Saturday, December 08, 2018

Тварини у неволі, Україна/ private zoo animal cruelty, Ukraine

Державною екологічною інспекцією у Донецькій області проведено перевірку тверджень, викладених у численних зверненнях громадян України щодо порушень умов утримання диких тварин у Покровському приватному звіринцю, який належить сім'ї Падалко І.М. Люди скаржились, що гр. Падалко І.М. тримає левів, ведмедів та інших тварин в жахливих умовах: у тісних клітках, у голоді, холоді і повній антисанітарії.

Під час перевірки зафіксовано багато порушень умов утримання диких тварин у неволі, у тому числі: місця утримання ведмедів та левів не відповідають навіть мінімальним нормам площі для утримання та розведення диких тварин згідно наказу Мінприроди України № 429 від 30.09.2010 «Про затвердження Порядку утримання та розведення диких тварин, які перебувають у стані неволі або в напіввільних умовах»; відсутній тридобовий запас їжі для м'ясоїдних хижих тварин і таке інше.

За виявлені під час перевірки порушення чинного законодавства України відповідальну особу Падалко І.М. Інспекцією було притягнуто до адміністративної відповідальності за статтею 89 ч.2 Кодексу України про адміністративні правопорушення на суму 6 800 гривень з конфіскацією тварин. Матеріали направлені до виконавчої служби для вжиття відповідних заходів.

У зв’язку з тим, що у діях ФОП Падалко І.М. вбачаються ознаки кримінального правопорушення, відповідальність за яке передбачено статтею 299 Кримінального Кодексу України, Державна екологічна інспекція у Донецькій області направила матеріали цієї справи до Національної поліції у Донецькій області.

Також Інспекція офіційно звернулася до Держспоживслужби у Донецькій області щодо здійснення ветеринарного контролю та визначення стану тварин на даний час.
Повідомляємо, що Інспекцією отримано Гарантійного листа від міжнародної організації імені Лоуренса Ентоні в Україні (The Lawrence Anthony Earth Organization - Ukraine) про можливість прийняття тварин до себе і подальшого їх утримання, перевезення та лікування.
Державна екологічна інспекція у Донецькій області дякує всім небайдужим громадянам, які стали на захист тварин у неволі.

Monday, December 03, 2018

«Грустные факты о детёнышах»/ Sad Baby Animal Facts - Brooke Barker

В своей книге «Грустные факты из жизни животных» (Sad Animal Facts) американская писательница и иллюстратор Брук Баркер (Brooke Barker) собрала и сопроводила юмористическими иллюстрациями разнообразные факты, найденные в научных журналах и книгах о животных:
«Людям нравится антропоморфировать животных, наделять их человеческими чертами, приписывать им наши эмоции. Как правило, это эмоции радостные – мы считаем, что животные счастливы, когда плавают, летают, радуются свободе. Но я думаю, что важно и очень интересно узнать о животных побольше. И возможно, задуматься о том, что их жизнь так же сложна, как жизнь людей». - см. статью

Продолжение (via https://www.facebook.com/sergey.sdobnov):








[Откладывает икру - Е.К.]














Tuesday, November 13, 2018

Животные-жертвы калифорнийских пожаров/ The animals caught in California's wildfires - BBC

Источник: In pictures: The animals caught in California's wildfires

По всей Калифорнии пылают масштабные пожары. Жители районов подсчитывают не только людские жертвы, но и погибших или пострадавших в огне диких и домашних животных.

Национальная ассоциация противопожарной защиты (National Fire Protection Association, NFPA) рекомендует владельцам животных, проживающим в районах повышенного риска, заранее подготовить план эвакуации для своих питомцев. Однако в случае, когда получен приказ о немедленной эвакуации, многие люди не успевают вернуться домой, чтобы забрать своих животных.

Жители пострадавших от огня районов используют социальные сети для поиска своих потерянных компаньонов. В поисковых и спасательных работах принимают участие также добровольцы и представители зоозащитных групп.

Капитан пожарной службы Стив Миллосович (Steve Millosovich) несет спасенных кошек, Big Bend

По всему штату выжжены сотни километров земли.
В интернете стали появляться фото- и видеоматериалы об эвакуации выживших животных.

В пятницу, 9 ноября 2018, некоторые жители Малибу ввиду близости бушующего «пожара Вулси», привели своих крупных животных на пляж, надеясь таким образом защитить их от огня.

Сотрудники местной пожарной службы сделали временный эвакуационный пункт для животных на пляже Зума (Zuma Beach) – теперь это популярное туристическое место напоминает сюрреалистические полотна.

Уолли Скалидж (Wally Skahlij), фотограф из «Лос-Анджелес Таймс», сделал на территории пляжа поразительные снимки – включая портрет совы, опустившейся на песок: небо непроглядно из-за бушующего огня и дыма.

Актриса Алисса Милано (Alyssa Milano) обратилась к своим читателям на твиттере с призывом помочь ей спасти пятерых оставленных на пляже лошадей. Актриса – одна из сотен тысяч жителей по всей Калифорнии, вынужденных эвакуироваться.
Сезон лесных пожаров начинается здесь в летний период и может длиться до ранней осени. Однако установившаяся в последнее время низкая влажность, засуха и сильные теплые ветры спровоцировали «идеальные» условия для молниеносного распространения огня.

Найденная брошенной в доме собака доставлена в пункт спасения

Несмотря на колоссальные разрушения, в городе Парадайз, расположенном севернее Сакраменто, были найдены выжившие домашние животные – что дает надежду людям, оказавшимся разлученными со своими питомцами.
Группа ветеринаров оказывает помощь псу с обгоревшими во время пожара лапами

Спасательные работы усложняются тем, что крайне перепуганные животные, особенно те, кто получил ранения, стремятся спрятаться или убежать.

Олень на пепелище в г. Парадизе

На территории Бьютт (Butte County; округ, расположенный в Центральной долине штата Калифорния севернее города Сакраменто), где в ноябре бушевали самые сильные пожары, спасатели и волонтеры, среди которых участники зооспасательной группы North Valley Animal Disaster Group, посещают пострадавшие районы – доставляя всё необходимое брошенным здесь крупным фермерским животным.

Местные зоозащитные организации и приюты по всей Калифорнии призывают жителей взять приютских животных к себе домой, хотя бы временно – чтобы освободить места для нуждающихся в немедленной помощи зверей, которых приносят спасатели.

Собака с ожогами глаз и подбородка, после пожара в г. Парадиз

Некоторые спасенные домашние животные были найдены с обширными ожогами.
Онлайн-волонтеры собирают средства на оплату ветеринарного лечения для таких раненных животных.
В некоторых районах работают группы ветеринаров, оказывающих помощь животным бесплатно.

Тем, кто потерял своих животных-компаньонов, рекомендуется обращаться в особые спасательные пункты (созданные в помещениях аэропортов и даже казино) – куда привозят найденных животных.

* * *
Патрик МакДоннел via MUTTS:

Мы всем сердцем сострадаем людям и животным, пострадавшим от бушующих в Калифорнии пожаров. Напоминаем нашим друзьям, живущим по соседству с территорией распространения огня:
Дикие животные, спасаясь от гибели в огне, могут неожиданно оказаться у вас во дворе – напуганные и потерянные. Департамент лесного хозяйства настоятельно просит вас заносить ваших домашних животных в помещение, особенно в ночное время, а также делать всё возможное, чтобы помочь диким зверям беспрепятственно проследовать через ваш двор и соседние территории.
Если есть возможность, обеспечьте животным доступ к питьевой воде (и меняйте её, по возможности, регулярно, очищая от сыплющегося пепла). Дикие звери напуганы, измождены и лишены привычного окружения – им необходима передышка и поддержка.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Sunday, November 11, 2018

Истории многих спасенных животных подрывают веру в человечность/ takie dela: stray cats

Когда я спрашиваю Наташу, сколько животных у нее дома — она отвечает: сейчас шесть. Часть — ее собственные (слепой Тиша, полосатая Рыся и рыжий Пуфа), а трое ждут хозяев. Наташа смущается — мол, люди с подозрением относятся к тем, у кого много животных. Она никогда не рвалась в спасатели и зоозащитники. Но все изменилось после встречи в подвале.

Летом 2012 года в зеленоградском сообществе соседей во «Вконтакте» появилось объявление: просили помочь найти и поймать кота в подвале дома по соседству. Наташа откликнулась. Кот не нашелся, разошлись, и тут в ноги к Наташе ткнулся крошечный буро-грязный слепой котенок. Бросить его в подвале Наташа не смогла.
Так у нее появился первый кот, и с тех пор жизнь круто изменилась. Тиша был слепым от рождения, несчастным и совершенно больным. Дома Наташа растерялась — что с ним делать? Своих животных до этого не было. Обратилась за советом в группу зеленоградских зоозащитников. Волонтеры тут же пришли к ней домой, помогли помыть бедолагу, посоветовали ветеринара. В будни, когда она на весь день уезжала на работу, приходили делать уколы и давать лекарства.

Наташу помощь совершенно посторонних людей очень растрогала. Волонтерская группа была совсем маленькая — 25 человек, и денег на их нужды вечно не хватало. Наташа подключилась — сначала просто стала помогать в ответ на бескорыстное отношение, а потом включилась и сама стала вместе с новыми друзьями спасать животных и искать им новый дом. Из небольшой группы выросло сообщество волонтеров «Второй шанс» — пока действовали в одиночку, было тяжело и финансово, и физически. Своего приюта у сообщества нет — животные живут в обычных квартирах, в каждой не больше семи. Кажется, так даже лучше — в домашней атмосфере животные быстрее приходят в себя от стресса, пережитого во время скитаний на улице.

Пуфа еще котенком приехал к Наташе на передержку, но живет уже пятый год. «Ты сама хотела ему лучших хозяев — это мы», — сказал Наташин муж, когда апатичного больного котенка вылечили. «Муж любит животных, — рассказывает Наташа, — но не всегда в восторге от моих увлечений. Иногда дело доходит до крайности, ему начинает казаться, что я трачу на котов слишком много времени, — и тогда он пытается немного остудить мой пыл. Но, с другой стороны, он точно знает, что я не тот сумасшедший человек, который бегает по улицам за всеми котами и тащит их домой. Я отдаю себе отчет, что всех спасти невозможно».

Истории многих спасенных животных, говорит Наташа, подрывают веру в человечность. Одного выкинули за то, что заболел, другого променяли на дорогого и породистого, третьего потеряли в мороз в лесу и не стали искать. Выбросили из машины. Подбросили в подъезд.

Пару лет назад «Второй шанс» стал стучаться в разные фонды помощи животным. Хотели пробиться, чтобы поучаствовать в их выставках и мероприятиях, на которых животным ищут новый дом. Разослали больше десятка писем. Но им отказывали — мол, у них не приют. И вообще, слишком мало животных на попечении — 50-70 в год. Разве это масштаб?

Первым откликнулся фонд помощи животным «Рэй». Позвали познакомиться, рассказать о себе, а потом — от имени фонда — представить своих котиков на зоовыставке.

Наташа признается, что сама раньше не верила благотворительным фондам. «Я всегда была за адресную помощь. И все благотворительные инициативы, в которых я принимала участие, были адресными. Только начав сотрудничать с „Рэем“, я поняла, для чего нужны фонды и почему именно так работает весь благотворительный мир», — признается Наталья.

Сердобольный человек может время от времени помогать нескольким животным, оплатить им корм или операцию. Фонд же решает системные проблемы помощи животным и делает это постоянно. У «Рэя» на попечении 30 приютов в Москве и Подмосковье, в которых содержатся более 15 тыс. бездомных зверей.

Создали фонд «Рэй» в 2015 году две девушки-волонтера, такие же, как Наташа Цветкова. Они придумали, как изменить систему помощи приютам, а главное, придумали как вовлечь волонтеров и сочувствующих, объединить их в одну сеть и эффективно координировать.

Осенью «Рэй» запустил мобильное приложение «Помощник Рэй». На интерактивной карте Москвы отмечены приюты, пункты сбора вещей, координаты волонтеров. Приюты пишут запросы и создают задания, которые сразу появляются на карте — любой может найти на карте ближайший приют (или подходящее задание) и откликнуться. В большом городе не каждый готов везти вещи, корм или лекарства, но встретиться с волонтером по дороге на работу и передать, скажем, пару ненужных пледов не сложно. Программ разнообразной помощи — в том числе и тех, в которых требуется не финансовая, а иная помощь, — у фонда много. Их координация — это постоянный процесс, в который вовлечен весь немногочисленный штат «Рэя». Поначалу они совмещали помощь животным с другой постоянной работой, однако эта деятельность требует полного вовлечения, а значит должна оплачиваться.

Пожалуйста, поддержите работу фонда «Рэй» [см. внизу по ссылке]. Подпишитесь на ежемесячное пожертвование на любую сумму — они гораздо эффективнее разовых перечислений. Чтобы профессионально помогать животным, нужно этим заниматься ежедневно. Это возможность помочь большому количеству несчастных зверей. Это вклад не в сиюминутную однократную помощь, а в изменение системного подхода помощи бездомным и брошенным животным.

Источник, декабрь 2017

С нами как биологическими существами что-то не то/ Viktor Kossakovsky - interview, Radio Svoboda

В 2011 году документальная картина Виктора Косаковского «Да здравствуют антиподы!» открыла Венецианский международный кинофестиваль

Виктор Косаковский: Лет десять назад я попал в один пустынный уголок Южной Америки. Сумерки, тишина, рыбак на мостике, леска уходит в неподвижную воду. Я мысленно продлил леску до центра Земли и задумался - куда она выйдет в другом полушарии? В Буэнос-Айресе купил географический атлас. На «том конце» оказался Шанхай. Мой сын, начинающий китаист, полетел туда и нашел по координатам нужное место. Там стояла женщина и продавала рыбу. Представляете?! Так и сложились пары: Аргентина – Китай, Россия – Чили, Гавайи – Ботсвана, Новая Зеландия – Испания.

В Ботсване я изначально снимал местных жителей, негритянку. Но в деревушку начали заходить животные. В кадре возник слон, я зачем-то заснял его кожу. А затем на Гавайях такую же фактуру, цвет и рисунок – у застывшей лавы. Вот и антиподы…
В Новой Зеландии тоже намеревался снимать людей, но случайно застал момент, когда на берег выбросился кит. Редкое событие. Я не мог не схватиться за камеру. По закону касаться кита могут лишь коренные жители, маори. Они обязаны его похоронить. Маори нашлось всего пятеро. Не справились, позвали белых. Картина эпическая: бескрайний океан, огромное животное – и люди-букашки пять дней пытаются сдвинуть кита.

В Африке Косаковскому повезло снять льва у водопоя с одного дубля: зверь склоняется над рекой и начинает лакать воду точно над камерой, так что на экране видны и брызги, и разинутая пасть льва.

Виктор Косаковский: Я две недели сидел на дереве с биноклем и наблюдал за повадками львов. Оказалось, что они приходят на водопой примерно в одно и то же место. Потом мы сделали стеклянный куб и поместили его на дно реки, а внутрь установили камеру на рельсах. Я уже приготовился двигать камеру, когда придут львы, но лев вдруг подошел к воде точно там, где стояла камера.

Есть в фильме и кадры, которые пришлось создать. Например, чтобы снять трехминутный полет кондора в Патагонии, режиссеру пришлось использовать в качестве приманки собственного сына.

Виктор Косаковский: Обычно, когда такие вещи снимаются для канала BBC или Animal Planet, это делается так: они убивают какое-то животное, косулю или овцу, оставляют ее на открытом месте и ждут, пока полетят кондоры. Но я вегетарианец, и я не мог убить для съемки животное. И я думал-думал, и не смог придумать ничего лучше, как попросить своего 20-летнего сына приехать в Чили. Он и стал «приманкой» для кондора. Я сказал ему: «Я никого не могу попросить об этом только тебя». И вот сначала он в течение десяти дней приходил туда и сидел на одном месте, чтобы кондоры к нему привыкли. А потом мы приехали на это самое место перед рассветом, и я попросил его лечь на снег и не двигаться, чтобы птицы подумали, будто он умер и начали бы кружить над ним. Они поднялись километра на два, а потом постепенно стали спускаться. И мы это сняли. Для сына у меня был только один аргумент: «Зато ты никогда этого не забудешь», – сказал я ему.

Виктор Косаковский: Помню, летел над Африкой. Сухой сезон, сплошной песок, полумертвые деревья. И к луже, когда-то бывшей озером, тянулись издалека стада животных. Львы и антилопы стояли рядом и ждали, пока напьются слоны. Невероятное уважение друг к другу в ужасных условиях.
Потом в Чили пастух здоровался утром с овцами, звал их по именам… Потом в России девочка разговаривала с гусями и признавалась, что в следующей жизни хочет стать водой. Потом в Испании я несколько дней смотрел на гусеницу на камне, похожем на кита, – ждал, когда она превратится в бабочку. А потом бабочка два дня никак не взлетала…
Словом, я понял, что человек на Земле – житель важный, но не самый главный. Что валун, который лежит без движения тысячи лет, тоже может претендовать на главенство. Мне показалось, что мы завышаем свое значение. Когда поездишь по миру, видишь, что человек как идея, замысел – прекрасен. Гениально сотворен. Но это когда он один. А вместе мы вечно что-то придумываем… неправильное. Помните: «Чем больше я узнаю людей, тем больше мне нравятся собаки»?
И все же встречаются те, кто очень близок к той самой идее человека. Так что я уже не хочу снимать «про плохое». У меня было несколько картин, где прекрасное и уродливое показано в их слиянии. А теперь я стараюсь уродливое не замечать. Не хочу.

Источники: 1, 2

* * *
Дмитрий Волчек: 50 лет назад в эссе «Человек – ошибка эволюции» Артур Кестлер выдвинул гипотезу о том, что homo sapiens является не венцом творения, а патологической ошибкой. Он обнаружил у человеческого вида пять симптомов патологий, которых не найти у других животных. В их числе стремление истреблять себе подобных и «шизоидный разрыв между рациональным мышлением и иррациональными верованиями».

Виктор Косаковский [российский режиссер-документалист, род. в 1961] предлагает те же вопросы о пороках человеческого рода.

Его новый документальный фильм «Акварель» посвящен воде во всех ее формах: нет ни одного кадра, в котором не было бы воды. Трещит арктический лед, тропический ураган сметает все живое, жалкий кораблик чуть не гибнет в океане, взбаламученном штормом.
«Акварель» – технический эксперимент: 96 кадров в секунду вместо привычных 24, а для записи звука было использовано 118 дорожек. Это фильм о стихиях, с которыми безрассудно пытается сражаться человек.
На Венецианском фестивале прошла премьера фильма.

Виктор Косаковский: Когда вы в океане находитесь, там 24 часа в сутки идет шторм, и ты представляешь, что это может быть так миллион лет… Или водопад, там такая мощь невероятная, ты понимаешь, что это так каждый день без выходных, без Нового года, без дня рождения. Каждую секунду миллион лет – вот такая сила.

Откуда это взялось? Мы не знаем ничего про этот мир, про то, по каким законам он существует. И конечно, мы переоцениваем наше значение в этом мире. Я не знаю, как мы сумели узурпировать все это, как сумели подавить все вокруг, как мы решили, что мы самые главные?

Это только мы изобрели автоматы, пытки, концентрационные лагеря, ГУЛАГи, «Новички» – это только мы делаем, это никто другой не делает, ни попугай, ни крокодил. Если они убивают друг друга, они в честном бою один на один, но так, чтобы миллионы убивать – это только мы.

Это только мы придумываем бомбы, это из-за нас в океане плавает целый пластиковый континент.

В среднем человек съедает сто килограмм мяса в год. Если нас 7 миллиардов, значит нам надо убить 7 миллиардов крупных животных по 100 килограммов каждое. Сейчас на земле два миллиарда коров, два миллиарда свиней, 20 миллиардов куриц, и все они не проживут и двух лет. Мы просто убийцы. Мы думаем, что мы самые главные. Мы ведем себя не то что безрассудно, я даже не знаю такого слова по-русски, надо придумать это слово, чтобы квалифицировать, как ужасно мы себя ведем.

Дмитрий Волчек: Такие размышления много лет назад привели меня к вегетарианству, а потом и к веганству.

Виктор Косаковский: У меня то же самое. У меня была в семье маленькая трагедия: меня отправили из города в деревню, я прожил там несколько месяцев. У меня был друг – маленький поросенок. Потом его, естественно, съели. Мне было 4 года, я запротестовал: съели моего друга. И я стал вегетарианцем.
Сейчас я снимаю картину про свинью, курицу и корову.
Люди снимают, как их убивают, – это не помогает. Люди снимают мясокомбинаты – это не помогает. Я решил снять, кто они такие. Кто такая курица, кто такая свинья, кто такая корова. Я решил провести с ними время, два месяца, просто уделить им время и понять.
Я вам скажу: ничего лучшего в жизни я не снял, ничего лучше я не испытал. Вот эти эмоции: увидеть, что они способны на самопожертвование, на чувство юмора, на взаимовыручку, на любовь, они на все способны. Они способны плакать от переживаний. А мы думаем, что это только наша привилегия – душа. Простите, пожалуйста, это не наше, у них тоже это есть.

Дмитрий Волчек: У вас есть потрясающий кадр: во время наводнения свиньи и собаки стоят и ждут спасения, ждут своей судьбы…

Виктор Косаковский: Это был самый первый кадр, который я снял случайно. Я был в Мексике по другой причине, снимал другой фильм. Это было пять лет назад. Но когда я услышал о наводнении в Веракрусе, я туда приехал, снял этот кадр. Я его сохранил, и он попал в картину.

Я понимаю, что документалисты сейчас снимают о Путине, о том, какой он плохой, или что мы делаем не так в Сирии или Украине. Я понимаю. Сам факт, что есть Путин, сам факт, что есть война, говорит о том, что что-то с нами не в порядке. С нами как биологическими существами что-то не то. Если русские воюют с Украиной, что-то с нами, не с русскими и с украинцами, а что-то с человеком не то. Поэтому это я и снимаю: я хочу понять, что это за существо – человек, в чем его место на земле.

Использование кинематографа в пропагандистских целях ужасно. Потому что должен быть кто-то, кто просто служит культуре беззаветно, бескорыстно, чтобы огонь еще теплился. Мы пришли в кино, потому что смотрели что-то на экране, каждый свое, защемило сердце, и мы сказали: «Вот это да!» Художественные выражения с экрана могут дать тебе что-то, что ты никогда в жизни не испытывал, могут подвигнуть тебя к размышлениям, к которым ты никогда, — ни читая книгу, ни разговаривая с людьми, ни слушая музыку, — не пришел бы. И кто-то должен продолжать этим заниматься.

Я делаю сейчас кино, которое будет по всему миру. Я разговариваю с миром, я хочу миру сказать, что нам нужно проснуться. Если мы позволяем себе убивать в год 7 миллиардов животных – это мы совершаем убийство. Леонардо да Винчи сказал 500 лет назад: убить животное – это убийство. Когда-нибудь люди это поймут.

Я хочу сказать: друзья мои, может быть, проснуться пора, может быть, посмотреть на реальный мир, как он выглядит? Не на наш придуманный, а на реальный. Вот реальное кино. Поэтому я не снимаю против Путина или за Путина – это опять истории, это опять твое представление, опять ты подтасовываешь как-нибудь, чтобы какую-то историю новую в мир протолкнуть.
Хватит уже историй, осознайте, где мы живем, осознайте этот мир, научитесь его уважать, попробуйте его понять, тогда будет понятно наше место. Имеем ли мы право унижать всю природу. Имеем ли мы, например, сейчас право уничтожать лес в Сибири и продавать его? Имеем мы на это право или нет? Не как русские и не как китайцы, которые это увозят, а как человек, как биологический вид, имеем мы на это право или нет? Вот моя проблема.

Отрывки; источник: «Есть вещи поважнее Путина». Эксперимент Виктора Косаковского - 10 ноября 2018

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...