Thursday, May 29, 2008

Тик Ньят Хоун / Тхить Ньят Хань - о вегетарианстве/ Zen Master Thich Nhat Hanh on vegetarianism

Переход к вегетарианству - самый эффективный метод борьбы с глобальным потеплением. Исповедующие буддизм практиковали вегетарианство в течение прошлых 2000 лет. Мы вегетарианцы, потому что хотим взрастить сострадание к животным. Теперь мы знаем также, что мы вегетарианцы, потому что хотим защитить землю...
Тхить Ньят Хань /Тик Ньят Хоун

Going vegetarian may be the most effective way to fight global warming. Buddhist practitioners have practiced vegeterianism over the last 2000 years. We are vegetarian with the intention to nourish our compassion towards the animals. Now we also know that we eat vegetarian in order to protect the earth...
-Thich Nhat Hanh, "Letter from Thầy", October 2007

Thursday, May 22, 2008

Самые сексуальные вегетарианцы 2008 / Sexiest Vegetarian Celebrity - 2008

Защищать природу, вести здоровый образ жизни, быть сострадательным и восхитительно выглядеть - всё больше знаменитостей приходят к выводу, что наилучший способ достичь всего вышеперечисленного сразу – стать вегетарианцем!

Не столь важно, стали «звёзды» вегетарианцами для того, чтобы улучшить здоровье, или чтобы помочь прекратить глобальное потепление, или чтобы не поддерживать жестокость к животным. Важно одно: все знаменитости-вегетарианцы завоевали сердца зрителей, нас с вами, и сердца животных.

Мы считаем, что все кандидаты привлекательны и сексуальны, так что нам нужна ваша помощь, чтобы сделать выбор. Проголосуйте за Самых сексуальных знаменитостей-вегетарианцев этого года!

Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт
http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Делай как Опра Уинфри: попробуй вегетарианскую диету / Be Like Oprah: Try a Vegetarian Diet

После прочтения книги Кэти Фрестон «Воплощенное здоровье» (Quantum Wellness by Kathy Freston), сама Опра Уинфри решила попробовать на себе здоровую (читай – веганскую) диету. В течение трёх недель Опра будет придерживаться диеты без мяса и прочих продуктов животного происхождения, чтобы на себе испытать положительный эффект вег(етари)анства на здоровье человека.
Надеемся, вы сделаете то же самое, присоединившись к «Обету стать вегетарианцем на 7 дней» ("Pledge to Be Veg for Seven Days")!

Опра решила воздержаться также от алкоголя, изделий из пшеницы и сахара.
К счастью, необязательно и вам ограничивать себя столь строго, чтобы ощутить позитивное влияние растительной диеты на ваш организм – достаточно просто заменить вашу обычную пищу животного происхождения растительной.
Почему? Вегетарианская диета не содержит холестерина.

Спасибо Опре за её поступок! Гарантируем, что если вы попробуете вегетарианскую диету – вы ощутите невероятные положительные изменения: кожа станет чище, появится больше энергии, повысится сопротивляемость организма заболеваниям.
Кроме улучшения здоровья, вы поможете окружающей среде, уменьшая парниковый эффект, вызывающий глобальное потепление.
А еще вы спасёте жизни животных, подвергаемых невыносимым страданиям в интенсивном сельском хозяйстве.

источник
Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт
http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Sunday, May 18, 2008

Художница-активистка Сью Коу / Art gallery features Sue Coe exhibition (2000)


«Лишь несколько художников социально-политической направленности столь же успешны, как Сью Коу. Я имею в виду не финансовый успех, хотя работы Сью заслужили международное признание. Прежде всего я говорю о мастерстве Сью, о проникновенной, необоримой силе, с которой она вовлекает своего зрителя в осознание социальной деградации и, тем самым, коренным образом влияет на его систему ценностей,» - подчеркивает Линда Теснер (Linda Tesner), директор галереи.

Коу известна своими незабываемыми, берущими за душу рисунками, посвященными апартеиду в Южной Африке, СПИДу, произволу полицейских, Ку-Клус-Клану, насилию и жестокости в мясной промышленности.

Художница-партизанка выросла в рабочем квартале Ливерпуля в Англии. По соседству была расположена бойня и в дни забоя слышались пронзительные крики животных.

(Сью Коу, "Скотобойня")

«Эти жуткие переживания легли в основу её первого цикла работ, «Свининополис» ('Porkopolis'). Это серия акварельных и карандашных рисунков, возникшая после 10-летнего периода посещения Сью скотобоен в разных районах США», - говорит Теснер.

(серия картин Сью Коу об ужасах вивисекции: «Не сойти с этого места», 
дословно «Перекрестись и надейся умереть поскорее», источник)

Недавняя серия рисунков, «Пит: трагическая история взлета и падения вивисектора» ("The Pit: The Tragical Tale of the Rise and Fall of a Vivisector") продолжает тему защиты прав животных.

Начатая три года назад, серия «Пит» возникла на основе серии аллегорических рисунков Вильяма Хогарта (William Hogarth) «Четыре стадии жестокости» (The Four States of Cruelty), которые демонстрируют жестокость к животным в разных областях: игра, спорт, работа и наука.

«Пит» - история собаки породы пит-булль по имени Пит и её хозяина, Пэта Ватсона, который жестоко обращался с животными и сам стал жертвой жестокости.

(Сью Коу, "Освежеватель" - отсюда)

«Непревзойденный репортёр, Сью – с выразительностью поистине экспрессионистской (что в отношении проблем первостепенной важности гораздо достовернее, правдивей, чем любая фотография), - неотрывно наблюдает индустрию смерти», - пишет издание «Village Voice» по поводу «Свининополиса» ("Porkopolis").

«Мастерство Коу совершенно: от напыщенности Диккенса через графические инвективы языком образов Джона Хартфилда (John Heartfiled) и отвратительные карикатуры Джорджа Гроса (George Grosz) – к обманчиво чувственным тонам извращенности, греховности Оноре Домье (Honoré Daumier)», - пишет издание The New Yorker.

«Её работы не столько подстегивают воображение, сколько пронзают, испепеляют совесть», - комментирует Луи Несбитт (Lois Nesbitt) в Артфоруме (Artforum). – Психологический и визуальный эффект её картин подтверждает действенность стратегии, которую избрала художница».

источник статьи
Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

еще материалы о художнице

* * *
source of the above article (2000):

Art gallery features Sue Coe exhibition

"There are few socio-political artists who are as successful as Sue Coe," states Linda Tesner, gallery director. "By that, I do not mean financially successful, although Coe's art has been well recognized and collected internationally. In this case, I refer to Coe's mastery of her penetrating and compelling ability to fully convey her observations of society degradation and, in so doing, deeply affect the value structure of her viewers."

Coe is known for her powerful and disturbing paintings of subjects such as apartheid in South Africa, AIDS, police brutality, the Ku Klux Klan, gang rape, Malcolm X and the American meat industry.

The graphic guerrilla grew up in a working-class neighborhood in Liverpool, England, on the same block as a slaughterhouse, where she heard the squeals of animals on slaughtering day.

"The experience laid the groundwork for her seminal cycle of work, 'Porkopolis,' a series of watercolor and graphite drawings that record a 10-year period in which Coe visited slaughterhouses throughout the United States," Tesner says.

Her latest series, "The Pit: The Tragical Tale of the Rise and Fall of a Vivisector," continues her animal-rights focus. Begun about three years ago, "The Pit" is inspired by William Hogarth's allegorical series, "The Four States of Cruelty," showing the institutionalization of cruelty in play, sport, work and science.

"The Pit" tells the story of a female pit bull, named Pit, owned by a young boy, Pat Watson, who is an abuser as well as a victim of abuse.

"A superb reporter, Coe gazes steadily, with an Expressionist emphasis more faithful to essentials than any photograph can be, upon industrialized death-dealing," writes the Village Voice about "Porkopolis."

"Coe is masterly: from Dickensian bombast through the graphic sign-language invective of John Heartfiled and the beastly caricatures of George Grosz to the deceptively sensual tones of depravity of Honoré Daumier, she knows every rhetorical trick in the book," states The New Yorker.

"Her work does not so much stir the imagination as prod the conscience," comments Lois Nesbitt in Artforum.

"The psychological and visual impact of these images suggests the validity of her strategy."

The gallery is open Tuesday through Saturday, 11 a.m. to 4 p.m. There is no admission charge.

Friday, May 16, 2008

Сью Коу: интервью для Vegetarianteen.com / An Interview with Sue Coe

Источник: Vegetarianteen.com: An Interview with Sue Coe //By Rachel Crowley, age 16 (source)

Интервьюер 16-летняя Рэйчел Кроули; она веган с ноября 2000 года. Больше всего в строгом вегетарианстве ей нравится то, что она «здорова и может видеть истинную красоту всего живого».

(на картине надпись: на заднем дворе в мусорный бак выбрасывают "отходы производства" - невылупившиеся яйца и новорожденных цыплят-самцов, оставляя их медленно умирать)

Сью Коу - известная художница, силой своего таланта обличающая жестокость и несправедливость. В адрес её ярких, жестких картин иногда звучит критика, но сторонники-активисты восхищаются честностью и прямотой произведений Сью Коу. Художница активно участвует в защите прав животных, работая в тесном сотрудничестве с Приютом (Farm Sanctuary).

Я впервые увидела работы Сью Коу в ее книге «Мертвое мясо» (Dead Meat). Книга доступна на сайтах Graphic Witness и Farm Sanctuary. Сью Коу не только талантливая художница, но и одаренная писательница, сопровождающая свои иллюстрации рассказами о посещениях скотобоен, инкубаторов и прочих «фабрик» мясоиндустрии. Это книга – незабываемое свидетельство скрытых от глаз человека страданий.

Недавно мне выдалась возможность больше узнать о моей героине.

Где Вы росли и где живете сейчас?

Сью Коу: Выросла я в Лондоне и в его пригороде... за нашим домом была свиноферма, а выше по улице – бойня. Сейчас живу в штате Нью-Йорк, на вершине горы, в небольшом домике на солнечных батареях.

У Вас есть животные-компаньоны?

Сью Коу: Да, «избранные» животные-компаньоны… те, которые избрали меня. И дикая природа вокруг. Мне кажется, это животные делят со мной свой дом. Это - их мир, а я только живу в нем.
Животные-компаньоны – две собаки, питбули, одна крыса, четыре кошки... Все они были брошены; а теперь живут со мной.
Для меня вечером лечь в постель – нелегкая задача; лучшие места уже заняты собаками.
В дикой природе по соседству живут медведица с двумя малышами-медвежатами, много оленей, дикие индейки, скунсы, опоссумы, еноты, змеи, лягушки, орлы, много мышей, огромное число птиц и белок.

(экологичный домик Сью Коу, 2008 год - фото из личного архива автора блога и переводчика, Е.К.)

Ваша жизненная философия?

Сью Коу: Всё просто: неизменно ставить на первое место интересы животных. Что бы я ни делала, я помню об этом... Легко сказать, но трудно осуществить.
Еще - не отвечать на насилие и ненависть (невежество) таким же гневом и ненавистью; но всегда реагировать с состраданием - это тоже непросто!

Кто для Вас является героями или вдохновителями?

Сью Коу: Больше всего меня вдохновляют Джин и Лорри Бостон (Gene and Lorri Bauston), основатели «Приюта для животных» (Farm Sanctuary); они – живые Ганди.
Буддийский монах и активист из Вьетнама по имени Тик Ньят Хоун/ Тхить Ньят Хань (Thich Nhat Hanh).
Философы и защитники прав животных, Том Реган (Tom Regan) и Питер Сингер (Peter Singer).
Активистка-защитница прав животных в Австралии по имени Пэтти Марк (Patty Mark).
В общем, практически каждый человек, встреченный мною среди защитников прав животных.
Моя сестра Мэнди Коу (Mandy Coe) - поэтесса и активистка.

Где Вы получили художественное образование?

Сью Коу: Я училась в лондонской Королевской Академии Искусств, а с 17 лет работала художником-иллюстратором, так что можно сказать, что училась на практике.

В настоящее время Вы работаете над какими-нибудь проектами?

Сью Коу: Сейчас я работаю над серией картин о «живом грузе»; о страданиях животных во время их транспортировки через океан. Эти "круизы" заканчиваются скотобойней. Многие факты скрыты от публики; моя задача – разоблачить жестокость, рассказать о ней людям.

Каковы еще темы Ваших работ, помимо проблем животных?

Сью Коу: Война, насилие и могущественное средство массового уничтожения - бедность. Много раз эта тема сама находила меня. Один из моих друзей работает врачом в хосписе больных СПИДом, и он пригласил меня туда, рисовать.

Искусство копирует жизнь, у Вас есть дар изображения мучений невинных. Откуда этот дар, как Вы думаете?

(картина "Мясные мухи")

Сью Коу: Не знаю. Просто я не могу избавиться от мыслей, что миллиарды животных умирают на бойнях, в страшных муках, ради того, чтобы их тела были съедены людьми... Мои работы обращены к людям, показывают им всё это, - чтобы не я одна была свидетелем, очевидцем этих мучений...
В большинстве своём эти страдания - бесполезные, искусственные бедствия, созданные людьми, как например мясная промышленность. Голод, землетрясения и вирусы... мы не должны изобретать новые страдания; их на земле и так достаточно.
И я уверена: раз эти страдания созданы руками людей – их можно руками людей и разрушить, всё изменив. И в этом изменении важную роль играет искусство.

Когда Вы начали использовать своё искусство для выступлений против социальной несправедливости? Какова была реакция тогда? Отличается ли реакция сегодня?

Сью Коу: Я начинала как иллюстратор и столкнулась в СМИ с жёсткой цензурой, направленной против того, что я считала важными проблемами. Это происходит потому, что газеты и журналы не хотят, чтобы редакционная работа была противопоставлена рекламе. Реклама вдалбливает нам, что всё, что нам надо делать для счастья – потреблять. И даже если статья, которую я иллюстрировала, имела явное политическое содержание, редакторы не хотели слишком впечатляющих рисунков. Для меня в этом было противоречие.

Я начала сама издавать свои работы и стала сама себе редактором. Реакция была очень благосклонной. Люди хотят видеть разные точки зрения, хотят видеть действительность. Они хотят диалога. Когда искусство рассказывает историю, и когда она иносказательна, начинаются споры. И люди могут начать думать самостоятельно, а не так, как им диктуют корпорации.

Когда Вы заинтересовались проблемами прав / благосостояния животных?

(картина: Освежеванные животные преследуют владелицу меховой шубы, умоляя вернуть им их шкуры)

Сью Коу: Очень давно... Еще в Англии я познакомилась с женщиной, которая была активисткой, выступающей за права животных. Она хотела, чтобы я сделала иллюстрации для обложки альбома о вивисекции, поскольку я тогда занималась смежными работами. В те времена я еще носила кожаные вещи, ела мясо и т.д. Был холодный зимний день, а на моей знакомой было только тонкое хлопчатобумажное пальто. Я спросила: «Ты не носишь шерстяные вещи?!» Она ответила: «Нет». Тогда я спросила: «Если ты не ешь мясо, сыр и молоко, чем же ты питаешься?» Она объяснила, что она – веган, строгая вегетарианка. Мне хотелось назвать её экстремисткой; в своём роде сумасшедшей. Но потом я подумал обо всём этом и пришла к выводу, что она просто ведет себя последовательно, а последовательность – это истина.
Тогда права животных стали моей миссией в искусстве...

Я познакомилась с людьми, работающими в «Приюте для животных» (Farm Sanctuary) и сотрудничаю с ними в течение последних 15 лет. Последние два года я – член правления. Мы работаем в трёх направлениях: спасение, образование и законодательство.

Вас радует постоянно растущее количество подростков и молодых людей, которые становятся веганами (строгими вегетарианцами)? Хотите им что-нибудь сказать?

Сью Коу: Да, я рада этому! Хоть и немного уязвлена тем, что нынешние молодые люди гораздо раньше, чем когда-то я сама, поняли, что улучшать мир следует, начав с собственной тарелки. Есть много такого, что мы не в силах контролировать, но отказ от мясоедения – единственное, что мы можем сделать для предотвращения неимоверных страданий и жестокости. Это сознание проходит через любые границы, расы, гендер и экономические условия, то есть объединяет людей во всем мире.

Что касается совета, который я могу дать... Скажу вот что: люди, которые едят мясо, могут спорить с вами бесконечно, выбрав вас для выдвижения своих возражений... Но на самом деле, споря с вами, они у вас учатся, узнают новое. Это чуть странноватый стиль обучения, иногда в процессе не хватает уважительного отношения. Но если вы отвечаете без гнева, терпеливо и с состраданием, вас действительно слушают.
Кто-то сказал: «Нужно десять раз услышать правду прежде, чем сможешь измениться».

Другой мой совет – посетите животных в «Приюте», чтобы своими глазами увидеть тех, кого спасли лично вы, отказавшись от мяса.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Иллюстрации с сайта Graphic Witness

Thursday, May 15, 2008

Vegetarianteen.com: An Interview with Sue Coe

source
By Rachel Crowley, age 16

Sue Coe is a well-known artist who uses her talent to expose cruelty and injustice in the world. Her graphic works have earned her some criticism, but they are celebrated for their honesty by her fellow activists. She is very involved in the animal rights cause, working closely with the Farm Sanctuary.

I first encountered Coe's work in her book Dead Meat (Four Walls, Eight Windows, New York, 1996), available through the Farm Sanctuary and The Graphic Witness sites. Not only is she a talented artist, but she is also a gifted author, accompanying her illustrations with written accounts of her visits inside the meat industry. The book is a touching witness to the suffering hidden from view.

I recently had the wonderful opportunity to get to know more about my personal hero.

Rachel: Where did you grow up and where do you live now?

Sue Coe: I grew up in London, then in the suburbs...at the back of our house was a pig factory farm, and up the street was a slaughter house. Now, I live on top of a mountain, in upstate NY, in a little cabin with solar power.

Do you share your home with any companion animals?

Sue Coe: Well, there are the 'chosen' companion animals…the ones that chose me, and the wildlife. I think they share their home with me. It's their world, and I just live in it. The companion animals are...two pit bull dogs, one rat, four cats...all these animals were abandoned, and now have a lifetime home with me. Trying to get into my bed at night is not easy; the pit bulls get the best spot. As for the wildlife, there is a mother bear with two cubs, many deer, wild turkey, skunks, possums, raccoons, snakes, frogs, bald headed eagles, many mice, and all types of birds, and squirrels.

What is your life philosophy?

Sue Coe: It would be simple, to always put the interests of the animals first. So in everything I do, I try and remember that...it's simple to write, but not so easy to do. Also, to not respond to violence and hatred (ignorance) with rage and equal hatred, but with compassion - this is also not so easy to do!

Do you have any personal heroes or people who inspire you?

Sue Coe: I am most inspired by Gene and Lorri Bauston, the founders of Farm Sanctuary. They are living Gandhis…
and a Buddhist monk/activist from Vietnam called Thich Nhat Hanh. And the animal rights philosophers, Tom Regan and Peter Singer. And an animal rights activist in Australia called Patty Mark. And nearly everyone I meet in the animal rights movement. And my sister...Mandy Coe, who is an activist poet.

What kind of artistic training have you had?

Sue Coe: I went to the Royal College of Art, but have been working as an illustrator/artist, since age 17, so I guess I have learned by doing.

Do you have any current projects you're working on?

Sue Coe: I am working on a series about live transport; how animals suffer when they are transported across the oceans to end up, after their cruise, in a slaughter house. So many of these things are concealed from the public, and my aim is to expose the cruelty.

Besides animals, what are the other major themes in your work?

Sue Coe: War, violence and the biggest weapon of mass destruction: poverty. Many times, the theme finds me. One of my friends works as a doctor in an AIDS hospice, so he invited me to draw there.

Art imitates life and you certainly have a talent for portraying innocent suffering. Where do you think this gift comes from?

Sue Coe: Dunno. I suppose it's because I cannot let go of the idea that billions of animals are dying, being slaughtered, suffering beyond belief, so people can eat their bodies...so my work is telling them, putting it in front of them, so I am not the witness to it alone...so much of this suffering is needless, manmade disasters, like the meat industry. Unlike famines, or earthquakes, or viruses...we need not invent any more suffering; enough exists already. So I think, as it is manmade, it can be unmade...changed, and art can play a role in that change.

When did you first begin to use your art to speak out against social injustice? What was the reaction? Are reactions any different today?

Sue Coe: When I started as an illustrator, I met with a lot of censorship from the media about what I thought were worthy issues. This is because newspapers and magazines do not want editorial work to conflict too starkly with the advertising. Advertisements are telling us that all we have to do is to consume stuff to be happy. So, even though the article I was illustrating had direct political content, the editors did not want too strong artwork. This was a contradiction to me, so I started to produce and publish my own work and became my own editor. The reaction was very positive. People want to see different viewpoints and they want to see reality. They want a dialogue about issues. When art tells a story or when it is figurative, it opens up a debate. Then people can think for themselves and not be told what to think by corporations.

When did you become involved in the animal rights/welfare cause?

Sue Coe: Very early on...I met a woman in the UK who was an animal rights activist. She wanted me to illustrate an album cover about vivisection as I had done some work around that issue. At the time, I wore leather, ate meat etc. It was a cold winter day and she had on a thin cotton coat. I said "You mean you don't wear wool?!" She said, "No." Then I said, "If you don't eat meat or cheese or milk, what do you eat???" She explained she was a vegan. I wanted to dismiss her as an extremist; some kind of lunatic, but I thought about it and figured out that she was consistent and consistency is truth. Then animal rights became a mission in art...and I met [the people of] Farm Sanctuary and have worked with them for the past 15 years. The last two have been on the Board. We have a three-pronged approach: rescue, education, and legislation.

Are you encouraged by the ever-growing number of teen and young adults going veg? Do you have any advice for them?

Sue Coe: Yes, I am encouraged and humbled that they discovered that peace starts on the plate much earlier than I made this discovery. There is so much that we do not have control of and this is the one thing we can do to prevent enormous violence and suffering. This consciousness goes across race, gender or economic background, so it unifies people globally. As for advice...think I can share this: people who eat meat can be adversarial, arguing sometimes endlessly, picking you apart like an object...when what they are actually doing, is learning from you. It's a weird way to learn and seems disrespectful sometimes, but if, with patience and that compassion element, you respond without anger, they do listen. Someone said, "You have to hear the truth ten times, before you change." My other advice is to visit all the animals at Farm Sanctuary and see what you have saved by not eating them.

-- Rachel is a junior in high school, vegetarian since 6th grade and vegan since Nov. 2000.
Her favorite thing about being veg is "being healthy and being able to see the real beauty of creation."

* * *
This interview in Russian / это интервью на русском языке

17 мая: бойкот жестокой корпорации Проктер энд Гэмбл/Boycott Procter&Gamble Day

В субботу, 17 мая 2008 года, - в 12-й раз пройдут акции протеста против жестокой корпорации Procter&Gamble. Присоединяйтесь к международному дню протеста против жестоких и бессмысленных тестов на животных!

Это 12-я годовщина бойкота Procter&Gamble. Нам необходима ваша помощь, чтобы усилить давление на «Проктер энд Гембл» ради отмены их жестоких методов тестирования на животных.

Миллионы людей ежедневно пользуются товарами «Проктер энд Гембл», не сознавая, что компании этой корпорации до сих пор проводят смертельные тесты на животных при разработке новых косметических и средств, товаров для дома и бытовой химии.

Проведенные опросы показали, что при наличии необходимой информации большинство потребителей переключились бы на гуманные компании-производители. Каждый из вас может сыграть жизненно важную роль, распространяя информацию о жестоких и ненужных тестах на животных, проводимых «Проктер энд Гембл», а также о наличии альтернативных товаров без жестокости.
(источник; перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://elena-kuzmina.blogspot.com/)

Читайте материалы о "Проткер энд Гэмбл" на этом сайте

Наилучший путь остановить компании от использования животных – отказ от их товаров в пользу гуманных производителей.

Посетите Uncaged website для получения более подробной информации.
Посмотрите список товаров компании P&G - чтобы не покупать их.
А вот список гуманных альтернатив - товары без жестокости.

Wednesday, May 14, 2008

Искусство <> активизм: Интервью с художницей Сью Коу / Art <> Activism: An Interview with Sue Coe (2005)

Продолжая традиции Кэт Коллвиц (Käthe Kollwitz), Гойи и Оноре Домье, Сью Коу в своих произведениях рассказывает об ужасах современности: СПИД, бездомность, скотобойни, война, лабораторные эксперименты и насилие.

Искусство Коу – призыв к действию, требующий радикального пересмотра нашего отношения друг к другу и к животным. Во время её недавней лекции в Университете Северной Каролины она согласилась дать мне это интервью и рассказала такую историю:
Когда Далай-ламу спросили: «Как нам изменить мир?», он ответил: «Научив наших детей быть добрыми к насекомым».

Работы Сью Коу выставляются в музеях и галереях всего мира. Она делала иллюстрации для Entertainment Weekly, The Progressive, The New Yorker (который называет «журналом для дантистов»), The Nation и The New York Times. Она - автор четырех книг, включая «Мертвое мясо» (Dead Meat) и «Письмо Пита» (Pit’s Letter).

Сью Коу - одна из художников, оказавших на меня наиболее сильное влияние, не только как коллега-живописец, но и как педагог, политический активист и увлеченная, страстная личность. Я не знаю другого художника, столь же щедрого, искреннего, цельного, последовательного и политически влиятельного. Сью Коу верна своим принципам и творческому процессу как средству раскрытия, изображения действительности – так, что это заставляет нас застыть на месте. Сила духа Сью Коу и её собственное утверждение, что «каждый полученный мною доллар сочится кровью», - дает надежду на перемены к лучшему.

Кровь бывает разной. Есть кровь, безжалостно и эгоистически пролитая из-за обжорства и ради прибыли. Еще есть кровь, пролитая во имя революции.
Владелец акций скотобойни мог бы купить 20 рисунков Сью. Трудно представить более честно потраченный доллар. Мы знаем, что в процессе производства, от сырья до готового товара, потребляемого нами, найдется по крайней мере один рабочий, которому недоплачивают, который не застрахован, которого эксплуатируют. Работы Сью Коу вскрывают, разоблачают эти противоречия, всю сложную дилемму сговора, пусть непреднамеренного, с коррумпированной системой. Но я верю, что пропитанные кровью доллары в бумажнике Коу, в конечном счете, не просто пропитаны кровью; если некоторые и пованивают заговором и прибылью, она заставит их пахнуть графитом, масляной краской и бумагой.
- Элин Славик,
профессор искусств Университета Северной Каролины 
(Elin Slavick, UNC professor of Art) -

Вопрос: Я знаю, что Ваши работы посвящены внешней политике Америки, СПИДу, бездомности и многим другим социополитическим проблемам. Сейчас Ваше внимание сконцентрировано на проблемах мясной промышленности и правах животных – это изменение в политическом сознании? Связаны ли проблемы прав животных с политикой, на Ваш взгляд?

Сью Коу: Несомненно, все эти проблемы взаимосвязаны. Мой первый детский рисунок был о животных. Этот интерес возник не сию минуту; работа началась в 1986 году. Деятельность такого рода в течение столь долгого времени - занятие крайне трудоёмкое. Сотни и сотни эстампов и картин, посвященных подобной проблеме – к такому невозможно относиться с лёгкостью. Я неразрывно связана с темой животных вообще и проблемой мясной индустрии в частности. Хотя это не исключает тематику остальных картин, например, проблемы рабского труда или СПИДа.

Сельскохозяйственные животные подвергаются неописуемой жестокости. Это начисто отрицает американская мясопромышленность, и полностью признаёт Европа. В Европе, основываясь на независимых научных исследованиях, получили достаточно информации для того, чтобы начать поэтапное введение новых законов и постепенный, в течение последующих 11 лет, отказ от интенсивного животноводства. Мы видим его побочные эффекты - глобальные последствия коровьего бешенства и загрязнение грунтовых вод.

Вопрос: Когда моя подруга шла на вашу лекцию, активист-зоозащитник сказал ей, что туда идти не следует, ведь «Там Сью Коу». На подруге было старое пальто из магазина вещей, бывших в употреблении – с воротником из натурального меха. Дело не в том, что Вы думаете о мотивах этого активиста – было ли его поведение конструктивным или странным (хотя мне действительно интересны Ваши мысли по этому поводу).
Мой вопрос: как справиться с противоречиями в нашей жизни? Кажется, на Вас надето кожаное пальто. Я знаю, что вы курите. Как вы решаете подобные ежедневные противоречия, живя в этом поздне-капиталистическом мире, между творчеством и выживанием?

(подпись на картине: Призраки освежеванных животных просят вернуть им их шкуры)

Сью Коу: Я никогда не перехожу на личности (как в предложенном Вами сценарии). Все мы находимся на разных стадиях сознания и духовного развития. Я крайне критически отношусь к нелогичным экономическим системам, ставящим прибыль превыше всего, особенно выше жизни. Лично я не ношу никаких кожаных изделий, ни обувь, ни пиджаки или пальто. (Пиджак, который вы видели, сделан из отходов какой-то промышленности). Курю я редко, около пачки в год, когда читаю лекции. Я не оправдываюсь, просто расставляю всё на свои места. Я бросила курить приблизительно четыре года назад. Себя я называю «человеком, который старается быть строгим вегетарианцем» (aspiring vegan), поскольку я всё-таки использую плёнку для фотокамеры, а также вожу автомобиль, который, подозреваю, имеет где-нибудь в своей конструкции части животного происхождения.

Речь идет о том, чтобы сделать всё, что можешь именно ты, избегая товаров, произведенных рабским трудом, или тех, производство которых нарушает права людей и животных. Изменения на рынке диктует потребитель. Это значит, что нам приходится дороже платить за пищу и одежду, свободную от жестокости (cruelty-free).
Американцы тратят менее 11% своего дохода на продукты питания, самые дешевые в мире. Это достигается ценой страданий. Во время голосования американские потребители заявили, что хотят платить больше за более гуманные методы сельского хозяйства, - например, никаких аккумуляторных клеток для куриц, никаких загонов для телят, никаких тесных клеток-ёмкостей для беременных свиней.

Вопрос: Уверена, что вас «обвиняют» в «пропаганде». Какова ваша реакция на подобные обвинения? Лично мне симпатична эстетика пропаганды, от русской и американской до немецкой и итальянской. Вам нравится «идея» пропаганды, - даже если Вы не согласны с идеологией? Как Вы думаете, есть различие между пропагандистом и художником?

Сью Коу: Слово «пропаганда» берет начало из римско-католической церкви. В XV столетии у них были отделы пропаганды. Само слово означает «распространение идей». Понятие приобрело негативное значение, когда в годы Первой Мировой войны солдаты, «пушечное мясо», услышали, как много молодежи гибнет в траншеях - и начался протест. Правительство приняло ответные меры, заявив, что народ стал жертвой «вражеской пропаганды». Я считаю, пропаганда (назовите это политической сатирой или как-то еще) занимает определенное место, играет свою роль; я тоже внесла в это свою лепту. Но для художника, помимо эстетики, заниматься этим весьма утомительно.

В конце концов, Буши, Тэтчеры и Рейганы – всего лишь хорошие марионетки. Как для политиков, им важно очное общение (face time); они хотят овладеть этим искусством. Это тешит их эго. Так что они не только не расстроены, а весьма рады вниманию. Поэтому я не собираюсь тратить следующие четыре года, рисуя портреты Джорджа Б.
Искусство – то, что зритель впускает в своё сердце; это может быть доска объявлений, карикатура или фреска.

Вопрос: В своей лекции Вы сказали: «Когда я пользуюсь PhotoShop-ом, это напоминает плавание через Атлантику в инвалидном кресле». Сложен сам процесс или неудовлетворителен результат?

Сью Коу: Уверена, что в результате получается творение гения. Лично для меня грубовато-неуклюж сам процесс, отсутствует интуитивность. Другая большая проблема - в стоимости продукта и затратах на его обновление. Карандаш - очень дешевый инструмент. Наверное, любому человеку на планете доступен карандаш. В умелых руках карандаш может стать мощным инструментом очевидца, свидетеля. Когда учимся рисовать, мы учимся думать и видеть. Искусство - в замедлении времени, не в ускорении. Хотя я заметила, что для меня сделать картину на компьютере раз в десять дольше, чем нарисовать на бумаге!

Вопрос: Мне известно, что Вы продаете свои рисунки «дёшево, дёшево, дёшево», обычно всего за 20 долларов, по окончании лекций, а весь доход идёт в приют для спасенных сельскохозяйственных животных (Farm Sanctuary). Еще я знаю, что ваши работы выставлены в авторитетнейшей галерее Сент-Этьенн в центре Нью-Йорка (West 57th Street gallery in New York City, Galerie St. Etienne). Бывая там, я вижу картины Эгона Шиле (Egon Schiele), Джорджа Гросса (Гроса) (George Grosz), Отто Дикса (Otto Dix) и Оскара Кокошки (Oskar Kokoshka). Галерея Сент-Этьенн – основная Ваша связь с миром искусства?

Сью Коу: Да, все средства от продажи моих картин идут в «Приют для животных» (Farm Sanctuary). Моему принтеру нужны деньги на бумагу и чернила, чтобы печатать картины. Он любезно трудится для благотворительности.

Да, эта галерея авторитетная. Там серьезно относятся к целостности представленных работ, и кому работы проданы. Место расположения галереи никогда для меня не было проблемой. Я выбрала именно Сент-Этьенн, потому что они выставляют Кэт Коллвиц (Käthe Kollwitz), с которой они, как и я сама, усматривают мою органическую связь. Кажется, я единственная современная художница (то есть живущая в настоящее время), которую они выставляют. Безусловно, они знали многих других художников, когда те были живы!

Галерея питает и подстегивает уважение и гордость по отношению к искусству, которое меня восхищает. Она выходит за рамки коммерции, рекламы и торговли, наблюдаемых в большинстве других галерей. Финансово «художественный мир» не поддерживает стиль работы, подобный моему. Мне пришлось изобрести способы выживания на скудные средства, оставаясь при этом работающим художником.

Вопрос: Вы живете на средства от работ для журналов, таких как Rolling Stone, Entertainment Weekly и The Progressive?

Сью Коу: Для The Progressive я больше не работаю и не могу припомнить, когда в последний раз работала для Rolling Stone… годы тому назад. Да, я всегда зарабатывала на жизнь, рисуя для журналов и газет, начиная с 17 лет. Это мои деньги на хлеб с маслом.

Вопрос: В своей лекции Вы сказали: «Если искусство ничего не изменит, я стану активисткой на полный рабочий день». Как Вы думаете, изменило ли Ваше искусство порядок вещей? Способно ли вообще искусство изменить мир? Вы можете представить такое время, когда не будете творить?

Сью Коу: Не мне судить, изменили ли мои работы положение вещей, это должны сказать другие. Мне говорили, что да, изменили. Люди постоянно меняют мир. Они делают это по-разному. Те изменения, которые мы хотим увидеть – это мы сами.

Вопрос: Что Вы думаете о современном искусстве, в частности о художниках, которых считают «политическими» - Альфредо Яар (Alfredo Jaar), Сальбастио Сальгадо (Salbastio Salgado), Ханс Хааке (Hans Haacke), Гильермо Гомес-Пенья (Guillermo Gomez-Pena), Кэрри Мэй Вимс (Carrie Mae Weems), Сирин Несат (Shirin Nishat) и Мона Хатоум (Mona Hatoum). Вы чувствуете себя частью сообщества художников, или активисткой-одиночкой?

Сью Коу: Мне нравится любое искусство и любые художники, работа которых имеет смысл и которые активно участвуют в общественно-политической жизни. Жизнь коротка, времени мало, особенно если ты сосредоточен на своей работе. Люди, которых я считаю моим сообществом, семьёй - это активисты в защиту прав животных. Если говорить о живописи – мне ближе граверы, иллюстраторы, карикатуристы. Я люблю комиксы группы под названием «Третья Мировая война» (World War 3).

Вопрос: Я воспринимаю Ваши картины в духе Джона Хартфилда (John Heartfield) и Оноре Домье (Honore Daumier). Вы чувствуете более тесную связь с художниками прошлого, чем с современными?

Сью Коу: Отвечу так: и да, и нет. Я, прежде всего, художник печатной полосы, отсюда близость с вышеупомянутыми художниками. И безусловно, содержание. Но их социальные условия очень отличались от моих. Современные художники, которых я уважаю – это Бове Лайонс (Bouvais Lyons), Жоан Квик-ту-си Смит (Jean Quick to See Smith), Эрик Друкер (Eric Drooker), Эрик Эйвери (Eric Avery), а еще женские группы художников-авторов комиксов, такие как Fly. Все они публикуются на печатных полосах или работают с графикой.

Вопрос: Называя себя феминисткой и художницей-активисткой, Вы, в то же время, не любите, когда Вас классифицируют как «художницу-феминистку» или «политическую художницу». Почему?

Сью Коу: Потому что политическое искусство, по сути, – это искусство двусмысленности. Если ставить это в начало классификации, я окажусь в конце.

Вопрос: Почему Вы покинули Англию? Вы планируете остаться в Соединенных Штатах? У Вас есть американское гражданство? Вы голосовали? Как Вы думаете, существенна ли разница между Новой лейбористской партией Блэра и Демократической партией Клинтона, или между Бушем и Гором?

Сью Коу: Здесь я прожила всю свою взрослую жизнь, начиная с 20 лет. Я живу в США дольше, чем прожила в Великобритании. У меня нет никакого гражданства. Безусловно, сейчас я больше американка, чем британка. Конечно, есть разница между Бушем и Гором, но если бы я объяснила, в чем она, Вы бы отдали меня на усыпление.

Вопрос: Свою лекцию Вы завершили историей о пережитой Вами радости при виде [бывших фермерских] цыплят, с обрезанными клювиками, которых освободили; они делали свои первые шажки и расправляли крылья. Как Вы думаете, радость для большинства живых существ в нашем мире возможна?

Сью Коу: Не знаю, возможна ли радость для каждого живого существа, но любое живое существо делает всё возможное, чтобы избежать боли и страданий.

Вопрос: Как бы Вы определили себя с точки зрения политики: марксистка, социалистка, анархистка, кто-то еще?

Сью Коу: Я не даю себе определений с точки зрения политики. Оставлю это другим. Когда я встречаю человека, смотрю на его работу, - я хочу ясно видеть и слышать, что он говорит; суть того, что хотят выразить. С помощью политических определений люди самоустраняются от сути. Процессу вслушивания идеологии могут мешать; бессмысленно навешивать на себя ярлыки в пустоте.
Как художница, я хочу, чтобы зрители смотрели мне в глаза и увидели то, что вижу я, – а не рассматривали цвет моих глаз.

Вопрос: После Ваших лекций все обсуждают одно: какой Вы веселый человек. Несмотря на то, что рассказываете Вы о совершенно невероятной жестокости, о трагедиях, смерти и жутких фактах. О том, как новорожденных цыплят-самцов живыми бросают в мусорные контейнеры, о смерти людей от СПИДа, о смерти Вашей матери, о коровьем бешенстве. Вся аудитория смеется сквозь слезы. Юмор – это стратегия выживания и общения? Или талант юмориста?

Сью Коу: Я боюсь скучных, унылых людей. Всеми своими картинами ужаса (такова реальность) я хочу показать, что мы – люди, и можем быть смешными и нелепыми, несмотря на ужас.

Вопрос: Вы возлагаете большие надежды на то, что в ближайшие 10 лет законы относительно методов умерщвления животных на бойнях изменятся. Что Вы чувствуете по поводу возможной победы? Животные ведь всё равно умирали бы. Люди продолжали бы убивать и поедать животных, сходили бы с ума. Это напомнило мне фильм, «Доктор Смерть» ("Dr. Death") - о стороннике пересмотра Холокоста, который спроектировал более гуманный электрический стул.

Сью Коу: Нужно чётко понимать, что всё это - шаги на пути к устранению бойни. Мы хотим прекратить любое убийство животных в пищу.
Это жестоко и бессмысленно. Ради краткосрочной прибыли мясная промышленность загрязняет планету. Необходимо перейти на растительную диету. Исходя из самих капиталистических законов, нелогично продолжать развитие интенсивного сельского хозяйства, фабрик-ферм (factory farming), хотя слово «ферма» здесь употребляется неверно, подразумевая порабощение животных американским финансовым капиталом. Затраты фермера огромны, а затраты общества еще больше. Тем временем, сегодня, завтра и в этом году в США умрут девять миллиардов животных. Существует законодательство, регулирующее методы убийства животных (понадобилось 100 лет, чтобы его внедрить). Однако цыплята, например, не подлегают защите «гуманными» законами бойни.
Прежде всего необходимо изменить обращение с животными до того, как они попадают на бойню.

Не существует никаких законов по предотвращению жестокости к фермерским животным; никаких предписаний, контролирующих транспортировку животных на бойню; нет законов, оговаривающих размеры клеток. Я бы очень хотела, чтобы люди пробудились и с завтрашнего дня перестали есть мясо. И не было бы никаких ферм и интенсивного животноводства. Но такова реальность. Принимая во внимание опасность коровьего бешенства, я думаю, люди станут есть гораздо меньше мяса, чем раньше.

Необходимо рассказать людям о том, как «выращена» их «пища». Я верю в человеческую доброту и думаю, что люди достаточно разумны, чтобы сделать выбор. Откройте двери скотобоен и фабрик-ферм. Пусть люди увидят, как свиноматки всю жизнь скорчены на бетонном полу в стойле, где невозможно даже шелохнуться. В естественной среде обитания свинки проводили бы 70% времени бодрствования исследуя окрестности, устраивая уютные уголки, купаясь в грязи, общаясь друг с другом.
Телята, откармливаемые на убой, слабы настолько, что не могут даже стоять на ногах. Их кормят исключительно молоком и держат запертыми, обездвиженными в тесном стойле – потом забивают.
Сейчас учёные утверждают, что степень изнурения, которую испытывают молочные коровы на протяжении всей своей недолгой жизни сравнима с измотанностью человека, ежедневно бегающего марафон. Это результат стресса от производства непомерного количества молока.
А цыплята до убоя сидят в клетках таких тесных, где им не раскрыть крылья; их запихивают по шесть в одну клетку; кости цыплят атрофируются и ломаются от недостатка движения.

Я не думаю, что законы «благосостояния животных» в управлении фермами помогут прекратить бойню. В том, чтобы быть убитым, для животных нет никакого благосостояния, никакого блага.
Есть две стороны вопроса. В данной экономической системе маленькие фермы испытывают давление – они должны или стать крупными, или погибнуть. Большинство гибнет.
То, чего обычно не замечают: чем крупнее ферма, тем выше стоимость. Думаю, что борьба за улучшения условий жизни сельскохозяйственных животных пробудит сознательность американцев-потребителей. Это снимет давление с мелких фермеров, которым можно предоставлять гранты на изменение методов сельского хозяйства, то есть осуществить переход с животноводства на растительную диету. И в конечном итоге это приведет к полному уничтожению методов интенсивного животноводства.

Вопрос: Вы как-то сказали: «Все святые – геи». Вы уверены, что права человека, - гражданские права, права гомосексуалистов и лесбиянок, права животных – связаны, что это общая борьба?

Сью Коу: Да. Все эти проблемы связаны, хотя проблемы животные среди них выделяются, поскольку объект угнетения лишен дара речи. Люди, которым дарована свобода слова, могут высказать свои требования по освобождению.

Вопрос: Есть что-нибудь еще, чего я не коснулась в своих вопросах, но что Вы хотели бы сказать?

(на картине подпись: Теснейшая клетка-конвейер; три курицы выклевывают глаз четвертой)

Сью Коу: Я бы хотела попросить, чтобы люди посетили сайт www.farmsanctuary.org. Там можно узнать о жестокости интенсивного животноводства, посмотреть видеоматериалы и документы; увидеть условия «жизни» животных на фабриках-фермах. На сайте можно узнать о том, что делать, чтобы это изменить.
Люди могут посетить спасенных сельскохозяйственных животных в двух приютах - один в штате Нью-Йорк, другой в Калифорнии.

Зайдите на www.graphicwitness.org, чтобы увидеть произведения художников-очевидцев.

Картины с сайта Graphic Witness:
http://www.graphicwitness.org/coe/meatpack.htm;
http://www.graphicwitness.org/coe/factory.htm


источник: An Interview with Sue Coe / By Elin Slavick; source

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

День матери! / Mother's Day

Tuesday, May 13, 2008

Art <> Activism: An Interview with Sue Coe By Elin Slavick (2005)

Art <> Activism An Interview with Sue Coe
By Elin Slavick
source

In the tradition of Kathe Kollwitz, Goya, and Daumier, Sue Coe makes art about horrible realities: AIDS, homelessness, slaughterhouses, war, laboratory testing and rape. Coe’s art is a call to action, demanding a radical transformation of how we treat each other and animals. During her recent lecture at the University of North Carolina, where she agreed to do this interview with me via e-mail, she told this story: When the Dalai Lama was asked, "How do we change the world?" he answered, "By teaching our children to be kind to insects."

Sue Coe has exhibited her work in museums and galleries all over the world. She has contributed illustrations to Entertainment Weekly, The Progressive, The New Yorker (which she calls "a dentist’s magazine"), The Nation, and The New York Times, and is the author of four books, including Dead Meat and Pit’s Letter, both on Four Walls Eight Windows.

Sue Coe is one of the artists who has most influenced me — not only as a fellow artist, but as an educator, a political activist and a hungry individual. There is no other artist that I know of who is as generous, sincere, real, politically effective and consistent. She is committed to her beliefs and to the artistic process as the means of exposing realities in a way that stops us dead in our tracks. Sue Coe’s powerful spine and her own claim that "every dollar I get drips with blood too" gives me hope.

There are different types of blood. There is blood spilled cruelly and selfishly for gluttony and profit. Then there is blood spilled for revolution. A stockholder in slaughterhouses could buy 20 of Sue Coe’s prints. It’s hard to imagine any dollar as an innocent one. We know there is at least one underpaid, uninsured, exploited worker along the way from raw material to the product we consume. Sue Coe’s work exposes these contradictions, the complex dilemma of conspiring, however involuntarily, with a corrupt system. But I do believe any blood-soaked dollars in Sue Coe’s wallet are ultimately soaked with blood for the cause, not against it, and if some stink of conspiracy and profit, she will make them smell of graphite, oil paint, and paper.

- elin slavick

MR: I know you have made work about US Foreign Policy, AIDS, homelessness and many other sociopolitical issues. Is your recent focus on the meat industry and animal rights due to a shift in political consciousness? Does the issue of animal rights have a broader political implication to you?

Sue Coe: Of course all these issues are interconnected. My first work as a child was about animals. It is not a recent focus. I started this work in 1986. To do this type of work for so long is very labor intensive. Doing hundreds and hundreds of drawings and paintings on an issue is not something to be taken lightly. I have a strong connection to animal subject matter, and to this issue in particular. Although that does not exclude the art I have done, or the concerns around labor issues and AIDS.

Farm animals suffer such horrendous cruelty, which is totally denied by the American meat industry, and fully acknowledged by the European meat industry. The latter, based on independent scientific study, has learned enough to start phasing in new laws and phasing out factory farming over the next 11 years. We are looking at the global consequences of mad cow disease and pollution of our ground water, by-products of factory farming.

MR: As my friend was coming into your lecture, an animal rights activist told her she shouldn’t come in because "Sue Coe is in there." My friend was wearing an old thrift shop coat I had given her with a real fur collar. It’s not so much if you think the activist’s strategy was a constructive or exclusive one that I’m interested in (although I DO wonder what you think about it), but more about how to handle contradictions in our lives. I think you wear a leather coat. I know you smoke. How do you reconcile the daily contradictions, living in this late-capitalist world, between making art and surviving?

Sue Coe: I would never judge another human being individually (in the scenario you suggested). We are all in different stages of awareness and growth. I am extremely critical of illogical economic systems that put profit over any and all other considerations, especially life. Personally I do not wear leather in any form, neither shoes nor jackets or coats. (The jacket you saw was some industrial by-product!) I rarely smoke, around a pack a year, that is about it, when I give lectures. This is not a personal justification, just setting the record straight. Gave up chain-smoking around four years ago. The phrase I would use for myself is ‘aspiring vegan,’ as I use film for a camera and also drive an automobile, which I assume has animal parts in it somewhere. So, it comes down to doing the best one can, avoiding products that are made by slave labor, or where human and animal rights are violated. The consumer will dictate how the market changes and it may mean we have to pay more for food and clothing that is cruelty free. Americans spend less that 11% of their disposable income on food, the cheapest in the world. That has come at great expense in terms of suffering. When polled, the American consumer said that they were willing to pay more for more humane farming methods—for example, no battery cages for hens, no veal crates, and no gestation crates for sows.

MR: I’m sure you are “accused of” being a “propagandist.” What have been some of your responses to that accusation? I personally love the aesthetics of lots of propaganda, from Russian and American to German and Italian. Do you like “the look” of propaganda even if you disagree with the ideology? Do you think there is a difference between being a propagandist and being an artist?

Sue Coe: The word 'Propaganda' comes from the Roman Catholic Church. In the 15th Century, they had 'Offices of Propaganda'. The word merely means to propagate ideas. It fell on evil days during the First World War, when the cannon fodder (the masses) heard how many young men were dying in the trenches and started to object. The government retaliated by saying they were being affected by ‘enemy propaganda.’ I think propaganda (let us say political satire, etc.) has its place, and I have done my share of it, but as an artist, apart from the aesthetic, it’s quite tedious to do.

After a while, the Bushes and Thatchers and Reagans are all the same—just good puppets. For the politician, it’s more ‘face time’ for them, and they usually want to own the artwork. It appeals to their ego. So not only are they not crushed, they are quite pleased with the attention. Therefore, I do not plan to waste the next four years making portraits of George W. Art is anything that the onlooker takes into their heart; it could be a billboard, or a cartoon, or a fresco.

MR: During your lecture you said “When I do PhotoShop it’s like swimming the Atlantic in a wheelchair.” Is it the process that’s so difficult or the product that’s unsatisfactory?

Sue Coe: I am sure the product is a work of genius. For me personally, the process is clumsy and not intuitive. The larger issue, I think, is the expense of the product and the expense to update the product, and the assumption that not owning the product places one at a disadvantage. A pencil is very inexpensive. Practically anyone on the planet can have one and in the right hands it can be a powerful witnessing tool. When we learn to draw, we learn how to think and see. Art is about slowing down time, not speeding it up—although I have noticed that a painting made with a computer takes me around ten times longer than actually painting it from scratch!

MR: While I know you sell your prints “cheap, cheap, cheap,” often for only twenty dollars after your lectures, with all proceeds going to Farm Sanctuary, I also know you have a very serious uptown West 57th Street gallery in New York City, Galerie St. Etienne. Are you the only contemporary artist with Galerie St. Etienne? (I usually see Egon Schiele, George Grosz, Otto Dix, and Oskar Kokoshka when I’m there.) Is Galerie St. Etienne your primary connection to the art world?

Sue Coe: All the profit goes to Farm Sanctuary. My printer takes money for paper and ink and for printing them. He kindly donates most of his labor. Yes, the gallery is serious. It is serious about the integrity of the work that is shown, and how and to whom that work is marketed. The address of the gallery was never an issue for me. The reason I chose St. Etienne was because they represent Kathe Kollwitz, with whom they and I feel there is an organic relationship. I believe I am the only contemporary (as in currently alive) artist they represent at this time. Of course, they knew many of the other artists when they were alive! The gallery fosters a type of dignity and respect for art that I admire, and goes beyond the merchandising seen in most galleries. In economic terms ‘the art world’ does not support this type of work, and I have managed to devise ways to live on small amounts of money and still be a working artist.

MR: Do you survive on the work you do for magazines, like Rolling Stone, Entertainment Weekly, and The Progressive?

Sue Coe: I do not work for The Progressive anymore, and cannot remember when I last worked for Rolling Stone…years ago. Yes, I have always earned a living from working for magazines and newspapers, since age 17. It’s my bread and margarine money.

MR: During your lecture you also said, “If art doesn’t change anything, I’ll be a full-time activist.” Do you think your art HAS changed things? Do you believe that art CAN change the world? Can you imagine a time when you won’t make art?

Sue Coe: It is not for me to say if my work has changed things. It is for others to say. People have told me that they have been changed. People change the world all the time. They do it in many ways. We are the changes we want to see.

MR: What do you think of contemporary art, specifically those artists considered to be “political artists,” like Alfredo Jaar, Salbastio Salgado, Hans Haacke, Guillermo Gomez-Pena, Carrie Mae Weems, Shirin Nishat, and Mona Hatoum. Do you feel part of an artistic community or just an activist one? Are these two split for you?

Sue Coe: I love all art and artists whose work has content, and who stay committed. As life is short and time is short, especially if one is focused on doing work, the people I feel are my community (family) are animal rights activists, and in terms of art, more in the printmaking/illustration/cartooning community. I like the collaborative comix of a group called World War 3.

MR: I see your work in the spirit of John Heartfield and Honore Daumier. Do you feel more of an affinity with those long-ago artists than you do with contemporary artists?

Sue Coe: Well, yes and no. I am primarily an artist for the printed page, thus the affinity with the above, and of course the content, but the social conditions were so different for those artists. As for contemporary artists whom I respect: Bouvais Lyons, Jean Quick to See Smith, Eric Drooker, Eric Avery, and a lot of girl gang comix artists like Fly. These are all artists of the printed page, or they make prints.

MR: While you are a self-proclaimed feminist and activist-artist, you do not like to be categorized as a “feminist artist” or as a “political artist.” Why?

Sue Coe: Because the most political art is the art of ambiguity. If that is categorized first, then I can be categorized last.

MR: Why did you leave England? Do you plan to stay in the United States? Are you a U.S. citizen? Did you vote? Do you think there is much of a difference between Blair’s New Labour Party and Clinton’s Democratic Party, or between Bush and Gore?

Sue Coe: I have lived here all my adult life, since 20 years old anyway. I have lived here longer than in the U.K. I am a citizen of nowhere. For sure, I am more American than British, at this stage. Of course there are differences between Bush and Gore, but if I explained what they were, I would put myself to sleep.

MR: You ended your lecture with a story of the joy you felt watching freed and de-beaked chickens take their first steps and spread their wings. Do you think that joy is possible for the majority of living things in our world?

Sue Coe: Well, I don’t know if joy is possible for every living being, but every living being does their utmost to avoid suffering and pain.

MR: How would you define yourself politically? Are you a Marxist, a Socialist, an Anarchist, or something else?

Sue Coe: I don’t define myself politically. I will leave that to others. When I meet anyone or look at their work, I want to see and hear clearly what they are saying, the essence of what they wish to communicate. Political definitions are a way people distance themselves from the content. Ideologies can interfere with listening, and it is not useful to label oneself in a vacuum. As an artist, I desire that the viewer look through my eyes, see what I have seen, not look at the color of my eyes.

MR: One thing everybody comments on after your lectures is how hilarious you are, even though you’re talking about such unbelievable levels of cruelty, tragedy, death, and truth—like the fact that they throw baby male chicks into the dumpsters alive, people dying of AIDS, your mother’s death, or mad cow disease. The whole audience is laughing between tears. Is humor your strategy for survival and for communication? Or could you have been a stand-up comedian?

Sue Coe: I am fearful of boring people. With all these paintings of horror (reality), I try and show that we are human, and can be really silly, despite the horror.

MR: You have a lot of hope that the laws regarding the way animals die in slaughterhouses will change within the next ten years. How does this feel like a possible victory to you? The animals would still die. People would still be killing and eating them and going mad. It makes me think of that movie "Dr. Death," about the Holocaust revisionist man who designs electric chairs to be more humane.

Sue Coe: They are steps in the process of eliminating the slaughter—that has to be made clear. We want to end all slaughter of animals for food. It is cruel and unnecessary. For short-term profit, the meat industry is polluting the planet. We need to make the transition to a plant-based diet. It is illogical, even in terms of capitalism, to continue this type of intensive farming, although the word ‘farm’ is a misnomer, as applied to the Wall Street branch of animal slaving. The costs to the farmer are huge, and the cost to society is larger. In the meantime, today and tomorrow and this year, nine billion animals will die in the U.S.A. There is legislation covering how animals are slaughtered (this took one hundred years to implement), but chickens are not covered by ‘humane’ slaughtering laws. It is the treatment of animals prior to being slaughtered that needs changing first.

There are no farm animal cruelty laws, no regulations controlling their transportation to slaughter, or laws governing cage sizes. I wish people could wake up tomorrow and not eat meat, and there would be no more factory farms, but that is the reality. With mad cow disease looming on the horizon, I think people will be eating much less meat than before.

We need to educate the public about how their ‘food’ is raised. I believe in the goodness of people, and I think people are intelligent enough to make a choice. Open the doors to the slaughterhouses and the factory farms. Let people see how sows are tethered in crates their entire lives, standing on slats or concrete, not enough room to turn around. Pigs, in a natural state, would spend 70% of their waking hours exploring their environment, making nests, rooting in the dirt, and socializing. Veal calves, too weak to stand, fed just milk, are chained and crated until they are slaughtered. Scientists now say that milk cows are as fatigued as a human running a marathon and half every day of their short lives—that is the stress on their bodies from producing so much milk. And the chickens, who live without enough room to stretch their wings, 6 to a cage, until they are slaughtered, bones so weak from the lack of movement that they develop stress fractures.

I do not believe that ‘welfarist’ type laws governing farm animals will end their slaughter. I do not think it is in the welfare of any animal to be eventually slaughtered. These are two separate issues. Under this economic system, the pressure is on to the small farm to get larger or go under, and most have gone under. What is not seen is: the larger the farm, the larger the cost. I think that this struggle to improve the living conditions of factory-farmed animals raises the awareness of the American public (the consumer). It takes the pressure off the small farmer, who can be provided with grants to change farming methods from animal- to plant-based, and will eventually lead to the elimination of factory farming methods entirely.

MR: You said, "All saints are gay." Do you think that gay and lesbian, animal, civil, and human rights are all linked in the same struggle?

Sue Coe: Yes. They are all interconnected, although animal issues are different, because the subject of the oppression is mute. Humans, given free speech, can vocalize the terms of their own liberation.

MR: Is there anything else you would like to say that I didn’t touch upon in my questions?

Sue Coe: I would like to ask people to go to www.farmsanctuary.org to investigate farm animal cruelty, see vidMR and documentation of downed animals and the conditions in factory farms, and what we can do to change it. People can visit rescued farm animals at two Farm Sanctuaries—one in New York State and one in California. Or visit www.graphicwitness.org to look at art of witness from artists past and present.

* * *
this interview in Russian / это интервью на русском языке

Monday, May 12, 2008

Сью Коу: Сохраняя верность уникальному взгляду / Sue Coe: Staying True to a Unique Vision of Art (2001)

Оригинал статьи: Los Angeles Times, Sunday, April 1, 2001
By Susan Vaughn, Special to The Times

Живя очень просто и всю себя посвящая работе, десятилетиями «визуальная журналистка» Сью Коу в своих неоднозначных работах комментирует социальные проблемы.
Она надеется, что ее картины заставят людей задуматься о проблемах и начать действовать ради изменений к лучшему.

Видный критик назвал британскую художницу Сью Коу «величайшей из ныне живущих созидательницей конфронтационного, революционного искусства».

Сью Коу, которой сейчас [в 2001 году] 50 лет, создает картины, которые нелегко забыть. Это - её цель. Десятилетиями она изображает жестокость и пороки – не для того, чтобы шокировать, но чтобы обучить, повлиять и, как надеется художница, вдохновить на перемены.

Тематика её работ страшна и уродлива: война, насилие, бездомность, голод, СПИД, апартеид и жестокое обращение с животными.
Но картины её зачастую незабываемо прекрасны.

Она умеет сделать зарисовку сокрушительной сцены, - такой, что зрители хотели бы отвернуться, но продолжают смотреть, загипнотизированные ужасом. Сью Коу считает, что справилась с работой, если люди задумываются над представленной ею проблемой.

(Сью Коу: "Он застрелил мою собаку Зигги за то, что она слишком громко лаяла. Я знаю, что следующим будет мой сын". С вебсайта)

– Начиная работать, я думала: «О, это ничего не изменит!». Но потом поняла, что способна поддерживать людей, давать им силы. Думаю, самое лучшее, что может произойти – если удастся начать диалог. Я уверена, что большинство людей – отзывчивы и непредвзяты, – говорит Сью Коу.

Коу выстроила свою уникальную карьеру посредством решимости, самопожертвования и преданности своему искусству. Она считает себя не просто художницей, но «визуальной журналисткой», неутомимым разоблачителем в духе Аптона Синклера (Upton Sinclair), автора политического романа «Джунгли» (The Jungle), неопровержимого обвинения мясной индустрии Америки в начале ХХ столетия.

Сью Коу не боится занимать непопулярную позицию или создавать произведения искусства, способные вызвать гнев и обиду.
– Разумеется, есть люди, которые считают, что искусство не должно быть таким впечатляющим и волнующим, даже гнетущим. Они полагают, что оно должно быть милым, немного причудливым, и уж конечно, это не поклонники Сью Коу, - говорит Джейн Коллир (Jane Kallir), со-руководитель галереи Сент-Етьенн в Нью-Йорке (Galerie St. Etienne in New York), экспонирующей работы Сью Коу в течение последних десяти лет.

Коу говорит, что наибольшее её вдохновение – Рембрандт. На рабочем столе у неё - копия его рисунка «Женщина перед повешением» ("The Garroted Woman"). Изображение женщины перед казнью через повешение мотивирует художницу не только к усовершенствованию своего технического мастерства, но и к развитию «единения» ("at-one-ness") с изображаемыми объектами.

(Rembrandt Harmensz. van Rijn 1606 – 1669, Elsje Christiaens, 1664; read more)

- Нельзя отрицать, что Рембрандт испытывает сострадание к этой девушке. Он полностью отодвинул собственное эго, убрал любую фальшь из этой работы; и девушка словно говорит с нами. Буду благодарна, если мне удастся достигнуть хоть один процент того, что сделал он, - говорит Коу.

Детство и юность Коу подготовили почву для ее карьеры.
Родилась Сью Коу в 1951 году Тэмворсе, Англия, в семье рабочих. С пяти лет девочка рисовала на тротуаре мелками и взращивала в себе восторженное отношение к творчеству. Её родители ждали, что Сью станет машинисткой в конторе или будет работать на фабрике. Но она решила попробовать себя в качестве художника.
- Мама была очень сердита на меня. Она сказала: «Если ты собираешься жить за наш счет следующие три года – придется делать то, что тебе говорят». Но я ответила: «Не переживай, я здесь не останусь».

Коу записалась в Художественную школу в Челси, а позже поступила в лондонскую Королевскую Академию искусств (Royal College of Art), где изучала иллюстрирование и прикладное искусство. Но она понимала, что ее перспективы жестко ограничены. Коллеги говорили, что женщины-художницы занимаются лишь иллюстрированием детских книг.
Однако Сью Коу собирала материалы для своего портфолио и продолжала совершенствовать свою технику. Её талант проявился рано. Еще студенткой Сью Коу продавала свои иллюстрации британским и европейским журналам.

Однако с началом войны во Вьетнаме Сью Коу втянулась в политическую активность.
В 1972 году она переехала в Нью-Йорк, в уверенности, что в Америке найдет больше возможностей для карьеры и политического самовыражения. Это было важнейшим и рискованным решением для 21-летней девушки, но риск окупился.
- Здесь нет воинствующей классовой системы, а есть многообразие культур и непредвзятость, и это побуждает действовать, - говорит художница.

Спустя несколько часов после приземления её самолета в Нью-Йорке, Коу уже получила свою первую работу в ведущей американской газете. Как она и предполагала, её мощные, в духе протеста картины, посвященные таким проблемам, как Ку-Клукс-Клан, голод в Эфиопии и северо-ирландский терроризм, были приняты очень хорошо.

Рисунки Коу стали появляться не только в многотиражных газетах, но и в таких изданиях, как New Yorker, Village Voice, the Nation, Time, Newsweek, Rolling Stone, Esquire и Mother Jones.

В 1970-х Коу преподавала в Школе изобразительного искусства в Нью-Йорке, а также продавала политические иллюстрации. Она зарекомендовала себя многогранным и виртуозным художником, рисуя красками и карандашом, выполняя литографии, коллажи и гравюры, мастерски используя гуашь, графит, акварель, чернила, мелки и уголь.

Основной талант Коу - в умении освещать социальные проблемы, которые игнорировались или замалчивались властями, корпорациями, обществом и средствами массовой информации. В этом Сью Коу можно сравнить с великими художниками прошлого, такими как французский карикатурист и живописец Онорое Домье (Honore Daumier), немецкая художница-график Кэт Коллвиц (Käthe Kollwitz) и великий испанский мастер Франсиско Гойя (Francisco Goya).

В 1985 году вышла первая книга Сью Коу, «Как покончить самоубийством в Южной Африке» ("How to Commit Suicide in South Africa"). Название было сатирической аллюзией на заявления южноафриканских властей о том, что заключенные ими в тюрьму активисты наложили на себя руки. Впечатляющие, незабываемые образы книги Коу задели струны в сердцах американских читателей и зрителей. Книга вышла двумя изданиями и распространялась борцами против апартеида среди инвесторов, в попытке заставить их отказаться от южноафриканских акций.

- Если благодаря моей работе хоть один человек становится своеобразным маяком, путеводной звездой, - это моя награда. Как сказал один из активистов, это похоже на подъём в гору с камешком на кончике носа. Непросто, но возможно, - говорит художница.

К середине 1980-х Коу сконцентрировала внимание на тяжелом положении животных, особенно тех, которых люди убивают для своих нужд. В течение шести лет Коу изучала проблему и посещала скотобойни и инкубаторы по всей территории США.

(Сью Коу "Человек без сердца")

Художница рассказывает, что видела коров и овец, висящих на крючьях; обрезание клювов цыплятам, их расчленение и то, как живых цыплят закапывали в землю в качестве удобрения. Её мучительное путешествие толкнуло художницу на создание «Свининополиса» ("Porkopolis"), серии из 100 рисунков, изображающих чудовищные сцены.

Затем последовала иллюстрированная книга «Мёртвое мясо» ("Dead Meat" (Four Walls Eight Windows, 1996).

- Я хочу, чтобы [люди] продолжали изучение проблемы. Я не пытаюсь обратить их в новую веру. Я говорю: Убедитесь сами. Пойдите на скотобойню. Посмотрите, что там происходит. А если не можете, спросите себя – почему, - говорит Сью Коу.

Её часто спрашивают, как она может постоянно заставлять себя заниматься изучением таких мучительных, невыносимых злодеяний и жестокости. Она отвечает, что её произведения – терапия. Её мотивирует уверенность, что она сумеет повлиять на людей и подтолкнуть их к переменам.

- Картина, зрительный образ, стоит тысячи слов. Я могу сыпать фактами и цифрами. Но когда подбираешь цыпленка, который сплошь кожа да кости, но слышишь быстрые удары маленького сердечка, понимаешь, что это - жизненные силы, борющиеся за выживание, - такое не может не потрясать, - говорит Сью Коу.

(Сью Коу "Оружие массового уничтожения")

Неудивительно, что Сью Коу - вегетарианка. Она живет в небольшой однокомнатной квартире в Нью-Йорке, посвящая себя работе. [в этом же 2001 году художница переехала за город - прим. перев.].
- Я не покупаю ничего ненужного мне. Моя работа важнее, чем обладание микроволновкой.

Коу продает многие свои рисунки очень дешево, всего за 30 - 60 долларов. Она жертвует процент от прибыли «Приюту животных» (Farm Sanctuary, a Watkins Glen, N.Y.)
Также Сью Коу часто путешествует по стране с лекциями о темах и проблематике своих произведений.

- Сама сущность её как художницы – выйти за пределы художественного мира непосредственно к зрителю, к публике, - говорит Джейн Кэллир (Jane Kallir), галерея Сент-Этьенн в Нью-Йорке (Galerie St. Etienne).

С неослабевающей энергией Коу продолжает вести борьбу посредством художественных методов. Она говорит, что может это делать, потому что она - оптимистка. Она считает, что если людям показать их недостатки и заблуждения, они выслушают, задумаются и начнут действовать.
- Я не смогла бы продолжать работу, если бы не верила в это, - сказала художница.

* * *
Советы начинающим художникам

• Всемирно известная художница Сью Коу начала зарабатывать на жизнь своим творчеством с 17 лет.
• С самого начала карьеры она избрала скромную и простую жизнь минималистки, где первое место занимает работа.
• За свою 33-летнюю карьеру художница достигла невероятных успехов. Её творчество сосредоточено на непростых, страшных и тревожных темах, заставляя зрителей задуматься и измениться к лучшему.
• Картины Сью Коу выставлены в музеях всего мира, включая нью-йоркский Metropolitan Museum of Art, Смитсоновский музей американского искусства (the Smithsonian's National Museum of Art) и музей современного искусства в Оксфорде, Англия (Oxford England's Museum of Modern Art).

Пять советов Сью Коу начинающим художникам:
• Ставьте жизнь выше искусства.
• Ставьте искусство выше денег.
• Прежде, чем искусство станет оружием борьбы во имя перемен, оно должно стать искусством.
• Быть верным себе, без страха и без покровителей.
• Количество бытовой техники в вашем доме пусть будет сведено к минимуму.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...