Sunday, November 23, 2014

Прекратить нелегальную торговлю собачьим мясом в Таиланде/ Stop illegal dog meat trade in Thailand

источник: Stop illegal dog meat trade in Thailand


Необходимы немедленные меры, чтобы прекратить истязания и убийства на мясо тысяч собак.
Всё, что касается торговли собачьим мясом в странах Южной Азии, есть невообразимая жестокость и варварство.
Вы можете помочь прекращению неописуемых мучений тысяч животных, добавив вашу подпись под всемирной петицией Soi Dog’s global petition. Она призывает власти Таиланда пресечь деятельность преступников, наживающихся на боли и агонии собак.

Видео (по ссылке): [осторожно, не для слабонервных]
Рики Джервейс (Ricky Gervais), Джуди Денч (Judi Dench) и другие знаменитости отдали свой голос и приняли участие в кампании против чудовищной торговли собачатиной в Таиланде.
Теперь, когда и вам известно об этом, вы сможете присоединиться к обращению?
Особая благодарность нашим друзьям в Environment Films за их усилия, время и создание этого видеоролика.

Находящихся в паническом ужасе собак (многие из которых были компаньонами людей и украдены из домов) запихивают в клетки. Их ждет мучительная транспортировка и гибель на бойне – самой примитивной и варварской, которую скорее следует назвать камерой пыток.

(слева: многие собаки не выдерживают транспортировки на примитивную бойню и умирают - от увечий или удушья. Им повезло больше.
справа: представители Soi Dog в сотрудничестве с полицией и властями спасли от смерти более тысячи собак.)

Животных не умерщвляют сразу.
Нет. Их избивают, с живых сжирают шкуры или варят в кипятке.
Всё эти невообразимые ужасы подстегиваются верованием, будто агонизирующая боль животных (выброс адреналина) делает их мясо нежнее.
Ужас, истязания, мучительная медленная смерть. Одна из самых страшных форм жестокости, проявляемой человеком к животным.
Вы можете помочь прекратить это.
Благодаря вашей подписи под обращением, больше таких грузовиков будут остановлены на их пути к бойне

Подпишите, пожалуйста, нашу петицию к премьер-министру Таиланда (General Prayuth Chan-ocha, Prime Minister of Thailand): «Я крайне обеспокоен(а) тем фактом, что, несмотря на многочисленные аресты и негодование общественности, нелегальная торговля собачьим мясом и шкурами продолжает процветать, как внутри Таиланда, так и в других странах. Это необходимо остановить».


Этот и другие материалы о торговле мясом собак и кошек в странах Азии

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Saturday, November 22, 2014

Художник лечит разбитое сердце, делая смешные фото своей собаки/ Heartbroken Artist Heals Through Fun Photos of His Dog

источник: Heartbroken Artist Heals Through Fun Photos of His Dog


Когда от бразильского художника Рафаэля Мантессо (Rafael Mantesso) ушла жена, он, оставшись один в пустом доме, не знал, что делать. К счастью, с ним остался его пёсик, бультерьер по кличке Джимми Чо (Jimmy Choo). Именно он помог художнику пережить развод и исцелить разбитое сердце.

В свободное время Рафаэль Мантессо занялся творчеством: он подлавливал смешные позы своего пса, делал фотографии, оформлял их рисунками или деталями и выкладывал в интернет. Это занятие стало отличным лекарством от стресса, а также сблизило художника с его четвероногим компаньоном:
«Он лучший на свете партнер, безусловно, лучший друг».


Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Thursday, November 20, 2014

Закон ‘Ag-gag’ помешает сбору информации о случаях насилия над животными/ Amy Meyer: Charged With the Crime of Filming a Slaughterhouse

источник: The First American Citizen Arrested Under an “Ag Gag” Law Tells Her Shocking Story; апрель 2013

Эми Мейер (Amy Meyer, на фото) стала первой американкой, арестованной по обвинению в нарушении нового закона штата Юта ag-gag, согласно которому съемка жестокого обращения с животными считается нелегальной. Считается, что закон призван защитить американцев от кадров насилия над животными.
[Ag-gag, эг-гэг - общий термин для законопроектов США, призванных помешать разглашению информации (anti-whistleblower laws) - Е.К.]
На самом деле результатом принятия этого закона может стать сокрытие истинного положения дел и жестокого обращения с животными от общественности Америки.

8 февраля 2013 года 25-летняя Эми Мейер, которая работает волонтером в обществе по защите животных, со своей коллегой припарковали машину через дорогу от здания компании по производству и упаковке мяса (Dale T. Smith and Sons Meat Packing Company) в Дрэпере, штат Юта, к югу от Солт-Лейк-Сити. Они перешли улицу и остановились на придорожной полосе общественной земли, рядом с огороженным колючей проволокой участком скотобойни. (статья)

Эми Мейер рассказывает: «Я посетила скотобойню компании Smith Meatpacking в городе Дрэпер, штат Юта, потому что слышала множество рассказов о том, что на прилегающей к скотобойне автомагистрали любой прохожий может стать свидетелем ужасающих сцен, когда коровы борются за жизнь, пока их везут навстречу насильственной смерти.
Увиденное мной было, мягко говоря, удручающим.
Коровы, которых вели внутрь здания, упирались и пытались развернуться, едва заслышав и почуяв запах того кошмара, который ожидает их внутри. Я видела горы рогов, разбросанных вокруг здания, плоть животных, выброшенную в мусоросборник неподалеку.

(слева: фото Эми Мейер)
Я также стала свидетельницей зрелища, которое, по моему мнению, есть неоспоримый, однозначный акт жестокости к животным: живую корову, которая выглядела больной или искалеченной, вывозили из здания на автопогрузчике (forklift; вилочный погрузчик), будто она была кучей булыжников.

Снимая сцены жестокости, я оставалась на общественной (не частной) территории. Я ни разу не пересекла проволочный забор, который ограждает частную собственность, о чем сообщила полицейским, присутствовавшим на месте.
Я поражена и шокирована тем, что против меня в Дрэпере возбудили судебное дело только за то, что я стояла на общественной земле и снимала сцены насилия над животными. Арестовали меня, а те, кто издевается над животными, свободны и продолжают калечить и убивать беззащитных.
Насколько мне известно, совладельцем данной скотобойни является мэр города Дрэпер, господин Даррел Смит (Darrell H. Smith)».

Девушку отпустили, но позже ей было предъявлено обвинение в нарушении закона и проникновении на частную территорию.

Как свидетельствует история, каждое освободительное движение достигает переломного момента, вызывая у граждан возмущение и протест, толкающие их к действиям. И такой момент настал. Гражданка Америки Эми Мейер предстанет перед судом штата Юта 23 мая 2013 года. Ее преступлением было сострадание. Если ей вынесут обвинительный приговор, то, в соответствии с ag-gag, Эми грозит до шести месяцев тюрьмы.

Один только этот процесс должен обеспокоить американских граждан, которые доверяют Конституции и правоведению США.
От имени всех животных, которые отчаянно нуждаются в нашей помощи и в таких, как Эми Мейер: в людях, которые хотят донести правду до общественности – не дадим этому случаю насилия над животными пройти незамеченным; не позволим нарушать наше право знать правду.

*
источник:
Этот и подобные законопроекты ag-gag вызывали мощный негативный отклик общественности, включая редакторские статьи в изданиях New York Times и Washington Post, с приведением гипотетических примеров того, как именно могут быть использованы эти законы.
Крупнейшие американские профсоюзы AFL-CIO и Teamsters заявили, что это сопряжено с повышением риска на рабочих местах. В Американском обществе по предотвращению жестокости к животным (American Society for the Prevention of Cruelty to Animals, ASPCA) уверены, что ag-gag приведут к закрытию и срыву расследований, которые ведут группы зоозащитников. Национальная ассоциация фотожурналистов (National Press Photographers Association) говорит о том, что законы вызовут сворачивание работы журналистов.

Первое судебное разбирательство ag-gag должно стать тревожным сигналом о том, что всё вышеперечисленное – не просто гипотетические страхи. Цель подобных законопроектов одна: держать потребителей в неведении. Вместо того чтобы реагировать на видеоматериалы о жестоком обращении с животными посредством всеобъемлющих реформ, промышленники просто-напросто пытаются заставить нас выключить видеокамеры.

см. также: Charged With the Crime of Filming a Slaughterhouse (July 31 2013)

UPD, источник:
30 апреля 2013 года, всего через день после того, как история Эми Мейер попала на первые страницы новостных изданий, прокуроры г. Дрэпер сняли обвинения в правонарушении с активистки, которая вела съемку скотобойни штата Юта.

*
Закон ‘Ag-gag’ помешает сбору информации о случаях насилия над животными
источник; июнь 2013 года

Эми Мейер занимается пожертвованиями в приюте для сельскохозяйственных животных (Ching Farm Rescue and Sanctuary) в г. Ривертон, штат Юта.

Эми Мейер:
Несколько месяцев назад у скотобойни в Дрэпере я сделала видеозапись такого, на что многие не решились бы взглянуть...
Я наделась, что при помощи зафиксированной на пленку жестокости к животными, можно будет возбудить иск... Его и правда возбудили: против меня.

(фото слева взято из Сети - Е.К.)

В ответ на разоблачающие документы зоозащитных организаций (некоторые из этих материалов привели к отзыву с рынков мяса или к криминальной ответственности представителей индустрии) — мясопромышленники наняли лоббистов для проталкивания законов, мешающих людям расследовать и документировать происходящее внутри «мясного производства». Ко всеобщему изумлению, власти штата Юта подчинились давлению и в прошлом [2012] году объявили преступлением фото- или видеосъемку «животноводческих операций».
В феврале я стала первой жертвой этого закона – хотя находилась во время съемки не на частной. А на общественной территории.

После того, как мой случай стал известен на всю страну, обвинения против меня были сразу же сняты. Однако этот закон в штате Юта остается в силе, и подобные законы обсуждались к принятию в других штатах.

То, что произошло со мной, показывает, что любой ag-gag может быть использован для запугивания законопослушных граждан, которые просто пытаются зафиксировать документально случаи жестокого обращения с животными; создаст помехи для сбора и распространения информации, которая интересует граждан.

Несмотря на потенциальную угрозу для Первой поправки [First Amendment; одна из наиболее важных поправок к Конституции США, гарантирующая права, которые считаются неотъемлемыми атрибутами либеральной демократии: свободу вероисповедания, свободу слова и прессы, право мирно собираться и обращаться к правительству. Является частью Билля о правах], а также протест общественности против таких законов (прошлогодний опрос общественного мнения, проведенный социологами Lake Research Partners, показал, что 64% американцев против ограничения документирования обращения с животными) — ag-gag законы в этом году намерены ввести в одиннадцати штатах.

Вполне объяснимо желание представителей сельхоз-бизнеса предотвратить получение американцами информации о том, чтó на самом деле происходит с животными.
Стандартные свинофермы держат животных в крохотных загонах-пеналах, чуть превышающих размер свиньи (об этом недавний отчет организации Mercy for Animals).
Свиньи – умные и социальные животные, но на свинофермах интенсивного животноводства с ними обращаются, как с неодушевленными предметами. Всю короткую и мучительную их жизнь животных держат обездвиженными, в полной изоляции.
Многие зоозащитные организации предоставляют документы о птицефабриках, где куры и цыплята содержатся в металлических клетках, настолько тесных, что нельзя расправить крылья.
Миллионы коров и свиней, которых растят в пищу человеку, подвергаются чудовищных операциям по обрезанию гениталий и хвостов, безо всякой анестезии. Подобные действия повлекли бы за собой возмущение и уголовную ответственность, если бы речь шла не о телятах и поросятах, но о собаках и кошках.

Издевательства над животными на предприятиях интенсивного животноводства требуют не меньшего, но большего внимания общественности.
К счастью, документы о жестокости к животным, а также инициативы здравоохранения внесли некоторые изменения в привычки потребителей. По данным Департамента сельского хозяйства США, в период с 2007 по 2012 годы потребление мяса в стране сократилось на 12%. Кое-кто из мясопромышленников обеспокоен угрозой сокращения прибыли. Попытки перекрыть доступ к информации заставляют задуматься: чтó именно производители стараются скрыть от глаз потребителей.

Конечно, всё зависит от конкретных людей: хотят ли они поддерживать эту промышленность, каждый раз садясь за обеденный стол, — и хотят ли они поддерживать своими избирательными голосами законотворцев, работающих над принятием законов ag-gag.

Из комментариев к вышеприведенной статье:
Увы, ничего не изменится. Американцы ценят свое право на дешевое мясо. Единственный способ сделать его дешевым – накачивать животных гормонами; поддевать вопящих от ужаса вилочными автопогрузчиками; обрабатывать всё это далее – до сохранения некоторого странного красноватого оттенка. Подавляющему большинству американцев попросту плевать на проблему, так что в ближайшее время ничего не изменится (если вообще когда-то изменится).
Люди охотнее заплатят за курицу пять, а не восемнадцать долларов. Им ведь нужны сэкономленные деньги для оплаты кабельного телевидения, например (сериалы-то нельзя пропускать!)... и конечно, для оплаты счетов за пользование мобильниками.
Бойкотирование не сработает.

*
Беседа с Эми Мейер, источник; июль 2013 года

Как ты оказалась вовлеченной в защиту прав животных?

Эми Мейер: Это было лет семь или восемь назад, после того, как я увидела фильм «Знакомьтесь: ваше мясо» (Meet Your Meat), о предприятиях интенсивного животноводства.
Я стала вегетарианкой, а где-то через год – веганом; начала подключаться к деятельности в защиту животных.
В настоящее время я занимаюсь волонтерством в приюте для сельскохозяйственных животных Ching Farm Rescue & Sanctuary в Ривертоне, Юта. Цель организации – спасение и защита фермерских животных, у нас сейчас около 130 питомцев.

Расскажи о законопроекте ag-gag.

Эми Мейер: Этот закон был принят в штате Юта в прошлом году. Согласно ему, уголовной ответственности подлежит любое документирование – будь то фото- или видеосъемка – любых сельскохозяйственных или животноводческих процедур без предварительного разрешения. Нельзя снимать на территории предприятия, если ты устроился туда на работу и ведешь расследование под прикрытием, или даже если ты обычный сотрудник, ставший свидетелем жестокого обращения: ты не можешь сообщить об этом, потому что рискуешь понести уголовную ответственность. Эти билли созданы для пресечения деятельности информаторов.

Но разве сельхоз-бизнес, как и всякий другой, не имеет права на приватность?

Эми Мейер: Пища не поступает из какого-то частного дома — она появляется из стен предприятий интенсивного животноводства, которые не могут претендовать на приватность, поскольку производят продукты для общественности. На таких предприятиях должно быть не меньше, а больше камер наблюдения. Активисты, ведущие расследования под прикрытием, помогают обнаружить и обличить преступную жестокость к животным, которая иначе могла бы остаться незамеченной. Расследование, проведенное в 2007 году Гуманным обществом США (Humane Society of the United States) привело к крупнейшему в истории страны отзыву говядины с рынков.

Но почему это должно заботить мясоедов?

Эми Мейер: Закон ag-gag, принятый в Юте, должен встревожить каждого человека, не только из-за прав животных, но и потому, что он ущемляет гражданские свободы. Первая поправка Конституции гарантирует свободу прессы; мы должны иметь возможность знать, как именно производится то, что мы едим. Эти законы неконституционны, это не может не беспокоить граждан. Подобные билли начинают покрывать многие промышленности, и любой активизм становится опасным занятием. Очевидно, что правительство – на стороне корпораций и больших денег, что оно пытается запугать людей юридическими мерами.

Как думаешь, что ждет эти законы в будущем?

Эми Мейер: Разные штаты нашей страны пытаются принять подобные билли – штат Юта создал ужасный прецедент. Хоть и завуалировано, идет увеличение перечня индустрий, покрываемых такими биллями; нарушителям предписывается всё более суровое наказание. Но в мае этого года власти штата Теннесси отклонили билль ag-gag, и с тех пор подобные законопроекты не принимались нигде. Так что будем надеяться, дан толчок для изменений в отношении законов ag-gag.
[в настоящее время закон, подобный ag-gag Юты принят в штате Айова, Википедия - Е.К.]

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Wednesday, November 19, 2014

Спасение дикой природы Австралии от пожаров/ Save Native Wildlife from Bushfires

источник
Автор петиции: Международный фонд защиты животных (IFAW)
Адресат: Федеральные и общегосударственные власти Австралии


Пожары будут становиться всё масштабнее и продолжительнее. Весна этого года уже принесла пламя в некоторые штаты страны. По прогнозам, нынешний сезон будет самым страшным по числу и силе пожаров. (см. также статью)

Пожалуйста, задумайтесь о природе, о диких животных – именно они становятся забытыми жертвами пожаров. Подумайте о самоотверженных добровольцах, которые выхаживают обгоревших, израненных животных – неделями, иногда месяцами; не получая от официальных властей даже слова благодарности за свою работу. Поиск и спасение животных из огня – это только начало длительного реабилитационного периода.
В настоящее время нет никаких правительственных фондов для обеспечения работы добровольцев и специалистов, занимающихся лечением и восстановлением животных-жертв пожаров.

Международный фонд защиты животных (IFAW) всемерно поддерживает жизненно важную работу множества защитников дикой природы и животных. Но нам насущно необходимо вмешательство и поддержка со стороны государства и федеральных властей; необходимо признать и придать работникам этой «скорой помощи» в чрезвычайных ситуациях официальный статус.

Пожалуйста, подпишите наше обращение к властям Австралии с просьбой о поддержке и финансировании деятельности спасателей дикой природы и животных-жертв пожаров. Помогите защитить нашу хрупкую, уязвимую природу для будущих поколений.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Sunday, November 16, 2014

Яркая и оригинальная реклама в защиту животных/ Powerful social issue ads

в продолжение темы

Простых фактов бывает недостаточно. Социальная реклама обязана взывать к эмоциям зрителя.
Грамотно сделанная реклама призвана привлечь ваше внимание и надолго отпечататься в памяти. Именно это нужно для того, чтобы люди задумались о различных социальных и экологических проблемах, или хотя бы знали, что такие проблемы существуют.

С каждой перевернутой страницей продолжается вырубка лесов
Advertising Agency: LINKSUS, Beijing, China

***
Пугающе - еще страшнее.
Эксплуатация экосистем угрожает и жизни человека. 
Всемирный фонд дикой природы (WWF)
Advertising Agency: DDB&CO., Istanbul, Turkey

***
Охрана диких птиц: Если пластиковый мусор не подберете вы, подберут они.
Автор фото - Крис Джордан (Chris Jordan - Midway), см. статью
Advertising Agency: TBWA\Hunt\Lascaris, Johannesburg, South Africa

***
Каждые 60 секунд исчезает один вид животных. Каждая минута на счету.  
Advertising Agency: Scholz & Friends, Berlin, Germany

***
Международный проект в защиту животных: пластиковые пакеты убивают.
Advertising Agency: BBDO Malaysia, MALAYSIA, Kuala Lumpur / Advertising Agency: Duval Guillaume, Belgium

***
Котёнок тот же – хозяева разные.

Пёсик тот же - разные хозяева.
Оба плаката созданы для зоозащитной организации Филиппин Compassion and Responsibility for Animals (CARA)

***
Возьмите себе питомца из приюта для бездомных животных.
Плакат для организации Dallas Pets Alive

источник/ source

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Thursday, November 13, 2014

Запретить притравочные станции в России/ Against animal baiting

источник; больше ссылок; текст на английском

По данным защитников животных в России притравочных станций, которые называются «испытательно-тренировочные», становится все больше и в отличие от большинства западных стран, закон их деятельность не ограничивает.

«Сборища сторонников притравки - почти закрытые сообщества, в объявлениях нередко подчеркивают: только для своих. Потому как, наверное, понимают: нормальные люди подобное изуверство не одобрят. В прошлые выходные на ИТС «Фрязево» я чуть не оказалась запертой в сарайчике с лисами и енотами, которых попыталась сфотографировать: выход блокировал сотрудник заведения. Собрав вокруг себя кучку охотников, он орал: «Опять «зеленые» понаехали!»
- А давайте скажем, что она украла что-нибудь, и дело с концом, - хмыкнул самый сообразительный.
Украсть хочется всех - потрепанные лисицы и еноты сидят в тесных, грязных клетках. Безжизненно свисающие лапы, покусанные хвосты, шерсть клочьями, жуткая вонь, затравленные глаза...
Отдельная боль - медведица Маша, десять лет обретающаяся в качестве живой приманки, именно «зеленые» обнаружили ее здесь и забили тревогу. Когда-то Маша служила в цирке, а теперь ютится в крохотном загончике, а в дни притравок бегает на цепи вдоль короткого троса, едва уворачивая тощие бока от зубов разъяренных собак.»

Все происходит в загоне почти в естественных условиях. Но есть отличие: «подсадные» животные ни убежать, ни обороняться не могут - у многих из них удалены клыки и когти, чтобы не поранили дорогостоящих собак. У некоторых перебиты или перекушены лапы, волкам меж зубов вставляют деревяшку - «сострунивают», чтобы они не могли кусаться, медведей сажают на трос с блоком, по которому они могут перемещаться по весьма ограниченной территории. Бывает, используют неспособных дать отпор детенышей - лисят или зайчат. Барсуков, енотов и лис пускают в специально построенную искусственную деревянную нору и натравливают на них собак, которые, нагнав, рвут их зубами. Животные страдают, они испытывают боль и стресс. Животное находится в постоянном страхе.

Тренироваться собаки могут хоть каждый день. Одна притравка обходится их владельцу всего 5 евро. За эти деньги псу дают 10 минут на то, чтобы укусить зверя максимальное количество раз.

Притравочные станции приглашают гостей. Реклама об их услугах на обочинах дорог, в газетах, журналах и на Интернет-сайтах. Но в объявлениях не сказано об одной услуге, о которой очень хорошо знают постоянные посетители таких мест. Если клиент захочет, его собаки будут терзать привязанного медведя или кабана до тех пор, пока животное не погибнет.

Притравку можно довести до летального исхода. Цена этой притравки будет выше. В России на законных основаниях работают сотни притравочных станций, потому что закона запрещающего их деятельность НЕТ.

В гражданском кодексе Российской Федерации животные определяются как имущество или вещь гражданина. В статье 137 ГК говориться: «К животным применяются общие правила об имуществе, поскольку законом или иными правовыми актами не предусмотрено иное. При осуществлении прав не допускается жестокое обращение с животными, противоречащее принципам гуманности».

В странах Евросоюза животные являются особым объектом права чувствующего существа, которое способно испытывать страдания.

В Европейских странах притравки практически везде запрещены. А там, где их пока применяют, дикое животное находится в безопасности. Например, в норе ставят стекло. Собака видит и чувствует лису, а укусить ее не может.

Правилами охоты в РФ определено, что владельцы собак несут юридическую ответственность за ущерб, причиненный государственному охотничьему фонду их собаками, кроме случаев натаски и нагонки, проводимых в установленном порядке.

При осуществлении своей деятельности, притравочные станции нарушают законы РФ, такие как:

1) Статья 137 Гражданского Кодекса РФ запрещает жестокое обращение с животными, как домашними, так и дикими, содержащиеся в неволе;

2) Статья 26 Федерального Закона «О животном мире» разрешает содержать и разводить диких животных только в полувольных условиях и искусственно созданной среде обитания. Все животные на притравочных станциях содержаться в неволе. Для содержания диких животных, требуется специальное разрешение.

3) Статья 40 Федерального Закона «О животном мире» обязывает пользователей животных применять гуманные способы.

Организация, которая выдает разрешение на содержание диких животных, обязана аннулировать выданное разрешение, если будет выявлено не гуманное содержание животных их владельцами.

Просим всех неравнодушных людей присоединится к требованию принять Закон, запрещающий деятельность Испытательно-тренировочных станций в России, осуществляющих коммерческие услуги по притравке животных охотничьими собаками, и внести жесткую ответственность за нарушение этого закона. Принять ФЗ «О защите животных от жестокого обращения».

Обязать изъять дрессированную медведицу Машу из ИТС «Фрязево» и других животных из всех ИТС на территории России с проведением инвентаризации. Привлечь к ответственности руководителей этих организаций за жестокое обращение с животными по статье 245 УК РФ «Жестокое обращение с животными».

Сбор подписей - по ссылке


Wednesday, November 12, 2014

Люди - не единственный вид, способный на нравственные поступки/ Primatologist Frans de Waal, interview (2007)

Специалист по поведению обезьян, этолог Франц де Вааль (Frans de Waal) рассказывает об эволюционной природе морали человека, нравственных началах обезьяньего общежития и трении гениталиями как первооснове политики.

Интервью провел Тэмлер Соммерс (Tamler Sommers), профессор философии университета в Хьюстоне. (источник)

Тэмлер Соммерс (на фото): Идут две слонихи по лесу (это не шутка, а реальная история, происшедшая в одном заповеднике в Таиланде). Ночь, проливной дождь, старшая поскальзывается и падает в грязь. Ее спутница (которая даже не состоит с ней в родстве) не отходит от нее всю ночь. На следующий день прибывает группа погонщиков, чтобы поднять животное с помощью веревок. Вокруг собирается толпа зевак, но во всей этой суете младшая слониха не отходит от своей подруги. Погонщики кричат, чтобы она освободила место и дала им работать, но она не обращает внимания. Она пытается поддеть головой лежащую слониху и помочь ей встать — снова и снова, рискуя получить травму. Невероятно, но она, кажется, понимает, что погонщики хотят помочь и соотносит свои попытки (так, по крайней мере, кажется) с их выкриками.

До недавнего времени биологи полагали, что столь сложное поведение — включающее, несомненно, моральное измерение — присуще только людям. Франц де Вааль сделал больше, чем кто-либо еще, чтобы изменить это представление. В книге «Политика шимпанзе» (Chimpanzee Politics: Power and Sex Among Apes), повествующей об интригах и манипуляциях в стае шимпанзе в Арнхемском зоопарке, а затем в книгах «Добрые по природе» (Good Natured: The Origins of Right and Wrong in Humans and Other Animals) и «Наша внутренняя обезьяна» (Our Inner Ape) де Вааль показал удивительное сходство между людьми и их родственниками-приматами. Впрочем, он не ограничился описанием поведения. Франс де Вааль известен тем, что всегда стремился изучить табуированный мир эмоций животных, исследования которого обычно отвергаются как «антропоморфические». Результатом его труда стало множество данных, доказывающих, что мы не единственный вид, способный на нравственные поступки.

Работы де Вааля не льстят человеческому самолюбию. Следуя традиции, заложенной Галилеем и Дарвином, он спорит с теми, кто хочет провести разделительную линию между людьми и животными. Но его вывод оптимистичен. Если человеческая мораль укоренена в нашей эволюционной истории, значит, она достаточно устойчива и не падет жертвой меняющихся обстоятельств. Такой взгляд на мораль не соответствует представлению о том, что человек от природы эгоистичен — точке зрения, которую де Вааль называет «фанерной теорией». Нравственность, согласно этой теории, — недавнее изобретение, тонкий слой фанеры, маскирующий нашу «истинную» звериную сущность. Критике фанерной теории посвящена последняя книга де Вааля — «Приматы и философы» (Primates and Philosophers: How Morality Evolved).

Ко всему прочему де Вааль — исключительно гостеприимный интервьюируемый. Когда я приехал к нему с утра, он провел для меня экскурсию по приматологическому центру и снабдил корзиной яблок, чтобы кормить шимпанзе (мало что в жизни доставляло мне больше удовольствия). После интервью Джош Плоткин, аспирант де Вааля, показал мне фильм о своей работе в Таиланде, включающий и описанный выше эпизод со спасением слона. А вечером меня пригласили на ужин, сдобренный горячительными напитками и рассказами жены де Вааля, Кэтрин, про ее путешествия автостопом.
-Тэмлер Соммерс-

I. «Такие мирные, и под каблуком у баб — тут явно что-то не так»

Тэмлер Соммерс: Давайте начнем наш разговор с бонобо, ближайших родственников шимпанзе. Вы здорово их описали — называли их обезьянами-хиппи, а некоторые их взаимодействия — оргиями. Вроде бы эти мирные дикари, практикующие свободную любовь, просто обречены на славу. Однако, по Вашему же определению, они — «забытые приматы». Почему же они были забыты?

Франс де Вааль: Ну, во-первых, мы только недавно узнали про их существование. Первыми в этой группе обезьян были описаны шимпанзе, которых мы знаем с XVII века. И даже немногие известные образцы бонобо классифицировались как шимпанзе, другого слова не существовало. Это одна причина — что их поздно открыли, поздно начали исследовать в полевых условиях и практически не исследовали в неволе. А другая причина в том, что они не укладывались в картину.

Тэмлер Соммерс: Какую картину?

Франс де Вааль: Послевоенную картину мира, в которой люди считались агрессивным видом. После Второй мировой естественно было так думать. Но это превратилось почти в наваждение — почему мы столь агрессивны? Это инстинкт или нет? Это наше врожденное свойство или приобретенное? Все спорили об этом. Один лагерь — преимущественно биологи — полагали, что мы агрессивны от природы. Другой — антропологический — приводил в качестве контрпримера шимпанзе. Антропологи говорили: «Посмотрите на эту обезьяну. Наш ближайший родственник лазает по деревьям, ест фрукты и никого не обижает. Следовательно, наши предки были, скорее всего, мирными, а агрессия — культурный артефакт».

Тэмлер Соммерс: Это утешает.

Франс де Вааль: Да, но потом, в 1970-е, появились первые наблюдения, что шимпанзе убивают друг друга и других обезьян, и этот аргумент в одно мгновение стал несостоятельным. И люди решили, что вот оно — окончательное доказательство того, что человеческие существа агрессивны, злы и эгоистичны. Шимпанзе были моделью людей, и вот, наконец, всё сошлось. Появилась новая модель: «Мы агрессивны, они агрессивны, и, вероятно, мы были такими последние шесть миллионов лет. Посмотрите на эту обезьяну».

Тэмлер Соммерс: А потом появились бонобо.

Франс де Вааль: Да, в 1980-е начались наблюдения над поведением бонобо. И они входили в противоречие уже с новой картиной. До сих пор есть люди, считающие, что наш последний общий предок был похож на шимпанзе. Но нет ни одного повода так думать: с точки зрения генетики, бонобо удалены от нас ровно так же, как и шимпанзе. Единственным основанием для такого взгляда может быть идеология: бонобо не вписываются в новую картину мира, в которой люди агрессивны от природы.

Тэмлер Соммерс: Но вписываются в старую.

Франс де Вааль: Да. Если считать, что люди злы, то бонобо — это большая проблема. Если считать, что человек на человека не приходится, и некоторые способны к самой разнообразной кооперации, то бонобо — это очень интересный объект исследований. Не знаю, какой позиции придерживаюсь я. Мне кажется, в людях всякого хватает.

Тэмлер Соммерс: А как именно бонобо опровергают теорию врожденного зла?

Франс де Вааль: В первую очередь, нет никаких свидетельств, чтобы бонобо убивали друг друга. У шимпанзе это обычное дело — убийства взрослых и детей, а у бонобо такого никогда не видели. Они более дружелюбные, более мирные. Нельзя сказать, что они не бывают агрессивны — бывают, но до убийств не доходит. И у них есть очень эффективный способ избегать агрессии — секс. Кроме того, у бонобо самки коллективно доминируют над самцами, и это, возможно, тоже помогает контролировать агрессию.

Тэмлер Соммерс: В «Нашей внутренней обезьяне» (Our Inner Ape) Вы приводите случай, когда после лекции о неспособности самцов бонобо бороться с доминированием самок кто-то из аудитории спросил Вас: «Что с ними не так?» Так что же с ними не так?

Франс де Вааль: Многие ученые-мужчины рассуждают подобным образом. Не так просто мириться с существованием бонобо: такие мирные, и под каблуком у баб — тут явно что-то не так. Лично я не думаю, что у наших предков доминировали самки. Это приспособление бонобо. Но даже если группы нашего последнего общего предка были устроены именно так, то это только интереснее. Нам понадобится новый эволюционный сценарий, объясняющий, как мы стали такими, какие мы есть. Я всегда был того мнения, что факты, неудобные для теории, стоит рассматривать, а не избегать их.

Тэмлер Соммерс: Мне нравится, как Вы описываете это в книгах: самцы бонобо должны быть всем довольны, они живут среди сексуального раскрепощения и практически без стресса.

Франс де Вааль: Тому есть объективные свидетельства. В большинстве групп шимпанзе взрослых самок в два раза больше, чем самцов. В большинстве групп бонобо самцов и самок поровну. Соотношение полов у новорожденных обоих видов — один к одному, значит, среди самцов шимпанзе выше смертность. И причиной ее, вероятно, служат драки, высокий стресс и тому подобное. То есть с точки зрения здоровья и долголетия самец бонобо точно живет лучше, чем самец шимпанзе.

Тэмлер Соммерс: Не могу не спросить Вас про «трение гениталиями». У меня в гостиной на столе лежит Ваша книга «Бонобо: забытая обезьяна» (Bonobo: The Forgotten Ape), и на каждой вечеринке — по крайней мере, на каждой удачной вечеринке — наступает момент, когда кто-нибудь начинает листать книгу и показывать всем картинки того, как они трутся гениталиями.

Франс де Вааль: Правда? Вы держите мою книгу вместо «Плейбоя» на журнальном столике?

Тэмлер Соммерс: Получается, да. Так что же это все-таки — трение гениталиями? И зачем самки бонобо это делают так часто?

Франс де Вааль: Две самки прижимаются друг к другу, почти как ребенок к матери, и трутся гениталиями. Это сексуальное действие. В академической среде зачастую стесняются говорить о сексе, как вы, возможно, знаете, поэтому исследователи здесь предпочитают использовать какие-то другие слова. Называют это аффилиативным или дружелюбным поведением.

Тэмлер Соммерс: Выглядит очень дружелюбно.

Франс де Вааль: Еще говорят, что это не секс, потому что не имеет отношения к репродукции. Но в таком случае гомосексуалисты тоже сексом не занимаются. Было смешно, когда дело Полы Джонс [госслужащая из Арканзаса, обвинившая Билла Клинтона в сексуальных домогательствах и получившая в качестве компенсации $850 тыс. по внесудебному соглашению. — Esquire] дошло до Верховного суда. Клинтон пытался отрицать, что занимался с кем-то сексом, и они тогда придумали определение, что секс — это любой контакт, в котором задействованы гениталии. Теперь это уже вполне официально: трение гениталиями признано сексом. Я привожу этот аргумент каждый раз, как кто-нибудь использует эвфемизмы. Очевидно, что самки бонобо занимаются сексом. Они трутся гениталиями и клиторами. Отчасти это метод разрешения конфликтов, отчасти — примиряющее поведение. И приветствие. Во многом именно благодаря этому образуются связи, а связи — важнейший политический инструмент, потому что самки способны доминировать над самцами только вместе, поодиночке они на это не способны. Короче говоря, трение гениталиями — это политика.

II. «Психология человекообразных обезьян — часть человеческой морали»

Тэмлер Соммерс: В последнее время Вы много боролись с другим предрассудком: мораль — это изобретение человечества, возникшее много позже, чем мы отделились от обезьян. Вы считаете, что бонобо и шимпанзе присуща мораль? Они демонстрируют моральное поведение?

Франс де Вааль: Я обычно не называю это моральным поведением. Я называю это строительным материалом, предварительным условием морали. Шимпанзе не являются нравственными существами в человеческом понимании этого слова. Но у них есть эмпатия (сопереживание), взаимопомощь. Они делятся едой, они разрешают конфликты. Все эти элементы входят и в человеческое представление о нравственности. Я утверждаю, что психология человекообразных обезьян — это существенная часть человеческой морали. Но люди значительно расширили ее и усложнили. По этой причине мне не хочется называть шимпанзе моральными существами.

Тэмлер Соммерс: Что же Вас останавливает, если Вы признаете, что они способны на благодарность, эмпатию, возмущение, может, даже на то, что мы называем нравственными эмоциями?

Франс де Вааль: Да, у них есть нравственные эмоции. Благодарность, ярость, чувство справедливости — их аналоги можно найти у любой человекообразной обезьяны. Но нравственность — это не только эмоции. Сложно представить себе человеческую мораль без эмпатии, но одной эмпатии не достаточно. Например, необходимо то, что Адам Смит называл позицией «беспристрастного наблюдателя». Надо уметь смотреть на ситуацию и выносить суждения о ней даже в том случае, когда она лично тебя не касается. Я могу посмотреть на взаимодействие двух людей и решить, кто из них прав, а кто нет. Не уверен, что шимпанзе способны к таким отстраненным суждениям. У них, безусловно, есть суждения о том, что они делают и как взаимодействуют с другими. И как другие относятся к ним. Но есть ли у них мнение о более абстрактных вещах, представление о том, в каком обществе они хотят жить? Знакома ли им идея справедливости в отношении других, а не только себя? Такое отстранение характерно для нравственных суждений человека, но не уверен, что ее можно найти у шимпанзе.
(см. интервью де Вааля о книге и эмпатии у животных)


Тэмлер Соммерс: Поправьте меня, если я не прав, но мне казалось, что в «Политике шимпанзе» (Chimpanzee Politics: Power and Sex Among Apes) и других работах я встречал указания на то, что они демонстрируют своего рода возмущение, когда видят несправедливость по отношению к окружающим.

Франс де Вааль: Да, это так.

Тэмлер Соммерс: Это не считается?

Франс де Вааль: Такие примеры можно найти у шимпанзе. Но в некотором смысле взаимодействия вокруг них имеют к ним непосредственное отношение — это их друзья, их родственники, их соперники. Они никогда не являются беспристрастными наблюдателями. Если у шимпанзе и есть мораль, то это эгоцентричная мораль.

Тэмлер Соммерс: Можете привести какие-то примеры эмпатии у животных?

Франс де Вааль: Конечно. Сегодня Вы сами видели старую самку шимпанзе Пенни, которая едва могла залезть на гимнастические брусья. Мы часто наблюдаем, как молодые шимпанзе подсаживают ее туда. Это очевидный альтруизм, потому что невозможно представить, чтобы они рассчитывали на ответную помощь от этой старой леди. В моих книгах есть много примеров сложного эмпатического поведения шимпанзе, включая случаи, которые требуют от них «теории сознания», то есть способности поставить себя на место другого.

Тэмлер Соммерс: Иными словами, Вы полагаете, что, когда молодая самка помогает Пенни залезть на брусья, она в какой-то степени понимает ее фрустрацию, ставит себя на ее место и представляет, как бы она себя чувствовала в такой ситуации?

Франс де Вааль: Молодая шимпанзе должна понимать, к чему Пенни стремится, и что достижение цели ей дается с трудом. Это само по себе очень сложно. Исследователи людей считают, что способность ставить себя на чье-то место требует развитого чувства «себя». Различения себя и других. И потому дети научаются этому только в два года, когда способны узнавать себя в зеркале. Мы проводили эксперименты по распознаванию себя в зеркале с шимпанзе и слонами — потому что у них крупный мозг и тоже очень развито альтруистичное поведение. Мы думали, что сложная эмпатия должна быть связана с распознаванием себя в зеркале.

Тэмлер Соммерс: Среди биологов, похоже, не очень распространены взгляды, согласно которым животные могут ставить себя на место других и представить себе, о чем думают и что чувствуют другие животные.

Франс де Вааль: Этот сдвиг произошел недавно. В 1970-е было показано, что шимпанзе обладают этой способностью, но эти эксперименты не привлекли внимания, их никто не заметил.
Потом ряд исследований в 1980-е бросили тень сомнения на прежние эксперименты.
И все тут же закричали: «Вот так! Теперь мы знаем, что отличает человека от животных — “теория сознания”».
Люди вообще очень любят находить подобные различия. Еще при Дарвине — и даже раньше — все время находили какие-то признаки, свойственные исключительно человеку. Было время, когда считалось, что одной маленькой косточки — межчелюстной, которая есть у обезьян, нет у человека. Но потом Гете обнаружил ее, исследуя череп ребенка. Затем была большая история с пользованием инструментами, пока Джейн Гудолл не обнаружила его у шимпанзе в полевых условиях. Потом язык. А совсем недавно пришла мода на «теорию сознания». Но и она уже свое отживает. Сейчас становится ясно, что к этому способны даже не только приматы, а и некоторые птицы и, возможно, собаки.

Тэмлер Соммерс: Собаки?! Так я и думал!

Франс де Вааль: Да, есть интересные наблюдения, проведенные на собаках, воронах, козах. В той или иной степени способность ставить себя на место другого свойственна многим животным. Высшего развития она достигает у животных с крупным мозгом — дельфинов, слонов, шимпанзе, люди пошли много дальше... но это континуум. Мы продвинулись дальше по континууму, но не можем совсем отказывать другим животным в самой способности. Кого-то это раздражает.


Тэмлер Соммерс: В Вашей последней книге «Приматы и философы» (Primates and Philosophers: How Morality Evolved) Вы оспариваете точку зрения, согласно которой даже человек не является моральным существом, не говоря уж о всех прочих; что человеческая мораль — лишь тонкая фанера, культурный слой или лицемерная маска, скрывающая звериную сущность. Вы думаете, что наша мораль связана с эмоциями животных?

Франс де Вааль: Интересно, что моя позиция как раз совпадает с позицией Дарвина: человеческая мораль берет начало в социальном поведении приматов. Так считал Дарвин, и похожих взглядов придерживались Дэвид Юм и Адам Смит.

Это нравственный сентиментализм — эмоции движут моралью. В последние тридцать лет многие отказались от этих взглядов. Ричард Докинз; Роберт Райт в «Моральном Животном»; задолго до этого — Томас Гексли, современник Дарвина. Все они сходятся в том, что эволюция никогда не могла бы породить мораль, потому что она порождает только эгоистичные агрессивные существа. И поскольку человеческая мораль явно другая, она не могла появиться в результате эволюции, — это мы ее придумали. Больше всего меня поражает, что они продают это как дарвинистский взгляд. Как если бы дарвинизм запрещал возникновение морали в процессе эволюции. Но если вы читали «Происхождение человека», совершенно очевидно, что Дарвин никогда бы не согласился с этим.

И вот последние тридцать лет распространен этот якобы «дарвинистский» взгляд, который путает механизм эволюции с ее результатом. Потому что механизм, который движет эволюцией, и вправду отвратителен. Эволюция происходит за счет исключения тех, кто не преуспел. Естественный отбор предполагает заботу только о твоем собственном размножении, репликации [от лат. replicatio — возобновление] твоих генов, а все остальное неважно. Но возникают в результате естественного отбора самые разные вещи. Естественный отбор может создать социальную индифферентность, свойственную одиночным животным, а может создать кооперацию, дружелюбие и эмпатию. Но об этом почему-то забывают. И в результате, например, человеческая эмпатия представляется как какой-то запоздалый довесок к эволюции, что-то неестественное — некоторые даже высказывались в том духе, что мы на самом деле не можем испытывать какую бы то ни было эмпатию.
Но почитайте нейробиологическую литературу. Очевидно, что эмпатия — это автоматическая реакция, это уже достаточный аргумент против того, чтобы считать эмпатию неестественной. Люди не могут ее подавлять. Что, например, делают зрители в кинотеатре, когда в фильме должно случиться что-то страшное?

Тэмлер Соммерс: Они закрывают глаза ладонями.

Франс де Вааль: Верно. Потому что эмпатия — настолько сильная реакция, что мы не способны ее никак контролировать, кроме как убрать изображение. И, следовательно, это глубоко укорененное в нас свойство. На самом деле не только в нас — это древний признак млекопитающих. Недавно я читал статью об эмпатии у мышей, так что признак и вправду древний.

В «Добрых по природе» (Good Natured: The Origins of Right and Wrong in Humans and Other Animals) и «Приматах и философах» (Primates and Philosophers: How Morality Evolved) я объясняю, что всё это рассуждение (мол, мы плохи от природы и просто не можем приобрести мораль естественным путем) — глубоко порочно.
Я не думаю, конечно, что культура не влияет на мораль. Но, конечно, когда мы создавали мораль, мы не начинали с чистого листа.

Тэмлер Соммерс: В Вашей книге Вы говорите, что фанерная теория — результат того, что Вы называете «ошибкой Бетховена». Что это такое?

Франс де Вааль: Ошибка Бетховена — это неспособность различить процесс и его результат. Внимание к процессу естественного отбора началось в 1970-е, с Ричарда Докинза, который популяризовал точку зрения, что отбор происходит на уровне генов. Таким образом, мы дошли до единицы отбора и начали изо всех сил изучать процесс. Но одновременно с этим мы забыли о том хорошем, что возникает в результате отбора.
Люди вроде Докинза научились думать о том, как отвратителен естественный отбор. Они были рады провести шоковую терапию среди философов и коллег из социальных наук. И когда антропологи говорили им:
«Иногда люди всё же помогают друг другу», — они отвечали:
«Это только видимость. За кажущимся альтруизмом скрывается истинный эгоистичный мотив».
Я назвал подобное рассуждение «ошибкой Бетховена», потому что Бетховен написал свои лучшие вещи в самых отвратительных условиях — его венская квартира была замусорена и очень грязна.
Никогда не надо смешивать процесс и результат. Возьмите приготовление пищи: вот уж что не назовешь привлекательным зрелищем. Если вы зайдете на кухню в китайском ресторане, вы, возможно, некоторое время не сможете есть китайскую еду. Но мы же едим ее, потому что забываем процесс и наслаждаемся готовой едой. Так и естественный отбор создает удивительные вещи, например, настоящую эмпатию.

III. «Худшая сторона человеческой природы напрямую связана с эволюцией морали»

Тэмлер Соммерс: Вы, кажется, верите, что мы способны извлечь уроки из поведения других приматов. Но как? Чему нас может научить поведение шимпанзе и прочих обезьян? Как нам соотнести это с нашим собственным поведением?

Франс де Вааль: Не уверен, что здесь можно говорить о прямой связи.

Тэмлер Соммерс: Хорошо, как исследования приматов могут повлиять на наши поведенческие установки и формирование общественных институтов?

Франс де Вааль: Если вы исходите из допущения, что люди — существа исключительно соревновательные и руководствуются только эгоистическими мотивами (что свойственно американцам в гораздо большей степени, чем европейцам), у вас получится консервативная модель, основанная на идее социального дарвинизма: позвольте людям самим о себе заботиться, и они в конце концов либо усовершенствуются, либо умрут, что тоже, в общем-то, нормально. Жесткую политическую идеологию такого рода часто соотносят с функционированием природы. Капитализм, свободный рынок — ее своеобразное продолжение. Уолл-стрит — дарвинистские джунгли.

Но человеческое естество подчиняется несколько иным законам. Люди не целиком подвластны эгоистическим мотивам. Многие работы по поведенческой экономике ставят под сомнение тот факт, что люди действуют исключительно эгоистично даже в экономической жизни, не говоря уже о жизни социальной. Более глубокое проникновение в природу человека, которому может помочь и понимание природы наших ближайших родственников-приматов, довольно быстро приведет вас к выводу (который, кстати, учитывал уже Адам Смит), что свободный рынок должен быть сбалансирован социальными мотивами. И тогда у вас получится сдержанный, мягкий вариант капитализма. Это не значит, что свободный рынок необходимо уничтожить. Но это значит, что нужно строить общество, в котором помогают бедным, а взаимопомощь — нормальное явление.

Тэмлер Соммерс: Но откуда же взять такой сдержанный капитализм...

Франс де Вааль: Давайте рассмотрим пример урагана Катрина. США как раз демонстрировали консервативный образ мысли, о котором я говорил: зачем нам помогать бедным, они и сами смогут о себе позаботиться. Тут в Америке случается самая страшная катастрофа столетия, бедняки оказываются за бортом. И ни с того ни с сего американцам стало очень стыдно за то, что произошло. Ни с того ни с сего людям стало стыдно за то, что они не заботились о бедных — и просто дали им утонуть. Бóльшая часть горожан покинула Новый Орлеан, оставляя позади стариков, больных и бедняков. Это был довольно интересный момент в американской истории, потому что вдруг стало ясно, что консервативный образ мысли на самом деле не совместим нашими представлениями о том, как мы хотим существовать. Более того, он несовместим с нашим существованием как биологического вида. Тот факт, что американцам было стыдно за Катрину, или тот факт, что значительная их часть хочет усовершенствовать систему здравоохранения или заботиться о бедных, — всё это, мне кажется, является проявлением эмпатии. Для того чтобы прийти к экстремальному капитализму, нужно выбить из людей саму идею эмпатии. Те, кто публично заявляют, что нам не нужно заботиться о бедных, в частной жизни будут заботиться о своих неимущих родственниках, то есть, им нет дела только до чужих бедняков.

Тэмлер Соммерс: Но ведь это семья, так? Вы сами пишете, что темная сторона нашей природы проявляется в том, что мы блюдем интересы своих «внутренних групп», в первую очередь — семьи. Конечно, этот круг может быть немного расширен, но чем дальше от нас человек, тем больше вероятность, что мы будем готовы применить к нему насилие или, по крайней мере, просто игнорировать его.

Франс де Вааль: Я думаю, что человеческая мораль эволюционировала, как феномен внутренней группы, усиливающий ее и укрепляющий ее внутренние связи. Отчасти это было необходимо для успешной конкуренции с другими группами. Так что было совершенно не важно, как вы поступаете с членами других групп. Можно было изрубить их в куски, и это было совершенно нормально — до тех пор, пока вы не рубите в куски членов своей собственной группы. Вот что по-настоящему интересно.

Худшая сторона человеческой природы, которая проявляется в межгрупповом насилии — религиозном, этническом, национальном, — напрямую связана с эволюцией морали. Вот почему сейчас, когда кто-нибудь говорит о расширении границ морали, универсальных правах человека, заботе о людях в других частях света, то сталкивается с чрезвычайно сложными проблемами.

Тэмлер Соммерс: Может ли изучение приматов открыть таким людям глаза — заставить их понять, что мы не созданы для заботы о тех, с кем никак не связаны?

(фото via FB)

Франс де Вааль: Я, разумеется, не говорю о том, что не нужно заботиться. И я не думаю, что изучение приматов помогает формулировать какие-то нравственные ориентиры. Я просто говорю, что заниматься подобными вещами очень трудно. Если какая-то нация богата, ей следует заботиться о других. Но мне кажется, что как только мы лишимся своих богатств, забота о людях из далеких для нас групп сойдет на нет.

Нравственные обязательства по отношению к «внешним группам» — что бы ни говорили некоторые современные философы — напрямую зависят от нравственных обязательств по отношению к нашей «внутренней группе». Приоритетом для нас является собственное выживание и выживание рода. Я называю это ролевой моделью «верности»: степень нашей верности тем или иным людям зависит от того, насколько они нам близки.

Тэмлер Соммерс: Вы также говорите, что у нас есть своеобразный психологический рубильник, включение которого превращает друга во врага. Включить его может некая атака. И для Вас реакция американцев на войну в Ираке как раз и была примером такого рода: примитивным импульсом, который Вы наблюдали даже у шимпанзе.

Франс де Вааль: Ударив молотком себе по пальцам, вы будете винить в этом кого-нибудь — кого угодно. Фрустрация приводит к злобной реакции. Это называется эффектом «козла отпущения», он наблюдается даже у крыс. Если посадить двух крыс на металлическую решетку и пустить разряд, они набросятся друг на друга; так, будто винят в своей боли одна другую.

У приматов мы часто наблюдаем такую картину: если есть напряжение между высшими в иерархии, они часто выбирают в качестве объекта агрессии низших в иерархии.

Мне кажется, то же самое случилось в США после 11 сентября. Огромную, могучую страну атаковали на ее собственной территории (что для нее внове), и кого-то нужно было в этом обвинить, кого-то нужно было атаковать в ответ, чтобы выпустить пар. Проблема поиска истинных виновных отошла на второй план. Афганистан оказался недостаточно большой страной, чтобы Штаты могли показать всю силу своего негодования. Больше всего в этой истории меня поразила восторженная реакция СМИ. Это сейчас, когда прошло время, все задумались о том, насколько разумным было нападение на Ирак (задним умом мы все крепки), а тогда царил всеобщий энтузиазм. В итоге — сколько там, пятьсот тысяч иракцев погибли? Это же катастрофа.

IV. «Женщинам с огромным трудом дается решение конфликтов»

Тэмлер Соммерс: Вернемся к обезьянам. Почему все-таки шимпанзе и бонобо живут настолько по-разному? Ведь с генетической точки зрения они очень близкие родственники, но для одного вида характерны насилие и агрессия, а для другого — гармоничное сосуществование и генитальные ласки.

Франс де Вааль: Самая популярная теория объясняет это тем, что бонобо обитают в гораздо более богатой среде. Весь лес находится в их полном распоряжении; в отличие от шимпанзе, они не делят его с гориллами. Это позволяет самкам бонобо вместе ходить на поиски еды. Самки шимпанзе такой возможности лишены, они вынуждены искать пропитание поодиночке. Как ни странно, именно в этом и может заключаться причина различий. Потому что если самки могут сообща перемещаться, у них появляется возможность налаживать друг с другом связи, создавать коалиции, а отсюда уже недалеко до женского доминирования.

Тэмлер Соммерс: А какие уроки из этого можем извлечь мы? Можем ли мы изменить среду нашего обитания так, чтобы самки могли заключать союзы и, соответственно, уменьшался бы уровень агрессии в обществе?

Франс де Вааль: Здесь вот какая проблема: у нас и у бонобо слишком разные истории формирования семей. Мы живем нуклеарными семьями [состоящими только из детей и родителей. — Esquire], которых нет у бонобо. Я не очень понимаю, как из такой ситуации можно прийти к обществу бонобо, в котором все спариваются со всеми. Мы уже испытали на себе определенное эволюционное давление, и повернуть все назад очень непросто.

Тэмлер Соммерс: То есть глупо даже пытаться что-то исправить?

Франс де Вааль: Думаю, да. В нашей социальной системе в потомство вкладываются мужчины. Естественно, они хотят защитить эти свои инвестиции. Поэтому у мужчины есть стимул развивать социальные и нравственные системы таким образом, чтобы они защищали семью: придавать особое значение девственности, верности... по крайней мере, для женщин, не всегда для мужчин, но обязательно — для женщин. Наше общество выстроено вокруг этих систем. И это создает дополнительные проблемы. Забавно, что для многих людей бонобо — эдакий эталон: они, мол, живут в идеальных условиях равноправных отношений, свободного секса и полного умиротворения. Звучит, конечно, чудесно, но я не думаю, что в нашем нынешнем положении мы можем рассчитывать на что-либо подобное.

Тэмлер Соммерс: И тем не менее Вы откровенно пишете о том, каким образом теории и проблемы, сформулированные в Ваших работах, могут отразиться на социальной политике людей.

Франс де Вааль: Ну, одно могу сказать: люди (или животные) скорее будут взаимодействовать друг с другом, если будут знать, что это в их собственных интересах. Именно так, к примеру, функционирует общество в Японии. Вместо того чтобы говорить: «Не деритесь», — японцы всячески пытаются подчеркивать общие или групповые интересы конфликтующих сторон и таким образом погасить противостояние. И это работает.
А вот, например, в США существует огромное количество школьных программ по решению конфликтов между учениками. Детям говорят, чтобы они после драки пожали друг другу руки и сказали: «Прости, пожалуйста». И это не работает. Детям хватает мозгов, чтобы понять, чего от них хотят учителя, и они будут вести себя соответственно, но по-настоящему повлиять на них не получится. Нужно научить их ценить хорошие отношения или ценить свою группу, а остальное приложится: будет меньше драк, меньше конфликтов. Об этом свидетельствует множество психологических экспериментов. Если создать конкуренцию между группами, связи внутри самих этих групп станут крепче.
То же самое происходит с нациями. Когда нация ведет войну, как это было, например, с Америкой пару лет назад, она становится более сплоченной. Всё это довольно очевидные уроки, которые можно извлечь из наблюдения за приматами.

Тэмлер Соммерс: Вы пишете не только о культурных, но и о половых различиях, в частности о том, что самцы (как человека, так и шимпанзе) чаще дерутся, но и гораздо лучше решают конфликты. А самки дерутся редко, но если уж начнут, то это надолго. Мира не будет.

Франс де Вааль: Это не всегда так. Люди вообще склонны считать, что женщины по натуре существа более мирные, чем мужчины. В большой степени так и есть — посмотрите хотя бы на статистику убийств. Но я уверен, что женщинам с огромным трудом дается решение конфликтов — именно поэтому они всеми силами стараются их избегать. Чаще всего им это удается. Но когда конфликт неотвратим...

Тэмлер Соммерс: Женщина затаит обиду.

Франс де Вааль: Да, и зачастую решить такой конфликт оказывается невозможно. Многие женщины, особенно женщины-интеллектуалки, не могут с этим смириться. Они выросли на представлениях о том, что женщины — хорошие, а мужчины — плохие. Мужчины, мол, только и знают, что соревнуются и дерутся — иного им не дано. Хотя на самом деле, не помню точно, кто это сказал, кажется, Голда Меир (Golda Meir, 1898-1978), в любом случае какая-то женщина-политик: «хорошо, что войны ведут мужчины, потому что только мужчины умеют заключать мир».

источник: Esquire, №40, январь 2009; перевод Андрея Бабицкого.


Friday, November 07, 2014

Обожженный койот/ Burned coyote - rescued

Двое детенышей койота – на пути к выздоровлению после спасения их от разрушительных пожаров в Калифорнии. У обоих сильно обожжены конечности, и если бы не спасатели, молодой самец рисковал погибнуть от голода.


"Two coyote pups are on the road to recovery after being plucked from the Poinsettia wildfire in California. The brother and sister both suffered from badly burned paws, and the male would have starved to death had they not been saved."

источник - Франс де Вааль, голландский приматолог, эколог и этолог


Wednesday, November 05, 2014

Собачье мясо: пять историй, которые шокировали Вьетнам/ Dog meat wars: 5 stories that shocked Vietnam

источник: Dog meat wars: 5 stories that shocked Vietnam

Организация Животные Азии сообщает:

За последний год Вьетнам потрясали многочисленные репортажи о беспрецедентном насилии и преступлениях, связанных с торговлей собачьим мясом. Вот лишь несколько примеров, которые стали заголовками новостных изданий и повлекли за собой дальнейшую борьбу против этой жестокой и бессмысленной индустрии.
Похищение собак у их хозяев - один из основных источников получения собачьего мяса.

1. Три подростка погибли в результате погони за похитителями собак.
В июне 2014 года трое подростков на мотоциклах преследовали похитителей собак, угрожая ножами. Воры отстреливались самодельными электрошокерами, задев одного из пассажиров и в итоге врезавшись в столб. Все трое подростков скончались от полученных ранений.

2. Вор, укравший более 200 собак, арестован.
В октябре этого года полиция города Хошимин (Южный Вьетнам) арестовала 23-летнего преступника. В течение семи месяцев он выкрал более 200 собак, используя самодельный электрошокер.

3. Убийство воров собак создало юридический прецедент.
В августе 2012 года в провинции Куанчи (Quang Tri) толпа, вооруженная дубинками, забила до смерти двух похитителей собак. Это произошло вскоре после всплеска похищений собак в этом районе.
В этом году обвинения в убийстве были предъявлены десятерым вьетнамцам в возрасте от 19 до 60 лет. Приговор вызвал яростный протест в местном сообществе; более 100 жителей отказывались покинуть здание суда. После вынесения приговора еще 68 граждан признались в совершении подобных преступлений. Это вызвало беспрецедентные юридические прения; судебное разбирательство продолжается.

4. Шеф полиции стал жертвой жестокого нападения похитителей собак.
В июне 2014 года в провинции Тханьхоа (Thanh Hoa) был серьезно ранен шеф местного департамента полиции, на которого напали двое воров собак. В результате он был госпитализирован с серьезными повреждениями головы, лица и рук – нападавшие избивали свою жертву металлическими прутьями.

5. На юге Вьетнама толпа избила похитителя собак.
В провинции Донгхой (Dong Nai) сотня человек избила до бессознательного состояния подозреваемого в похищении собак. Это случилось в июле 2014 года, после того, как жители видели, как этот человек травил местных собак. Полиция отбила отравителя у разгневанной толпы; он был отправлен в клинику.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Sunday, November 02, 2014

Сострадание к животным и планете: 5 простых советов/ Show Compassion to Animals and the Planet

источник: 5 Simple Ways to Show Compassion to Animals and the Planet

Проявлять милосердие и сострадание – самый лучший способ сделать наш мир лучше.
Сострадание подобно мускулатуре: чем чаще вы упражняетесь, тем сильнее становится и проявляется ваше добросердечие.
Вот 5 простых советов о том, как тренировать «сострадательную мышцу» и улучшать этот мир.

1. Не забывайте: любой мусор – это и наш с вами мусор.

Так легко пройти мимо пустой упаковки из-под чего угодно, притворившись, что не видишь этого сора.
Каждый человек обязан помнить о стремительно меняющейся окружающей среде. Нетрудно заметить, что всё вокруг быстро урбанизируется. Каждый из нас это видит – вернее, не видит, – по мере того, как синее небо затягивается плотным дымом загрязнений.

В подобных условиях даже такое простое действие, как взять и выбросить увиденный по пути мусор в ближайший мусорный контейнер – это уже проявление сострадания к нашей планете. Очищать и беречь её от грязи и мусора (способного навредить или даже уничтожить дикую природу) – легкий и милосердный способ, приносящий пользу всем вокруг.

[От автора блога:
Страница Фейсбука под названием «Проект две руки» (The Two Hands Project).
Люди доброй воли предлагают самый простой способ: две руки и 30 минут вашего времени, потраченного на уборку небольшого участка по соседству, или места, где вы любите бывать, будь то пляж, улица, двор, лесная опушка или парк.
Две руки – 30 минут! Очистите от мусора ВАШ мир.]

2. Помогайте бездомным животным.

Бродячие животные не перестают быть живыми, чувствующими созданиями только потому, что у них нет крыши над головой (что, кстати, вполне применимо и к бездомным людям).

Увидев бездомное животное, свяжитесь с вашим местным приютом для животных. Есть шанс, что животное просто потерялось и ищет свой дом. Если же это действительно уличное животное, есть риск, что оно ранено и напугано, то есть ему тоже требуется ваша помощь. Удержитесь от порыва пройти мимо.

У меня всегда такое чувство, что пройти мимо плачущего кота – то же самое, что пройти мимо человека, бросающегося к вам с объятиями. И тот, и другой рады вам, вашему вниманию.

Но не забывайте об осторожности, приближаясь к беспризорному животному. Оно может быть напугано и от этого агрессивно.

3. Напоите землю.

Если у вас есть комнатные растения и/или садовый участок, не забывайте регулярно поливать их. Не говорите: «Ой, сделаю это завтра» – каждый ведь знает, как легко это «завтра» превращается в следующую неделю!
Растения – живые создания, которым для выживания необходима вода.
Конечно, растения на улице пьют дождевую воду, но ведь не всё время. В летнюю жару им необходима наша помощь.
И не только растениям...


4. Не задавите паука!

В природе есть разновидности пауков, которые могут быть опасны для человека.
Но в большинстве случаев нас пугает лишь внешний вид этих созданий.
Даже если вы, как и я, страдаете арахнофобией (боязнь пауков), сдержите свой страх и не причиняйте вреда встреченному вам паукообразному.

Пауки удивительны; они играют важную роль в сложной экосистеме планеты, контролируя популяции насекомых. (Если вы недолюбливаете мух, убивать пауков тем более неразумно!)

5. Будьте внимательны и осторожны за рулем.


Нашу планету покрывает целая сеть шоссе и дорог, прорезающих землю даже в таких областях, где ранее было почти невозможно встретить след человека. Разумеется, дороги как средства сообщения и удобства важны. Но также крайне важно помнить, что зачастую шоссе занимают территорию, которая была и осталась домом для многих животных.

Следите за дорожными знаками, предупреждающими о возможном появлении животных. Сбавить скорость важно для вашей безопасности в той же мере, как, скажем, для безопасности оленя или косули.

Если ваша машина зацепила какое-то животное, остановитесь и вызовите помощь: животное может быть ранено, и его мучения не отличаются от мучений человека в подобной ситуации.

Шоссе и дороги опасны не только для крупных млекопитающих, но и для лисиц, зайцев, а также домашних животных – собак и кошек. Все они рискуют оказаться в опасной близости с автотрассой.

Когда в следующий раз вы застрянете в пробке, дайте себе труд повнимательней взглянуть на обочину дороги: вы увидите множество сбитых машинами птиц и животных, которые, как и вы сами, просто пытались добраться из пункта А в пункт Б.
Нередки случаи, когда к обочине дороги животных привлекает мусор и объедки, брошенные безответственными людьми, – что возвращает нас к пункту №1 этой статьи...
(см. еще о погибших на дорогах животных)
*
Можно легко применить к себе образ буддийского монаха, который подметает и расчищает себе дорогу по мере продвижения в пути. Всё, что потребуется – толика внимания к окружающему нас миру природы.

Если мир природы важен для вас в той же мере, что и для меня, вы можете принять участие в работе местных организаций в защиту природы. А можете даже решиться перейти на вегетарианскую диету: поверьте, это вовсе не так уж трудно.

Сострадание и польза от него простирается далеко за рамки человеческой жизни. Это – одно из определяющих качеств человека, и у каждого из нас есть бесконечное число возможностей продемонстрировать сострадание миру, который нас окружает.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Friday, October 31, 2014

Хэллоуин - и для животных-компаньонов!/ Happy Halloween!


Непривычная суета, постоянные звонки в дверь, стук и крики – всё это может напугать животных. Лучше всего выделить Вашему домашнему питомцу тихое укромное место - на время празднования.
Чтобы Хэллоуин стал счастливым праздником и для Ваших животных-компаньонов, Гуманное Общество США (HSUS) рекомендует следующие меры.


См. также:
Ветеринары и приюты для животных настоятельно советуют беречь своих домашних любимцев и соблюдать меры предосторожности во время празднования. Вот некоторые рекомендации.

Отправляя бесплатные эл. поздравления на вебсайте Care2.com, вы делаете пожертвования в благотворительные организации


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...