Tuesday, July 22, 2014

Жара везде, а особенно в пустыне: помощь птицам/ Birds need you this summer

источник; пара фото - автора блога

В жару трудно приходится не только людям, но и птицам. Они тоже стараются избежать перегрева, только для этого у пернатых гораздо меньше возможностей, чем у нас с вами.
Один из способов, которым пользуются измученные жарой птицы – разевают клювики, глубоко и быстро дыша (совсем как собаки в жаркую погоду).

(Это визитёр на моем окне. Удодам тоже жарко... - Е.К.)

Также птицы растопыривают крылья, держа их на расстоянии от туловища – чтобы воздух лучше обвевал его, охлаждая.
Иногда птицы проделывают перышками нечто, напоминающее задирание юбок повыше над ногами – это тоже для проветривания и охлаждения кожи тела.
Очень важна вода.
Выставляйте ёмкости с водой для птиц на балконе и/или во дворе. Подойдет любой неглубокий сосуд, например, блюдца из-под цветочных горшков.
Если у вас есть ванночка для птиц, регулярно меняйте в ней воду.
Под сокрушительно жарким солнцем вода в поилках и ванночках быстро портится.
(Регулярные посетители на моем балконе. - Е.К.)

Если ваш дом оборудован кондиционером, с наружной трубки которого на улицу капает конденсат, подставьте под капающую воду блюдца или любые другие неглубокие ёмкости. Птицы смогут и пить, и купаться в этой воде.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/



Thursday, July 17, 2014

Исцеляющее общение с животными/ Healing power of animals. Pavlovka psychiatric hospital in Kyiv


Культурная жизнь «Павловки» сосредоточена преимущественно в отделении реабилитации, которое, кстати, считается одним из самых прогрессивных в Европе. Так на территории мужского реабилитационного корпуса расположен настоящий зоопарк. Тут и гекконы, и пираньи, водные и сухопутные саламандры, кошки-мышки, экзотические попугайчики, всевозможные птички и рыбки, черепахи. Некоторые животные родились уже в больнице, а шиншиллы даже живут в палатах.

«Раньше был еще питон, но потом он вырос и мы его отдали в Киевский зоопарк», — рассказывает заместитель начальника по медицинской части, заведующий отделом реабилитации Игорь Дубинин. Зоотерапия — это не просто развлечение для больных, а сенсационный метод лечения, авторская методика Игоря Дубинина, которую он разработал в стенах «Павловки» около четырех лет назад. За это время перенимать эту практику приезжали немецкие, французские, нидерландские и американские коллеги.

«Всё началось с банальной истории, — рассказывает И.Дубинин. — К нам в отделение поступил очень замкнутый больной, с глубокой депрессией, он плохо реагировал на окружающую среду. Ни с кем не общался, пока в отделении не появился простой уличный кот, которого подкармливал медицинский персонал. Этот кот стал настоящим другом для пациента. Больной ухаживал за зверюшкой, кормил, мыл и причесывал его, убирал за ним. В конце концов кот поселился в палате с больным. Через две недели пациента можно было выписывать — от депрессии и уныния не осталось и следа».

Сразу нужно предупредить, что больные не ходят в зоопарк шеренгами под присмотром санитаров, как можно вообразить. Это отделение со свободным режимом и не для «острых». Они совершенно свободно могут покурить за шахматами, поиграть в настольный теннис, сходить в зоопарк. Пациенты приходят сюда для отдыха, чтобы расслабиться, побыть наедине. Живая природа и пение птиц располагает. Больные не только играют со зверьками, но еще и ухаживают за ними. В общении с природой, с живыми существами люди становятся более открытыми, общительным, у них появляется чувство ответственности. Сегодняшний больничный зоопарк с более 30 его обитателями дело рук медицинского персонала и больных. Государство не выделило ни копейки на этот действенный метод лечения. Все питомцы были подарены врачами, бывшими пациентами и просто друзьями. «Я часто прихожу сюда, чтобы понаблюдать за зверями, — рассказывает пациент Вячеслав. — Это очень увлекательно. Каждый день кормлю рыбок, помогаю трудоинструкторам чистить клетки и менять воду в аквариумах. А на днях мы с Оксаной (трудоинструктор) спасли жизнь рыбке, которая запуталась в водорослях».

источник: Пролетая над «Павловкой» (2005);
фото из разных источников, добавлены автором блога

см. также


Tuesday, July 15, 2014

Почему коалы обнимают деревья, чтобы справиться с жарой/ koalas hug trees to beat the heat

источник: Why koalas hug trees to beat the heat

В жаркую погоду сумчатые животные пытаются охладиться, растянувшись на прохладных ветвях деревьев.

Термическое изображение коалы на эвкалипте яйцевидном (Eucalyptus ovata) в жаркий день. Резкая разница в цветовой гамме показывает, насколько дерево прохладнее в сравнении с окружающим воздухом.

Недавно исследователи выяснили, что обнимающие деревья коала, вытянувшиеся вдоль ветвей, стараются охладиться, благодаря значительно более низкой температуре внутри деревьев.

Периоды жары в Австралии становятся продолжительнее и интенсивнее (см. статью), и коала развили новые поведенческие паттерны для выживания в необычных условиях. Коала ведут себя совершенно как люди в невыносимую жару – то есть растягиваются где-нибудь в прохладном месте.

В ходе исследования популяции коала на острове Френч Айленд (French Island), недалеко от Мельбурна, выяснилось, что значительно более низкие температуры внутри ствола и толстых ветвей деревьев помогают в жаркую погоду коала – которые, в отличие от большинства обитающих на деревьях животных, не прячутся в дупла и другие укрытия.

Доктор Майкл Кирни (Dr Michael Kearney) с кафедры зоологии мельбурнского университета рассказывает: «Коала накрепко привязаны к своему дереву, так что когда накрывает волной высоких температур, этим зверькам некуда деваться, они беззащитны перед жарой. Самый эффективный способ охладиться в жару для коала – посредством испарений. Они не потеют, но могут вылизываться и учащенно дышать, открыв рот».
Но в условиях высоких температур и при минимуме дождей подобное поведение ведет к обезвоживанию зверьков.

На Френч Айленде группа исследователей наблюдала как коала, в поисках прохлады, безжизненно растягиваются вдоль ветвей – такая поза вовсе не характерна для этих животных.

На фото: страдающий от перегрева коала бессильно лежит на животе.

Доктор Майкл Кирни продолжает: «Когда видишь такого коала, будто слышишь: О, мне так жарко, я прилягу! Дело в том, что мех на брюшке коала менее густой, чем на спине. Поэтому они ложатся на живот, стараясь прижать наибольшую площадь поверхности своего наименее мехового тела к сравнительно прохладному дереву».

Группа зоологов из мельбурнского университета изучает влияние изменений климата Австралии на животных.
Необычное поведение коала замечено в ходе этих исследований, и для дальнейших наблюдений ученые использовали технологию термального (теплового) изображения.
В жаркую погоду средняя температура поверхности деревьев значительно ниже, чем окружающая температура, и поведение коала четко зависит от этого.
Оказалось, что наиболее прохладные деревья – австралийская акация (или мимоза). Ранее наблюдалось перемещение коала с обычных для них эвкалиптов на акации, но лишь сейчас ученые выяснили причину этого.
У основания и середины ствола температура акации почти на 9˚С ниже окружающей температуры. Причиной этого, считают ученые, может быть термальная (тепловая) инерция крупных деревьев, то есть нагреваются и охлаждаются они медленно. Кроме того, дерево поглощает прохладные грунтовые воды. Во всяком случае, на Френч Айленде среднегодовая температура не высокая, так что подземные воды остаются довольно холодными весь год.
Микроклимат более прохладных деревьев важен для выживания не только коала, но и других видов животных, обитающих на деревьях.

Ученые предсказывают закрепление подобных поведенческих привычек у коала, по мере потепления климата Австралии. Понадобятся дальнейшие исследования, чтобы выяснить влияние роста температуры на географическое распространение коала и других видов животных. Жара может быть непереносимой, и тогда никакие поведенческие новшества не спасут животных.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Thursday, July 10, 2014

Ни лая, ни мяуканья, ни писка пичужки.../ The Blockade Book - Ales Adamovich, Daniil Granin

Животные блокадного Ленинграда
Алесь Адамович, Даниил Гранин «Блокадная книга» // отрывки

Это тоже часть трагедии города. А иначе не объяснишь, почему не один и не два, а едва ли не каждый десятый блокадник помнит, рассказывает о гибели от бомбы слона в зоопарке.


Многие, очень многие помнят блокадный Ленинград через вот это состояние: особенно неуютно, жутко человеку, и он ближе к гибели, исчезновению от того, что исчезли коты, собаки, даже птицы!

Ф. А. Прусова вписала в своей дневник услышанное по радио из стихотворения Веры Инбер — то, что она сама видит, переживает:
«Ни лая, ни мяуканья, ни писка пичужки».

А вот у Г. А. Князева: «Я всё записываю, что попадает в мой кругозор. Но вот давно уже в мой кругозор не попадает ни одной собаки, ни одной кошки, ни одного голубя... Даже воробьев не вижу, хотя для них пища на улицах имеется. Первых съели. Воробьи, должно быть, померзли от сильных морозов. Правда, одну живую собаку я знаю, это у Лосевой. Она держит ее в комнате, никуда не выводит. Потерявши мужа, она привязалась к своему псу, как к другу».

Нам передали рукопись Ирины Корженевской, и, хотя автор рукописи — вполне сложившийся писатель и то, что мы процитируем, уже вполне литература (а в нашей книге это скорее недостаток, чем достоинство), мы в виде исключения приведем несколько отрывков:

«...Хлебный магазин, где я получала паек, находился на углу напротив. Там, как и везде, окна заложены мешками, и продажа идет при свете коптилки. Недавно я заметила, что у входа в магазин сидит овчарка. Шкура и скелет. Она сидит и смотрит на входящих и выходящих, и глаза у нее горят и просят. Но кто может с ней поделиться? Все проходят, не глядя, а она все сидит и сидит. Смотрит на каждого, и на меня в том числе. Однажды я видела, как она шла к своему посту. Она шла на трех лапах. Передняя левая болит. Может быть, вывихнула? Где же ее хозяева? Умерли или выпустили ее, чтобы сама кормилась?
Собачка деликатна. Просит без унижения. Взгляд ее говорит: «Я умираю от голода. Может быть, вы дадите хоть крошку?»
Я приласкала эту собаку и приподняла губу, чтобы взглянуть на зубы. Совсем молодая овчарка. И я поднялась к себе на четвертый этаж. Отпираю дверь, и — глядь — овчарка пришла за мной. Как раз я накануне нашла зеленый хлеб (хлеб с плесенью — прим. авторов). Придется с ней поделиться. Я дала ей окаменелый кусок, и собака жадно его грызла. Потом я обмыла, была благодарна, свернулась калачиком и уснула. А ведь не может быть, чтобы она не понимала, что людям сейчас очень трудно...

Сколько времени жила у меня эта собака, я не могу вспомнить. Помню только, что уходила, а она оставалась. Она не виляла, когда я возвращалась. Может быть, ей было трудно вилять, а может быть, овчарки вообще не виляют. Я была рада, что у меня дома есть кто-то живой, и он ждет меня. Иногда я разговаривала с ней, но большей частью мы молча смотрели друг на друга. Я назвала эту собаку Проспером. Проспер значит «Благополучный». Глядя на лихорадочно горящие глаза Проспера, я думала, что может прийти момент, когда кто-то из нас обезумеет от голода и бросится на своего случайного друга, чтобы съесть его. Но, пока я в здравом уме, я не могу убить существо, попросившее у меня приюта. Собака же настолько слаба, что, пожалуй, не в состоянии броситься на меня. Кроме того, овчарки благодарны и помнят и обиду, и ласку.
Я начала ощущать, что слабею. Я плохо спала, видела съестное во сне. Поминутно просыпалась и слушала, как тикает в репродукторе. Выключать радио было нельзя, а днем и вечером немец бомбил всегда в одно и то же время.
Зеленый хлеб кончился, и я возобновила разведку в квартире. Нужно было найти и топливо. Табуретки были уже сожжены, сожжен и мой кухонный столик. Теперь я обратила взоры на большущий кухонный стол ветеринара. Его хватит надолго, но разрубить мне-таки будет трудновато, а прежде всего нужно освободить его. Я выдвинула верхний ящик. Там лежали кухонные ножи, деревянные ложки, каталка для теста... Засунув руку подальше, я нащупала что-то необычное... Это оказался чистый белый узелок, величиной с кулак... В нем было что-то сыпучее... Может быть, горох? Я развязала узелок и увидела кукурузные зерна. Вот сюрприз! Но откуда в Ленинграде кукуруза? До войны как-то продавали кукурузную крупу, похожую на манную. Из нее можно было варить мамалыгу... Но целых зерен кукурузы в Ленинграде, пожалуй, не сыщешь... И зачем они здесь, где не должно быть съестного, да еще засунуты в самый дальний угол и завязаны наподобие синьки?.. А ведь если их сварить, они разбухнут вдвое, и я смогу протянуть еще два-три дня.
...Я съела всего несколько зерен и дала горсточку Просперу, а утром я разделила кукурузу на две части. Одну отдала Просперу, а другую положила в кулек и после лекций отнесла тете Оле.
...Проспер не выдержал. Зеленый хлеб кончился, кукурузу он съел... И вот дня через два после этого, когда я уходила в институт, он встал и вышел вместе со мной.
— Я не стану тебя удерживать, — сказала я ему. — Но, право же, у меня тебе все-таки лучше... Я наверняка не убью тебя, и в моей комнате немного теплей, чем на улице... Мне будет без тебя грустно...
Все-таки он ушел. Я видела, как пошатываясь, он поплелся к помойке. Наивный пес!»

«Внизу, в квартире под нами, упорно борются за жизнь четыре женщины, — фиксирует Г. А. Князев. — До сих пор жив и их кот, которого они вытаскивали спасать в каждую тревогу.
На днях к ним зашел знакомый студент. Увидел кота и умолял отдать его ему. Пристал прямо: "Отдайте, отдайте". Еле-еле от него отвязались. И глаза у него загорелись. Бедные женщины даже испугались. Теперь обеспокоены тем, что он проберется к ним и украдет их кота.
О любящее женское сердце! Лишала судьба естественного материнства студентку Нехорошеву, и она носится, как с ребенком, с котом, Лосева носится со своей собакой. Вот два экземпляра этих пород на моем радиусе. Все остальные давно съедены».

Еще одна женщина, Маргарита Федоровна Неверова «носилась» с живым существом во время блокады. А потом произошла трагедия. Да, трагедия, если и спустя три с лишним десятилетия воспоминание об этом мучит человека, саднит душу:

«...Я вышла из дома. Пошли мы с моей собачонкой, вот такой маленькой, за хлебом.
Когда мы пришли в булочную, хлеба не было, моя собачонка вдруг носом тык-тык-тык в валенок. Я наклонилась:
— Ты что?
Оказывается, она нашла кусочек хлеба. Мне отдает его. Причем я, знаете, как ворон, вскочила, хлеб зажала. А она на меня смотрит: "Дашь ты мне или не дашь!" Я говорю:
— Дам, маленький, дам!
А я из этого хлеба такую похлебку наварила, что вы даже не представляете, как мы с ней угощались!
Перед войной у нас было шесть собак. Потом, правда, пять раздали, потому что такие собаки были породистые. Оставили вот только нашу маленькую фокстерьерчика, Зорю. Потом ее наш сосед сожрал.
— Украл, да?
— Нет, хуже, чем украл, за горло меня схватил и... Вот когда дом начали ломать, надо было вещи мне куда-то переносить, а я — сами понимаете — не могу. Вот только единственно на детских саночках возила книги сюда. Так вот за то, что он помог мне перевезти крупные вещи, он взял буфет, оттоманку, шкафы... И на закуску — собаку, чтобы я ему скормила. А собака-то была маленькая, там и есть-то нечего было. Она была настолько голодная, что у нее вообще ничего не было. Ну вот, вы понимаете, это собака, которая с колен у меня не уходила, а особенно в блокаду: все-таки какое-то тепло от меня исходило...
— И все-таки отдали вы собачку?
— Вот я долго сопротивлялась, потом говорю: "Зорик, ну все равно, ну пойдем". И так загадала... Если она встанет и пойдет, — я ее заберу. Черт с ним, пусть у него вещи останутся, пусть все там валится... (И я бы не держалась за вещи, если бы я знала, что муж не вернется. Господи, сколько мне надо!.. К вещам до сих пор равнодушна).
А вот представьте себе, она пришла, села. Я встала, пошла к дверям, — она даже не повернула головы. Я дошла до порога... Она отвернулась от меня (во так) и не шевельнулась! Я вышла за двери; ну вот, на один марш я спустилась — и сразу же вернулась. Говорю: "Сеня, отдай собаку! Бери что хочешь, или... не надо... пусть, не помогай мне ничего..."
"А я, — говорит, — ее уже убил..."
Вот, вы знаете, вот это первый раз за войну я ревела. Я мужа провожала, а не плакала. Я как-то окаменела... А тут я...»
А что если потому отвернулась собачка, что поняла — предала ее хозяйка?
А может, просто жертвовала собой ради хозяйки, раз ей это нужно?..
Сколько лет прошло, а мучит это Маргариту Федоровну — по натуре женщину жизнелюбивую и ко многому относящуюся иронично.

источник; фото отсюда


Saturday, July 05, 2014

Жаркие дни/ Creativity

via Animal Equality:
HotSummer days will make you more creative. If there's no swimming pool, you can use the dog bowl!


Жаркие летние дни заставят проявлять творческий подход. Если нет бассейна, используйте собачью поилку.


Tuesday, July 01, 2014

Про акул и человечность / Monaco museum to clean up sharks’ bad image

источник: Monaco museum to clean up sharks’ bad image

Музей Монако восстанавливает репутацию главного океанского хищника

Большинство людей боятся акул. Главный океанский хищник страдает от негативных стереотипов и зачастую описывается как жестокое, кровожадное животное. На самом деле акула гораздо дружелюбнее и беззащитнее, чем может показаться на первый взгляд.

Так называемый водоем поглаживаний стал главной достопримечательностью Музея Океанографии в Монако (Monaco’s Oceanographic Museum).
В специально изготовленном водоеме посетители могут погладить и потрогать настоящих акул.
Цель музея – показать, что эти животные отличаются от кровожадного образа, созданного Голливудскими триллерами.
Прежде всего, есть множество видов этих животных, от полосатых кошачьих акул (Scyliorhinidae) до разновидности пятнистых акул под названием «пижамных акул» (pyjama shark).

Некоторые виды агрессивны, но большинство не представляет собой угрозы человеку, напротив:
«Акулы – на вершине пищевой цепочки океанов, это главный хищник. Именно поэтому они уязвимы, — говорит директор Музея Роберт Калкано (Robert Calcagno). — У акул нет врагов, над ними нет хищников. Поэтому на протяжении 450 миллионов лет эти животные развили отличные навыки охоты, но не самозащиты.
Большинство животных размножаются быстро. Но не акулы. В один сезон нереста они выводят всего несколько детенышей. Кроме того, половой зрелости акулы достигают лишь по прошествии нескольких лет, бывает, что до десяти и даже пятнадцатилетнего возраста.
Так что акулы совершенно беззащитная добыча».

Из 500 видов акул, известных человеку, четверть находится на грани вымирания. Со своей стороны, человеку акулы серьезной угрозы не представляют. Акулы гораздо менее смертоносны, чем аварии на дорогах, комары или, скажем, медузы.


Роберт Калкано продолжает: «Во всем мире за год из-за акул гибнет менее 10 человек. Крокодилы в среднем за год убивают 2 000 человек, змеи – 100 000 человек, комары – 800 000 человек.
С другой стороны, люди ежегодно убивают 100 миллионов акул».

Чтобы изменить негативный стереотип об акулах, Музей океанологии открыл новую выставку под названием «Про акул и человечность» ('On Sharks and Humanity'), при поддержку организации Parkview Arts Action и некоммерческой ассоциации Wild Aid.
Собрав воедино работы десяти современных китайских художников, Музей рассматривает сложные взаимоотношения Человека и акул.

Из 100 миллионов акул, убиваемых ежегодно людьми, 60 миллионов оказываются в странах Азии, где из плавников животных делают суп.

Китайский художник Zou Liang говорит: «Наша цель – не запретить суп из акульих плавников, но распространить сигнал тревоги. Уровень потребления акульих плавников стал непомерным, необходим контроль и ограничение. Нельзя разрушать пищевую цепочку. А акулы – во главе её. Популяция акул во всем мире катастрофически сокращается. Лично я больше не буду есть акульи плавники».

Благодаря распространению информации и проведению кампаний вроде этой, в Китае массовое потребление акульих плавников стало сокращаться.

Что касается акул, в сравнении с человеком их диетические привычки весьма разумны. Более того – они жизненно важны для здоровья и сбалансированности океанов.
Директор Музея Роберт Калкано говорит:
«Акулы, находящиеся на вершине океанической пищевой цепочки, играют решающую, регулирующую роль. Они едят больных животных, сохраняя чистоту и здоровье океанов. С исчезновением акул баланс жизни морских обитателей окажется под угрозой. Наши моря и океаны окажутся загрязненными водорослями и заселенными медузами».

Выставка «Об акулах и человечности» проходит в Океанографическом музее Монако до марта 2015 года, после чего будет перенесена и продолжена в Китае.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/



* * *
Фото от Гринпис: Кто из них скорее может укусить?
Злободневное на тему чемпионата по футболу. Суарес кусался давно...

Sunday, June 29, 2014

Вопросы и ответы об опытах на животных/ Vivisection - NAVS Q&A

источник

Что такое вивисекция?

Вивисекция – практика вмешательства или использования насильственных технологий на живых животных.

Термин происходит от латинского слова «vivus» - живой.

Вивисекцией обычно называют эксперименты на животных. Она включает в себя использование животных в исследованиях, тестировании бытовых и прочих товаров, в сфере образования.

Кто финансирует исследования на животных?

Большинство исследований финансируется налогоплательщиками, в виде субсидий больницам, университетам и исследовательским институтам от Национальных институтов здоровья (National Institutes for Health, NIH), федерального агентства. Около половины всех субсидий NIH включают исследования на животных, и деньги поступают за счет налогоплательщиков.

Кроме того, министерство обороны (Department of Defense) имеет многомиллионный долларовый бюджет для поддержания военных лабораторий, использующих животных для испытаний стрелкового и биологического оружия.
Частные исследования поддерживаются дотациями благотворительных и некоммерческих организаций, фармацевтических компаний и прочих корпораций.

Сколько животных используются в исследованиях?

Точно сказать невозможно, однако количество оценивается десятками миллионов (!) животных на ежегодной основе.
Наибольшее количество используемых животных – около 90% - крысы и мыши, которых выращивают специально для лабораторных опытов.

А почему я должен быть против экспериментов на животных?

По двум основным причинам: во-первых, эксперименты на животных – неэтичная практика, в которой один вид эксплуатируется ради предполагаемой выгоды другого.

Эксперименты на животных, к тому же, еще и непродуктивная методика, поскольку данные, полученные в ходе подобных экспериментов, не могут быть вполне эффективно применены к людям. Поскольку животные значительно отличаются от людей по многим важным показателям, они являются неточными моделями для изучения человеческих болезней – отсюда тупик медицинского прогресса; потеря времени, ресурсов и талантов.

Но ведь животные всегда использовались для изучения жизненных процессов?

С древних времен люди изучали животных с целью лучше узнать природу и функционирование человеческого организма. В далеком прошлом, когда людям было очень мало известно о процессах жизнедеятельности, это могло быть полезно в качестве общей научной информации. В те времена люди могли наблюдать явные сходства между человеком и животным, например, и у людей, и у животных есть сердце, печень, легкие, почки; и биологические процессы также одинаковы для многих видов.

Однако в современном мире, когда большинство исследований ведется на клеточном и внутриклеточном уровне, даже малейшее различие между животным и человеком на этом уровне приводит к тому, что данные, полученные по двум этим видам, совершенно несопоставимы.

Столь же важно помнить, что хотя эксперименты на животных и приводили к определенным результатам, они (эксперименты) не были необходимыми. Например, животных можно использовать для выращивания вирусов, но с тем же успехом можно использовать для этого чашки петри и культуры человеческих тканей.

Когда люди начали проводить опыты на животных?

История экспериментов на животных началась не одновременно с ранними попытками проведения медицинских исследований.
Еще в 4 веке до н.э. Гиппократ, теперь известный как отец-основатель медицины, признал важность наблюдения болезней на человеке, чтобы изучить вероятные последствия, а также выяснить, кто наиболее подвержен определенным болезням.
Однако во 2-м веке в Римской империи католическая церковь издала запрет на проведение вскрытия человеческих трупов. В результате этого запрета Гален (Galen) – лекарь гладиаторов и придворный врач римского императора Марка Аврелия, прекратил свои исследования на человеческих моделях и взялся за вскрытие коз, свиней и обезьян.
Сегодня Гален, ставший одним из известнейших и влиятельнейших врачей в истории медицины, считается «отцом» вивисекции.

Что означает термин «исследования на моделях животных» (“animal-modeled research”)?

Когда ученые называют животных «моделями» для человека, они подразумевают, что животных используют как механизмы для осмысления неизвестных явлений по аналогии с качественно отличающимися, но известными.
Если сказать проще – экспериментаторы на животных считают, что то, что происходит с мышью, произойдет и с человеком, потому что существует точное соотношение между этими двумя живыми системами.
Ранние эксперименты на животных предполагали, что если один и тот же тип ткани у разных видов выполняет одну и ту же функцию – скажем, дыхательную – случайный, произвольный механизм также будет идентичен. Эта концепция привела исследователей к мысли, что животные – приемлемые случайные (causal) аналогичные модели, и посему они могут быть использованы для изучения болезней человека.

В лабораториях животных используют как аналоговые модели для человеческих заболеваний, как объекты экспериментов (например, тестирование лекарств, канцерогенов), как инструмент исследования новых теорий и для вскрытия в процессе обучения. Кроме того, ткани животных используют для изучения физиологических процессов.

Почему эксперименты на животных – логически непоследовательный путь изучения человеческих заболеваний?

Потому что искусственное прививание симптомов болезни животным во время экспериментов не может адекватно прогнозировать или копировать человеческое заболевание.
Для того, чтобы модель была научно приемлемой – то есть, обладала прогнозированностью – она должна демонстрировать те же симптомы, тот же предполагаемый источник заболевания, тот же невробиологический механизм и ту же реакцию на лечение.

Хотя определенные животные могут в определенных условиях отвечать некоторым из этих характеристик, ни одно животное не может продолжительное время соответствовать всем четырем критериям. Это происходит потому, что животные и люди отличаются по многим параметрам – анатомическим, психологическим и метаболическим.

Но ведь все животные – человеческого и нечеловеческого видов – скорее сходны, чем отличаются?

На общем анатомическом уровне и животные и люди похожи. Все живые формы на Земле имеют в чем-то общие характеристики, поскольку всё живое эволюционировало из одной живой формы, населявшей Землю три с половиной миллионов лет назад.
С помощью процесса ответвления, известного как видообразование (speciation), эта основная форма жизни эволюционировала в 10 миллионов видов растений и животных, существующих сейчас. Эти эволюционные изменения произошли на микроскопическом уровне, путем изменения последовательности ДНК организмов.

Таким образом, хотя все растительные и животные виды имеют общий генетический материал, поскольку все произошли из одного набора ДНК, композиция или набор этого генетического материала обуславливает различия.
Индивидуальные отличительные особенности на внутриклеточном уровне характеризуют отличия способов реакции клеток различных видов на пищу, окружающую среду и медикаменты.
Мельчайшие расхождения могут привести к существенным и резким различиям в целом организме.

Почему противники вивисекции не смогли убедить ученых прекратить опыты на животных?

Средства массовой информации часто рисуют противников вивисекции в образе безумных старушек в кедах или этаких бытовых террористов. В результате сформировано общественное мнение: считать противников вивисекции анти-научной и маргинальной частью Америки.

Это абсолютно искаженное представление. Противники вивисекции принадлежат к различным социальным группам и слоям населения. Это врачи, учителя, сантехники, студенты-медики, матери и представители власти – то есть широкий спектр людей, профессий и стилей жизни. Но все они объединены одним видением общества, которое не должно причинять вреда какому-то живому виду ради предполагаемой выгоды другого вида.

Однако показывать противников вивисекции как спокойных, рационально мыслящих и информированных индивидуумов, которые стремятся помочь и людям, и животным – это не отвечает задачам СМИ, жаждущим сенсаций.
Таким образом, внимание уделяется лишь самым экстремальным проявлениям движения в защиту прав животных.
Более того, доход средств массовой информации (газет, журналов, теле- и радиостанций) напрямую зависит от рекламодателей. СМИ не склонны оскорблять спонсоров с их глубокими карманами (скажем, фармацевтические компании и здравоохранительные организации, которые являются частью индустрии исследований на животных) историями, доказывающими нецелесообразность опытов на животных.

По тем же причинам, противникам вивисекции, независимо от их послужного списка и высокой репутации в научном мире, практически невозможно добиться публикации своих трудов в научных изданиях.
Редакторы научных журналов зависят от ученых, которые поставляют им материалы для публикаций. Понятно, что издателей беспокоит то, как научное сообщество смотрит на их журналы. Редакторы очень не любят публиковать статьи, которые могут бросить вызов тем, кто агрессивно культивирует миф о целесообразности экспериментирования на животных. Конечно, они не хотят кусать руку, которая их кормит!
Более того, каждая статья, претендующая на публикацию, должна быть одобрена комитетом ученых, которые в интересах защиты себя и «золотоносной жилы» исследований на животных, постоянно отклоняют статьи, доказывающие сомнительность таких исследований.
А без доступа к публикации своих материалов, анти-вивисекционистам трудно добиться доверия в научном мире.

Почему некоторые противники вивисекции протестуют против термина «альтернативы», говоря о необходимости исследований без использования животных (non-animal research)?

Понятие «альтернативы» долгое время использовалось в отношении исследований на животных как противниками висекции, так и всем научным сообществом. Тем не менее, мы считаем использование этого термина неправомерным, поскольку слово «альтернатива» подразумевает второстепенный по важности, то есть неидеальный, вариант.
Другими словами, сегодня вечером вы можете выбрать альтернативный путь домой с работы – потому, что по основному маршруту ведутся дорожные работы. Однако, вы предпочитаете основной маршрут, ведь так добираться быстрее и удобнее - собственно, поэтому он и стал основным.
Та же логика применима к этому термину, когда идет речь об исследованиях на животных. Предлагая альтернативы, подразумевается, что опыты на животных – наилучший путь, но есть еще какие-то варианты.
Однако противники вивисекции уверены (а многочисленные научные факты это подтверждают), что исследования на животных не является изначально самым полезным вариантом – так что здесь нелогично говорить об альтернативах.

А есть какие-либо давно известные методы без использования животных?

Исследовательские методы, не требующие проведения опытов на животных, являлись передовыми знаниями медицины с древних времен. Используют их и сегодня.
Это аутопсия (посмертное вскрытие и исследование тела) и клинические исследования, которые подразумевают наблюдения за пациентами-людьми. Эпидемиология, то есть изучение случаев заболеваний внутри групп населения, также используется с начала XVII века.
Развитие современных технологий дало возможность эпидемиологам создать обширные базы данных и проводить анализ данных очень быстро и с максимальной точностью.

Гуманно ли обращаются с лабораторными животными?

Можно утверждать, что ни к одному из лабораторных животных не относятся гуманно, хотя бы потому, что они вынуждены жить в противоестественной для них обстановке.
Так называемым «лабораторным» животным было навсегда отказано в праве прожить жизнь в соответствии с их естественными инстинктами, - в дикой ли природе, как в случае с обезьянами, или в домашних условиях, как в случае с кошками, собаками, кроликами и морскими свинками.

Даже те немногие подопытные животные, которых используют в менее агрессивных исследованиях, страдают от страха, изоляции, депрессий и тревоги – а эта боль столь же реальна, как и физическая.
Более того, есть неоспоримые доказательства того, что животные чувствуют боль острее, чем люди. Животные гораздо более зависимы от окружения; их реакции «бороться или бежать» (в ответ на стресс; flight or fight) гораздо острее и интенсивнее.
По сути, боль, которую испытывают животные, просто невыносима – ведь они не знают, когда прекратится эксперимент и связанное с ним мучение.

Но разве в лабораториях не действуют законы по защите прав животных?

Акт о благосостоянии животных (The Animal Welfare Act, AWA) требует, чтобы животные в лабораториях получали необходимую пищу, жизненное пространство и ветеринарную помощь, находясь в чистых, светлых и проветриваемых помещениях с определенным температурным режимом. The AWA также предписывает, что предприятия, использующие эксперименты на животных, должны быть зарегистрированы в департаменте сельского хозяйства США (the U.S. Department of Agriculture, USDA).

Служба контроля за здоровьем животных (APHIS, Animal Plant and Health Inspection Service) – отдел внутри USDA, который проводит периодические проверки таких предприятий для обеспечения соответствия требованиям AWA.

Согласно ежегодному отчету департамента сельского хозяйства США (USDA’s annual Animal Welfare Report) за 2001 год, число животных, используемых в мучительных и стрессовых экспериментах без обеспечения болеутоляющих средств, таково:

Собаки: 1 671
Кошки: 408
Приматы: 853
Морские свинки: 36 145
Хомяки: 44 921
Кролики: 5 036
Овцы: 497
Свиньи: 1 230
Другие фермерские животные: 1 798
Прочие животные: 12 956
Всего: 105 515

Поскольку текущий Акт о благосостоянии животных не касается защиты мышей, крыс (составляющих 90% от общего числа животных, используемых в исследованиях), а также птиц, общее число животных, используемых в экспериментах без применения болеутоляющих средств, гораздо больше.

*
«Меня не интересует, даёт вивисекция результаты, полезные для человечества, или нет... 
Причина моего враждебного отношения к вивисекции  – это боль, которую она причиняет беспомощным животным. 
Мне достаточно одного этого оправдания для моей враждебности, без необходимости пускаться в дальнейшие рассуждения».
- Марк Твен - 

Какие виды животных и почему наиболее активно используются в качестве подопытных?

Грызуны (мыши и крысы) наиболее широко используются в проведении опытов. Миллионы мышей и крыс страдают и умирают ежегодно, однако точное число назвать трудно. Из-за того, что грызуны не защищены действующим в настоящее время Актом о благосостоянии животных (Animal Welfare Act), точное число этих животных, используемых в экспериментах, не требуется по закону.
Как следствие, нет возможности установить, сколько именно миллионов животных мучается и умирает ежегодно в официально или приватно финансируемых исследованиях.
Когда-то давно грызуны стали любимыми лабораторными животными – не потому, что для этого были неоспоримые научные предпосылки, а просто исходя из финансовых соображений: место, экономия, удобство.
Грызуны – мелкие животные, и гораздо большее их количество можно разместить в лаборатории, чем животных покрупнее, скажем, котов, собак или обезьян. Кроме того, грызуны быстро размножаются и их дешевле покупать и содержать.

Как используют животных в сельскохозяйственных исследованиях?

Интенсивное животноводство, в условиях которого множество животных содержится внутри производственных помещений, расположенные в несколько ярусов, создало необходимость в новой категории опытов на животных.

В переполненных зданиях, в антисанитарных условиях фабрик-ферм (factory farm - большое специализированное хозяйство: птицефабрика, конный завод и т. п.) возникают условия для развития инфекционных и прочих заболеваний животных.
Для контроля заболеваний и понижения уровня смертности с/х животных – и для сохранения доходов фермеров – нужны антибиотики. Сельскохозяйственные ученые и прочие исследователи используют животных для разработки этих новых лекарств и для тестирования их безопасности и эффективности.
Исследования животных в сельскохозяйственной промышленности также направлено на изыскание новых путей получения животных большего размера - с целью увеличения доходов. Например, исследователи изменили гены цыплят и индюшек для получения более крупных животных – а значит, большего количества мяса.

А есть ученые, выступающие против экспериментирования на животных?

Многие ученые пишут и публично заявляют о недостатках животной модели для получения информации о болезнях человека.
Среди них: Рей Грик (Ray Greek), доктор медицины, и Жан Свингл Грик (Jean Swingle Greek), авторы работы «Священные коровы и золотые гуси: цена, которую платит человек за эксперименты на животных» («Sacred Cows and Golden Geese: The Human Cost of Experiments on Animals»).

Многие другие научные работники выражают серьезные сомнения в полезности экспериментирования на животных, среди них:

- Доктор Арнольд Уэлш, отдел фармакологии, Йельский университет / Dr. Arnold D. Welch, Department of Pharmacology, Yale University School of Medicine;

- Доктор медицины Тимоти Джонсон, медицинский редактор новостей ABC News and WCVB-TV в Бостоне / G. Timothy Johnson, MD, medical editor for ABC News and WCVB-TV news in Boston;

- Доктор Альбер Сабин, разработчик полио-вакцины / Dr. Albert Sabin, developer of the polio vaccine;

- Доктор философии Ирвин Бросс, бывший директор биостатистики в институте исследований раковых заболеваний / Irwin Bross, Ph.D., former director of Biostatistics at the Roswell Park Memorial Institute for Cancer Research;

- Доктор Марк Файнберт, исследователь СПИДа/ Dr. Mark Feinbert, AIDS researcher;

- Профессор Джорж Тилинг-Смит / Professor George Teeling-Smith;

- Приматолог Джейн Гудолл / Jane Goodall, Ph.D.;

- Доктор Герхард Збинден, токсиколог института технологий в Цюрихе/Dr. Gerhard Zbinden, toxicologist, University of Zurich’s Institute of Technology;

- Д-р Эндрю Роуэн, младший Вице-президент по образованию, исследованиям и международным вопросам Гуманитарного общества США/Dr. Andrew Rowan, Senior V.P. of Education, Research and International Issues for the Humane Society of the United States;

- Джон Бучанан, бывший офицер военно-воздушных сил США, специализировавшийся на ядерной физике / John Buchanan, former U.S. Air Force officer specializing in nuclear physics;

- Сэм Коэн, бывший советник Пентагона и эксперт по ядерному оружию / Sam Cohen, former Pentagon advisor and nuclear weapons expert;

- Д-р медицины Вернер Хартингер, немецкий хирург / Dr. Werner Hartinger, MD, German surgeon;

- Д-р Джеймс Галлахер, руководитель медицинских исследований, лаборатории Ледерли/ Dr. James C. Gallagher, Director of Medical Research, Lederle Laboratories;

- Д-р Тони Чу, Хаммерсмитская больница, Лондон / Dr. Tony Chu, Hammersmith Hospital, London;

- Д-р Тайлер Джекс, Массачусетский институт технологий / Dr. Tyler Jacks, Massachusetts Institute of Technology.

Многие другие ученые, проводящие опыты на животных, осознают, что это трата времени, денег и потенциала талантливых людей, вовлеченных в процесс. Но в интересах защиты престижа их научного сообщества, не говоря уже о рабочих местах, они предпочитают не высказываться публично.

Почему большинство исследователей защищают опыты на животных?

Хотя многие ученые ставят под сомнение пользу исследований на животных, большинство придерживается «основной линии партии» - по разным причинам.

Прежде всего, на карту поставлены карьера и финансирование работ. Безопасность и гарантия работы ученого во многом зависит от количества научных работ, которые он или она могут опубликовать. Это так называемый синдром «опубликуй или умри» (“publish or perish” syndrome). Эксперименты на животных приносят более быстрые результаты при наименьших затратах, ведь жизненный цикл животного короче, чем человека. Таким образом, те, кто ставит опыты на животных, могут проводить большее количество исследований и публиковать больше статей, чем те, кто изучает человеческую модель.
Наилегчайший путь – принять концепцию, которая уже существует, а не пытаться немного изменить ее.

Кто еще, кроме ученых, получает прибыль с проведения опытов на животных?


Экспериментирование на животных – многомилионный бизнес и из него извлекают выгоду самые разные группы. Основной мотивирующий фактор – прибыль и жадность.
Научные институты имеют выгоду, получая гранты за исследования животных от национальных институтов (National Institutes for Health, NIH) и прочих федеральных агентств.
Заводчики – те, кто занимается разведением животных – также получают обильную мзду с экспериментов на животных. В 1999 году, к примеру, продажа мышей достигла объема в 200 миллионов долларов.
Поставщики клеток и оборудования, которое используется в опытах на животных, также основали на этом прибыльный бизнес.
Подпитывают «машину» исследований на животных и фармацевтические компании, делая опыты на животных для получения доводов в свою пользу в клинических тестах (исследованиях, основанных на изучении человека), предохраняясь от судебных исков в случае неожиданной реакции на лекарства.
Эти корпоративные гиганты используют опыты на животных для юридической безопасности – убеждая присяжных, что они делали всё, требуемое законами (т.е. доказали безопасность лекарства путем опытов на животных), и посему не подлежат наказанию, если лекарство причиняет вред человеку.
Даже средства массовой информации получают свою долю прибыли с исследований на животных – они используют результаты опытов на животных, чтобы сенсационно объявлять о «чудесах медицины». Это помогает продавать больше газет и увеличивать рейтинги телепрограмм. Профессиональные журналы процветают на статьях с описанием опытов на животных.

Каковы этические аспекты использования животных нечеловеческого вида (non-human animals) в качестве лабораторных объектов?

Противники вивисекции по этическому принципу убеждены, что причинение вреда одному виду животных ради предполагаемой выгоды другого - аморально. Они поддерживают принцип расширения круга милосердия и распространения сострадания на все живыe существа – равно человеческого и нечеловеческого видов.
В гуманном обществе все существа должны иметь возможность жить в условиях, соответствующих их природе и биологическим нуждам; быть свободными от любых форм жестокости и эксплуатации.
 Те, кто протестует против экспериментов на животных по этическим соображениям, уверены: то, что животных приносят в жертву интересам человека, влияет на общество. Убийство животных в лабораториях обездушивает общество, мы лишаемся возможности сочувствовать боли и страданиям другого существа, и это подрывает, уничтожает эмпатию, способность сопереживать всем тем, кто нас окружает – и людям, и животным. Более того, это разрушает личность, лишает чести и достоинства тех, кто участвует в процессе.

Не были ли животные созданы ради того, чтобы ими пользовался человек, по своей прихоти?

Многие люди именно так и думают. Такие люди считают животных – буде использованы в качестве пищи, одежды, транспортного средства или материала для исследований – ресурсом, инструментом для того, чтобы сделать жизнь человека удобнее.
Это вопрос приписывания большей ценности жизни человека, чем жизни животного... то есть, если животное приносят в жертву ради выгоды человека, это «необходимое зло».
Противники вивисекции смотрят на животных сквозь более широкую этическую призму – не как на материалы или продукты, но как на живые существа, которые живут рядом с нами и заслуживают высокоморального отношения и полноправного места в сложной жизненной цепи.

Противники вивисекции предлагают вместо животных проводить тесты на людях?

Для многих исследования с участием людей до сих пор ассоциируются с образами нацистских лагерей, пленников и недееспособных индивидуумов, которых используют как объекты экспериментов.
Однако правда в том, что тысячи людей являются объектами экспериментальных исследований ежедневно и всё это абсолютно легально. Опыты с участием людей называются добровольными клиническими исследованиями (voluntary clinical trials). Все фармацевтические препараты, будучи разработанными в лаборатории и прошедшие фазу проверки на животных, всегда проходят клинические тесты перед запуском в широкое производство. Эксперименты на животных - лишь дорогостоящий, длительный, ненужный промежуточный этап, отдаляющий получение необходимого лекарства теми людьми, кто в нем остро нуждается.

Какое отношение имеет предупреждение и профилактика заболеваний к экспериментированию на животных?

Не проходит и дня, чтобы средства массовой информации не начали усиленно расхваливать еще один «успешный» случай исследования на животных, рекламируя некий мощный прорыв в борьбе против смертельных заболеваний. Это усиленное внимание к обещаниям получить новые лекарства в ходе проведения исследований на животных, укрепляет ложное чувство безопасности и защищенности среди людей, верящих, что до создания «волшебной пули» (“magic bullet”) против рака, болезней сердца, СПИДа, диабета и прочих заболеваний – рукой подать.
Маловероятно, что в ближайшем будущем появится волшебная пуля, особенно если ученые продолжат полагаться на опыты на животных в надежде на получение передовых медицинских знаний.

Тем временем фокусирование внимания на опытах с использованием животных затеняет важность наиболее эффективных путей снижения случаев заболеваний:
проведения профилактического, предупредительного лечения, а также необходимость внесения изменений в образ жизни .
Суть в том, что около 2/3 заболеваний можно предотвратить.
Питание (здоровая пища с низким содержанием жиров), физические упражнения и отказ от курения – доказано, что эти меры имеют решающее влияние на предупреждение заболеваний и увеличение продолжительности жизни.
Например, исследователи доказали, что диета из фруктов и овощей вместо жиров, в комбинации с программой контроля веса и физическими упражнениями может со временем привести к снижению общего числа раковых заболеваний на 30-40 %.

Если бы хоть часть финансирований, вливаемых сейчас в проведение опытов на животных, вместо этого была направлена на предупредительно-профилактические программы – ситуация с предотвращением заболеваний радикально изменилась бы к лучшему.
Если бы этим программам уделялось надлежащее внимание в образовании, таких болезней вовсе не было бы, то есть отпала бы нужда в их дальнейших исследованиях.
Больше средств было бы в наличии для изучения заболеваний, которые невозможно предотвратить. Тогда наши шансы на изыскание средств, лекарств от этих болезней значительно бы возросли.


Что такое тестирование на животных?

Это процесс использования животных для тестирования косметики, средств личной гигиены и бытовой химии. В этих видах тестов животных вынуждают переваривать опасные вещества; помещают химикаты и прочие субстанции на кожу и/или в глаза животных. Тестирование на животных используется компаниями (и лабораториями, нанятыми этими компаниями) по производству как готовой продукции, так и отдельных компонентов.

Как используют животных в тестировании товаров?

Основная масса тестов - на раздражение глаз и кожи, а также тест LD-50, который используют для измерения на живых животных уровня токсичности некоторых ингредиентов.

Что включают в себя тесты на раздражение кожи и глаз?

Тест Дрейза (The Draize test; проводится на животных для определения реакции глаза на различные субстанции) – самый известный тест на раздражение кожи и глаз. Он пытается измерить степень опасности химикатов, наблюдая вред, который они причиняют глазам и коже животных.

В ходе теста на раздражение глаз растворы помещают прямо в глаза кроликов, находящихся в сознании. В течение теста, который обычно длится по меньшей мере семь дней, кролики мучаются от страшной боли, часто приводящей к слепоте.
По окончании теста всех животных убивают, чтобы определить внутреннее влияние, оказанное токсичными веществами.

Тест Дрейза на раздражение кожи состоит в обездвиживании животного, в то время как тестируемое вещество наносят на обритую или содранную кожу.
(Кожу очищают от шерсти, плотно прижимая липкую ленту к телу животного и срывая ее. Процесс повторяют пока не сдерут несколько слоёв поверхности кожи).

Тест Дрейза был изобретен около 50 лет назад токсикологом американской Администрации по контролю за продуктами питания и лекарствами (Food and Drug Administration, FDA) Джоном Х. Дрейзом (John H. Draize).
Со времени внедрения теста он подвергался суровой критике за крайнюю жестокость и непредоставление надежных результатов, которые можно было бы экстраполировать на людей.

Что такое тест LD-50?

При проведении теста LD-50 (сокр. от lethal dose-50; доза, приводящая к смерти 50% особей) группу животных принуждают переваривать, вдыхать или как-либо иначе употреблять различные количества субстанций.
Тест завершается, когда 50 % животных умирает. Оставшиеся 50% убивают.
В течение теста животные испытывают острую боль; наблюдаются конвульсии, выделения, понос и кровотечение из глаз и рта.
Даже в случаях, когда тесты LD-50 используются для проверки сравнительно безопасных веществ, это та же стандартная процедура для выяснения крепости раствора, которая приведет половину животных к гибели. Огромный объем вещества, никогда по неосторожности или случайно не могущий быть проглоченным человеком, должен быть введен животным.
Предположительно, тест LD-50 дает информацию о токсичности вещества и количестве, способном причинить людям вред. Однако, поскольку от вида к виду результаты могут отличаться, достоверные прогнозы относительно смертельной дозы для человека фактически невозможны.

Почему компании проводят тесты на животных?

По законодательству от компаний не требуется тестирование их продукции на животных. Однако Администрация по пищевым продуктам и лекарственным препаратам США (U.S. Food and Drug Administration, FDA) настойчиво призывает производителей проводить любые токсикологические тесты их товаров для гарантии их безопасности. Для этих компаний тесты на животных – простой и логичный выбор метода сбора данных, которые могли бы ограничить ответственность таких компаний перед потребителями в случае судебных разбирательств.

Но разве федеральные власти не требуют от компаний проверки их товаров на животных?

Федеральный Акт Пищевой, Косметической и Лекарственной промышленностей (The Federal Food, Drug and Cosmetic Act, FDA) не требует от производителей косметики, товаров личной гигиены, бытовой химии и прочей смежной продукции тестировать ради безопасности их товар и его компоненты на животных. Фактически FDA поощряет применение тестирующих методик без использования живых животных.

Косметические средства или товары личной гигиены, предназначенные для лечения или предупреждения заболеваний, или те, что оказывают влияние на структуру или функции человеческого организма, считаются «лекарствами». Примерами подобной продукции можно назвать средства для загара, предназначенные для защиты от солнечных ожогов; шампуни против перхоти и лекарственные препараты против прыщей. Эти товары должны соответствовать требованиям FDA к тестированию лекарственных препаратов, и моделями в тестах служат животные.

Какие животные наиболее часто используются в тестировании товаров?

Кролики, морские свинки, мыши и крысы наиболее часто используются в тестировании товаров; в основном потому, что таких животных выгодно приобретать и легко содержать. Кролики активно используются в тестах на раздражение глаз, потому что на выразительных глазах этих зверьков легко наблюдать результаты тестов.

А тестирование косметики, средств личной гигиены и бытовой химии необходимо для защиты потребителей?

Нет. Огромное количество фактов доказывает, что тесты на животных не приносят вовсе или приносят минимальную пользу для защиты безопасности потребителя.
Эти тесты также не дают информации по эффективному лечению в случае повреждений при (неправильном) использовании товаров.
Фактически, некоторые товары, показавшие себя безопасными для животных, провоцируют серьезные побочные эффекты у людей.

Проведение тестов на животных гарантирует, что товар безопасен для использования?

Тестирование на животных не дает гарантии, что товары безопасны. Тесты на животных всего лишь определяют уровень токсичности. Поэтому вы можете видеть повсюду на полках магазинов товары, которые были протестированы на животных, и тем не менее могут привести к серьезным травмам или смерти человека – например, чистящие средства или средства для обесцвечивания волос.
Никакое количество тестов на животных не влияет на тот факт, что многие подобные товары опасны, если их проглотить или использовать не по назначению.

Витамины должны быть тестированы на животных?

Федеральный Акт пищевой, косметической и лекарственной промышленностей (The Federal Food, Drug and Cosmetic Act / FDA) не требует от компаний-производителей тестировать витамины на животных. Это также не требуется для регистрации витаминов в FDA.
FDA заботится в основном о корректном этикетировании витаминов в соответствии с их содержимым, а это может быть подтверждено только с использованием химических средств, а не тестами на животных.
FDA может потребовать протестировать витамин на животных, только при подозрении, что он может содержать токсическое вещество.

Должны ли тестироваться на животных контактные линзы и сопутствующие товары?

Контактные линзы и товары по уходу за ними считаются медицинскими принадлежностями, а не фармацевтическими средствами.
Хотя FDA не опубликовала никаких инструкций, требующих проведения тестов на животных для контактных линз и сопутствующих товаров, агентство предоставило вниманию производителей руководства по тестированию, которое рекомендует преклиническое тестирование на животных. Производители, которые сделали выбор в пользу альтернативных процедур, обязаны предоставить документацию, объясняющую, почему альтернативная процедура тестирования является приемлемой. «Приемлемый» в данном случае означает, что процедура была оценена и одобрена научным сообществом.

Если мы не проводим тестирование товаров на животных, как мы можем быть уверены, что защищаем здоровье и безопасность потребителя?

Тесты на животных не являются способом защиты здоровья и безопасности потребителей, потому что животные модели не могут адекватно прогнозировать ответную реакцию людей (например, аллергические реакции) на конкретные субстанции.
О потребителях гораздо более заботятся, когда применяют для тестирования товаров имеющиеся многочисленные методы без использования животных.

За последние годы выросло или сократилось тестирование на животных косметики, средств личной гигиены и бытовой химии?

Хотя тестирование на животных косметических и прочих продуктов потребления продолжается, многие компании достигли значительного прогресса в снижении и даже полном отказе от тестов на животных. Этот процесс вызван давлением со стороны общественного мнения и групп защитников животных. Как результат, меньше животных используется в разработке товаров, чем это было лет пять назад; но общее число животных по-прежнему составляет миллионы в год.
Некоторые известные компании, которые больше не проводят тестов своей продукции или ингредиентов на животных, включают (проверено по источнику):

Revlon, Inc.,
Avon Products, Inc.,
Body Shop, (куплены Unilever)
Aveda (Estee Lauder),
Bath & Body Works (Limited brands),
Paul Mitchell Systems,
Mary Kay Cosmetics, Inc
. и другие (см. полный список в формате *pdf).

upd

Образование / Education

Какие виды животных обычно используются при проведении вскрытия в обучающих целях?

Хотя наиболее часто используют лягушек, также препарируют многих других животных, включая земляных червей, кузнечиков, кошек, крыс, свиней, а также части тела и органы коров и овец.

Откуда берутся животные, используемые для вскрытия?

Поскольку лягушек в неволе не разводят, их отлавливают в дикой природе. Другие виды животных, например, кошек или свиней, разводят специально – с целью проведения вскрытия, затем их убивают.
Кошек также берут из приютов для животных или крадут у хозяев, чтобы принести в учебный класс или аудиторию.
Органы животных, например, глаза, сердца и легкие, берут со скотобойни или живодерни, где существует большая вероятность, что ткани загрязнены.

Есть ли связь между препарированием животных и потерей чувствительности к насилию среди молодых людей?

Многие социологи и эксперты по детскому развитию полагают, что есть. Исследование, проведенное Шэрон Метвин (Sharon Methvin), профессором антропологии и социологии университета Камерон в Лоутоне, Оклахома (Associate Professor of Anthropology and Sociology at Cameron University in Lawton, Oklahoma), показало, что чем чаще люди попадают в определенную ситуацию, тем более комфортно они себя в ней чувствуют. Поэтому студенты, которым первое вскрытие дается с трудом, вероятно, будут чувствовать себя все более и более комфортно после проведения повторных вскрытий.

Психологи также исследуют, распространяется ли десенсибилизация (бесчувствие) к насилию в отношении животных на насилие над людьми.
Уже установлено, что серийные убийцы часто начинают свои «карьеры», истязая животных.

Существует также проблема двоякости, лицемерия наших поучений подростков на тему отношения к животным и к человеку.
Многие эксперты задаются вопросом, логично ли говорить ученикам, что препарировать котов в школе – нормально, и в то же время призывать молодежь быть любящими, ответственными опекунами для домашних животных.
(см. статьи на тему:
Жестокость к животным = жестокость к людям;
Связь между жестоким обращением с животными и насилием над людьми;
серия Жестокость к животным и жестокость в семье)

Если не использовать животных в школах и аудиториях, как учащиеся узнали бы о жизненных процессах?

Есть много вариантов проводить препарирование без использования животных. Подобные методы гораздо эффективнее снабжают детей информацией о процессах жизнедеятельности, чем вскрытие животных. Использование методик без животных обеспечивает необходимые знания, а также научает молодых людей уважать разные формы жизни. Вскрытия же подразумевают, что любая жизнь дешева, ничего не стóит.

Какие существуют альтернативы без использования животных?

Благодаря инновационным технологиям появился широкий диапазон других вариантов, без использования животных. Такие методики дают детям полезные навыки работы на компьютере, одновременно обучая жизненным процессам живых организмов. Эти альтернативы включают интерактивные программы виртуальной реальности на CD-ROMах и DVD.
Есть также множество анатомических диаграмм, диапозитивов и видеозаписей. Точные трехмерные копии разнообразных видов, от лягушек до свиней и человеческих туловищ, в мельчайших деталях иллюстрируют органы и жизненные процессы. Все эти материалы доступны для детей и молодежи - от детсадовцев до аспирантов.

Есть ли экономическая выгода использования альтернатив без животных?

В наши дни сокращения бюджетов и призывов к преподавателям давать больше, требуя меньшего, варианты образовательных исследований без использования животных должны приветствоваться школами, поскольку единоразовые инвестиции в подобные наглядные материалы многократно окупаются. Материалы будут служить много лет. Обучающему персоналу не придется заботиться о пополнении запасов трупов лягушек, котов и свиней, которые, помимо прочего, могут быть очень дорогостоящими. Современные гуманные материалы, как правило, проще и дешевле приобрести, а также можно долговременно использовать.

При наличие такого большого количества доступных альтернатив, почему многие преподаватели биологии продолжают поддерживать препарирование?

Многие преподаватели поддерживают использование препарирования в школах и ВУЗах, потому что они считают это лучшим способом обучить жизненным процессам организмов. Другие настаивают, что разрешение выбирать варианты без использования животных нарушит дисциплину в классе.
В основном же преподаватели сопротивляются использованию альтернативных методов, поскольку это - новый обучающий метод, а они не хотят тратить время на изучение чего-то нового. Некоторые даже полагают, что препарирование - важный «церемониал» в развитии студента.
Есть такие преподаватели биологии, которые полагают, что студенты ВУЗов должны будут препарировать в колледжах и поэтому настаивают на том, что тренировка в проведении вскрытий в средней школе – своеобразный путь «преодоления». К сожалению, такие преподаватели не придерживаются пересмотренных университетских требований учебного процесса, которые зачастую уже изменены в пользу новейших гуманных методик.

Почему противники вивисекции выступают против «ярмарок научных проектов учащихся» (science fair, в Америке), где используются позвоночные животные?

Помимо выступлений против любых экспериментов на животных, противники вивисекции уверены, что такие ярмарки, поощряющие учеников проводить жестокие эксперименты на позвоночных животных, создают дополнительные проблемы в сфере жестокого обращения с животными. Кроме того, разрешение проведения экспериментов на животных на подобных ярмарках внушает студентам мысль, что исследование на животных – научно обоснованный способ узнать больше о человеческих болезнях. На самом деле, это не так.

Источник - сайт NAVS

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Thursday, June 19, 2014

Фестиваль собачьего мяса / YuLin’s Dog Meat Festival in China

Жители небольшого города в южной области Китая в пятницу, 21 июня, планируют провести ежегодный традиционный фестиваль собачатины. Со стороны защитников животных последовала активнейшая критика, поскольку этот однодневный «фестиваль» означает жестокость к животным. Животных парализуют электрошоком, с живых собак сдирают шкуры и варят в кипятке. В интернете размещены фотографии: собаки с содранной шкурой; собаки, висящие на мясных крюках; горы собачьих останков вдоль дорог. В Китае собачье мясо считается питательным блюдом в зимнее время; врачи прописывают поедание собачатины в качестве средства от импотенции и проблем кровообращения. (читать далее)

* * *
См. статью: опрос среди жителей Китая об их отношении к традиции использования в пищу собак и кошек.

* * *
источник: In Defense of Animals - FB

Ад на Земле для собак, который устраивают жители южной китайской провинции Гуанси – это праздник летнего солнцестояния и фестиваль собачьего мяса (Solstice Lychee Dog Meat Festival). Этот варварский праздник быстро приближается.
В прошлом, 2013 году, празднующие, начав с 21 июня, в течение десяти дней убили более 10 000 собак.

Китай занимает второе место в мире по количеству случаев собачьего бешенства. На мясо для фестиваля собачатины забивают как украденных домашних собак, так и бездомных. Погрузив в ящиках на грузовики, животных, в самых невообразимых условиях везут к месту празднования.

Недавно опубликована статья, в которой двое врачей из центра материнства и детства в Юлине (Yulin) сообщили, что «врачам, медсестрам и их семьям предписано воздерживаться от поедания собачьего мяса в общественных местах».

фото via HSI global

* * *
Китайский ресторан - то, что скрыто от глаз

(фото отсюда)
* * *
Собак и кошек перевозят в ужасающих условиях, часто животные больны; им не дают ни воды, ни еды, ни укрытия от непогоды.
Многие из собак, попавших в лапы торговцев мясом, были украдены из любящих их семей – в Китае орудуют воры, поставляющие животных на рынок мяса. Средства массовой информации и отчеты властей рассказывают, что большинство кошек и собак «на мясо» украдены у их любящих опекунов, самыми жестокими и варварскими способами. Часто таких животных травят – что приводит к заболеваниям у людей, потребляющих их мясо. (читать далее)

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/



upd: См. также Собаки - лучшие друзья человека? Не для всех. (осторожно, сцены жестокости)

Wednesday, June 18, 2014

7 фактов о животных на войне/ War Animals From Horses to Glowworms: 7 Facts

[Далай-Лама говорит:
«Мы воспринимаем убийство как нечто ужасное, но война в нашем уме не связывается с преступлением. Наоборот, в ней видят возможность продемонстрировать умение и храбрость. Мы рассуждаем о героях войны, и получается, что чем большее число людей убито, тем более героичен некий воин. Еще мы говорим о том или ином виде вооружения как о блестящем образце технологии, забывая, что, когда этот образец пустят в ход, он начнет калечить и убивать живых людей. Вашего друга, моего друга, наших матерей, наших отцов, наших сестер и братьев, вас и меня...»

Люди не только убивают друг друга в бесчисленных войнах, разжигаемых испокон веков. Люди привлекают к участию во фронтовой резне своих извечных бессловесных спутников – животных... – автор блога]

Истории известно множество фактов о роли коней, собак и других животных, которые рядом с людьми участвовали в войнах.

1. В Первой мировой войне погибло 10 миллионов солдат и 8 миллионов боевых и грузовых лошадей.

Лошади, как никакие другие животные, становились наиболее активными участниками военных действий. Коней запрягали в повозки, они перевозили боеприпасы и людей, а также непосредственно участвовали в боях. Самое древнее упоминание конной дрессуры для участия в битвах датируется 1350 годом до нашей эры!
С началом Первой мировой войны выяснилось, что технические достижения того времени сделали военные действия гораздо более опасными и губительными для лошадей, чем для людей.
[из статьи:
Потребовались месяцы и годы, и невообразимая бойня с гибелью бесчисленных солдат и миллионов лошадей, прежде чем был признан идиотизм использования кавалерии в новых условиях. Наконец поняли, что незащищенные лошади становятся легкой мишенью для артиллерии, что их буквально косит пулеметным огнем, что их заживо раздирают в клочья заграждения из колючей проволоки.
На подходе было новое оружие убийства – танки.]

К примеру, только за один день битвы при Вердене в 1916 году было убито более 7 000 лошадей. Кроме того, не хватало укрытий от непогоды, так что тысячи животных погибали от изнурения, болезней, а также в ходе газовых атак.
Жертв среди животных могло быть гораздо больше, если бы не самоотверженная работа таких подразделений, как Ветеринарный корпус британской королевской армии (Britain’s Royal Army Veterinary Corps), сотрудники которого в годы Первой мировой войны вылечили более двух с половиной миллионов раненых лошадей, 75% которых смогли вернуться на фронт.

2. Сержант Стабби (Sergeant Stubby), пёс, который был отмечен наибольшим количеством наград в Первую мировую войну. Он захватил немецкого шпиона и превзошел в звании собственного хозяина.

Сначала Стабби (см. о нем также статью) был всего лишь одной из бездомных собак. В 1917 году он оказался рядом с территорией Йельского университета, где шли учения 102-й пехотной дивизии. Рядовой Джон Роберт Конрой (J. Robert Conroy) подобрал щенка, назвав его Стабби (буквально на англ. яз. – похожий на обрубок, коренастый), из-за коротенького хвостика собаки. Вскоре Стабби выучился узнавать звук горна, ходить строевым шагом и даже начал отдавать подобие воинского приветствия, поднося правую переднюю лапку к правой брови, подражая солдатам дивизии.

Стабби получил разрешение находиться с солдатами 102-й пехотной дивизии на линии огня. Пёс пострадал во время газовой атаки, после чего стал особенно восприимчивым к запаху газа, чуял его заранее и спасал людей.
Однажды Стабби задержал немецкого разведчика – пёс укусил врага, начал лаять, немца арестовали подоспевшие американцы.
За 18 месяцев службы на фронте, пёс Стабби успел поучаствовать в 17 боях, получил несколько ранений и в госпитале поднимал боевой дух своих раненых друзей.
После войны Джон Конрой забрал Стабби с собой в Америку. Умер пёс Стабби в 1926 году на руках своего любящего хозяина.

3. Американский верблюжий корпус.

Верблюды уже давно используются людьми в военных операциях как Первой, так и Второй мировой войн, преимущественно на Ближнем и Среднем Востоке и в Северной Африке.
Кроме того, они были задействованы в немыслимом эксперименте, который завершился крахом.
В середине 19-го столетия, в период активного освоения юго-западных территорий Америки, американская армия столкнулась с нелегкой задачей: перевезти провиант через недавно завоеванные земли. Засушливая и неприветливая территория оказалась губительной для привычных «транспортных животных» – лошадей и мулов.

В 1850-х годах был сформирован Американский верблюжий корпус (U.S. Camel Corps), в составе которого находилось более 60 этих животных, перевезенных в Америку. Сначала верблюды справлялись на удивление легко, поражая своих военнослужащих владельцев выносливостью, силой и способностью выживать с минимальными запасами пищи и воды.
Но вскоре начались проблемы. Дромадеры (одногорбые верблюды), которые славятся своим упрямым нравом и раздражительностью, начали изводить прочих армейских животных.

После начала гражданской войны в 1861 году, Верблюжий корпус был расформирован. Некоторые верблюды оказались в руках частных лиц, другие вырвались на волю и стали бродячими. Изредка такие животные доходили до Канады, жители которой до 1930-х годов сообщали о встреченных ими одичавших верблюдах.

4. Солдаты Первой мировой войны освещали окопы светлячками.

(фото: Dysmorodrepanis/Wikimedia Commons)
Самыми удивительными участниками Первой мировой войны были, наверное, Lampyris noctiluca, более известные как светляк обыкновенный. В тесноте и темноте грязных траншей, как рядовые, так и офицеры, обращались за помощью к этим сверкающим насекомым, которых тысячами собирали в банки. Такие импровизированные, хоть и недолговечные фонари позволяли солдатам читать донесения, изучать карты боевых действий, читать письма из дома.
Исследование, проведенное в 2010 году, показало, что всего 10 светляков дают свет, равный современному дорожному освещению.

5. Голубь пролетел 240 тыс. км., чтобы донести новость об успехе Дня высадки (6 июня 1944 года).

Использование почтовых голубей (см. 10 фактов о голубях) на войне началось еще в Древней Греции и Персии. Но лишь в конце XIX – начале XX века эти птицы были задействованы в крупномасштабных разведовательных операциях.
В период Первой и Второй мировых войн США и Великобритания создали специальные подразделения, в состав которых входили десятки тысяч голубей.
Почтовые голуби были столь важны для британской армии в Первую мировую, что издавались даже специальные законы по защите этих птиц. Намеренное убийство или причинение вреда голубю грозило 6 месяцами тюремного заключения.
Во Вторую мировую войну в Европу были заброшены более 16 000 почтовых голубей. Густав, один из них (официально значится как птица за номером NPS.42.31066), пролетел более 240 тыс. км., принеся в Англию первую официальную информацию о высадке в Нормандии.
[из статьи: Почтовые голуби считаются самыми эффективными участниками Второй мировой войны. 98 % их миссий оказывались успешными - нередко ценой жизни птицы.]

6. Считается, что слоны боятся свиней; древние люди использовали это в качестве военной тактики.

В древности слоны регулярно использовались в военных кампаниях; наиболее известен легендарный переход через Альпы карфагенского полководца Ганнибала в 218 году до н.э.

Согласно греческим и римским летописцам, слоны, эти огромные создания, имели один недочет, который активно использовали армии противника. Визг свиней заставлял даже самого вышколенного слона обмирать от страха. Плиний Старший и другие историки описывали битвы, в которых свиней поджигали живьем или забрасывали за стены осаждаемых городов, — пронзительные крики выводили из строя слонов противника.

7. В военно-морском флоте США активно используются дельфины и морские львы.

До 1990-х годов ведется секретная программа военно-морских сил США по использованию для своих целей морских млекопитающих (U.S. Navy Marine Mammal Program).
Морских животных дрессируют для военных целей более сорока лет. Изначально в качестве кандидатов рассматривали косаток и тюленей, но самыми способными учениками оказались [на свою беду] бутылконосы-дельфины (bottlenose dolphins) и калифорнийские морские львы. Они несли военную службу во Вьетнаме и в Персидском заливе, а также на военно-морских базах Америки.
Дельфины с их уникальным даром эхолокации находят и помечают морские мины (вес дельфинов невысок, так что мины не взрываются). Морские львы заныривают на глубины для поиска потерянных или обнаружения подозрительных объектов. Животных тренируют охранять береговую линию, отслеживая вражеских водолазов.

источник: War Animals From Horses to Glowworms: 7 Incredible Facts

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/