Wednesday, April 08, 2009

Марк Бекофф. Эмоциональная жизнь животных: интервью/ Mark Bekoff Interview to Abolitionist

автор - Клодетт Воган (Claudette Vaughan)

Марк Бекофф (Marc Bekoff) – профессор экологии и эволюционной биологии университета Колорадо, а также член Общества поведения животных и стипендиат фонда Гарри Гугенхейма (Guggenheim Fellow).

В 2000 году Бекофф получил награду "Общества поведения животных" за долгосрочный вклад в область изучения поведения животных. Кроме того, Марк является региональным координатором программы Джейн Гудолл, в рамках которой он работает со студентами всех возрастов, пожилыми людьми и заключенными.

Он член Комитета по этике института Джейн Гудолл.
В 2000 году Марк Бекофф и Джейн совместно основали организацию «Этологи за этичное обращение с животными» (Ethologists for the Ethical Treatment of Animals / EETA).
[этология - исследование разума животных].

Аболиционист: Вы - ведущий ученый и лауреат многих наград, плодовитый автор и активист в защиту животных. Ваша последняя книга называется «Эмоциональная жизнь животных». Для тех, кто незнаком с вашей работой, расскажите немного о себе.

Марк Бекофф: Я изучаю поведение животных и специализируюсь на исследовании эмоций. Я провел множество полевых исследований жизни койотов (луговых волков) и волков. Я изучал домашних собак. Меня очень интересует разум животных, путь их мышления и чувств.

Как вы пришли к выводам, которые делаете в «Эмоциональной жизни животных»?

Я – биолог и очень долгое время изучал поведение животных. Я пытаюсь сравнить поведение разных видов животных и выявить эволюционную перспективу. С этой точки зрения, если эмоции есть у людей, то они есть у животных тоже, - хотя их эмоции могут отличаться. Собака чувствует радость, но эта радость отличается от человеческой радости; также как моё чувство радости может отличаться от вашего; это называют эволюционной непрерывностью.

Кроме того, я слежу за происходящим в области изучения мозга и неврологии в целом, обращая особое внимание на бескровные/ бесконтактные исследования, в которых используют сканирование и магнитно-резонансную томографию (МРТ).

Я рассказываю позитивные истории. Моя новая книга «Эмоциональная жизнь животных» состоит из хороших историй. Я использую научные данные, чтобы убедительно доказать, что многие животные обладают богатой и глубокой эмоциональной жизнью.

Современное движение в защиту прав животных продолжается уже 30-40 лет. Какие отношения необходимо культивировать в настоящее время, стремясь работать во имя животных, учитывая диапазон опыта, накопленного за прошедшие годы?

Прежде всего, это сострадание и забота о животных, постоянно помня о благополучии каждого индивидуума. Поступая так, мы гарантируем, что делаем всё возможное ради животных. Перестаньте одевать на себя трупы животных, перестаньте поедать животных, остановите родео и цирки. А пока действия в этом направлении продолжаются, позаботьтесь о лучшей жизни для животных. Но нам нужно попытаться поэтапно осуществить всё это.

Я называю это заботой и распределением. Я называю подобное отношение так – иметь зонтик сострадания, который полностью прикроет все живые существа; так я это вижу. Мы должны убедиться, что не причинили намеренно никакой боли и страдания.

Какая область движения за права животных должна развиваться активнее?

Одна область, требующая развития - то, что порой люди внутри нашего движения начинают спорить друг с другом, тратя впустую драгоценное время, энергию и ресурсы - вместо того, чтобы сотрудничать ради всех животных. Мы должны стать единым фронтом, ведь внутренние препирательства только ослабляют наше дело.

Как биолог, я чрезвычайно живо переживаю использование животных в исследованиях и образовании. Но главное - мы должны перестать есть животных. Необходимо избавиться от скотобоен, которые являются поистине орудием массового уничтожения. Исчисляя количеством животных, над которыми издеваются, мы обязаны уменьшить количество боли в мире. Нужно только перестать их есть. Я бы хотел, чтобы мир стал вегетарианским. Но если это невозможно, то нужно хотя бы перестать есть животных, убитых на скотобойнях и в других местах, где их страдания неописуемы. Нельзя покупать то, что получено путем интенсивного сельского хозяйства.

В июле я был в Тасмании и призывал людей перестать есть животных. Я провожу беседы по всему миру и прошу людей сократить потребление мяса, потому что это путь - и экологически, и этически – к тому, чтобы сделать мир лучше.

Когда я был в Финляндии несколько месяцев назад и делал доклад, по окончании ко мне подошли два человека; они сказали, что решили стать вегетарианцами после того, как увидели доказательства страданий животных в пищевой промышленности.
Я не пытаюсь "тыкать это в лицо". Я говорю, что все мы несем должны нести доброту и сострадание в мир; а самый быстрый путь к изменениям – перестать есть и носить на себе животных. Сейчас нет необходимости питаться животными или одеваться в их шкуры.

Вы написали в статье о надежде…

Да. В своей статье я хотел сказать, что мы не должны никогда отказываться от мечты. В прошлом месяце я был в Хобарте и говорил людям: «У нас должны быть мечты, мы можем жить ими». Нельзя отказываться от мечты, потому что в ней - надежда. Во всем мире есть невероятное количество людей, которые работают от имени животных; так что стоит посмотреть на наши успехи, а не на провалы. Прогресс есть. Мы действительно изменяем взгляд людей, их отношение к животным. Мы пробуждаем сознание. Люди, которым в прошлом было плевать на животных, теперь гораздо чувствительнее в своем обращении с ними. Происходит много хорошего, нам просто нужно сконцентрироваться на том, что не работает.

Выражение «жизнь одиночки» или опыт «аутсайдера» описывает дикую кошку, но в то же время применяется и для описания человека, имевшего подобный жизненный опыт. В животном мире одиночками являются дикие кошки, ночные бабочки и чайки. Вы упомянули койотов и волков. Вы классифицируете животных таким образом?

Нет, хотя это было бы полезно. Я не думал об этом с такой точки зрения; я размышлял о жизненном опыте одиночек применительно к трудностям активной гражданской позиции и поддержании духа, поскольку, как вы, наверное, знаете, у нас порой возникает чувство, что «там», «на передовой», так сказать, мы одиноки. Конечно, очень много людей работают ради животных. Но всё равно время от времени нужно глубоко вдохнуть и подумать над тем, что именно мы делаем, - ведь можно сделать очень многое, если будем держаться вместе, в единстве с родственными нам душами, единомышленниками.

В ваших исследованиях животных что было для вас неожиданностью, вызывало удивление? Я слышала, что волки – великолепные отцы.

Да, волки-самцы, как правило, являются прекрасными отцами. Меня поразило, насколько они умны, их способность решать сложные проблемы. Но особенно удивила легкая приспосабливаемость волков, а также их эмоциональность. Они легко адаптируются к различным обстоятельствам. Именно так они выживают в трудные времена: будучи очень творческими и выражая свои чувства друг к другу. То же самое относится и к койотам.

Я бы хотела задать этот вопрос юристам, но задам его и вам, Марк, как биологу: что делает нас, принадлежащих к человечеству, «людьми» – а животный, нечеловеческий мир, делает «ими»?

Самое главное отличие – невероятная способность людей ко злу. Некоторые животные проявляют зло, но это бывает чрезвычайно редко, и ни одно из животных нечеловеческого вида не демонстрируют зло в такой степени, как человек.

Еще я думаю, что мы - единственные животные, которые готовят пищу.

Чем лучше мы узнаём животных, изучая их, тем яснее видим, насколько сильно мы похожи и насколько отличаемся. Необходимо уважать наши сходства и отличия.

В книге «Эмоциональная жизнь животных» вы пишете о том, что животные проявляют уважение друг к другу в своей среде. Что вам удалось обнаружить?

Меня очень интересует вопрос, являются ли животные существами, которым присуща мораль, и то, что я называю «диким правосудием».
Иногда животные могут лгать, обманывать друг друга, но это исключения из правил. Животные действительно проявляют нравственное поведение и способны отличить правильное от неправильного, особенно в процессе игр. Они извиняются друг перед другом, прощают друг друга, делятся пищей и другими благами. Это я имел в виду, упоминая уважение животных друг к другу.

Каким на ваш взгляд будет путь прогрессивного движения за права животных в будущем?

Мне кажется, что движение за права животных набирает силу. Мы все должны сотрудничать. Нам не следует отворачиваться от людей; мы просто должны принять тот факт, что есть некоторые люди, с которыми мы не согласны. Возможность продвигаться вперед - в единстве, в объединенном фронте. Нет других путей для прогресса в нашей области, кроме сотрудничества.

Что вас лично ждет в ближайшем будущем?

Скоро выйдет моя книга «Животные имеют значение» (“Animals Matter”) [в английском названии книги – двойное значение: «Вопрос животных» и «Животные имеют значение» - прим. перев.]. Также этой осенью планируется выпустить мою энциклопедию об отношениях человека и животных.

Еще я написал небольшую книжку «Слушая пуму» (“Listening to Cougar”), которая также скоро появится в книжных магазинах.

Я люблю бывать в Австралии. Здесь столько замечательных, самоотверженных активистов за права животных. Надеюсь в скором времени совершить тур по Австралии.

источник - австралийский вебсайт "Аболиционист"


Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт
http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...