Monday, September 01, 2008

Джейн Гудол: избранные цитаты / Selected Jane Goodall Quotations

Величайшая угроза для нашего будущего – безразличие.

*
Каждый имеет значение.
Каждый играет свою роль.
Каждый может изменить мир к лучшему.

*
Только если понимаем, мы можем заботиться.
Только если заботимся, мы можем помочь.
Только если поможем, они будут спасены.

*
Наименьшее, что я могу делать – говорить от имени тех, кто не может сказать о себе сам.

*
Шимпанзе дали мне так много! Долгие часы, проведенные с ними в лесах, несказанно обогатили мою жизнь. То, чему я от них научилась, сформировало моё понимание человеческого поведения, нашего места в природе.

*
Чем больше мы узнаём об истинной природе животных, не принадлежащих к человеческому роду, особенно тех, у кого сложная умственная деятельность соотносится со сложным социальным поведением, - тем больше нравственных проблем возникает в связи с их использованием человеком, - ради развлечения, в качестве «домашних животных», в пищу, в исследовательских лабораториях или в любых других областях, где мы эксплуатируем животных. 

*
Долгосрочные перемены – это серия компромиссов. В компромиссах нет ничего плохого, если только ваши принципы остаются неизменными.

*
Мы не можем оставить людей в вопиющей нищете. Но нам придется поднять уровень жизни для 80% населения Земли, значительно снизив его для тех 20%, которые уничтожают наши природные ресурсы.

*
Иногда я задаюсь вопросом: какой бы я стала, если бы росла в доме, где душили инициативу и налагали строгую и бессмысленную дисциплину? Или же в атмосфере избалованности, в доме, где не было бы правил и границ? Моя мать, несомненно, понимала важность дисциплины, но она всегда объясняла, почему какие-то вещи делать запрещено. Больше всего она стремилась быть справедливой и последовательной.

*
Маленькой девочкой в Англии, я мечтала о путешествии в Африку. У нас совсем не было денег, и я была ребёнком, так что все, кроме моей мамы, смеялись надо мной. Когда я закончила школу, у нас не было денег на моё обучение в университете; я поступила в секретарский колледж и нашла работу.

Я не хочу обсуждать эволюцию на столь серьезном уровне. Я лишь хочу коснуться этого вопроса с моей точки зрения: с момента, когда я стояла среди равнин Серенгети, держа в руках кости ископаемых существ - до момента, когда глядя в глаза шимпанзе, я видела думающую, рассуждающую личность. Вы можете не верить в эволюцию, это нормально. То, каким образом люди стали такими, какие мы есть, гораздо менее важно, чем то, как мы теперь должны действовать, чтобы вырваться из той неразберихи проблем, которую сами для себя создали.

*
Я хотела разговаривать с животными, как доктор Дулитл.

*
Каждый, кто старается улучшить жизнь животных, неминуемо подвергнется критике со стороны тех, кто считает, будто подобные усилия тратятся неправильно в мире, где страдает человечество.

*
Какими категориями нам нужно мыслить об этих существах, не принадлежащих к человеческому роду, но обладающих столь многими характеристиками сродни человеческим? Как нам с ними обращаться? Мы должны относиться к ним с тем же уважением и добротой, какие проявляем по отношению к другим людям. И если мы признаём права человека, то также должны признать права больших обезьян? Да.

Исследователи считают, что надо оставаться в шорах. Они не хотят признать, что животные, с которыми они работают, имеют чувства. Они не хотят признать, что у них есть разум и индивидуальность, потому что тогда ученым будет довольно затруднительно делать то, что они делают. Таким образом становится понятно, что в лабораторных сообществах существует чрезвычайно сильное сопротивление со стороны исследователей, не желающих принять тот факт, что животные имеют ум, личность и чувства.

*
Оглядываясь на свою жизнь, я думаю, что существуют различные способы посмотреть и попытаться понять мир, который нас окружает. Есть очень прозрачное и ясное окно науки. Оно позволяет понять очень многое из того, что находится снаружи. Есть и другое окно; окно, через которое смотрят мудрые люди, праведные люди, смотрят лучшие люди, приверженцы различных великих религий, пытаясь осознать смысл, значение мира. Я предпочитаю это таинственное окно.

*
Сегодня огромное количество ученых полагает, что очень скоро мы разгадаем все тайны вселенной. Больше никаких загадок не останется. На мой взгляд, это было бы невероятно трагично. Я думаю, что одно из самых волнующих, самых захватывающих переживаний – именно это ощущение тайны, чувство благоговения, ощущение, возникающее при взгляде на маленькое живое создание – и удивление ему, а также тому, как оно возникло на протяжении сотен лет эволюции и – вот оно, перед нами, прекрасное и таинственное.

*
Порой я думаю, что шимпанзе выражают чувство благоговения, наверняка очень похожее на то, которое испытывали первые люди, поклоняясь воде и солнцу, - явлениям, которых они не понимали.
(источник)

*
Если присмотреться, может показаться, что повсюду - только хаос, что мы ведем себя ужасно и никогда не исправимся. Но мы должны помнить, что сострадание, любовь и самоотверженность одинаково глубоко укоренены, унаследованы нами от приматов. Эти черты проявляются у шимпанзе столь же явно, как и брутальная, агрессивная сторона их натуры. Мы - люди, поэтому у нас есть выбор; мы не должны идти по пути агрессии. Мы можем продвигаться и прорываться - к любви и состраданию. В этом, по моему убеждению, и есть предназначение человека.

*
Если взглянуть на различные культуры... С самых ранних, первых дней - с анимистическими религиями, - мы стремились найти какое-то объяснение нашей жизни, нашего существования, находящееся за пределами свойстенного человеку.
(источник)

*
Миллионы людей не понимают, насколько тесно мы, люди, связаны с остальной частью животного мира. Они не осознают, что мы сами - животные. Вместо этого они живут в фальшивой реальности, где люди стоят на одной стороне непреодолимой пропасти, а остальная часть животного мира - на другой.

Представьте, что шимпанзе, - так во многом и так сильно похожие на нас! – обращаются, тянутся к нам через эту пропасть. В этом невысказанный вопрос. «Признаете ли вы наше родство?» Если вы отважитесь заглянуть в глаза шимпанзе и ответить на пожатие руки, то он оглянется назад, к другим живым существам, а потом снова обернется к вам с вопросом: «А что насчет них? Разве они менее важны?» Действительно, человекообразные, высшие приматы – шимпанзе, орангутаны, гориллы – похожи на нас так сильно, что служат посланниками от имени всех прекрасных животных, с которыми мы делим эту планету.

- Джейн Гудол, Десять истин: что нужно сделать, чтобы позаботиться о животных, которых мы любим
(Jane Goodall, The Ten Trusts: What We Must Do to Care for The Animals We Love, 2003, HarperOne)

* * *
Дейм [Dame, титулование женщины, награждённой орденом Британской империи] Джейн Моррис Гудолл - приматолог, этолог [этология - наука о поведении животных в естественной среде их обитания] и антрополог; посол мира ООН.
Родилась 3 апреля 1934 года в Лондоне.
В 1964 году стала директором заповедника Гомбе (Gombe Stream National Park) в Танзании.
В мае 1975 года повстанцы похитили четверых ассистентов-исследователей из её научного центра. После месяцев переговоров похищенных вернули. Однако вследствие постоянного риска почти все европейцы и американцы, работавшие в исследовательском центре, покинули Гомбе.
Джейн Гудолл продолжала работать при помощи местных жителей, обученных для проведения исследований (см. фото вверху).
(статья)

Д. Гудолл - автор нескольких книг о приматах; защитила в Кэмбриджском университете докторскую диссертацию по этологии и антропологии.
Считается ведущим мировым специалистом по шимпанзе; известна своим более чем 45-летним исследованием социальных и внутрисемейных взаимоотношений шимпанзе.
Институт Джейн Гудолл (Jane Goodall Institute) активно работает в области охраны окружающей среды и защиты животных.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...