.

Наконец я вернулась к работе, но в новом жанре. Я взялась писать детскую книжку про бездомного кота, который только что явился в Гринич-виллидж и пытался найти свое место в городе, способном быть весьма жестоким. Когда его привычный мир перевернулся, коту пришлось изыскивать способы существования в незнакомом и подчас враждебном окружении. В итоге он приобрел смешанную группу единомышленников (как животных, так и людей), которые помогли коту оценить чудеса Нью-Йорка и осознать, что он не одинок.

Я понимала, чего я хочу для кота в этой истории. Но потребовалось время, чтобы понять, что этот кот сделал для меня, — вернее, понять, что кот этот – я сама.

Саженец со Среднего Запада, я прибыла в Нью-Йорк десятки лет назад, сразу после колледжа, не совсем бездомная, но и не вполне здешняя. По мере развития сюжета, приключения кота предоставили мне возможность обдумать этот последний переход от одного стиля жизни к другому.

Каждый день, гуляя с собакой в Вашингтон-Сквер-парке, в котором мои дети впервые открывали для себя музыкальные представления и нестесненную радость погружения в фонтан, я размышляла о судьбе вымышленного кота на фоне моих счастливых воспоминаний.
Оставленность нашего гнезда стала казаться переходным периодом.

Это был первый в моих книгах кошачий протагонист. Но на протяжении моей жизни животные всегда были основными посредниками во времена перемен.

Я выросла в сельской местности на юге Огайо, в окружении самых разных созданий: коров, гусей, уток, кроликов, морских свинок, а также пони и курицы. Но главой этого животного царства и моих детских воспоминаний была дворняжка по кличке Пучи [Poochie – разговорное название дворняги – Е.К.]. Мы звали её колли, потому что она была благородна, словно Лэсси [Lassie, фильм «Лэсси, вернись», главная героиня – колли по кличке Лэсси], но внешне она больше напоминала всклокоченного золотистого ретривера. Она каждое утро провожала нас с сестрой в школу, а пополудни ждала нас на тротуаре после окончания уроков. Пока мы бывали заперты в помещении, Пучи переживала собственные приключения; почти ежегодно она приносила новый помёт щенков.

Когда мне бывало грустно или одиноко, я забиралась в конуру к Пучи, устраивалась рядом с ней на колючей соломенной подстилке и рассказывала ей все мои печали. Словно проницательный терапевт, собака выслушивала меня в сочувственном молчании, никогда не выдавая своих собственных суждений – или наличия каких-либо мыслей. Для меня важнее всего была уверенность: она понимает.

Этот пасторальный, заполненный животными приют, был, очевидно, частью перемещения в новый мир моих родителей-иммигрантов; составляющая часть их стремления создать для детей идиллические американские воспоминания. Мать выросла в восточно-европейском городе Хуст, в тогдашней Чехословакии. Еврейские семьи, вроде её семьи, редко заводили домашних животных. Отец воспитывался недалеко от неё, на ферме, где животные были рабочими, орудиями производства, но никак не членами семьи. Всё это стало давним сновидением к тому времени, когда они осели в Огайо, где на медицинских специалистов вроде моего отца был большой спрос, но где они с трудом приживались. Мир детства моих родителей был отгорожен от нас катаклизмом, вычеркнут из памяти Второй мировой и Холокостом.

Родители проявляли гибкость в самых разных сферах, включая их готовность покориться притягательности наших домашних животных. Я очень ясно помню: мама с гордостью подчеркивала интеллект наших кур; Пенни по команде садилась и прибегала, когда мать звала: «Сюда, Пенни!». На кухонной плите рядом с нашим обедом готовилась еда для собаки Пучи.

Отец был менее демонстративен. Он познал в жизни слишком много утрат.
Я видела его плачущим всего три раза: последний раз – из-за смерти Пучи, в мой последний год в школе.
Собаке было 15 лет, и её жизнь была долгой и, очевидно, счастливой.
Всегда очень деликатная, Пучи уединилась в небольшом лесочке за нашим домом и вырыла в опавших листьях последнее место отдыха для себя. Соседский мальчик нашел её и сказал моим родителям. Отец углубился в заросли и вышел, неся нашу преданную подругу на руках, чтобы похоронить её у нас на ферме.
Я была переполнена печалью, но слезы отца потрясли и одновременно как-то утешили меня. Я почувствовала такую тесную связь с ним, как никогда раньше в жизни. Я никогда не думала, что он, с его мрачным и непостижимым прошлым, будет по какому-либо поводу переживать то же, что и я.

Это был прощальный подарок мне от Пучи — её дар, который вскоре слал еще горше и мучительнее. Отец скоропостижно скончался спустя всего несколько месяцев, как раз накануне моего отъезда в колледж. Мне пришлось самой, в одиночестве проделать этот резкий переход.


После колледжа я приехала в Нью-Йорк и вскоре поселилась вместе с любимым мужчиной. Это было романтичное жилище, крохотная студия в Гринич-виллидж, на верхнем этаже пятиэтажного дома без лифта. Ванна была в кухне, кладовка была по совместительству офисом, над туалетом – застекленная крыша.
Однажды ночью, в жуткий ливень, мы услышали отчаянное мяуканье, проследили его источник (крыша рядом с нами); и отыскали серого котенка. Это был котенок женщины, жившей тремя этажами ниже. Мы знали это, потому что она повесила на входной двери дома объявление о пропаже котенка. Но когда мы постучали в её дверь (с промокшим комочком в руках), соседка едва взглянула на этот крохотный дрожащий узелок: «Кажется, вы ей понравились. А моя кошка не хочет еще одного котенка в доме. Почему бы вам не оставить эту себе?» – проговорила она. И не успели мы ответить, как женщина сунула нам в руки ёмкость и наполнитель для кошачьего туалета, и закрыла дверь.

«Нас подставили, – проворчал мой бойфренд, когда мы поднимались к себе в квартиру. – Животным в городе не место. Я не хочу никаких кошек».
Город тут был ни при чем. Точно такого же мнения были родители этого парня в предместье Сент-Луиса, где он и вырос. Животные не укладывались в их картину мира.
Но укладывались – в мою. Вернувшись в наше жилище, я поставила нашей гостье блюдце с молоком: «Смотри, какая она симпатяга. Наша новая соседка по комнате».
Мой парень понял: «Ладно, давай попробуем».
Именно в этот момент я впервые почувствовала себя в Нью-Йорке как дома.

Тот парень стал моим мужем, отцом наших детей, которые недавно отправились создавать собственные истории жизни. Сейчас пёс и кошка забираются в нашу постель – совсем так же, как делали это наши дети.
Возможно, животные не могут заменить человека. Но они заполняют бреши, которые остаются после ухода людей.

Джули Саламон (Julie Salamon) – американская журналистка, критик, писательница. «Кот в городе» (Cat in the City) её новая книга, иллюстрированная художницей Джилл Вебер (Jill Weber).

Комментарии к статье:
- Спасибо за ваш прекрасный и трогательный рассказ. Я росла среди алкоголиков и наркоманов. Я любила обнимать мою собаку и делиться с ней проблемами. На самом деле, она была моим единственным источником объятий в детстве. Сейчас я живу одна. За несколько лет я приютила шестерых котов и кошек. У каждого зверька – неповторимый и особенный характер, и каждый дает мне любовь и успокоение. Я всегда была и остаюсь безнадежным романтиком, надеясь в один прекрасный день выйти замуж. Но мой избранник должен любить собак и кошек!

- Животные в доме – это большая ответственность, но взамен они дарят нам неизмеримое счастье. Все мои домашние питомцы найдены или взяты в приютах – пёс и две кошки.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Monday, January 19, 2015

Животные ходили на водопой по очереди, чтобы не мешать друг другу/ Andrey Biljo about animals in Kenia

Андрей Бильжо, художник-карикатурист, эссеист, по образованию – врач-психиатр:

Я помню, как в маленькой гостинице [в Кении], где мы жили, которая располагалась вокруг болотца, искусственного озера, что ли, куда ходили на водопой животные. Причем они ходили по очереди, чтобы не мешать друг другу. Потрясающая на самом деле иерархия у животных, это меня просто поразило, поэтому я расскажу сейчас об этом.

Вы представляете, балкончики в этой гостинице располагались вокруг этого искусственного водопоя. Сначала приходил черный служитель, спрашивал: «Вы хотите посмотреть, как пьют слоны? Вы хотите смотреть, как пьют бегемоты или антилопы?», или там еще какие-то животные, — и ты записывался. Он будил тебя в это время, например, в 4 или в 5 часов утра, ты выходил на балкончик и смотрел.

Животные приходили по очереди: сначала пили антилопы, приходили зебры и так далее, и никто на них не охотился, что поразительно: попили и ушли. Потом приходили другие животные, все время где-то рычали львы, но как-то это было удивительно демократично и спокойно.

источник

Friday, January 16, 2015

«Поработав в приюте для животных, начинаешь ненавидеть людей»/ spay or neuter your pets!

источник - FB страничка

«Еженедельно мне, как и десяткам других любителей животных, на электронную почту приходит по меньшей мере три письма: мол наша собачка неожиданно ощенилась или у нашей кошки родились котята, и срочно нужно найти людей, кто возьмет себе замечательного четвероногого друга,» – пишет Моника Мерима из некоммерческой организации “MTÜ Koeratalu”.

Это приводит в отчаяние. Человеческая глупость и безответственность. Такие просьбы о помощи присылают люди, названия занимаемых должностей которых должны вроде бы указывать на IQ выше среднего.

Собаку можно назвать лучшим другом человека, а вот человек, похоже, злейший враг домашних животных.

«Поработав в приюте для животных, начинаешь ненавидеть людей», – сказал однажды один доброволец. Можно только догадываться, с чем этот человек столкнулся в приюте. «Ой, так получилось!» Снова и снова соседская цепная собака рожает щенков, которых пытаются пристроить по знакомым на хутора или же относят в приют. Котят, которых приносит вольно гуляющая кошка уже в пятый раз, коллега по работе топит…

Действительно ли невозможно предотвратить появление нежелательного потомства?
Действительно ли лучше бороться с последствиями – только на это решение способен человеческий мозг?

С какой легкостью люди рассылают очередные электронные просьбы о помощи: пусть кто-нибудь придет и решит проблему. Человеческое понимание гуманности выражается, как правило, в том, что нежелательное потомство сажают в коробку и относят в подъезд какого-нибудь дома, в приют или в лес, но не к ветеринару на усыпление. Ведь лишение жизни – это ужасный поступок и, к тому же, стоит денег.

Жизнь – это святое, не так ли?
А кто-нибудь из таких ценителей жизни задумывался хотя бы на мгновение о том, какой будет судьба брошенных беззащитных маленьких существ, полная мытарств и страданий?

А сколько проблем берет начало именно отсюда! Большинство собак и кошек в приютах – это плод бездумного поведения именно таких юродивых владельцев домашних животных. Людям нравится думать, что они разумные существа и контролируют происходящее. На работе они, как правило, крутые начальники и аналитики, но когда дело касается своего личного домашнего питомца, мозг как будто уменьшается. Ответственности – ноль. И знания о содержании животных тоже практически отсутствуют.

Зачастую у разумных с виду людей нет никакого понятия, каким образом размножаются животные и как этого можно избежать. Например, мне довелось услышать, как одна дама с высшим образованием, новоиспеченная владелица собаки, объясняла компании, что если у суки течка и петля течет, то оплодотворение невозможно!

Среди владельцев домашних животных бытует множество сумасбродных мифов

Научного объяснения у большинства из них нет, но это, разумеется, не мешает в них верить с виду разумным людям. Иной раз свой вклад в распространение заблуждений вносят и ветеринары-недоучки.

МИФ: каждая сука/кошка должна хоть раз в жизни принести потомство

Например, глубоко укоренилось убеждение, что каждая сука/кошка хоть раз в жизни должна родить. А также распространено мнение, что вязка благотворно влияет на кобеля, иначе он будет злым. И для здоровья это хорошо.

Беременность сильно истощает организм. Определенные риски связаны и с родами: порой для извлечения щенков требуется кесарево сечение, а если помощь не подоспеет достаточно быстро, сука может умереть. Эти же опасности подстерегают и метисов, хотя, по поверьям, дворняги неимоверно живучи и здоровы и не нуждаются ни в какой помощи со стороны человека. А тем временем ситуации бывают разные.

МИФ: кобелю необходимо вязаться

Байки о том, что кобелей тренируют в вязках на беспородных суках, будем считать неэтичными и бессмысленными с точки зрения воспроизводства дворняг. Миф о том, что вязка может сделать неуверенного в себе, вспыльчивого и нервного кобеля более спокойным, тоже не отвечает действительности. Зачастую кобели, вступившие во “взрослую жизнь”, становятся такими “взрослыми”, что владельцы с трудом с ними справляются и держат под контролем.

МИФ: у всех породистых собак должно быть потомство

Для ведения племенной работы суки и кобели для вязки отбираются очень тщательно. Потомство должно быть только у самых лучших. Важны не только здоровье, внешность, характер, родословная, но и гармония пары, насколько они подходят друг другу. Половина генов наследуется от отца, половина – от матери. Зачастую заводчик с сукой преодолевает сотни километров пути в другую страну, чтобы встретиться с кандидатом в отцы. Существует также практика доставки самолетом охлажденной спермы из любой точки мира. Разумеется, это дорого. Племенную работу можно считать таким же хобби, как коллекционирование предметов искусства или яхт-спорт.

Течка

«Как же это произошло, мы ведь все время следили?!» – удивляются зачастую сами собаководы, имеющие отношение к нежданному помету.

Домашние животные не беременеют святым духом, поэтому неудивительно, что в разговорах с людьми часто выясняется, что да, собака была без присмотра во дворе каких-то 10 минут. Или что во дворе с большой сторожевой собакой оставался маленький старый кобелек, но ведь он не…? Оказывается, безобидная малявка все еще способна продолжать свой род.

Кобели могут оплодотворить суку уже будучи подростками, то есть примерно с возраста 8 месяцев, и, в зависимости от конкретного индивида, до глубокой старости. У сук бывает течка, как правило, два раза в год длительностью три недели – в зависимости от породы (или помеси) могут быть различия, о которых владелец собаки, надеемся, заблаговременно осведомлен.

Течка – это период, когда сука может забеременеть и впоследствии родить щенков. Каждый опытный собаковод или ветеринар готов ответить на ваши вопросы и объяснить, как распознать начало течки и как действовать дальше. У кошек течки могут выглядеть по-разному, поэтому зачастую самым простым решением является стерилизация/кастрация животного. Если у питомца началась течка, обязанность владельца – предотвратить появление нежелательного потомства, неусыпно наблюдая за животным. Это самое естественное решение, которое означает, что вы не станете выпускать кошку бродить без присмотра, будете выводить собаку только в чьем-либо сопровождении и на поводке. Если у вас свой дом, вы не оставите течную суку во дворе ни на секунду – чужой кобель может при желании перепрыгнуть через двухметровый забор или сделать подкоп под воротами. В некоторые дни сука тоже проявляет большой интерес к спариванию и может попытаться удрать. Если у вас сторожевая собака – нестерилизованная сука, ее необходимо держать в доме в период течки. Неужели надзор за своим животным – невыполнимая задача?

У меня нет оснований считать себя каким-то особенным владельцем домашних животных. В моем доме живут вместе кобели и суки, но если у какой-то суки начинается течка, я держу ее отдельно от других собак. И, честно говоря, если вы постоянно следите за своим животным, то оно никак не сможет забеременеть «не пойми откуда».

Предотвращение нежелательного потомства

Если вы не справляетесь с надзором за собакой или если вы живете в городе и во время прогулок окрестные кобели делают вашу жизнь невыносимой, то посоветуйтесь с опытным ветеринаром и выберите, что лучше для вашей собаки: стерилизация, гормональные уколы или т.н. противозачаточные таблетки. Зачем? Этот вопрос должен задать себе каждый владелец суки, который хочет получать потомство от своей питомицы. Многократно. И неважно, породистая она или дворняга. Собака это или кошка.
Любящих хозяев для всех кошек и собак не хватает – это факт. Доказательство – переполненные брошенными животными приюты, куда ежемесячно привозят еще сотни таких же.

Абсолютно не отвечает действительности миф, что в приют попадают только беспородные собаки и кошки. В приюты поступают и чистопородные животные, иногда даже вместе с родословной. Думаете, только доставшиеся бесплатно животные будто бы не представляют никакой ценности? Собаки и кошки, за которых заплатили тысячи крон, тоже отправляются в приюты, когда владельцам надоедает играть в содержание домашних животных.

Плохое содержание, жестокое обращение, травмы, болезни – вследствие всего этого животные зачастую пугливы, недоверчивы к людям, что иногда выливается и в агрессивное поведение. Часто здесь имеют дело с проблемными животными, психика которых несет неисправимый отпечаток пережитых жестокостей. Нет такого человека, даже безгранично любящего животных, который мог бы найти всем брошенным новый дом.

На фоне всего этого подходящее время задуматься, насколько ответственно позволить появиться в этом мире очередному десятку теплых комочков, чья безрадостная жизнь закончится на улице под колесами автомобиля или в приюте в ожидании эвтаназии.
Если у вас нет на примете десятка потенциальных владельцев, 100% готовых взять себе щенка или котенка, то лучше забудьте об этой задумке раз и навсегда.

смотрите также: Правда и вымысел о стерилизации и кастрации


Thursday, January 15, 2015

Таиланд принял первый в истории Билль о защите животных от жестокости/ First animal welfare bill approved in Thailand

Благодаря неустанной работе зоозащитных групп, 12 ноября 2014 года Национальная юридическая ассамблея Таиланда (National Legislative Assembly, NLA) приняла билль о мероприятиях по улучшению условий содержания животных (animal welfare bill). Это первый в стране закон о преследовании за жестокое обращение с животными, а также за небрежность и непредоставление своевременной помощи и надлежащего ухода.
Согласно этому закону, преступником является любой, кто причиняет животному боль и страдания. Кроме того, билль включает требования об условиях содержания животных – ожидается, что это поможет защитить животных, используемых в различных областях деятельности человека.

Акт 2014 года «О предотвращении жестокого обращения с животными и предоставлении достойных условий содержания» (Prevention of Animal Cruelty and Provision of Animal Welfare Act) включает в себя слонов, тем самым попрошайничество с использованием слонов становится на улицах Таиланда незаконным. Нарушители закона будут задержаны.
Кроме того, новый закон запрещает использование в туристической промышленности старых, больных, увечных слонов и слоних, а также беременных слоних.

Новый закон защищает животных-компаньонов, а также животных, порабощенных пищевой промышленностью и прочими индустриями, от жестокого обращения, налагая ответственность на владельцев животных.
В случае получения жалоб касательно жестокого обращения с животными, представители властей имеют право осмотреть жилье или предприятие, где может иметь место подобное преступление. Виновные в нарушении нового закона могут быть наказаны тюремным заключением сроком до двух лет и/или штрафом в размере 40 000 бат (1 215 американских долларов).

Однако некоторые зоозащитные организации выступили с критикой нового закона за расплывчатость формулировок и общие фразы. Необходимо более четкое описание всех актов жестокости, подлежащих наказанию, а также подробное руководство по уточнению легальности или нелегальности тех или иных действий.

Но даже не будучи безупречным, этот закон стал важным шагом вперед – ведь впервые в истории Таиланд юридически признал необходимость предоставления животным защиты.
Закон поможет пресечь отдельные проявления жестокости к животным и создавать нормальные условия жизни для них.
Для сообщества защитников животных наступило время потребовать принятия более полных и всесторонних законов, которые повысят уровень защиты, дадут возможность уличать и наказывать каждого преступника, задержанного за издевательство или небрежное обращение с животными.

источник

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Wednesday, January 14, 2015

Человечество может спасти только нежность и сочувствие ко всему живому/ Elena Kamburova, interviews 2006-'10

Елена Камбурова, певица, актриса, основатель и руководитель Театра музыки и поэзии. Много работала в кино, ее голос звучит в фильмах «Раба любви», «Небеса обетованные», «Приключения Электроника».

— Говорят, что, например, у Марка Шагала — интонация летающего ребенка. А ваша личная интонация?

— Не агрессивная — это точно. Конечно, бывают моменты, когда человек вынужден надеть доспехи и взять в руки оружие. Но в обычной жизни для меня главное слово — нежность. Она даже важнее, чем любовь. Я имею в виду не божественную Любовь, выше которой ничего нет, а любовь человеческую, поскольку ее часто сопровождают страсть, ревность, желание завладеть. Нежность же обволакивает, утешает, лечит.

— Василий Розанов как-то сам себе задал вопрос: «Зачем он пишет?», и сам же себе ответил: «Чтобы унеживать души». По-моему, это и про вас?

— Чудесно сказал! Да, я думаю, это и про меня, про то, что я делаю, ради чего я работаю. Я думаю, вообще человечество может спасти только нежность и сочувствие ко всему живому. Кстати, для меня внешнее олицетворение нежности — это глаза лани, ее реснички или глаза жирафа, бельков. Какая беззащитность, какая уязвимость!

Фаина Георгиевна Раневская, с которой вы дружили в ее последние годы жизни, тоже считала нежность высшим человеческим чувством: «Кто познал нежность — тот отмечен. Копье Архангела пронзило его душу. И уж не будет душе этой ни покоя, ни меры никогда! Нежность — самый кроткий, самый робкий, божественный лик любви».

— Да, при всем непростом характере Фаины Георгиевны у нее было очень нежное, ранимое сердце. Она так любила делать подарки, что в последние годы ее квартира просто пустела. Я помню, как я переступала порог ее квартиры, и слышала: «Быстрее, быстрее!» — это она хотела, чтобы я покормила птиц. И вот я уже достаю булку, крошу хлеб голубям.

— Это были уроки нежности?

— Несомненно. Но такие же уроки мне преподал и Булат Окуджава, и Новелла Матвеева, и многие другие люди, с которыми меня сводила судьба. Они настолько повлияли на меня, что сегодняшняя эпидемия грубости и пошлости на меня никак не действует. Это была прививка. И, Слава Богу, у многих наших людей есть такая же прививка. Я рада, что и те, кто сейчас соприкасается с их наследием, их творчеством, становятся неуязвимыми.

— А сейчас есть люди, которых вы бы могли назвать своей духовной опорой?

— Да, конечно. Я дружу с Юрием Норштейном, например [см. статью о нем]. Бываю в его мастерской, где он, по сути дела, живет. То, что он делает, как он это делает, похоже на священнодействие, на чудо. Это очень тонкая «ручная», душевная работа. На века.

источник: интервью Елены Камбуровой, журнал «Крестьянка» // текст: Елена Денисова, апрель 2006 года

* * *
«Счастливое сочетание вокала, ума и таланта», — так определил дар Елены Камбуровой Булат Окуджава. Ее голос, всегда очень разный и в то же время всегда узнаваемый, звучит более чем в ста кинофильмах и мультфильмах. В ее крохотный Театр Музыки и Поэзии, окнами выходящий на Новодевичий монастырь, невозможно достать билет. Ее гастрольный график расписан на полгода вперед, но, несмотря на это, она умудряется ежемесячно давать концерты в Москве, играть в спектаклях, успешно руководить театром и помогать страждущим «братьям меньшим». К ним у нее — особая и давняя любовь. Стены маленького уютного фойе в ее театре увешаны фотографиями и рисунками, изображающими кошек и собак, ее собственных питомцев знает и любит весь театр, а в списках организаторов всевозможных акций по защите животных ее имя всегда стоит одним из первых.

— Любовь к домашним питомцам у Вас с детства?

— В раннем детстве у меня их не было, но была яростная мечта о них! Я все время только и делала, что уговаривала своих родителей завести хотя бы кошечку. Любовь к ним мне никто специально не прививал, просто в детстве все наши игры происходили во дворе, рядом были какие-то сараи — и там обитало большое количество кошек и собак, которых мы все обихаживали. Я всегда старалась какую-нибудь еду со стола потихоньку спрятать в кармашек и им отнести.
Нам никто не подсказывал заботиться о бездомных животных, не говорил, что надо их защищать — это, наверное, просто данная свыше любовь к живым существам, жалость к ним, сострадание — мы ведь видели, как им непросто. Были у нас две самые любимые собачки, и когда они умерли, мы всем двором устроили целую похоронную процессию...

— Как по-Вашему, у ребенка в детстве должны быть домашние животные?

— Я абсолютно уверена, что домашние питомцы у человека должны быть. Потребность в общении с ними естественна для всякого нормального человека. Разумеется, не каждый, кто любит животных, такой уж хороший, зато справедливо обратное: всякий, НЕ любящий животных, как правило, очень сухой, жесткий, рациональный человек. Вот почему практически все актеры, художники к животным неравнодушны, ведь творчество и душевная черствость — понятия несовместимые. Когда я обратилась к нашим выдающимся деятелям искусства, чтобы они подписали письмо президенту по поводу принятия Федерального закона о защите животных от жестокого обращения, ни один из них не отказал мне в этом.

— В фойе Вашего театра очень много фотографий, рисунков, на которых запечатлены кошки, собаки...

— Все началось с того, что в зале нашего театра проходило вручение премий конкурса детского рисунка на тему «Сострадание к животным». Некоторые из этих работ остались здесь, и я подумала: пусть зрители смотрят, и если хотя бы одной улыбкой на земле станет больше, уже хорошо. А потом к этим рисункам присоединились еще какие-то трогательные фотографии... И мне кажется, что они ничуть не противоречат духу нашего театра.

— А есть среди этих фотографий какие-то особые, памятные для Вас?

— Там есть фотографии моих домашних любимцев, например моей собаки Виточки [см. о ней в статье]: видно, как она лапкой вцепилась в мое плечо. На этой фотографии поражает написанное на ее мордочке выражение абсолютного доверия к человеку и ожидание от него доброты.

— А давно животные поселились у Вас дома?

— Еще в школьные годы у меня жили две кошечки, чем родители были не очень довольны, потому что я большую часть времени отдавала не учебе, а играм с кошками. Я даже пыталась их дрессировать, естественно, в ущерб занятиям. Потом был перерыв, и уже в 20-летнем возрасте у меня появилась первая собака — лайка Чик. Всех своих животинок я помню, их было не так много: собаки Чик, Вита и вот, наконец, Тоша, который живет у меня сегодня. Были и кошки — например, белая ангора Ласка. Появилась она у меня так: я пошла в ветеринарную клинику и увидела там бабушку, которая сидела с кошкой на руках и плакала. Оказалось, что ее соседи против содержания животного в квартире, и бабушка принесла несчастную усыплять. Я тогда взяла эту кошку себе, и она жила у меня довольно долго. А потом ее коварным образом у меня отняли: мой муж считал, что я уделяю больше внимания ей, чем ему, куда-то ее увез, и больше я ее не видела. Потом долгое время кошек не было, и наконец появилась Катя — тоже найденыш. Появилась совершенно случайно: КСП (клубы самодеятельной песни) часто устраивают вечера не только в клубах, но и в больших квартирах (так называемые «квартирники»). И вот однажды мне позвонили с такого квартирника и рассказали, что, выйдя в коридор покурить, обнаружили маленькую бездомную трехцветную кошечку, которая сидела и слушала их песни — весь репертуар! Я решила помочь найти для нее хозяев, но потом так привязалась, что оставила у себя. У нее рождалось много котят — у меня дома даже есть специальные маленькие альбомчики с фотографиями — первые котята, вторые... Первый помет снимал очень хороший фотохудожник, так что фотографии получились высокопрофессиональные. Одного из малышей, кошечку Машу, я оставила себе, теперь она тоже регулярно приносит потомство, так что кампании по распространению котят я устраиваю довольно часто. А сейчас у меня живет и ее сын Люсик. Характер у него необыкновенный: он настоящая Личность, к тому же очень забавная, любопытная, с какими-то феерическими фантазиями. Я не успеваю фотографировать все его эскапады. Например, у меня на стене висит гобеленовый ковер, так этот котенок сумел наверху отцепить небольшой его участок и устроил там себе «гнездо» — вскарабкивается по ковру и вот на этой маленькой отстающей от стены поверхности устраивается и спит свесив голову.

Какое-то время назад у меня в прихожей стояло старое высохшее дерево, которое верхушкой упиралось в потолок, и котята всей гурьбой по нему лазили. Есть много фотографий, где они запечатлены сидящими на ветках, как маленькие обезьянки. Потом дерево мы «упразднили», но зато прикрепили на одном из дверных косяков «скрабки» до самого верха — котята с удовольствием по ним лазают и не боятся!
Есть лоджия, где они гуляют, смотрят на окружающий мир. Правда, Маша, когда была еще маленькая, упала с этой лоджии (с седьмого этажа), но, слава Богу, осталась жива и поняла, что это опасно. Летом у меня жил еще один удивительный котенок — Трифон, ужасно симпатичный, весь беленький. Он был московским дворовым котофеем: бегал по траве, шастал по кустикам — вот такой любитель природы. Мы все его подкармливали, а однажды я взяла его к нам ночевать. Так и остался. А поскольку он был уличным и не привык делать свои дела в лоток, я его выводила гулять вместе с собакой. Это было, конечно, безумно потешно! А потом, когда я вывезла его с собой в деревню, он где-то хватанул отравы, которой морили крыс, и мы, к сожалению, не смогли его спасти.

Кошки и собаки в доме — это, конечно, огромная радость, но это одновременно и огромная ответственность... И большое горе, когда они покидают тебя — мало того, что их жизнь гораздо короче нашей, человечьей, так еще и далеко не всегда они умирают просто от старости.

— Как Вы относитесь к тому, что многие заводят только породистых кошек?

— Мне все равно, какой породы моя кошка. У нас вон живет дворовая собачка Люська, и мы ее все любим за то, что она умная, забавная, привязчивая. А вот для некоторых людей их домашние питомцы почему-то становятся доказательством «статусности», такой же престижной вещью, как, например, одежда дорогой марки, шуба или марка машины. Я такого отношения к животным, если честно, просто не понимаю.

— Кто в Вашем доме хозяин?

— Безусловно, мои питомцы! Когда я ложусь спать, а на одеяле уже устроилась кошка, я осторожно забираюсь под одеяло с другой стороны, чтобы ее не потревожить. Именно животные — действительные хозяева дома, ведь они проводят здесь гораздо больше времени, нежели я.

— И какие же по характеру эти хозяева?

— Совершенно разные! Кошку Катю даже на руки взять не удавалось, потому что, как я уже говорила, она была ничья в первые месяцы своей жизни, за это время, наверное, настрадалась, поэтому и дичилась. А ее дочь Маша — полная противоположность: возьмешь ее, и она тут же начинает мурлыкать. Вот что значит — выросла в любящей семье. А маленький котенок Люсик вообще — чуть дотронешься, и уже «тарахтит», заводит свой «трактор» ...

— Вы закончили эстрадно-цирковое училище, а как относитесь к животным в цирке?

— К этому у меня очень сложное, трудное отношение, мне их жалко, потому что я понимаю: нелегко им приходится. Дрессировка, на мой взгляд, вещь суровая. Но возмущает не только это. Однажды я была свидетелем, как маленьких цирковых собачек перевозили самолетом, и в аэропорту очень долго не объявляли посадку. Я слышала, как они жалобно скулили, видела, как им тяжело в этих теснейших клетках. Так хоть бы один из дрессировщиков подошел к ним, поговорил, напоил!

У меня вообще нередко складывается впечатление, что животные, вовлеченные в ту или иную сферу человеческой деятельности, — это товар, к которому относятся абсолютно потребительски. Я не говорю уже о том, когда на них, на живых, ставят медицинские эксперименты — это вообще трагедия.

А сейчас вот в Москве собираются открыть большой приют аж на шесть тысяч собак — это ведь будет нечто невообразимое... Хотя, конечно, сама идея его организации — очень хороша! Но, я считаю, что уповать нужно только на небольшие приюты, на маленькие островки, Ноевы ковчеги, где о животных будут по-настоящему заботиться и хорошо за ними ухаживать. К сожалению, я сама не могу сейчас этим заниматься, даже если все остальное брошу. Ведь организация приютов для животных требует огромного труда все 24 часа в сутки. Поэтому и грустно, что я многого не могу сделать...

Слава Богу, кое-что все-таки удается. В начале марта, например, прошла акция в защиту бельков (детенышей гренландского тюленя) — встреча журналистов со звездами, нас было четверо — Лайма Вайкуле, Костя Райкин, Андрей Макаревич и я. И, конечно, что бы я ни говорила, для журналистов это не очень интересно, потому что я лицо не медийное. Говорят, Макаревич куда-то уже позвонил, и в этом году бойни бельков не будет.

Когда вышло постановление закрывать подвалы от кошек, я встретилась с человеком, от которого зависела отмена этого решения, и убедила его снова их открыть, хотя бы в нашем дворе.
Хотя... бездомные кошки все равно не выживают, безумно боятся человека. Им на улице совсем тяжко, они созданы для неги, теплых подушек, они ведь на самом деле барыньки!

Безусловно, звучание громких имен в подобных ситуациях оказывает определенное воздействие. Но, на мой взгляд, гораздо важнее, что есть простые люди — святые души, которые во дворе подкармливают кошек, собак, голубей... И ведь это, по большому счету, не сложно!

— Еще одна из акций, в которых Вы принимали самое активное участие — установка памятника собаке в метрополитене...

— Это была чудовищная история. На глазах у работников метро и пассажиров юная девица 18 лет натравила ротвейлера на бездомную собачку по имени Мальчик, которая жила на станции «Менделеевская», а потом хладнокровно вынула ножичек из своей дамской сумочки и убила Мальчика семью ножевыми ударами! Свидетелем этого оказалась журналистка Ирина Озёрная, которая первой подняла шум в средствах массовой информации вокруг этого вопиющего случая жестокости. Оказалось, что очень многим людям небезразлично произошедшее. Нам очень помогала и пресса — например, для меня самым невероятным было то, что газета «Известия» трижды публиковала материал об этой истории с фотографией Мальчика прямо на первой странице! И потом в одной из телевизионных передач о животных некий музыкант предложил поставить Мальчику памятник. Идею подхватили. Поскольку деньги собирал наш театр, я знаю, что многие откликнулись на призыв: приносили и присылали иногда даже по десять рублей — кто сколько мог. [см. также статью]

Очень помог нам начальник метрополитена Дмитрий Гаев, скульпторы сделали большую часть работы бесплатно. И я уверена, что количество доброты в мире точно увеличилось оттого, что в метрополитене на постаменте лежит этот Мальчик. Особенно его любят дети: оставляют конфеты, цветы, гладят его — у него уже даже лысинка образовалась. У меня есть знакомый ребенок, который, видя бездомную собаку или кошку, так жалеет их, что начинает плакать.

— Слушая Вас, понимаешь, почему поклонники называют Ваш Театр Музыки и Поэзии «островком духовности»...

— Духовность — это особое состояние, и я считаю, что нам еще надо до нее расти, дотягивать. Вот душевность, интонация доброты — это уже у нас есть. И очень хочется, чтобы ставились спектакли, в которых господствовала бы доброта, вдохновляющая зрителей на хорошие дела. Поэтому для меня важно, чтобы в нашем театре появлялись именно такие спектакли, например «Капли Датского короля». Высоцкий очень хорошо сказал, что он не боится петь «жесткие» песни — ведь можно показывать этот мир жестко, но делать это как протест против жестокости, а не ее воспевание, не как пособие — как убивать, насиловать...

Поэтому я стараюсь делать все возможное, чтобы наш театр жил и делал свое доброе дело.
Хочется находить именно такой материал, а его сейчас немного, особенно если говорить о современной драматургии — там-то как раз все наоборот, все направлено на разъятие, а не на созидание, на озлобление, «чернуху», разрушение. Я уж не говорю о том, что нынешняя песенная продукция — это во многом убиение поэзии. Я еще могу понять, когда ритмичная музыка, не отягощенная содержательными стихами, звучит в дансинге, тогда это мило и хорошо. Но когда подобное крутится по всем центральным каналам, кроме, слава Богу, «Культуры», когда в кино и телепередачах практически пропагандируется жестокость... Я считаю, что именно на такой почве вырастают те, кто может спокойно наступить на котенка или убить собаку.

Поэтому очень важно то, что существуют люди (и их немало), готовые бескорыстно помогать слабым, устраивающие акции в защиту животных. Люди, деятельность которых направлена на созидание и добро.

Елена Камбурова: «Духовность — это особое состояние».// источник: «Друг кошек» 2008 №05 // персона // Текст - Татьяна Печегина; фото Юлии Кривич

* * *
– Насколько я знаю, вы были среди инициаторов принятия закона о защите животных от жестокого обращения?

– Да. Но закона до сих пор нет. И это очень о многом говорит. Нельзя назвать цивилизованным общество, где жестокость в порядке вещей. Речь идет не только о бездомных городских животных, но и о тех, на кого охотятся ради забавы, и о фермах, где выращивают пушных зверей на мех. Все это происходит от нежелания понимать, что животное чувствует точно так же, как и мы.

– По вашей инициативе недалеко от станции метро «Менделеевская» поставлен памятник убитой бездомной собаке под названием «Сочувствие». У этой истории есть продолжение?

– Этот памятник имеет огромное воспитательное значение. Пес получился очень симпатичный. И по тому, как блестит его лобик, видно, что мало кто из детей проходит мимо, не погладив его. Дети приносят туда конфеты, цветы. Бездомные собаки продолжают жить при станции метро «Менделеевская», их там не обижают, не прогоняют…

– Ваши нынешние питомцы – собака, кот и две кошки – родом с улицы?

– Тошу совсем крошечным щенком подобрали мои знакомые в куче строительного мусора.
Причем не сверху, а ПОД ней…
Страшно об этом даже говорить. Он долго болел после этого, но теперь – это чудо!
Самая первая кошка, мать нынешней Маши, была тоже подобрана на улице.

источник (2010 год)

* * *
– Вы много помогаете бездомным кошкам и собакам. А почему им, а не людям?

А почему вы выстраиваете такую альтернативу – или животным, или людям? И почему вы думаете, что я не помогаю людям? Надо помогать всем беззащитным. Часто именно в помощи животным маленький человек, ребёнок, проявляет впервые сострадание, милосердие. Нужно с детства воспитывать эту любовь и желание защитить более слабых.

Мне его никто не прививал, но я с детства помню, что у нас во дворе было огромное количество бездомных кошек, и я носила им еду. Ко мне само собой тогда пришло понимание, что если я не дам им поесть, то они умрут с голода.
Человек может протянуть руку и попросить помощи, а животные на земле как изгои, но они имеют такое же право жить, как и мы.

источник (2010 год)

* * *
— Ваша песенная баллада на стихи Маяковского «Деточка, все мы немножко лошади» исполнена на таком накале чувств, что ощутимо: вы безмерно любите животных. Я не ошиблась?

— Нет, я действительно обожаю всех их. Я не кошатница или собачница, а… животница. У меня сердце заходится от жалости к беззащитной живности всех мастей.

В России, к величайшему сожалению, до сих пор не принят закон о защите прав животных. Когда Владимир Владимирович Путин, в тот момент бывший президентом, вручал мне орден Дружбы народов, я воспользовалась ситуацией и завела разговор на эту тему. Но… пока ничего не меняется. Я собирала подписи самых влиятельных людей в защиту этого закона, из своего заработка перечисляю средства на поддержку животных, но все это не решает проблемы в целом.
К животным в России относятся беспощадно, а ведь это опасное явление.
Высококвалифицированные психологи доказали: если ребенок мучил в отрочестве, детстве живое существо — кошку ли, хомячка ли, то его шансы вырасти человеком с садистскими наклонностями, обращенными, кстати, уже не только против животных, но и против людей, многократно вырастают. [см. статьи на тему]
Дети… Они ведь рождаются разными. Кто-то приходит в этот мир с чувством любви ко всему живому, а кому-то необходимо это чувство прививать и развивать.

источник (2010)


Saturday, January 10, 2015

Жертвы лесных пожаров – коалы/ Koala mittens needed to help bushfire victims with burnt paws

источник: Koala mittens needed to help bushfire victims with burnt paws

На фото: Лечение лап спасенного из огня коалы

«Международный фонд защиты животных» (International Fund for Animal Welfare, IFAW) обратился за помощью для коал, обгоревших и израненных в неконтролируемых лесных пожарах [см. также] в штате Виктория, Новый Южный Уэльс и на других южных территориях Австралии. В частности, необходимы специальные варежки.

Медлительные зверьки, коалы в течение прошлой недели оказались многочисленными жертвами пожаров.

«Международный фонд защиты животных»: «Мы надеемся, что после того, как обгоревшие территории будут доступны для спасателей животных, коалы поступят в зоозащитные центры, под опеку. Много этих зверьков спасают пожарные и жители пострадавших от огня районов – они дают коалам воду и укрытие».

В Новом Южной Уэльсе на побережье Tweed Coast огнем уничтожена почти вся территория обитания коал. Здесь удалось спасти всего четырех зверьков, сообщает IFAW.

Представители IFAW обратились к неравнодушным гражданам с просьбой помочь сделать как можно больше обычных хлопчатобумажных варежек для раненых коал:

«Очень много коал погибли в огне. Те, кому посчастливилось выжить, чаще всего изранены и нуждаются в интенсивном лечении – в этом помогают ветеринары и самоотверженные защитники животных. Как правило, спасенные коалы сильно обожжены, особенно их лапы – зверьки пытались убежать по горящей земле или оказывались на горящих деревьях.

Ветеринары обрабатывают ожоги специальной мазью, после чего лапы животных нужно укрывать особыми мягкими варежками».

Австралийка Джози Шаррад (Josey Sharrad), участвующая в кампаниях IFAW по защите дикой природы, подчеркнула, что такие варежки в огромном количестве будут нужны на протяжении всего пожароопасного сезона:

«Как и в случае с любыми жертвами пожаров, коалам необходимо ежедневно менять повязки на обгоревших лапах – то есть, постоянно нужны свежие варежки. Некоторые зверьки так сильно обожжены, что она их выздоровление потребуется целый год.
Возможно, у вас дома сохранились старые хлопчатобумажные простыни или полотенца – просто проверяйте, чтобы это был 100% хлопок. Варежки очень легко сделать, даже если раньше вы шитьем не занимались. Для справки используйте нашу схему-подсказку».

*
UPD, источник: ‪

Благодаря сострадательным людям, которые любят животных, спасатели и ветеринары получили достаточный запас варежек для коал, пострадавших от австралийских лесных пожаров.
Призыв работников австралийского отделения IFAW был услышан во всем мире‬.
Спасибо всем вам, замечательные рукодельники и рукодельницы.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Thursday, January 08, 2015

История пяти сочинских собак, которых «усыновили» американские семьи/ 5 happy dog adoption stories

источник: Конура-патриотизм (октябрь 2014)

Esquire сфотографировал Кузю, Глашу, Лизу и других бездомных собак из приюта в Сочи, которых усыновили американские семьи. Записала Полина Еременко. Фотограф Дэниел Ши.

Первый в Сочи частный приют для бездомных собак «ПовоДОГ» был открыт в начале 2014 года фондом Олега Дерипаски «Вольное дело». После того как о проблеме бродячих животных в городе и работе волонтеров написала газета The New York Times, в приют обратились их коллеги из Вашингтона с просьбой отправить им десять собак. В конце марта их переправили в США.

Пес: Влади (Кузя), 4 года
Хозяйка: Трейси Лонгус, 49 лет

Трейси: «Во время Олимпиады я увидела передачу про то, как в Сочи отстреливают бездомных собак. Тогда многие наши спортсмены влюблялись в этих собак и забирали их с собой. А потом я услышала, что в приют неподалеку от моего дома привезли собак из Сочи. Подумала: схожу гляну. Так я и влюбилась в неряху Кузю. Мне было не выговорить его русское имя, поэтому он стал Влади — к Путину это не имеет никакого отношения, скорее к Кличко.

Поначалу Влади был ужасно пугливый, первые два месяца я спала с ним на диване, чтобы он привык ко мне. Говорила ему сотни добрых слов и никогда не ругала. Он по-прежнему не любит выходить на улицу, но обожает смотреть в окно, и я соорудила ему лежак у окна. Меня Влади уже полюбил, но с другими общаться не хочет».

По словам сотрудников приюта, Кузя поступил к ним «худым одичавшим комочком страха», после того как его мать застрелили.

Пес: Сейди (Лиза), 3 года
Хозяева: Лорен Левин, 50 лет, Джен Левин, 78 лет, Говард Левин, 80 лет
Лорен: «Для моих родителей Сейди стала смыслом жизни. Отцу уже 80, он почти ослеп и в последнее время много грустил. С появлением Сейди он стал другим человеком. Теперь папа знает, зачем просыпается с утра, — чтобы покормить и выгулять Сейди.
Папа всем говорит: „Сейди пришла к нам из России с любовью“. Он влюбился в нее еще в приюте — просунул руку в клетку, чтобы погладить, а она в ответ вложила ему в руку свою лапу.

Нам сказали, что Сейди нужно принимать лекарства, но папу это совсем не смутило — он работал терапевтом. Потом волонтер приюта рассказал, что срок пребывания собаки в приюте подходит к концу, она там была уже три месяца, и если бы мы ее не взяли, по правилам ее, скорее всего, усыпили бы».

Лиза жила со строителями и попала в приют накануне открытия Олимпиады. Строители приучили ее к ласке, поэтому она каждую минуту хотела к кому-нибудь прильнуть.

Пес: Д’Артаньян (Бош), 2 года
Хозяева: София Чарльз, 12 лет, Марина Чарльз, 51 год, Роберт Чарльз, 54 года
София: «Мой Д’Артаньян настоящий защитник. Когда кто-нибудь подходит к нашей двери, он громко лает. А когда видит, что я лежу, он так переживает, все ли со мной хорошо, что лижет мне лицо. Мы узнали, что это русский пес, только когда пришли забирать его в приют, и очень обрадовались, ведь наша бабушка из Москвы.
Этим летом мы всей семьей катались на байдарке и взяли с собой Д’Артаньяна и вторую нашу собаку Кейти. Мы с ними выпрыгнули из байдарки прямо посередине озера и плавали.

Д’Артаньян очень скромный пес, никогда ничего не попросит. А когда я чешу ему животик, он так смешно дергает задними лапами. И потом еще лижет руки — это он так благодарит. Он страшно любит сыр, его любимый сорт — чеддер».

Когда Бош щенком попал к директору приюта Надежде Майбороде, на нем не было шерсти и здоровой кожи из-за демодекоза — подкожного клеща. Несколько месяцев, пока шло лечение, Бош прожил в полной изоляции.

Пес: Сочи (Глаша), 2 года
Хозяйка: Мишель Паскаран, 32 года

Мишель: «Сочи обожает, когда вокруг нее много народа. Недавно мы были на празднике в честь Дня труда, так улыбка с ее мордочки вообще не сходила. Ее пугают только громкие мужские голоса, думаю, это связано с ее прошлым.

На празднике она была такой хорошей девочкой, что ей досталось немного курицы с тертым горошком — Сочи обожает все, в чем есть курица.
Ее любимое занятие — обдирать кожаную оболочку бейсбольных мячей. Правда, один раз она попробовала сделать то же самое с моей кожаной ковбойской шляпой, но быстро поняла, что это было лишнее, мне даже не пришлось ее ругать. Еще Сочи любит ходить в парк и играть с другими собаками. Ее лучший друг — Канус, такая дворняжка, очень похожая на маленькую корову. Так вот Сочи просто обожает покусывать Кануса за шею или ногу».

В приюте запомнили покладистый характер Глаши. Когда волонтерам принесли осиротевших щенков, она согласилась стать приемной матерью: вылизывала их и играла с ними. За ласковый нрав Глаша даже получила прозвище Настоящая Леди.

Пес: Римский (Арчи), 2 года
Хозяева: Фрэнис Нолан, 68 лет, Эвелин Анастасия Нолан, 68 лет

Фрэнсис: «Всю свою жизнь я был очарован Россией. Не могу дождаться того момента, когда своими глазами увижу родину Римского-Корсакова — думаю, он был бы не против, что мы в его честь назвали нашего чудесного пса.

Вы не представляете, как хорошо сейчас, когда весь мир, кроме вашей страны, кажется, сошел с ума, иметь дома кусочек России, русской души. Этот пес любит абсолютно все, что его окружает. Недавно его укусил соседский пес, и знаете, что сделал Римский? Он просто подставил вторую щеку.
А когда нас нет, он так скучает, что садится рядом с нашими ботинками и ждет.
Больше всего на свете он любит гоняться за кузнечиками и мечтает поймать зайца, но пока что они слишком шустрые для него».

Арчи нашли на обочине, сбитого машиной. Его прооперировали и поставили металлический штифт в лапу, чтобы он мог ходить. Волонтеры переживали, что на таможне Арчи «запищит» и не сможет никуда улететь.

* * *
Август 2014:
Благотворительный фонд российского предпринимателя и владельца «Русала» Олега Дерипаски «Вольное дело», организовавший в Сочи приют для собак, прекратил отправку животных в США — из-за дороговизны этой процедуры и возросшего объема заявок от американцев. Об этом «Известиям» официально сообщил представитель «Вольного дела».

В данный момент сочинский приют «ПовоДог» (povodog.com) держит под своей крышей более 300 бездомных собак. На большую их часть есть заявки от американских «усыновителей», однако за океан дворняги не полетят. По словам представителя «Вольного дела», решение о прекращении отправок бездомных собак в США было принято исключительно из финансовых соображений.

источник; статья целиком


Tuesday, January 06, 2015

Елена Камбурова: Столько положительных эмоций дают нам наши животные и как много грустных — бездомные/ Elena Kamburova about animals, interview (2003)

источник: 2 Мальчика // Огонёк, 2003 год

Про хорошее отношение к лошадям, собакам, кошкам и прочим крошкам разговор с Еленой Камбуровой

Во время этого разговора неожиданно рассекретилась одна история, долгое время казавшаяся многим абсолютно мистической. Дело в том, что через четыре года после смерти Фаины Раневской на ее надгробном камне в Донском монастыре вдруг объявилась небольшая чугунная собачка в грустящей позе, вполне надежно вмонтированная кем-то в дорогостоящий черный мрамор. Но она так органично вписалась в него, что близкие Раневской, помня о несказанной любви актрисы к животным, к тому же об обожаемом ею беспородном псе Мальчике, сначала спасенном ею, а затем спасавшем ее до конца жизни от душераздирающего чувства внутреннего одиночества, оставили мистическую собачку в покое. Все решили, что это воля своенравной Фаины, не могшей без своего Мальчика ни жить, ни умереть спокойно. Вот так на могиле великой актрисы неожиданно оказался и памятник собаке — свидетельство выдающейся любви и уважения Раневской ко всему живому, соседствующему с человеком. Но кто-то ведь установил его?! Этого угадать не удалось никому.

Народная артистка России, замечательная певица Елена Камбурова в последние годы жизни Раневской проводила с ней много времени. Кроме духовного родства и восхищения двух художников талантами друг друга, их связывала и абсолютная схожесть отношения к животным. И не случайно именно Камбурова возглавила недавно попечительский совет, радеющий о создании в Москве памятного знака «Сочувствие», посвященного гуманному отношению к бездомным животным (благотворительная работа скульптора Александра Цигаля, художника Сергея Цигаля и архитектора Андрея Налича).

Деньги на отлив его внесли и сама Камбурова, и Юрий Яковлев, и Людмила Касаткина с Сергеем Колосовым, Владимир Дашкевич, Михаил Левитин, Евгений Колобов и многие другие люди искусства, но недостающая сумма еще огромна. Но если она в скором времени соберется народом, то крупная бронзовая дворняга уже в этом году уляжется на своем чуть приподнятом над полом постаменте в подземном вестибюле у входа на станцию метро «Менделеевская». На том самом месте, откуда обычно присматривал за людьми в переходе любимец здешней округи, тезка собаки Раневской, тоже пес Мальчик, зверски убитый не так давно юной садисткой (история, прошумевшая по стране ураганом общего негодования).
В попечительском совете этого «собачьего памятника», кроме именитых адвокатов — Генриха Падвы, Генри Резника, Полины Жук и других, собрался просто цвет российской культуры — от Беллы Ахмадулиной до Юрия Шевчука — известнейшие писатели, певцы, композиторы, актеры...

Ирина Озёрная: Можно себе представить, Лена, живи сейчас Раневская...

— О-о, она была бы тут первой! Надо сказать, что каждый раз, прилагая какие-то усилия в направлении защиты животных, я знаю, что делаю это и в память о ней. Она страшно переживала за них, обездоленных, кормила их, специально покупая им еду, дома у нее всегда стояли банки с пшеном для птиц.
[Раневская: Увидела на балконе воробья — клевал печенье. Стало нравиться жить на свете.]
В сферу ее любви попадала любая живность — воробьи, голуби, кошки, лошади, но особенно она любила собак. Всем известно культовое отношение Раневской к Пушкину, так вот о собаках мы говорили почти так же часто, как и о Пушкине.

Мальчик попал к ней с улицы страшно избитый, с переломанной лапой.

[Раневская: Принесли собаку, старую, с перебитыми ногами. Лечили ее добрые собачьи врачи.
Собака гораздо добрее человека и благороднее. Теперь она моя большая и, может быть, единственная радость. Она сторожит меня, никого не пускает в дом. Дай ей Бог здоровья!]

Она отдала его в какую-то лучшую клинику Москвы, где его вылечили. Он сильно скрасил ей последние годы. Она говорила: «Мальчик — самое близкое мне существо, если его не станет — умру». Он пережил ее на два года.
На ее могиле стоит замечательный камень, и мне с самого начала хотелось, чтоб рядом с ним было изображение печальной собаки. Я предлагала специально заказать такую скульптуру, советовалась на эту тему со многими, близко знавшими Раневскую.

Все говорили: потрясающая идея, но нас не поймут. Тогда я решилась на произвол: нашла небольшую чугунную собачку, которую один человек очень хорошо вмонтировал в надгробие. А потом в воспоминаниях о Раневской я прочитала: кто-то прикрепил чугунную собаку на камне у могилы, спасибо ему. Таким образом, я получила одобрение своей подпольной деятельности.

— То есть ты уже специалист по созданию памятных знаков, подобных «Сочувствию». Скажи, а почему в его попечительском совете столько звезд российской культуры? Неужели все они относятся к животным аналогично тебе и Раневской? И, кстати, почему там столько адвокатов?

— Потому что адвокат, я считаю, — как и врач, и учитель, и актер — не профессия, а должность на Земле. Ему, по сути, дана последняя возможность оградить невинное существо от чего-то очень страшного. А здесь невинные существа — бездомные животные — постоянно осуждаются на смерть и страдания. Поэтому адвокаты очень органичны в этом совете. А то, что в нем оказались столь звездные защитники, лишний раз подтверждает давно назревшую в нашей стране необходимость федерального закона о защите животных от жестокого обращения. Думаю, следующим нашим шагом будет обращение к президенту России с просьбой снять наложенное им вето на этот закон, который давным-давно уже должен быть принят.

на фото слева: «А эта собака моих друзей влюбилась в меня, когда я пела».

А по поводу звезд российской культуры: действительно, очень редко встретишь актера, певца, композитора, писателя, который не любил бы животных. Это все люди, проживающие эмоциональную, душевную сторону жизни как основную. То есть в первую очередь не бытовое проживание, а тонкие отношения с окружающим миром: с травой, деревьями и, конечно же, животными. К тому же творческие люди часто бывают, по сути, очень одинокими, потому почти у каждого какие-то зверюшки дома, являющиеся очень важной частью нашей жизни. В ней практически на равных с нами присутствуют кошка, собака...

Столько положительных эмоций дают нам наши животные и как много грустных — бездомные. Пытаешься что-то сделать для них, помочь, но обязательно находится какая-нибудь жуткая сволочь, которой они непонятно чем помешали.
В престижном доме, в котором я до этого жила, было много людей, любящих животных, и однажды в нашем подъезде появилась ласки необыкновенной, похожая на лисичку собачка. Ее все любили, ну никому она не мешала. Не лаяла, спала на тюфячке около квартиры наших соседей, которые, как и все остальные, ее выгуливали, кормили. Однажды она заболела, я привела знакомого ветеринарного врача, он ей назначил уколы, и мы ее вылечили. И все-таки нашлась в том подъезде... Она все время орала, гнала собаку и в конце концов позвала живодеров.

Или, например, около дома, в котором я теперь живу, была стайка собак. Потом из них осталась только одна, Дамка. Меня потрясло тогда то, что работники телефонной станции напротив моего дома сделали ей будку. Я подумала: ну почему бы вот так же не делать будки во всех дворах для бездомных собак, они же охранники замечательные? Эту Дамку, естественно, и я кормила. Какая же она была умница, какая благодарная! Потом у нее щенок появился, и, когда он подрос, его кто-то жестоко избил. Он пришел в жутком состоянии, мы пытались его выходить, но все-таки он погиб. Так страшно умирал! Ну кому он помешал?! Дамка прожила здесь несколько лет и под конец последнего своего щенка родила. Такие тяжелейшие были роды, но щенок зато чудесный на свет появился. Мы думали: ну вот, Дамка старенькая, теперь щенок у нас останется, когда ее не будет. Но прихожу я туда однажды, а щенка нет. Кто-то, как всегда, постарался. Мы очень переживали тогда, а Дамка вскорости умерла.

Подобными трагедиями почти всегда заканчивается жизнь бездомных животных, и я уверена, что у каждого человека, понимающего эту проблему, они на совести. Потому столько творческих людей и собралось в этом совете.

— То есть у художников не утрачивается детское восприятие единства мира. А каждый ребенок рождается с подобным отношением к животным, сформулированным Киплингом как «ты и я одной крови», или его надо этому научить?

— К сожалению, не каждый. Бывают дети, уже рожденные с наследственными бациллами жестокости, проявляющие ее (для начала!) в издевательстве над животными. И когда в стаю собираются несколько таких вот ребят — это уже катастрофа. Но некоторые дети, просто не приученные взрослыми любить животных, бывают жестокими с ними от непонимания. Поэтому необходимо почаще объяснять им, что собакам и кошкам так же, как и людям, бывает очень больно, что в головках у них много страха, любви и привязанности к человеку. И я считаю, что бронзовая бездомная собака на «Менделеевской» должна сыграть именно такую воспитательную роль.
Недавно я была на гастролях в Риге, где рассказала о нашем «Сочувствии» своим друзьям, актерской семье. Они ахнули: «Да это же просто педагогическая поэма! Сколько родителей с детьми ежедневно будут видеть такой пример уважительного отношения к любой жизни». И они мне тут же деньги на это дело вручили. Конечно, у кого-то будет и другая реакция, типа: ну, людям не ставят памятники, а тут собаке. Или: не памятники надо создавать, а приюты. Но я думаю, что благодаря этой скульптуре у многих людей появится желание дать денег на приюты или какой-то конкретной бездомной животинке помочь. Эта история с ростками в будущее.

А у кого-то из детей любовь к животным врожденная. Меня вот никто этому не учил, но я их полюбила сразу. В городе Хмельницком, где прошло мое детство, было огромное число бездомных кошек и собак, которые жили за сараями, и я во время еды всегда старалась незаметно что-то положить в кармашек, чтобы их покормить. Я заразила этим своих подруг, помню, как мы хоронили умершую собачку, выстроилась целая процессия. Каким горем для нас была ее смерть! Очень многое зависит, конечно, и от первого детского общества, в которое ребенок попадает.

Я давно хочу сделать программу «Благослови детей и зверей» и собираю для нее материал. Правда, очень боюсь того, что и сама буду вся в слезах, и зрители. Хочется, чтоб эта программа была молитвой обо всем беззащитном. Многие большие художники писали о животных. Кстати, меня потрясает книжка Вениамина Блаженного (изданная, кстати, на деньги Юры Шевчука), почти вся посвященная беззащитности животных. Думаю, что основное для этой программы я возьму оттуда.

— Я уверена, что в домах, где растут дети, обязательно должны быть животные. Ведь у нормального ребенка всегда бывает потребность в них, подобная жажде линдгренского Малыша иметь щенка. Ребенок очень одинок в мире взрослых, а тут у него появляется друг, воспитывающий в нем и сострадание, и чувство ответственности, и понимание не похожих на тебя существ. Вот ты рассказала про беспризорных животных своего детства, а домой тебе кого-нибудь позволили взять?

— Я помню, как вымаливала у родителей разрешение взять кошку. Мне долго не разрешали, но потом все-таки у меня появилась Мурка. Знаешь, связанные с ней впечатления, пожалуй, самые яркие из всего моего детства. Потом у Мурки родился котенок Русланчик, потом другие котята, которых она, конечно же, приносила мне на подушку. Так что кошками в детстве я не была обделена, но собаки, увы, так и не появилось тогда в нашем доме.

— Но зато потом это с лихвой компенсировалось во взрослом возрасте. В силу нашего давнего знакомства я помню нескольких твоих собак. Когда же тебе удалось стать «собачницей»?

— Началось все с истории очень грустной. В 1962 году, когда я переехала в Москву, мой муж купил на рынке совсем уже немолодого дога мышиного цвета — Лорда (на фото справа). Как же тяжело он переживал потерю прежних хозяев! Неделю просто плакал, к нам не подходил, это был ужас. Потом потихоньку обжился, но часто обижался и, забившись под рояль, подолгу не разговаривал с нами. Вспоминаются безумно трогательные моменты, связанные с ним. Через дом от нас на первом этаже жила малюсенькая собачка Каштанка. И наш Лорд в нее влюбился, причем самым возвышенным образом. Когда я это поняла, то старалась всегда проходить с ним мимо Каштанкиных окон и давала ему возможность встать на задние лапы и заглянуть в окно. Он не скулил, а именно пел, таким образом выражая свою любовь к ней. Каштанка же, сидя на подоконнике, визжала, скулила, сучила лапками. К сожалению, Лорд прожил у нас недолго.

Потом я стала работать с композитором Ларисой Критской. Мы вместе ездили на гастроли, потому возможности держать собаку ни у меня, ни у нее не было. Тем не менее Лариса вдруг взяла себе очаровательного черненького щенка нечистокровной лайки, а через какое-то время поняла, что не справляется с ним. Так как у меня с животными все-таки опыта было больше, я его забрала к себе, и он стал как бы нашей общей собакой. Темперамента щенок был недюжинного и творил дома, когда я уходила, что-то невообразимое. У меня тогда комната была в коммуналке, и, когда я возвращалась, она оказывалась вдруг совершенно белой — щенок, разорвав пакет муки, осыпал ею все вокруг и сам белым медвежонком бегал. Еще он очень любил клей в старых книгах. Я помню, что мне из одного очень важного дома дали почитать «Пушкина в жизни» Вересаева, 1926 года издания. И как раз на эту книгу и обратилось внимание малыша. Когда он слегка надорвал странички, я убрала ее подальше, но он каким-то невероятным образом все-таки сумел ее стащить. Ну почему именно эта книга ему понадобилась, столько же других вокруг было?! И это стало моим ужасом! Как объяснить людям, что их ценной книги уже не существует? Я долго мучилась, отодвигая этот момент, а потом просто рассказала правду.

— Простили?

— Да, знаешь, меня там поняли, потому что любили животных. Из-за того, что щенок этот вел себя так невероятно, я его часто называла Негодяйчиком. А потом первая часть слова отбросилась, и осталось только Чик, а когда выяснилось, что это девочка, она стала Чикой. Мы ее все безумно любили, но к тому времени, как она подросла, стали уже вовсю с Ларисой разъезжать с концертами, и при каждой поездке возникала проблема, с кем оставить собаку. И вот однажды мама Ларисы Критской решила ее по-своему: поехав в подмосковный дом отдыха, она в близлежащей от него деревеньке нашла нашей Чике хозяина, тракториста. Она уверяла нас, что он очень любит собак, что Чика теперь катается на тракторе и на природе ей гораздо лучше живется. Что я могла сделать — основной-то хозяйкой Чики была Лариса.

Прошел год, и я, безумно тоскуя по Чике (на фото слева), поняла, что мне просто необходимо ее увидеть. Тут как раз мама Критской вновь уезжает в тот дом отдыха, и мы с Ларисой едем ее проведать. Дальше происходит фантастическая история. Мы идем по большому полю и вдруг видим вдали какую-то черную точечку, которая с огромной скоростью увеличивается, приближаясь к нам. Это была наша Чика. Как же она кинулась к нам! Как визжала, скулила! Какой был восторг! А ведь мы ее предали! Меня потрясает то, что у собак обид не бывает. Я там просто рыдала и тут же решила: все, я ее больше никому не отдам! И с тех пор она стала уже не общей, а только моей собакой.

Она была невероятно обаятельной. Рядом с нашим подъездом находилась вечно распахнутая служебная дверь булочной-кондитерской, куда Чика обязательно забегала и ко всем с такой лаской кидалась, что ее непременно угощали обожаемыми ею цукатами, снимая их потихоньку с тортов. Если дверь вдруг оказывалась закрытой, то она тарабанила по ней лапами, требуя, чтоб впустили. Когда же я заходила в магазин одна, про меня говорили: «А это хозяйка Чики». Еще она была крайне сообразительной и однажды просто сама себя спасла. Мы с ней садились в лифт, который оказался неисправным. Чика раньше меня забежала в кабину, и тут двери захлопнулись, лифт начал опускаться, и она повисла на поводке. Я пережила настоящий ужас. Но, представляешь, она сама сумела лапками снять ошейник.

Однажды какой-то человек абсолютно ни за что ее ногой отшвырнул. Я тогда словно львица набросилась на него, и через секунду мы уже катались с ним по земле. Это был единственный случай в моей жизни, когда я дралась.

Чика была влюблена в Сергея Менахина, очень хорошего певца, тенора. Когда он приходил к нам, ее просто трясло от любви к нему. Когда другие мужчины в дом заходили, ничего подобного не было. И однажды, когда он явился не один, а с барышней, да еще длинноволосой, она на нее тут же накинулась. В ее характере вообще были какие-то странности. Вот, например, гуляя с ней, спущу с поводка, гляжу, а Чики нет. Я долго бегаю в ужасе, ищу, зову ее. Потом выясняется, что она буквально рядом где-то спряталась и наблюдает за мной.

Она очень мало прожила, к сожалению, восемь лет, но еще при ней, в 1972 году, у меня появилась рыженькая Доста. Я купила ее крошечным щенком в переходе как карликовую лайку (не знала, что такой породы вовсе не существует) в подарок матери моего мужа, но потом она тоже стала моей собакой. Первое время она жила у меня на Преображенке, и, так как по ночам не давала спать, я ее называла Доставалкой. Отсюда и взялось имя Доста. Помню, я ходила с ней в гости к Лёне Енгибарову, который учил ее разным командам. Потом Доста стала жить у родителей моего мужа на Соколе, а через некоторое время и мы с Чикой переехали туда.

Доста прожила у меня 14 лет, раза три у нее были щенки, которым, естественно, очень внимательно выбирались хозяева. Когда она была уже старенькая, врач предупредил нас, что ей больше рожать нельзя. Поэтому во время течки я водила ее только на поводке и всех, кто гулял с ней, предупреждала, чтоб глядели в оба. Но однажды сама же, выйдя с ней, задумалась, начала что-то репетировать, а тут подбежал бездомный кобель, маленький такой, чудесный, и я только крикнуть успела, но ничего уже поделать нельзя было. Я сама тогда принимала роды.
Родился всего один щенок, девочка. Она безумно смешная была, похожая на обезьянку, с хохолком на голове. Через месяц нашлись ей хозяева, и я поехала посмотреть, в каких условиях она будет жить. Увидела неуютную квартиру, не очень приветливых людей и уехала с тяжелым чувством. На следующий день я позвонила туда и сразу же поняла, что она там не очень-то нужна. В тот же вечер я забрала ее назад и, помню, подумала: «А как мне вообще пришло в голову ее отдать?!»

Я долго не могла придумать ей имя, но как-то пришел к нам в гости актер Таганки Виталий Шаповалов, они друг другу очень понравились и целый вечер играли. Вот в честь него она и стала Витой (на фото слева).

— А кошки Катя с Машей у тебя еще при ней появились?

— Да, и для Виты это оказалось испытанием, так как ей не очень хотелось делить мою любовь. А тут вдруг появляется Катя, которую котенком принесли мне мои друзья, авторы замечательных песен Вера Евушкина и Лена Фролова. Они нашли ее зимой на улице во время перерыва домашнего концерта и взяли с собой, просто решив чуть-чуть отогреть. Но она просидела несколько часов концерта, так внимательно слушая, что они позвонили мне и уговорили подержать ее, пока не найдут хозяина.

Вот так у меня появилась Катя (на фото справа). Вита не агрессивно ее встретила, и в конечном счете у них установились дипломатические отношения. А Маша — это Катина дочка. Летом я вывожу их в деревню, и какое же счастье наблюдать за ними на природе! Правда, там в них просыпаются охотничьи инстинкты, и я очень жалею уже полевых мышек, угодивших в их когти. Мне страшно хочется взять собаку, но после смерти Виточки пока не решаюсь.

— Ты мне когда-то рассказывала удивительную историю про Анастасию Ивановну Цветаеву, обращавшуюся к твоей Вите на «Вы».

— Да, я с Виточкой пришла однажды к Анастасии Ивановне, и, когда она открыла нам дверь, то подобного выражения ее прозрачных серо-голубых глаз, как в тот момент, когда она увидела Виту, я не видела никогда. Она просияла так, будто ей подарили что-то невероятное, и сказала, обращаясь к собаке: «И вы проходите, пожалуйста». Я ее спрашиваю: «Анастасия Ивановна, а почему на «вы»?» — «А я их всех на «вы» называю», — ответила она. У нее есть книжечка о животных — «Непостижимые», где она пишет о своем огромном уважении к ним. Подобным же образом относилась к животным и Марина Ивановна Цветаева.

Ирина Озёрная: А, собственно, чему мы удивляемся? Ведь в стихотворении Маяковского «Хорошее отношение к лошадям», которое ты поешь уже более 20 лет на музыку Владимира Дашкевича (кстати, тоже участника попечительского совета «Сочувствие»), поэт именно на «Вы» обращается к осмеянной толпой упавшей коняге:
Лошадь, слушайте —
чего вы думаете, что вы их плоше?

Во все времена большие художники с уважением и ответственностью относились к существам, данным нам, как сказано в Библии, помощниками, над которыми Господь велел человеку владычествовать. Непонимание смысла и достоинства этих слов приводит к «разбитому корыту», о чем предупредил нас так любимый Раневской Пушкин в сказках о золотой рыбке и золотом петушке. Но в отличие от художников наше высокое правительство, большинство чиновников и депутатов не внемлют ни библейским, ни пушкинским притчам, вот и результат налицо. И потому только на художников последняя надежда.

***
Отзыв читательницы:

Приятно удивил и даже растрогал разговор народной артистки Елены Камбуровой с Ириной Озерной о братьях наших меньших, бездомных животных, которые соседствуют с нами. Спасибо за щедрость души, за умение разделить свою жизнь с теми, кто нуждается в них и кого подчас защитить некому. Сказал ведь кто-то из мудрых, что животные еще более дети, чем сами дети.

Я уверена, что со взрослыми людьми — жестокосердными и садистами, ничего сделать нельзя. Здесь, как говорит моя знакомая, она врач, другая биохимия. А вот сделать так, чтобы дети наши не выросли жестокосердными, можно. И нужно. В этом, уверена, серьезную роль сыграют и ваши рубрики «Бродячая собака», «Люди и звери». Вот я, например, покупаю «Огонек» регулярно (маленький, но настоящий праздник каждую неделю), читаю, потом передаю подругам, затем идет обсуждение и т.д. Вы представляете, сколько человек прочитали или пересказали статью «2 Мальчика» своим детям? Так, мол, и так, дорогой мой сыночек (или доченька), люди, а значит, мы с тобой тоже, — только часть живой природы, и предназначение наше помогать слабым и беззащитным, а потому брошенных кошек и собак нельзя оставлять в беде и птичкам надо кормушки делать. Вот так, друзья мои, сеется и передается доброе, вечное.

Тем, кто захочет обвинить меня в чрезмерном ратовании за помощь животным (типа у нас бомжей полно и нищих), скажу: читайте классику. Уж профессора Преображенского в сюсюканье не обвинишь, а ведь это его слова: «Никому никаких лишних страданий». Вспомнили? А Булгаков воплотил в нем свое представление о русском интеллигенте и гуманисте.

Лариса Чавыкина, Краснодар


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...