Friday, June 05, 2009

Их призвание – защита крыс / Their Calling Is Defending Rats

Их призвание – защита крыс, но к сожалению, они не юристы / Their Calling Is Defending Rats, Yet These Folks Aren't Lawyers

Люди, которые любят животных, выступают в защиту лабораторных грызунов.

В процессе борьбы за права этих маленьких существ, Стефани Эрнст (Stephanie Ernst) предлагает забавный видеоролик, запечатливший шалости пушистого млекопитающего, прижавшегося к кошке.
«К крысам относятся несправедливо, - пишет Стефани, предваряя видео на своём блоге. – Мои крысы просто чудесные, они способны заставить вас взглянуть на грызунов по-другому».



К сожалению, внизу видео на сайте YouTube.com – «тематическое» рекламное объявление об уничтожении крыс, генерируемое автоматически: «Избавление от крыс! Бесплатная инспекция помещения в день вашего звонка».
Стефани Эрнст комментирует: «Это ужасно».

Мисс Эрнст, жительницу Сент-Луиса, больше всего заботят условия жизни лабораторных грызунов. Защитники животных утверждают, что крысы и мыши составляют 90 % лабораторных животных в университетах и других исследовательских центрах США. В 2002 году в Закон о защите животных (Animal Welfare Act) были внесены изменения, вследствие которых грызунам было отказано в защите, которую закон предлагает более крупным лабораторным животным, включая собак, обезьян и даже морских свинок.

Мисс Эрнст говорит: «Крысы и мыши заслужили дурную репутацию; это отношение воспитывается у людей с самого детства. У нас развивают необъективное отношение к этим животным, не основанное на том, кто и какие они на самом деле».

За последние годы действия защитников прав животных в США были удачными: новые законы требуют наличия бóльших клеток для кур-несушек в Калифорнии; фуа-гра, паштет из гусиной печени, был исключен из меню многих ресторанов.

Однако общественная симпатия к крысам и мышам не слишком выросла за последние 30 лет, со времени возникновения движения в защиту животных в США. Крысы, к которым относятся как к вредителям и появление которых принято встречать визгом, вызывают гораздо меньше симпатии людей, чем, например, пушистые кролики, изображения которых используют на плакатах о прекращении тестов на животных.

Таким образом перед теми, кто любит крыс, стоит нелегкая задача. Исследователей, использующих федеральные средства, просят придерживаться основных правил по содержанию грызунов, например, избегать переполненных клеток. Но лаборатории, которые финансируются из частных источников, не имеют никаких юридических ограничений в отношении проведения экспериментов на крысах и мышах.
«Люди замыкаются и замолкают, едва говоришь им о том, какие мучения вынуждены переносить крысы», - говорит Чэд Сандаски (Chad Sandusky), руководитель отдела токсикологии и исследований Комитета врачей за ответственную медицину (Physicians Committee for Responsible Medicine), борющегося за права животных и пропагандирующего вегетарианство.

Много лет назад, во время исследований аллергических реакций у людей для защиты докторской степени, Чэд Сандаски использовал в экспериментах и умертвил множество грызунов. 64-летний фармаколог и токсиколог сейчас работает над тем, чтобы убедить компании по производству химикатов и пестицидов проводить эффективные эксперименты с использованием компьютерных тестов или других методов без вовлечения животных. «Отрабатываю мою плохую карму», - говорит он.

Трансформация взглядов мистера Сандаски происходила постепенно. Он начал заниматься исследованиями с использованием грызунов и других животных для Управления по охране окружающей среды (Environmental Protection Agency) и пришел к выводу, что опыты на животных требуют много денег и времени, а результаты не оправдывают жертв.

Чэду Сандаски и другим активистам удалось заставить компании обратить внимание на проблему использования грызунов в опытах.

Но едва ли использование крыс и мышей в экспериментах прекратится полностью. Поэтому защитникам животных остается создавать лучшие условия жизни для лабораторных крыс и мышей.

«Эти животные 24 часа в сутки находятся под наблюдением и не имеют возможности делать что-то, кроме как пить воду и есть таблетки – ну, можете представить», - говорит мистер Сандаски.

Активисты из организации «Люди за этичное обращение с животными» (People for the Ethical Treatment of Animals) призывают: «пустые клетки вместо бóльших клеток», однако они же составили список требований к частным компаниям с целью изменить их отношения к содержащимся в клетках мышам и крысам.

Состоящее из 15 страниц требование к «улучшению условий содержания» призывает обеспечивать крыс специальными материалами, которые они могли бы грызть для снятия стресса. Также требуются свежие спальные места (но не совсем новые, потому что некоторым самцам грызунов важен знакомый запах дома), и высокие проволочные крыши у клеток.
Отдельно упоминается о том, что для полноценной жизни грызунам необходимы специальные игрушки и укрытия. Непрозрачные пластмассовые конструкции дадут ощущение защищенности, необходимое для грызунов, - пишут представители PETA.

Когда Джессика Сэндлер (Jessica Sandler), руководитель отдела PETA по наблюдению за экспериментами, требует от компаний более гуманного отношения к лабораторным грызунам, она употребляет слово «животные»: «Я никак не акцентирую внимание на том, что речь идет о мышах и крысах. Множество тестов проводится на кроликах и морских свинках, таким образом я включаю в своё обращение и их. Многие люди с большей симпатией отнесутся к милому кролику».

Несколько лет назад во время встречи с представителями компании Дженерал Электрик (General Electric Co.), подписавшей контракт с компаниями, которые используют грызунов в тестах безопасности пластиковых материалов, зоозащитники выдвинули простое требование: твердая поверхность в клетках грызунов.
«Неспециалист может подумать: неужели действительно так уж необходимо это для животных? Но наши ученые решили, что это важно и достаточно несложно сделать. Мы не стали отметать это как несущественное или смешное», - сказал Гэри Шеффер (Gary Sheffer), представитель Дженерал Электрик.

Эмбер Эллиджер (Amber Alliger) пишет докторскую диссертацию на кафедре психологии в Хантер Колледже Нью-Йорка, посвященную изучение пользы для науки в связи с улучшением защиты животных в лабораториях.
«Как только крысы познакомятся и привыкнут к своим хозяевам, они становятся очень нежными. Некоторые люди позволяют крысам вылизывать им ресницы и даже зубы», - говорит мисс Эмбер. «Это очень нежные зверьки. Если крысы вас покусывают, и вы вскрикнете, они решают: ой, это, наверное, было больно, - и перестают кусаться».

Эмбер Эллиджер нашла новые дома для множества грызунов, которых ранее использовала в своих экспериментах.

Её подруга, Карен Борга (Karen Borga), приютила семерых из них – черных крыс с «капюшонами», получивших своё название из-за того, что кажется, будто они носят черные пальто с капюшонами на своих белых тельцах. Мисс Борга утроила крыскам дом в синем портативном контейнере для кошек, который оборудовала крысиным гамаком и специальной конструкцией, создающей дополнительное спальное место.

(на фото - Карен и её питомцы)

Пока Карен рассказывала об устроенных ею приспособлениях, трое из семи крыс, по имени Семь, Восемь и Одиннадцать (мисс Борга оставила крысам их лабораторные имена), бегали по дивану. Семь перепрыгнул через препятствие из пластмассовой трубки, а потом заполз Карен в рукав.
«Так крысы чувствуют себя в безопасности, они любят прятаться. Именно так они привыкают к человеку», - говорит Карен.

источник: Their Calling Is Defending Rats, Yet These Folks Aren't Lawyers

Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт
http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...