Monday, January 15, 2007

Термин "спесиецизм/speciesism"/ спесишизм (видовая дискриминация)

Спесиецизм, спесишизм (от англ. speciesism), видовая дискриминация — это дискриминация одного биологического вида другим, основанная на убеждении в собственном превосходстве. В первую очередь имеется в виду дискриминация животных человеком. Но также может подразумеваться привилегированность одних видов животных (например, собак и кошек) и пренебрежительное отношение к другим (например, к свиньям или курицам).

В 1970 году термин ввёл Ричард Райдер (Richard Dudley Ryder, род. в 1940 году; британский писатель, психолог, защитник прав животных):

«Слово cпесиецизм пришло мне в голову, когда я лежал в ванной, в Оксфорде, лет 35 назад. Это как расизм или сексизм — предвзятое отношение, основанное на нравственно неуместных физических различиях». (см. статью)

Я использую слово специесизм для обозначения повсеместной дискриминации человеком представителей других видов...
Спесиецизм и расизм (а также сексизм) игнорирут или недооценивают сходства между угнетателем и теми, кого умаляют в правах. 

Широкое использование термина началось в 1975 году, когда австралийский философ Питер Сингер впустил книгу «Освобождение животных. Новая этика нашего обращения с животными»:

"Расисты нарушают принципы равенства, когда они придают больший вес интересам своей расы в столкновении с интересами другой расы. Сексист нарушает принципы равенства, предпочитая интересы своего пола. А спесиецист позволяет интересам своего собственного вида попирать интересы другого вида. Принцип в каждом из этих случаев одинаков".
(Питер Сингер. Освобождение животных)

Любые аргументы в пользу превосходства человека
не способны пошатнуть этот упрямый факт:
в страдании все животные равны нам с вами.
- Питер Сингер -

* * *
UPD май 2018

Из статьи Как мы любим унижать (существа второго сорта):

Спесишизм (видовая дискриминация)

За первенство в вопросе создания термина борются Ричард Райдер и Питер Сингер.
Первый, будучи одним из основоположников движений за права животных и, в частности, членом группы «Oxford Vegetarians», в 1973 году выпустил одноименный памфлет, направленный против экспериментов над животными.
Сингер же в 1975 году закончил книгу «Освобождение животных», в которой рассуждал о последствиях антропоцентризма, т.е. веры человечества в собственную исключительность, и вообще супремасизма (убеждение, согласно которому носитель определенных характеристик имеет право доминировать над другими).
В 1989 году термин оказался включен в Оксфордский словарь английского языка.

Сторонники этих ученых настаивают: превосходство человека над другими видами, их эксплуатация не могут быть оправданы какой бы то ни было моральной системой или считаться необходимостью, обеспечившей выживаемость человечества. Более того, поскольку доказано, что животные способны чувствовать боль или наслаждение, а некоторые могут испытывать переживания разной интенсивности, то люди должны не просто обеспечивать им достойное качество жизни. В конце концов, первые законы, де юре уберегающие животных от жестокости и произвола человека, принимались уже в 17 веке (в частности, в Англии и Ирландии, Японии), а в 19 веке возникали общественные организации, выступавшие против вивисекции.
Сегодня необходимо задуматься о признании субъектности животных, о равноценности потребностей живых существ «человеческой» и «нечеловеческой» природы и наделении последних правами.

С одной стороны, подобные инициативы в 2000-е годы стали почти нормой законотворческой деятельности, а наблюдения зоологов подтверждают правоту тех, кто настаивает: права животных должны быть закреплены в конституциях. Более того, животных стоит признать личностями, а не существами, владельцем которых по прихоти становится человек.
С другой стороны, история борьбы за права животных знает много примеров эко-терроризма и прочих эпизодов насилия, использование которого оправдывалось добрыми намерениями преступников.
Дурное обращение с животными — это то, что каждый из нас видит в течение своей жизни довольно часто.

* * *
Ричард Докинз (Richard Dawkins, род. в 1941 году, британский этолог*, эволюционный биолог, писатель):

[*Этология - наука, находящаяся на стыке зоологии, биологии и сравнительной психологии; дисциплина, посвященная изучению поведения животных, особенно в природной среде обитания]

“If a curiously selective plague came along and killed all people of intermediate height, 'tall' and 'short' would come to have just as precise a meaning as 'bird' or 'mammal'. The same is true of human ethics and law. Our legal and moral systems are deeply species-bound. The director of a zoo is legally entitled to 'put down' a chimpanzee that is surplus to requirements, while any suggestion that he might 'put down' a redundant keeper or ticket-seller would be greeted with howls of incredulous outrage.

The chimpanzee is the property of the zoo. Humans are nowadays not supposed to be anybody's property, yet the rationale for discriminating against chimpanzees in this way is seldom spelled out, and I doubt if there is a defensible rationale at all.

Such is the breathtaking speciesism of our attitudes, the abortion of a single human zygote can arouse more moral solicitude and righteous indignation than the vivisection of any number of intelligent adult chimpanzees!

The only reason we can be comfortable with such a double standard is that the intermediates between humans and chimps are all dead.”

Richard Dawkins, The Blind Watchmaker: Why the Evidence of Evolution Reveals a Universe Without Design (1986)
Лет через 100 или 200 мы, возможно, оглянемся назад, на наше отношение к животным ― 
и увидим, что так же когда-то обращались с рабами наши предки.
- Ричард Докинз -

Из книги «Слепой часовщик» (1986):

Если мы будем рассматривать всех когда-либо живших животных, не ограничиваясь лишь современными, то такие слова, как «человек» и «птица» станут столь же размытыми и неясными по значению, как слова вроде «высокий» или «толстый».
[…]
Если бы на человечество пал необычный выборочный мор, который убивал бы всех людей среднего роста, то слова «высокий» и «низкий» приобрели бы столь же точное значение, как «птица» или «млекопитающее». То же самое верно в отношении человеческой этики и закона. Наши юридические и моральные системы глубоко видо-специфичны. Директор зоопарка имеет юридическое право усыпить шимпанзе, который стал лишним, тогда как любой намёк на усыпление лишнего сторожа или продавца билетов будет встречен воплями о неслыханном беззаконии.
Шимпанзе — собственность зоопарка. В наши дни предполагается, что люди не являются чьей-то собственностью; при этом обоснования дискриминации в отношении шимпанзе звучат редко, и я не уверен, существует ли вообще убедительное обоснование подобного рода.

Видовой эгоизм наших отношений, вдохновлённых христианской верой, настолько поразителен, что абортирование единственной человеческой зиготы способно вызвать больше морального беспокойства и справедливого негодования, чем вивисекция любого количества разумных взрослых шимпанзе! Я слышал высказывания приличных, либеральных учёных, не имеющих никакого намерения действительно резать живых шимпанзе, однако неистово защищающих своё право делать это, если им потребуется, без конфликта с законом. Подобные люди зачастую первыми ощетиниваются при малейшем нарушении прав человека.

Такой двойной стандарт не вызывает у нас большого неудобства по единственной причине — все промежуточные звенья между людьми и шимпанзе мертвы».

См. также:
Эволюционный биолог Ричард Докинз: "Нет никаких оснований полагать, что другие животные испытывают боль менее острую, чем мы сами".

Подготовила Е. Кузьмина http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...