Wednesday, January 28, 2009

Фонд Бриджит Бардо против меха / France/Fondation Brigitte Bardot: Anti-Fur Campaign


(надпись на плакате: "Я тоже жертва моды, также как вы!"
1 жилет = 20 кроликов
1 сумка = 4 кролика)

Плакаты в рамках новой рекламной кампании Фонда Бриджит Бардо (The Brigitte Bardot Foundation), направленной на привлечения внимания общественности к тяжелому положению животных в меховой промышленности, появились вокруг Парижа и в нескольких провинциальных городах.


(надпись на плакате: «Я хочу одеваться, как мои друзья»
1 капюшон = 1 волк)

Три плаката изображают покупателей (девушка с жилетом и сумкой из кроличьего меха, юноша в куртке с меховым капюшоном и женщина в шубе) стоящими перед убитыми животными.

«Французская ассоциация меха», созданная в сентябре 2008 года, отреагировала формальной жалобой соответствующим властям (Advertisements Professional Regulation Authority), осуждая «жестокость» антимеховой кампании.


(надпись на плакате: «Посмотри, какая я шикарная, это стоит твоей смерти!»
1 шуба = 10 бельков
Носить мех - нести смерть!)

Однако настоящее насилие проявляется в ежедневных мучениях миллионов лисиц, норок, шиншилл и других животных, которых держат в проволочных клетках на интенсивных пушных фермах, - заключенные в неволю, где им отказано в удовлетворении естественных физических и поведенческих потребностей. Эти животные, лишенные возможности рыть норы или плавать, сходят с ума, начиная калечить сами себя.

Производство меха чрезвычайно загрязняет окружающую среду, - как и любое интенсивное животноводство, когда после жизни, полной мучений, животных травят газом, убивают электрическим током, зачастую сдирая кожу, когда несчастные создания еще живы, что можно видеть на рынках Китая.

Некоторые производители меха стали указывать «отслеживаемое происхождение» их товара... Однако достоверность такого «отслеживания» была поставлена под большой вопрос, когда несколько дней назад в Париже были конфискованы более 4000 пальто и курток с воротниками и капюшонами, отделанными мехом собак и кошек, - хотя на ярлыках мех был указан как «синтетический».

Если возможно выдавать настоящий мех за искусственный, то столь же легко можно выдавать любые виды кожи за какие-то другие материалы. Если вы сомневаетесь – лучше всего вообще отказаться от приобретения меховых изделий, даже если они значатся как «синтетические», что зачастую неправда.

Нельзя забывать и о 50 миллионах животных (даже не включая кроликов), которых убивают каждый год для прокорма пушных животных.

источник

Бриджит Бардо, защитница прав животных и активная противница мехоношения, заявила, что обдумывает возможность покинуть Францию, её родину, и поселиться в Швеции, поскольку эта страна с большим сочувствием относится к проблемам, волнующим актрису.

Как сообщают, Бриджит Бардо сказала: «В отличие от [Греты] Гарбо, покинувшей Швецию и жившей в США, я, возможно, покину Францию ради Швеции, потому что сейчас я чувствую себя гораздо ближе к шведской восприимчивости и чувствительности, чем к французской бесчувственности».

Бриджит Бардо, которая в настоящее время руководит Фондом за права животных, недавно написала премьер-министру Швеции Горану Перссону, заявив, что его нация - одна из тех немногих, «кто уделяет внимание благополучию животных».

Также Бриджит Бардо осудила французское правительство за нападки на предложение Швеции ввести новые правила Еврокомиссии об условиях выращивания норок.

«Мне стыдно за вмешательство моего правительства», - сказала Бриджит Бардо.

источник

Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://elena-kuzmina.blogspot.com/

**
"Брижит Бардо не смогла, как мне кажется, осуществить переход от детства к взрослой жизни. Просто она перешла от плюшевых зверюшек к живым — из плоти и крови. Все газеты последние двадцать лет пишут о ее крестовом походе в защиту брошенных собак или обезьян, над которыми производят разные научные опыты,— в защиту всех, кто страдает и не может пожаловаться. Брижит, которая отказалась поехать в Голливуд, чтобы заработать состояние, потому что не любит ездить, отправилась на край света, на Аляску, чтобы спасти детенышей тюленей".

(Из воспоминаний бывшего мужа Б. Бардо)

Tuesday, January 27, 2009

Нидерланды: выгодные страховые полисы вегетарианцам / The Netherlands: vegetarians get discount health insurance

Еще в 2007 году Голландия стала первой страной в мире, где вегетарианцы имеют право на скидки при страховании здоровья – благодаря своей диете. По данным журнала Ode, где опубликована эта информация, политика под названием VegePolis «основана на том, что люди, которые решили не есть мяса, ведут более здоровый образ жизни». Кроме того, вместе со страховкой обеспечивается 10 % скидка на вегетарианские обеды, а часть дохода от страхования направлена группам защитников животных.

**
Для вегетарианцев меньше риск возникновения заболеваний коронарной артерии, гипертонии, тучности и некоторых форм рака.
По данным Национального центра статистики здоровья (National Center for Health Statistics) за 2006 год, в Америке 140 миллионов человек в возрасте 20 и больше лет имеют лишний вес – среди них 72 миллиона мужчин и 68 миллионов женщин. 30 миллионов мужчин и 36 миллионов женщин страдают ожирением. «Лидируют» афро-американки: среди них 79.6 % с лишним весом и 51.1 % с ожирением.
У детей в возрасте от 6 до 11 лет число страдающих лишним весом увеличилось от 4 % в период с 1971 по 1974 гг. до 17.5 % в 2006 году. Для подростков от 12 до 19 лет эти цифры выросли от 6 % до 17 %.

Нидерланды стали первой страной мира, в которой вегетарианцы получают дисконтное страхование здоровья. Эта политика – VegePolis – проходит под девизом: люди, которые не едят мясо, ведут более здоровый образ жизни. Нидерланды также рассматривают политику страхования здоровья для некурящих и тех, кто не курит и не пьёт. Нико Коффеман (Niko Koffeman), бизнесмен и защитник прав животных, полагает, что те, кто ведет более здоровый образ жизни, должны пользоваться определенными финансовыми бонусами. Эта политика была введена Agis Zorgverzekeringen и Stichting PreventiePolis. Помимо преимуществ в страховании здоровья, участники программы получают 10 % скидки на вегетарианские обеды в сети ресторанов вегетарианского союза Нидерландов. Часть доходов от страхования идет на поддержку групп защитников животных.

По данным Evana.org, 12 июня Нико Коффеман вступил в должность как первый сенатор в мире, выступающий за права животных. Голландские политические деятели в защиту прав животных постоянно предпринимают шаги в поддержку новых групп «Партии за права животных» (Party for the Animal). Подготовка и ассимиляция групп сторонников «Партии за права животных» началась в Великобритании, Германии, Испании, Франции, Канаде и Австрии.
Председатель партии и Член парламента, Марианн Тим (Marianne Thieme) была названа голландской парламентской прессой «Политическим талантом 2006 года». Также самым известным изданием о сельском хозяйстве Марианн Тим названа «самой влиятельной женщиной, выступающей гарантом прибыли фермеров в Нидерландах». А женский журнал Viva присудил ей звание «Самый пикантный политический деятель Нидерландов».

**
Страхование Друзей Животных (Animal Friends Insurance) в Великобритании начало программу «Никакого мяса - страхование этического образа жизни» (No Meat Rewards ethical life insurance). Также предоставляется более дорогостоящее страхование жизни для людей, которые питаются мясом, а также страхование здоровья для котов и собак; 100 % чистой прибыли направляется благотворительным организациям в защиту животных.
Говорит Управляющий директор Элайн Фэрфакс (Elaine Fairfax): «Система страхования жизни обязана признать тот факт, что вегетарианская диета имеет положительное влияние на продолжительность жизни и, следовательно, уменьшает страховые взносы».

источники: 1, 2, 3
Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт
http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Monday, January 26, 2009

Всемирный день за отмену употребления животных в пищу / Jan. 31 2009 World Day for the Abolition of Meat

31 января 2009 - первый Всемирный день за отмену употребления животных в пищу

Что такое Всемирный день за отказ от мясоедения?

Международный день против мясоедения планируется проводить для распространения информации и как призыв отказаться от убийства животных в пищу. Каждый час в мире убивают 6 миллионов разумных и чувствующих существ в пищу человеку! Эта цифра даже не включает в себя рыб и других морских животных, которые, безусловно, также нуждаются в нашей защите. Потребление мяса провоцирует больше мучений и смертей, чем любая другая деятельность человека, кроме того, оно ничем не оправдано.

Группы активистов выступят в поддержку идеи отказа от мяса (и других продуктов животного происхождения). Активисты не только пропагандируют вег(етари)анство, но и призывают общество полностью отказаться от убийства животных в пищу. Мы надеемся, что данная инициатива с годами разовьется и будет способствовать активизации движения за права животных. Важно обращаться к людям не только как к потребителям, но и как к гражданам – так, как делают активисты, выступающие против рабства: хоть и являются небольшой группой, они организовали бойкот использованию рабского труда при производстве сахара, а также четко заявили о необходимости отмены рабства. Чрезвычайно важно сегодня заставить общество в целом протестовать против убийства животных из-за мяса, чтобы в дальнейшем общественные дебаты по поводу законности этой практики стали неизбежными.

31 января 2009 года будут организованы конференции, уличные шествия, распространение листовок и информационные стенды с целью донести до граждан мысль о том, что потребление мяса этически не оправдано и поэтому должно быть отменено - так же, как в своё время было отменено рабство людей.

Видео о первом мероприятии, проведенном швейцарскими активистами в 2007 году.

Присылайте нам информацию, если планируете проведение акций в вашей стране.
meat.abo.day[at]gmail.com

В этом году акции планируется провести в Италии, Франции, Швейцарии, Германии, на Багамских островах и в Нигерии.

Вопросы и ответы о движении за отмену мясоедения (англ.)

источник - эл. рассылка; сайт
Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт
http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Friday, January 23, 2009

Микки Рурк в поддержку программы по стерилизации животных-компаньонов / Mickey Rourke in New Animal Birth Control (ABC) Ad

Знаменитый актер и бывший профессиональный боксёр, Микки Рурк (Mickey Rourke) стал легендой благодаря своим выступлениям, - как на экране, так и за кадром. Микки создал для себя нишу в киноиндустрии, воплощая образы крутых парней, нарушителей спокойствия. Актер сыграл главные роли в незабываемых кинолентах, среди которых – один из самых знаменитых фильмов года, «Борец» (The Wrestler).

Посмотрите электронную открытку от Микки Рурка

Один из отъявленных плохих парней Голливуда, Микки – который всегда держит удар и никогда не уходит от боя – еще и настоящий чемпион для животных. Когда этот бескомпромиссный актёр со слабостью к животным получил возможность поработать со своим любимым пёсиком породы чихуахуа по кличке Джоус (Jaws), он не смог устоять.
Микки и Джоус снялись для недавней рекламной кампании организации «Люди за этичное обращение с животными» (PETA) в поддержку стерилизации. В своём ироничном выступлении Микки и Джоус убеждают людей «иметь мужество [в английском игра слов: сojones – анат. «яички», а также «мужество, присутствие духа»] создать вашей собаке хорошие условия для жизни. Когда собаки беременеют, рождаются никому не нужные щенки, которые становятся бездомными».

«Имейте мужество устроить жизнь своих собак», говорит Микки Рурк в новой рекламной кампании в поддержку стерилизации животных-компаньонов против перенаселенности. Ежегодно люди оставляют в приютах миллионы нежеланных собак и кошек. Приюты переполнены, большинству животных, по сути, грозит смерть. Другие неудачливые нежеланные животные оказываются выброшенными на улицу, на произвол судьбы. Они становятся жертвами дорожного движения, болезней, страдают от голода и непогоды. Некоторых животных крадут дилеры для использования в лабораторных исследованиях или как приманку в собачьих боях.

Решение во избежание всех этих ужасов для животных – простая операция по стерилизации.

Интервью с Микки Рурком и его питомцами Джоус и Локи (на англ.)

Микки Рурк: «Заводя домашнего питомца, вы должны помнить, что несёте ответственность за жизнь этого животного. Вы должны уделять ему внимание, чтобы он знал, как вы его любите и как он необходим вам. Когда человек одинок, порой всё, что у него есть – это его собака. Поэтому мои собаки так много значат для меня».

Поддержите работу организации «Люди за этичное обращение с животными» (PETA) ради улучшения жизни собак, кошек и всех животных, страдающих от жестокости и пренебрежительного отношения.

Подпишите петицию, обязуясь делать всё возможное для борьбы с появлением бездомных животных:
Бездомные бывают не только среди людей. Приюты для животных в США вынуждены убивать 4 миллиона кошек и собак ежегодно, потому что животных очень много, а домов, где их могли бы приютить и дать любовь – слишком мало. Вы можете помочь предотвратить гибель животных – программа проста, как азбука: контроль за рождаемостью (Animal Birth Control)!
Никогда не покупайте у заводчиков и в зоомагазинах.
Берите в приютах.
Всегда стерилизуйте.


Текст петиции:
Я хочу прекратить бездомность животных. Подписывая петицию, я обещаю поддерживать программу по контролю за рождаемостью, стерилизуя моих животных-компаньонов, просвещая других рассказами о важности стерилизации и не покупая животных у заводчиков или в зоомагазинах.

Расскажите своим друзьям и знакомым о преимуществах программ по стерилизации животных-компаньонов.

источник; источник
Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт
http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Wednesday, January 21, 2009

Лиза Эдельстин (aka Доктор Кадди) о спасенных ею собаках (интервью) / Lisa Edelstein (doctor Cuddy) - The Florence Nightingale of Dogs

Родилась 21 мая 1966 года;
американская актриса и драматург;
в настоящее время снимается в роли доктора Лизы Кадди в знаменитом телесериале «Доктор Хаус» (House M.D.)
Она веган (строгая вегетарианка; см. статью) – не употребляет в пищу и не носит никаких товаров животного происхождения.
Посвящает время работе в приюте для животных «Best Friends».
больше об актрисе Лизе Эдельстин

Доктора медицины Кадди из телесериала "Хаус" часто называют Флоренс Найтингейл для собак [Florence Nightingale (1820 — 1910), сестра милосердия и общественный деятель Великобритании - прим. перев.].

После долгих лет оттачивания мастерства в кино- и телефильмах, воплощая такие яркие личности как девушка по вызову и подружка Роба Лоуи в фильме «Западное крыло» (The West Wing); трассексуал в «Элли МакБил» (Ally McBeal) и лесбиянка в «Относительности» (Relativity), Лиза Эдельстин получила завидную роль в медицинской драме «Доктор Хаус», заслужившей шумное одобрение критики. Она играет главу больницы и начальницу блистательного доктора Грегори Хауса (Хью Лори/Hugh Laurie).
«Для меня необычно так долго играть в одном и том же телесериале. И я очень рада быть здесь», - говорит Лиза Эдельстин о своей роли.

Еще Лизу радует её домашний зверинец – кошка и трое собак. Все они – спасённые животные, каждое – со своей уникальной историей, повлиявшей на представление актрисы о том, что означает делать всё возможное, когда речь заходит о животных.

Выросшая в Уэйне, штат Нью-Джерси, Лиза вспоминает поворотный момент своей юности, который повлиял на её будущее как спасателя животных:

«Меня, можно сказать, удочерила соседская кошка. Все члены моей семьи были аллергиками на шерсть, но мы с этой кошкой стали просто не разлей вода. Потом она стала приносить в наш дом приплод. Это было в те времена, когда люди еще не понимали, что домашних животных необходимо стерилизовать. Это была чужая кошка, выбравшая меня своей хозяйкой. Она несколько раз рожала в нашем доме котят, и мы всем им подыскивали дом.
Это стало для меня первым уроком – мне рассказывали, что случилось с котятами, которых я выращивала; оказывалось, что котята так или иначе погибали или что их бросали. Это было невыносимо. Мне было лет 12 или 13. Я безутешно рыдала над каждой такой историей; было трудно поверить, что люди могут быть такими идиотами. Они просто не задумывались о судьбе животных.
Я всегда любила животных. Но это стало началом пробуждения во мне чувства защитницы. Я по-настоящему злилась на людей. Все те грустные истории уже случились; я ничего не могла изменить – только учиться».

И она научилась, открыв своё сердце и дом – сначала кошке по имени Баг, которой сейчас 15 лет, а затем трём собакам.

Первой появилась собака по кличке Сэндвич (Sandwich), «дочь беспризорной собаки. Её нашла и подобрала моя подруга. В итоге мы с девушкой, приютившей эту собаку (она назвала её Хиро / Герой), стали жить под одной крышей.
Но потом собаку сбила машина, а девушка-опекун не смогла с этим справиться. У неё не было навыков ухода за раненым животным, к тому же теперь, когда собака была тяжело ранена, она не хотела ею заниматься. Вот так Герой стала моей собакой, а девушку я прогнала из моего дома. В шутку я всегда называла собаку не Герой, а Сэндвич. А потом это имя стало постоянным, поскольку я не хотела никаких напоминаний о мучениях, которые перенесла эта собака. Сэндвич – помесь овчарки, ей сейчас около 11 лет».

Потом появился Вулф-И (Wolf E), «дворняжка, отчасти похожий на эскимосского шпица, только неправильного окраса, более золотистого. Его нашли во время съемок фильма, и пёс оказался у моего соседа, который занял у меня ручной шлифовальный станок. Когда я пришла забрать станок, пёсик буквально упал к моим ногам. Сосед сказал, что не знает, что с ним... он просто оставил его во внутреннем дворе на весь день. Я спросила, нельзя ли мне взять этого пса на время, а на следующий день решила оставить его насовсем.
Я принесла Вулф-И к ветеринару, - по совпадению, тому самому, который ранее уже осматривал пса; у него были все рентгеновские снимки, так что мы знали, что спина пёсика не сломана – у него была какая-то неврологическая проблема. Нужна была операция на глазу; он не мог ходить, случались приступы - в общем, был едва живой. Взгляд Вулф-И потух – казалось, он просто ждет смерти. Я стала замечать, что приступы случались, когда пес был взволнован; это напоминало нервный тик. Чем более уверенным он себя чувствовал в доме и среди других моих собак – тем реже случались приступы, а потом совсем прошли. Понемногу он учился ходить. Его походка напоминала мультяшного скунса Пепе ЛеПью (Pepé Le Pew), знаете, вверх-вниз. Ходит он горделиво, а вот его бег - это серия прыжков. Выглядит красиво и люди думают, что я специально тренировала его, хотя на самом деле это из-за травмы мозга этого пёсика. У него больше не бывает приступов, а специальный уход состоит только в особом питании – его я кормлю отдельно. У меня Вулф-И живет уже 10 лет, а всего ему, думаю, около 15 лет».

Лиза продолжает рассказ:
«И наконец, у меня есть собака Бумпа (Bumpa). Её нашли около стадиона Доджер. Собака эта сменила массу владельцев, а ко мне попала во время гаражной распродажи. Мне сказали, что она очень похожа на хилера [порода собак-пастухов] – невысокая, коренастая и очень быстрая. Из всех моих собак она больше всего похожа собственно на собаку - и перенесла меньше всего травм. Бумпа не вполне очеловечилась, как Сэндвич, которая стала почти как человек, поскольку нуждалась во внимании и заботе после той автодорожной аварии. С Сэндвич я пробыла целый месяц; приходилось следить и помогать, когда ей нужно было в туалет, потому что собака не могла ступать на задние лапки. Она очень привязана ко мне, как и Вулф-И из-за его специального ухода.
А у Бумпы такой характер – она не требует особого внимания, хотя если ей его не уделять, забивается в угол и жует свою лапу. У неё - эмоциональные проблемы, обычные для брошенных собак, возникшие из-за отказов от неё прежних хозяев».

У каждой собаки сложились особые отношения с Баг (Bug), кошкой, которую Лиза взяла 9-месячным котенком.

Лиза рассказывает: «Когда у меня оказалась собака Сэндвич, которая тогда была меньше, чем кошка Баг, они вдвоём были похожи на картинку с открытки: смешные и невозможно симпатичные! Садились рядышком на порог и наблюдали закат солнца.
Так что Сэндвич была рядом с Баг всю свою жизнь. У Вулф-И тоже никаких проблем с кошкой. Ему поначалу было так плохо, что он не понимал, где находится, не говоря уже о том, чтобы думать о кошках. Мне кажется, он не делает разницы между нами – мной, собаками и кошкой. Ему вполне уютно в собственном мире. С Бумпой не пришлось работать, приучая к кошке. Баг и Бумпа даже немного одержимы друг другом. У кошек и собак разный язык тела, им друг друга не понять. А поскольку Бумпа - хилер, пастушья собака, она всегда словно бы пасёт кошку.
А Баг начинает тереться о лапы Бумпы, о её спинку, - и это совсем не то, чего ожидала Бумпа! У них очень смешные и странные отношения: кошка Баг всем сердцем любит собаку Бумпу, но Бумпа абсолютно не понимает Баг.

Мне много раз приходилось спасать животных и находить для них дом. Но эти трое – мои собаки. Я всегда знала, что они останутся со мной».

Лиза – активная сторонница общества «Лучшие друзья животных» (Best Friends Animal Society; фото справа с вебсайта этого общества), о котором узнала лет восемь назад, когда на одной из вечеринок на пляже Малибу пожалела умирающую чайку.

Лиза говорит: «Я участвовала во многих мероприятиях общества. Сначала я помогала подыскивать животным новые дома, заходила к людям с собаками из городских приютов. Первые два раза были невероятно сложными. У меня были собаки, которых было трудно пристроить и пришлось вернуть в приют, где их убили... Я рыдала. Меня пожалели и перестали давать подобные задания, с собаками из приютов.
Теперь я посещаю мероприятия общества, разговариваю с людьми и выступаю на сцене, рассказывая о собаках, которые ищут дом. Если я привязываюсь к какой-то одной собаке, то очень переживаю; это просто выше моих сил.
Еще я бываю на вечеринках «Best Friends Lint Roller Party», когда свободна от работы».

Также Лиза Эдельстин прошлой осенью участвовала в программе the Rescue for Ruffugees, которая занималась животными, спасенными после урагана Катрина, но оставшимися без крова:

«Работая с «Лучшими друзьями животных», я познакомилась с участниками New Leash on Life, Much Love и других зоозащитных групп. Кто-то сказал, что в аэропорту Van Nuys, куда прибывали животные с северной части побережья Мексиканского залива, нужна поддержка знаменитостей, чтобы привлечь внимание прессы. Печально, но факт. Это непросто и причиняет боль.
Не скажу, что я прекрасно чувствую себя в приютах для животных. По некоторым причинам мне легче справляться с человеческими трагедиями, чем переживать несчастья животных. Уверена, потребуются годы терапии, чтобы понять причину. Я просто чувствую, что мы – защитники животных, мы несём за них ответственность. Несчастные кошки и собаки, которых привозили в тот день, были в ужасном состоянии. Мне всегда хочется взять себе еще собаку, особенно в подобной ситуации, но у меня дома уже есть трое собак и кошка, о которых я должна заботиться».

Лиза продолжает:
«Великолепно, когда каждый оказывается там, где, как он сам чувствует, сможет принести пользу, сделать больше. Вы не обязаны действовать так же, как кто-то рядом с вами. Вы должны найти свой особый дар и способности; они есть у каждого. Имей мы все одинаковые способности, ничего бы не сработало.
Моя роль - быть лицом и голосом. Я могу выступать, у меня есть энтузиазм. Да, мне приходилось проявлять практичность, действовать, когда я сталкивалась с животными в своей жизни, но в большем масштабе это для меня очень болезненно. Я умею обращаться один на один с животным, требующим особой опеки. Я собираюсь с силами; это не убивает меня эмоционально. Но так происходит не с каждым человеком. Как та девушка, которая первой взяла собаку Сэндвич - она просто не могла с этим справиться; с ней собака могла погибнуть.
Если я забочусь об одном животном, я контролирую процесс, знаю, какая именно помощь оказана; могу что-то изменить. И даже если это животное умрет, я знаю, что сделала всё возможное.
В ситуациях с приютами или в дни, когда проводят акции по розыску хозяев для собак, я ничего не контролирую, мне трудно на что-то повлиять. Я окружена трагедиями и бессильна. Напоминает ситуацию с людьми, которые занимаются спасением животных и берут по 300 собак... ни одна из которых потом не получает надлежащего ухода. Этими людьми двигали добрые побуждения, они пытались спасти всех – но не могли. Таким людям не стоит идти в приюты; они не умеют сказать «нет». А нужно уметь отказать – потому что иначе нанесешь вред. Ужасный выбор, который всё же необходимо сделать. Я не создана для такого, но способна действовать в ситуации один на один, с конкретным животным.

Отношения с животными поначалу могут быть сложными; но межвидовые различия становятся настоящим чудом. Мои животные обладают невероятно развитой интуицией; это очень любящие существа, я многому у них учусь.
Мы очень много общаемся, я и мои животные; я всё время с ними разговариваю.
Думаю, всё началось с Сэндвич... необходимость убедить животное, которое хочет умереть, не делать этого – особый процесс. Собаке было 4 месяца; у нее были разбиты кости таз, сломана нога, ей вправляли бедро и не позволяли ходить. Приучение 4-месячной собаки не ходить, пока ты не разрешишь... выяснение, каким образом можно её поднять… нужно было, чтобы она лежала абсолютно спокойно, когда я её поднимала. Мне приходилось брать её, словно поднос. Малейшее движение – и собака начинала кричать. И Сэндвич выучилась лежать неподвижно, когда я её брала, потом медленно несла, наклоняла и держала под грудку, чтобы она смогла сходить в туалет. Мы должны были отлично понимать друг друга, чтобы она знала, что именно я делаю и зачем… и она всё поняла. Всю процедуру мы проделывали по три раза в день. Это стало началом осознания того, что нет никаких барьеров – дело лишь в том, чтобы уделять достаточно внимания. Думаю, это поддерживало меня в моих отношениях с животными. Я так благодарна за это!
Для меня удивительно, как два разных вида способны общаться… даже если не могут этого делать наиболее удобным для себя способом.
Замечательно: я рассказываю людям, как много они могут сделать для животного, от которого другие просто отказались. Вы действительно можете сделать мир лучше.

Две из моих трёх собак уже были готовы умереть, когда попали ко мне. Одной из них теперь 11 с половиной, другой – 15 лет».

(Вы можете видеть Лизу Эдельстин в теледраме «Доктор Хаус». Как говорит Лиза: «Я - глава телевизионной клиники, которой, чтобы оставаться открытой, нужен рейтинг»).

источник: The Dean of Medicine on TV’s House Is Often Called The Florence Nightingale of Dogs, 2006

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Tuesday, January 20, 2009

Том Реган. Эссе «Аргументы в пользу прав животных» (окончание) / The Case for Animal Rights, An Essay by Tom Regan (part 2)

Том Реган (Tom Regan), род. 28 ноября 1938 года в Питтсбурге, Пенсильвания, - американский философ, специализирующийся в области прав животных.

начало эссе

Серьезные проблемы для утилитаризма возникают, когда мы напоминаем себе, что он предписывает нам вызывать своими поступками наилучшие последствия. Что это значит? Это не значит наилучшие последствия только для меня или для моей семьи и друзей, или для любого другого отдельно взятого человека. Нет! Нам надо сделать, приблизительно, следующее: свести (как угодно!) удовольствия и неудовлетворенность каждого человека, на которого может повлиять наш выбор – удовольствия в одной колонке, неудовлетворенность - в другой. Мы должны просуммировать количество в каждой колонке для каждого имеющегося в нашем распоряжении варианта. Именно поэтому данная теория называется собирательной. И наконец мы должны выбрать тот вариант, который, предположительно, даст наилучший баланс общего числа удовольствий против суммарных неудовлетворенностей. Любой поступок, который привел бы к этому результату - тот, в выполнении которого находится наша нравственная обязанность. И поступок этот может оказаться совсем не тем, который осуществил бы наилучшее для каждого индивидуально.

Тот факт, что утилитаризм – теория собирательная, - является ключевым её недостатком. Моя тётя Беа - стара, малоподвижна, капризна и угрюма, хотя физически здорова. Она предпочитает продолжать жить. Еще она довольно богата. Я бы мог озолотиться, если бы сумел наложить руки на её деньги - деньги, которые она и так собирается оставить мне после своей смерти, но которые отказывается отдать мне сейчас. С целью избежать ощутимого налогового укуса, я планирую пожертвовать солидную сумму моего дохода местной детской больнице. Очень многие дети выиграют от моей щедрости, и их родные и друзья будут счастливы. Если я не получу денег в обозримом будущем, все эти замыслы будут сведены к нулю. Выпадающий раз в жизни шанс совершить реальное убийство будет потерян. Почему бы, в самом деле, не убить тётю Беа?

Конечно, меня могут поймать. Но я же не дурак, и, кроме того, в смысле сотрудничества могу рассчитывать на ее врача (он положил глаз на те же инвестиции, и я случайно узнал кое-что о его тёмном прошлом). Дело можно провернуть... профессионально, скажем так. Опасность быть пойманным невелика. А что касается моей страдающей от чувства вины совести, то я – находчивый парень и обрету ощутимое утешение, созерцая радость и здоровье, дарованное мною столь многим людям.

Предположим, что тётя Беа убита, и финал истории таков, как сказано выше. Сделал ли я что-то не так? Что-то безнравственное? Можно сказать, да. Не из-за утилитаризма. Поскольку мой поступок вызвал наилучший баланс между суммарными удовлетворением и неудовлетворенностью всех затрагиваемых результатом, мои действия не ошибочны. Убивая тётю Беа, врач и я совершали то, чего требовал долг.

Подобные аргументы можно приводить раз за разом, иллюстрируя, каким образом позиция прагматика ведет к результатам, которые непредвзятые люди считают безнравственными. Убивать тётю Беа в имя осуществления наилучшего для других – неправильно. Достойный финал не оправдывает низменных средств. Любая адекватная нравственная теория должна объяснять, почему это так. В этом смысле утилитаризм терпит крах и не может быть искомой нами теорией.

Что же делать? С чего начинать заново? Думаю, следует начать с мнения прагматиков о ценности индивидуума – точнее, об отсутствии ценности. Предположим, что вы и я, например, действительно имеем ценность как индивидуумы – то, что называют неотъемлемым, врожденным достоинством. Заявить, что мы имеем такую ценность, значит сказать, что мы – нечто большее, нечто иное, чем просто ёмкости, сосуды. Более того, чтобы убедиться, что мы не выстилаем путь таким несправедливостям как рабство или гендерная дискриминация, мы должны верить, что все, кто имеет неотъемлемую ценность, обладают ею в равной степени, независимо от их пола, расы, религии, места рождения и так далее. Подобным образом, как не относящиеся к делу следует отбросить талант или навыки, умственные способности и богатство, личность или патологию, то, любят и восхищаются ли человеком или презираются и ненавидят его. Гений и умственно отсталый ребенок, принц и нищий, нейрохирург и продавец фруктов, мать Тереза и самый нечистый на руку продавец подержанных автомобилей - все обладают неотъемлемой ценностью, обладают в равной степени; все имеют равные права на то, чтобы с ними обращались уважительно, не низводя до статуса вещей, словно они существовали бы в качестве ресурсов для других. Моя ценность как индивидуума не зависит от степени моей полезности для вас, а ваша не зависит от полезности для меня. Для любого из нас относиться к другим без проявления уважения к их безотносительной ценности – значит действовать безнравственно, нарушать права индивидуума.

Определенные рациональные достоинства этой точки зрения – которую я называю правовой точкой зрения – очевидны. В отличие от (незрелого) контрактуализма, например, правовое мнение в принципе отрицает нравственную терпимость каждого и все формы расовой, сексуальной или социальной дискриминации; и, в отличие от утилитаризма, это мнение в принципе отрицает тот факт, что можно оправдать хорошие результаты, достигнутые с использованием недостойных, подлых средств, нарушающих права индивидуума – например, отрицает тот факт, что было бы нравственно убить мою тётю Беа, чтобы получить результат, выгодный для других. Это санкционировало бы грубое, непочтительное отношение к человеку во имя социальной пользы, - то есть то, чего никогда не позволило бы правовое мнение.

Уверен, правовое мнение, с рациональной точки зрения – самая удовлетворительная нравственная теория. Она превосходит все остальные теории в той степени, в которой освещает и объясняет основы наших обязанностей по отношению друг к другу – сферу человеческой этики. В этом смысле правовая точка зрения – теория, оснащенная наилучшими доводами и аргументами. Конечно, если бы было возможно показать, что в пределы её действия включены только люди, то я, как человек, уверенный в правах животных, вынужден был бы искать в другом месте.

Но попытки ограничить сферу действия этой правовой теории только людьми дефектны, неполноценны с рациональной точки зрения. Это правда, животные не обладают в полной мере способностями, которыми обладают люди. Они не умеют читать, заниматься высшей математикой, делать книжные шкафы, например. Кстати, как и многие люди. И тем не менее мы не можем (и не должны) говорить, что поэтому они (эти люди) обладают меньшим неотъемлемым достоинством, ценностью; меньшими правами на уважительное обращение, чем остальные. Самое главное – это не различия, а подобия между людьми, которые наиболее очевидно, неоспоримо обладают этой ценностью (люди, читающие это эссе, например). И самая главная, основная общая черта проста: каждый из нас - субъект, приобретающий жизненный опыт, сознательное существо, обладающее индивидуальным благосостоянием, которое важно для нас, безотносительно его полезности для остальных.

Мы имеем желания и проявляем предпочтения, верим и чувствуем, вспоминаем и ожидаем. Все эти измерения нашей жизни, включая удовольствие и боль, радость и страдание, удовлетворение и неудовлетворенность, существование во времени или несвоевременную смерть – всё имеет значение для качества жизни, переживаемой нами как индивидуумами. Поскольку то же самое верно в отношении интересующих нас животных (тех, кто съеден и пойман в капкан, например), - то их так же следует рассматривать как субъекты, получающие жизненный опыт и обладающие врожденной, неотъемлемой ценностью.

Есть некоторые люди, сопротивляющиеся идее, что животные имеют врожденную и неотъемлемую ценность, достоинство. «Такую ценность имеют только люди», - утверждают они. Как можно защищать этот ограниченный и устаревший взгляд? Должны ли мы сказать, что только люди имеют необходимый интеллект, или независимость, или здравомыслие? Но ведь существует много, очень много людей, которые не соответствуют этим стандартам, и тем не менее логично считаются обладателями ценности и значения, безотносительно их полезности для других. Должны ли мы утверждать, что только люди принадлежат к правильному виду, виду Homo sapiens? Но это вопиющий спесиецизм. Нужно ли сказать, что все (и исключительно) люди обладают бессмертными душами? Тогда наши противники будут просто разорены. Сам я настроен доброжелательно к суждению о существовании бессмертной души. Лично я очень надеюсь, что у меня она есть. Но я бы не хотел основывать свое мнение на спорной этической проблеме, исходящей из еще более спорного вопроса о том, кто или что имеет бессмертную душу. Это означает зарываться глубже в дыру, а не подниматься ввысь. С рациональной точки зрения лучше решать нравственные проблемы, не делая больше, чем необходимо, спорных суждений. Вопрос о том, кто имеет неотъемлемую, врожденную ценность, - это вопрос, который более рационально решается без привлечения идеи бессмертных душ.

на фото - обложка книги Тома Регана "Пустые клетки: взгляд на проблему прав животных" (Tom Regan, Empty Cages: Facing the Challenge of Animal Rights)

Хорошо. Возможно, некоторые скажут, что животные имеют определенную неотъемлемую ценность, только в меньшей степени, чем мы. И опять попыткам защитить это мнение не хватает рациональных доводов. На чем основано утверждение, будто мы обладаем большей неотъемлемой ценностью, чем животные? На их недостаточном благоразумии, независимости или интеллекте? Это верно только в случае, если мы высказываем такое же суждение о столь же неполноценных людях. Но неправда, что такие люди – умственно отсталый ребенок, например, или душевнобольной человек – обладают меньшей неотъемлемой ценностью, чем вы или я. Ни в коем случае мы не можем рационально доказывать мнение, что животные, будучи субъектами приобретающими жизненный опыт, обладают меньшей неотъемлемой ценностью и достоинством. Все, обладающие врожденной ценностью, обладают ею в равной степени, будь то люди или животные.

Таким образом, неотъемлемая врожденная ценность присуща в равной степени всем субъектам, получающим жизненный опыт. Присуща ли она скалам и рекам, деревьям и ледникам, например, - мы не знаем. Однако мне не нужно знать, к примеру, сколько людей имеют право голосовать на следующих президентских выборах прежде, чем я узнаю, могу ли голосовать я сам. Подобным образом, нам не нужно знать, сколько именно людей обладают неотъемлемой врожденной ценностью прежде, чем мы узнаем, что некоторые ею обладают. Таким образом, когда речь заходит о правах животных, всё, что нам надо знать о нашей культуре – это то, едят ли животных, охотятся ли на них, используются ли в лабораториях, например, - и являются ли животные при этом такими же как мы субъектами жизни. И мы это знаем. Мы знаем, что много - буквально миллиарды - этих животных являются субъектами жизни в вышеизложенном смысле, и таким образом обладают врожденной ценностью и значением. И отсюда, с целью достигнуть оптимальной теории наших обязанностей по отношению друг к другу, мы должны признать нашу равную врожденную ценность как людей. Здравый смысл (не чувство, не эмоция, а здравый смысл) заставляет нас признать равную врожденную ценность животных и отсюда их равные права на уважительное отношение.

Вот, очень кратко, формула и чувства в доказательство прав животных. Большинство деталей сопутствующих аргументов пропущены. Их вы найдете в книге, на которую я ссылался выше. В заключение я ограничусь четырьмя пунктами.

Первое – это то, как теория, лежащая в основе аргументов в пользу прав животных, показывает, что движение за права животных – это не противоречие, а составляющая движения за права человека. Теория, рационально доказывающая существование прав животных, также доказывает права людей.

Во-вторых, изложив широкий круг правовых мнений (rights view), теперь я могу сказать, почему его смысл и последствия для сельского хозяйства и науки (помимо прочих областей), являются четкими и бескомпромиссными. В случае использования животных в исследованиях, правовая точка зрения категорически аболиционистская, требующая упразднения. Лабораторные животные - не наши дегустаторы; мы над ними не короли. С этими животными обычно и систематически обращаются так, будто их значение и ценность низведены до полезности другим; с животными обычно, систематически обращаются без должного уважения, и таким образом их права обычно и систематически нарушаются. Это верно как в отношении использования животных в незначительных, дублирующихся, ненужных и глупых исследованиях, так и при использовании в исследованиях с многообещающими для людей результатами .

Мы не можем оправдать нанесение вреда или убийство человека (пример с моей тётей Беа) исходя из вышеуказанных причин. Точно так же мы не можем поступить и в случае столь «непритязательного» существа как лабораторная крыса. Дело не в усовершенствованиях, к которым призывают, не в клетках, которые больше и чище, не в более щедром использовании анестетиков и не в запрете многократного хирургического вмешательства; дело не в том, чтобы прихорашивать систему. Необходима полная её замена. Лучшее, что можно сделать в отношении лабораторных животных - не использовать их в исследованиях. В этом наша обязанность, согласно правовой точке зрения.

Что касается коммерческого животноводства в сельском хозяйстве, правовое мнение занимает такую же аболиционистскую позицию. Фундаментальная, основополагающая нравственная ошибка здесь не в том, что животных держат в тесном стрессовом заключении или в изоляции, не в их боли и мучениях, - игнорируются или обесценены нужды и предпочтения животных. Всё это, конечно, неправильно, но фундаментальная ошибка не в этом. Всё это - симптомы и последствия более глубокой, систематической ошибки, которая позволяет рассматривать и относиться к этим животным как к нашим ресурсам, не имеющим независимой ценности, - по сути, как к возобновляемым ресурсам. Предоставление сельскохозяйственным животным большего места, более естественной окружающей среды, больше собратьев - не исправит основополагающую ошибку в отношении них. Исправит её ни что иное, как полная отмена коммерческого животноводства, - так же, как, по схожим причинам, которые я здесь не стану рассматривать подробно, нравственность требует полной отмены охоты и ловли в капканы ради коммерческих и спортивных целей. Смысл правовой точки зрения, как я уже сказал, очень четкий и бескомпромиссный.

Два последние мои пункта – из области философии, моей профессии. Очевидно, что это вовсе не замена политическим акциям. Слова, которыми я пишу здесь и в других местах, сами по себе ничего не изменят. То, что мы делаем с мыслями, которые выражаются словами – а именно наши действия, наши поступки – несут перемены. Всё, что может философия, и всё, что я попытался сделать, - это предложить вúдение того, к чему должны стремиться наши потребности – и ответы «почему». Но не «как».

Наконец, вспомнился мой вдумчивый критик, тот, который карал меня за излишнюю интеллектуальность. Еще мне вспомнился образ, который нарисовал для меня друг – образ балерины как воплощение дисциплинированной, тренированной страсти. Долгие часы пота и тяжелого труда, одиночества и упражнений, сомнений и усталости: вот порядок и обучение её искусству. Но там же и страсть – пылкий двигатель к превосходству, к способности говорить собственным телом, делать это правильно, проникая в наши умы. Это – образ философии, который я оставлю вам, - образ не «слишком интеллектуальной», но дисциплинированной страсти. Дисциплина очевидна. Относительно страсти: порой, и довольно часто, слезы наворачиваются мне на глаза, когда я вижу, читаю или слышу об ужасном тяжком положении животных во власти людей. Животные: их боль, их страдания, их одиночество, их невинность, их смерть. Гнев. Ярость. Жалость. Горе. Отвращение. Всё живое, все создания стонут под гнетом зла, которое мы, люди, причиняем этим бессловесным, бесправным существам. Наши сердца, не только наш разум, взывают прекратить всё это, требуя преодолеть ради них привычки и насилие в систематическом угнетении животных.

Пишут, что все великие движения проходят три стадии: насмешка, обсуждение, принятие. Именно реализация третьей стадии, принятия, требует как нашей страсти, так и нашей дисциплины; взывает к нашим сердцам и разуму. Судьба животных - в наших руках. По замыслу Бога мы равны.

источник

Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт
http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Monday, January 19, 2009

Том Реган. Эссе «Аргументы в пользу прав животных» (начало) / The Case for Animal Rights, An Essay by Tom Regan (part 1)

Том Реган (Tom Regan), род. 28 ноября 1938 года в Питтсбурге, Пенсильвания, - американский философ, специализирующийся в области прав животных.

Том Реган - в списке знаменитых вегетарианцев

Судьба животных - в наших руках;
По замыслу Бога - мы равны.

Я считаю себя защитником прав животных - как части движения за права животных. Это движение, как я его вижу, преследует множество целей, включая полный отказ от использования животных в исследованиях; упразднение коммерческого животноводства в сельском хозяйстве, а также полное устранение коммерческой и спортивной охоты (включая использование капканов).

Я знаю, есть люди, которые утверждают, будто верят в права животных, но не признают вышеперечисленных целей. Интенсивное животноводство (factory farming), говорят они, это неправильно, это нарушение прав животных, однако традиционное сельское хозяйство с использованием животных – это нормально. Тестирование токсичности косметики на животных – это нарушение их прав; но важные медицинские исследования (исследования рака, например) - нет. Забивать дубинками бельков (детенышей тюленей) - это омерзительно; но забой взрослых тюленей – это нормально. Раньше мне казалось, что я понимаю их доводы. Теперь уже нет. Нельзя исправить несправедливость, просто придав ей опрятный вид.

На самом деле, основополагающая ошибка – в том, каким образом обращаются с животными. И это не детали, меняющиеся от случая к случаю. Проблема в системе в целом. Жалкое, бедственное положение и заброшенность телёнка, обреченного стать телятиной – душераздирающе; пульсирующая боль шимпанзе с внедренными глубоко в его мозг электродами – невыносима и омерзительна; мучительная смерть енота, угодившего лапой в капкан – тягостна. Но фундаментальная ошибочность – это не боль, не страдание, не лишение. Они лишь составляющие этой ошибки. Зачастую всё намного, намного хуже. Но суть ошибочности – не здесь.

Фундаментальная ошибка и заблуждение – сама система, которая позволяет нам относиться к животным как к ресурсам, материалам в нашем распоряжении: чтобы поедать их, манипулировать ими хирургическим путем или эксплуатировать ради азарта и выгоды. Как только мы соглашаемся с таким отношением к животным (будто они ресурсы для человека) – всё остальное становится предсказуемо и прискорбно. Какой смысл переживать об их одиночестве, боли, смерти? Если животные существуют для нас, чтобы так или иначе приносить нам выгоду, - тогда не имеет значения ничего, что наносит им вред - или же имеет значение лишь в случае причинения неудобства нам, когда мы едим эскалоп из телятины, например. Итак: да, освободите телят из одиночных клеток, дайте им побольше места, немного соломы, несколько приятелей. Но оставьте нам телячий эскалоп.

Однако немного соломы, больше места и несколько приятелей не устранят – даже не затронут – основного заблуждения, присущего нашему взгляду на животных и обращению с ними как с материалом для человека. Именно как к материалу относятся к телёнку, которого убивают после мучительной жизни в тесной клетке; но так же относятся и к другому, выращенному (как говорят), «в более гуманных условиях». Чтобы исправить ошибки нашего отношения к фермерским животным требуется нечто большее, чем создание «более гуманных» методов выращивания: необходим полный отказ от коммерческого животноводства.

Как именно мы это делаем, делаем ли мы это вообще или (как в случае с исследованиями на животных) протестуем против их использования – всё это в большой степени вопросы политические. Прежде чем изменить свои привычки, люди должны изменить свои убеждения. Достаточное количество людей, особенно избранных на государственные посты, обязаны верить в изменения (должны хотеть изменений) - прежде, чем у нас появятся законы, защищающие права животных. Процесс изменения очень сложен и утомителен, - а также требует усилий многих людей: в образовании, рекламном бизнесе, политических организациях и общественной деятельности, - вплоть до заклеивания конвертов и марок. Я по образованию и практике философ и мои возможности в смысле вклада подобного рода довольно ограничены, - но, хочется верить, важны. Идеи – это валюта философии; их смысл и рациональный фонд – это не гайки и болты для законодательного процесса или техник организации сообщества.
Это то, что я исследовал на протяжении прошлых десяти лет - в своих эссе и беседах, а в последнее время - в книгах «Аргументы в пользу прав животных» (The Case for Animal Rights) и «Борьба за права животных» (The Struggle for Animal Rights). Я уверен, что основные выводы, сделанные в моих работах, верны, поскольку основываются на весомых аргументах. Я уверен, что на стороне идеи о правах животных - не только эмоции, но и здравый смысл.

В данном эссе я хотел бы предложить, в самом схематичном виде, набросок некоторых основных направлений моих книг. Их основные темы (и нас это не должно удивлять) охватывают вопросы и ответы на основополагающие, фундаментальные вопросы нравственности о том, что такое этика, как её следует понимать и какова наилучшая теория нравственности. Я всё это рассматриваю.

Надеюсь, мне удастся высказаться по поводу формы, которую, на мой взгляд, принимает эта теория. Попытка сделать это будет (используя слово, с помощью которого один дружелюбно настроенный критик однажды описал мою работу) церебральной, интеллектуальной, - возможно, даже чересчур интеллектуальной. Но это ошибочное впечатление. Мои чувства по поводу того, как обращаются с животными, столь же сильны и глубоки, как чувства моих более изменчивых соотечественников. У философов, говоря на современном жаргоне, более развито правое полушарие мозга. А левое полушарие мы используем (или должны использовать) из-за сокрытых там талантов.

С чего начать? Начнем с вопроса о том, как понимали нравственный статус животных мыслители, отрицающие наличие у животных прав. Потом проверим устойчивость их идей, следя, насколько хорошо они способны выдержать жар справедливой критики. Если начать рассуждать в данном направлении, очень скоро обнаружишь, что некоторые люди уверены, будто у нас нет никаких обязанностей перед животными, будто мы ничего им не должны, и что мы не можем сделать ничего, приносящего им вред. Скорее, мы можем совершать неправильные поступки, вовлекающие животных, и таким образом, имеем в отношении них обязанности. Подобные представления можно назвать косвенными взглядами на обязанности. Приведем пример: предположим, сосед пинает вашу собаку. В этом случае он делает что-то не так. Но не по отношению к вашей собаке. Ошибочное действие он сделал по отношению к вам. Причинять огорчения людям – неправильно, а пинок собаки вашим соседом вас огорчил. Таким образом, неправильно поступили с вами, а не с вашей собакой. Или так: пнув вашу собаку, сосед нанес вред вашей собственности. А поскольку причинять ущерб собственности другого человека неправильно, ваш сосед сделал что-то не так – конечно, по отношению к вам, а не к вашей собаке. Сосед нанес собаке не больший ущерб, чем вашему автомобилю, разбей он лобовое стекло. Обобщая, можно сказать, что все наши обязанности относительно животных – это косвенные обязанности по отношению друг к другу, к человечеству.

Как можно попытаться оправдать подобное мнение? Можно было бы сказать, что ваша собака ничего не чувствует и что пинок соседа её не травмировал. Плевать на боль, которой никто не чувствует. Кто-то может так сказать, - но не рационально мыслящий человек. Потому что, помимо прочих соображений, такое мнение сделает любого, кто его придерживается, уверенным, будто человек тоже не чувствует боли – будто людям тоже всё равно, что с ними происходит.
Второе мнение состоит в том, что, хотя оба (человек и собака), травмированы пинком, значение имеет лишь та боль, которую испытывает человек. Но, опять же, ни один рационально мыслящий человек в это не поверит. Боль – всегда боль, где и с кем бы ни происходила. Если причинение вам боли соседом неправильно из-за боли, - нельзя сознательно игнорировать или отметать нравственную релевантность боли, которую чувствует ваша собака.

Философы, которые придерживались (а некоторые придерживаются до сих пор) взглядов о косвенных обязанностях, пришли к пониманию, что им следует избегать двух упомянутых пороков: мнения, будто животные ничего не чувствуют, а также идеи, будто только человеческая боль нравственно релевантна. Среди таких мыслителей популярна та или иная форма контрактарианизма (или контрактуализма) (contractarianism).

Вот, очень кратко, исходная идея: моральные принципы состоят из ряда правил, которые добровольно согласились соблюдать люди; мы делаем так, подписывая контракт (отсюда название - контрактарианизм или контрактуализм). Те, кто понимает и принимает условия контракта, защищены; они имеют права, описанные, признанные и защищенные контрактом. И эти контракторы могут также быть защитой для других, - тех, кто не может понять этику и, следовательно, не может подписать контракт самостоятельно, - но кого они любят. Например, маленькие дети не способны подписать контракт и имеют ограниченные права. Но они всё равно защищены по контракту из-за сентиментальной выгоды других, - прежде всего, их родителей. Таким образом, есть обязанности в отношении этих детей, - но никаких обязанностей у них самих. Наши обязанности в этом случае – это косвенные обязанности по отношению к другим людям, обычно к их родителям.

Что касается животных, - поскольку они не способны понимать контракты, не могут подписать их - они не имеют никаких прав. Между тем, как и дети, некоторые животные являются объектами сентиментальной выгоды. Например, вы любите свою собаку или кота. Таким образом, животные, о которых заботится достаточное количество людей (животные-компаньоны, киты, бельки, американский «лысый орел»), хотя и испытывают недостаток прямых прав, всё же защищены по причине сентиментальной выгоды людей. В таком случае, согласно контрактуализму, у меня нет никаких обязанностей по отношению к вашей собаке или любому другому животному, - нет даже обязанности не причинять им боль или страдание; моя обязанность не причинять им вреда – это обязанность перед теми людьми, которым не всё равно, что случится с этими животными. Что касается других животных, в отношении которых нет никакой (или есть лишь небольшая) сентиментальная выгода - в случае сельскохозяйственных животных, например, или лабораторных крыс – те обязанности, которые мы имеем, становятся всё слабее, вплоть до полного исчезновения. Боль и смерть, которые выносят эти животные, хотя и реальны, но не ошибочны в случае, если никто о них не заботится.

Когда речь заходит о нравственном статусе животных, контрактуализм было бы нелегко опровергнуть, если бы существовал адекватный теоретический подход к нравственному статусу людей. Однако его не существует, - что делает вопрос относительно животных спорным. Для рассмотрения: мораль, этика, согласно (непродуманной) позиции контрактуализма, состоит из правил, которые люди согласились соблюдать. Какие люди? Ну, достаточное количество людей, чтобы на что-то повлиять - то есть, собирательно, имеющие власть осуществлять правила, оговоренные в контракте. Это очень хорошо для подписавших контракт, но не так хорошо для тех, кого не просили о подписи. В контрактуализме того типа, который мы рассматриваем, нет ничего, что гарантирует или требует, чтобы каждый имел равную возможность участия в формировании правил этики. В результате этот подход к этике санкционирует самые вопиющие формы социальной, экономической, нравственной и политической несправедливости, от репрессивной системы кастовости до расовой или гендерной дискриминации. Власть, по этой теории, имеет все права. Пусть жертвы несправедливости продолжают страдать. Это не имеет значения, пока никто – один или несколько контракторов - не заботятся об этом.
От подобной теории просто захватывает моральный дух... как будто, к примеру, нет ничего ошибочного в апартеиде в Южной Африке, если этим недовольны только несколько белых южноафриканцев. Теория, способная столь мало предложить на уровне нравственности в отношении к людям просто не может дать ничего, когда речь заходит об отношении людей к животным.

Версия только что рассмотренного контрактуализма, как я сказал, - это незрелый и необдуманный вариант, и, по совести сказать его убежденным сторонникам, возможны гораздо более совершенные, умные и оригинальные варианты. Например, Джон Роулз (John Rawls) в своей «Теории справедливости» (A Theory of Justice) формулирует версию контрактуализма, который заставляет контракторов игнорировать частные особенности человека - то, белый он или чернокожий, мужчина это или женщина, гений или человек со скромными способностями. Роулз уверен, что только игнорируя эти детали мы гарантируем, что принципы справедливости, прописанные контрактом, не основаны на предвзятости или предрассудке. Несмотря на то, что мнение Роулза более обоснованно, чем остальные необдуманные формы контрактуализма, оно несовершенно, поскольку систематически отрицает тот факт, что мы имеем прямые обязанности по отношению к тем людям, которые не воспринимают справедливости - маленьким детям, например, а также умственно отсталым людям.

И все же можно сказать с уверенностью, что если бы мы издевались над ребенком или умственно отсталым взрослым, мы бы делали нечто, причиняющее ему ущерб, - и не потому, что это расстраивало бы других людей с чувством справедливости. И поскольку это верно в случае с людьми, которых мы не можем рационально игнорировать, то же самое относится к животным.

Таким образом, мнения о косвенных обязанностях, включая наилучшие из них, не могут руководствоваться нашим рациональным одобрением. Поэтому любая этическая теория, которую мы принимаем рационально, должна по крайней мере признавать, что у нас есть прямые обязанности по отношению к животным, так же, как есть прямые обязанности в отношении друг друга. Следующие две теории, о которых я вкратце расскажу, пытаются соответствовать этому требованию.

Первую я называю теорией жестокости-доброты. Простыми словами, она говорит о том, что мы обязаны быть добрыми к животным и обязаны не быть с ними жестокими. Несмотря на привычный и обнадеживающий круг этих идей, я не считаю, что такой взгляд является адекватной теорией. Чтобы пояснить, возьмем доброту. Добрый человек действует, исходя из определенного мотива - сострадания или заботы, например. И это – добродетель. Но нет никакой гарантии, что добрый поступок это правильный поступок. Если я буду щедрым расистом, например, то буду добр по отношению к представителям моей расы, ставя их интересы выше интересов остальных. Моя доброта была бы настоящей, и, как всякая доброта, хорошим качеством. Но думаю, слишком очевидно, чтобы дискутировать: мои добрые действия тут не безупречны с точки зрения нравственности, поскольку коренятся в несправедливости. Таким образом, доброта, несмотря на то, что это - добродетель, которую нужно приветствовать, просто не выдержит веса теории правильных поступков.

С жестокостью – то же. Люди (или их поступки) являются жестокими, если они проявляют недостаточно сочувствия (или, что еще хуже, испытывают радость) к чужим страданиям. Жестокость во всех своих проявлениях – порок; трагический человеческий изъян. Но точно так же, как человек, движимый добротой не обязательно делает то, что правильно, - так и отсутствие жестокости не гарантирует, что человек избегает ошибочных действий. Многие люди, делающие аборты, например, - не жестокие садисты. Но сам этот факт не решает ужасно сложного вопроса о нравственности аборта. То же самое, когда рассматриваем нравственность нашего отношения к животным. Так что, да, будем выступать за доброту, против жестокости. Но давайте не будем считать, будто выступая за одно и против второго, мы отвечаем на вопросы о том, что правильно и что ошибочно в отношении нравственности.

Некоторые люди считают, что теория, которую мы ищем, - это утилитаризм. Утилитарист, прагматик придерживается двух моральных принципов. Первый - равенство: важны интересы всех, и схожие интересы должны считаться одинаковыми по важности. Белый или черный, американец или иранец, человек или животное – важна боль или страх каждого; и важны настолько, насколько эквивалентны боли или страху кого-то еще. Второй принцип, с которым согласен прагматик, - принцип утилитарности, полезности: поступайте так, чтобы наилучшим образом балансировать между удовлетворением и неудовлетворенностью всех вовлеченных в результаты вашего поступка сторон.

В таком случае, как прагматик я должен подходить к решению задачи о том, как мне вести себя нравственно, таким образом: мне следует спросить, на кого повлияет моё желание совершить тот или иной поступок; насколько сильно повлияет на каждого в отдельности; где искать наилучшие результаты - какой выбор с наибольшей вероятностью даст наилучшие результаты, оптимальный баланс между удовлетворением и неудовлетворенностью. Этот вариант, каков бы он ни был, - должен стать моим выбором. В этом моя нравственная обязанность.

Великая привлекательность утилитаризма опирается на его бескомпромиссный эгалитаризм: интересы каждого важны также, как похожие интересы других. Тот тип одиозной дискриминации, которую оправдывают некоторые формы контрактуализма, утилитаризм отвергает в принципе, - например, спесиецизм (speciesism), то есть систематическая дискриминация, основанная на принадлежности разным биологическим видам.

Тем не менее, равенство, которое мы находим в утилитаризме, - это не то равенство, которое имеют в виду защитники животных или прав человека. Утилитаризм не оставляет места равным нравственным правам отдельных индивидуумов, поскольку не оставляет места для их врожденных, неотъемлемых значимости и достоинства. Для прагматика важно удовлетворение интересов индивидуума, а не сам индивидуум. Вселенная, в которой удовлетворяется ваша потребность в воде, пище и тепле, при прочих равных условиях, лучше, чем вселенная, где эти потребности не удовлетворены. Но ни вы, ни животное не имеют никакой ценности сами по себе. Важны только ваши чувства.

Вот аналогия для пояснения этого философского взгляда: в чашке содержатся различные жидкости, иногда сладкие, иногда горькие, иногда смесь из двух. Важны сами жидкости: чем слаще – тем лучше; чем горше – тем хуже. Чашка, ёмкость, никакой ценности не имеет; важно лишь то, что в неё помещают. Для прагматика, вы и я похожи на эту чашку: мы не имеем значения как индивидуумы, так что о равенстве ценности каждого из нас речи нет. Значение, ценность имеет то, что в нас помещено, то, для чего мы служим сосудами: наше чувство удовлетворения имеет позитивное значение, а чувство неудовлетворенности – негативное.

окончание эссе

источник

Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт
http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Friday, January 16, 2009

Знаменитости-вегетарианцы в защиту животных / Celebrities Speak Out for Farmed Animals!

Алек Болдуин: «Каждый раз садясь за обеденный стол, мы делаем выбор. Пожалуйста, выберите вегетарианство. Сделайте это ради животных. Сделайте это ради окружающей среды и ради вашего собственного здоровья».

Алисия Сильверстоун: «Когда людям выпадает шанс провести время среди фермерских животных – свинок, коров, цыплят или индюшек – они обнаруживают, что обращаются с этими животными также, как с кошками и собаками. Обычно люди просто не думают об этом, потому что видят этих животных у себя на тарелках. Почему эти животные должны стать пищей, тогда как другие животные – домашние любимцы? Я ведь не стану есть моих собак».


Андрэ 3000 (Andre 3000 /OutKast) (на вопрос как бы он провел свой последний день на Земле): «Ну, наверное, плотно пообедал бы – может, брокколи, ведь я вегетарианец».


Брэнди (Brandy): «Я вегетарианка. Это был осознанный шаг. Я изучала африканскую культуру, здоровье и то, как наилучшим образом заботиться о своём теле. Я хочу быть здоровой. Я узнала очень много о человеческом теле и о том, какими [препаратами] напичкано мясо. Мои вкусовые рецепторы изменились, и мне совсем не хочется ни мяса, ни молочных продуктов».

Кейси Эффлек (Casey Affleck): «Представьте жизнь в клетке – в темноте, обездвиженные, день за днем. Мучения, которые испытывают в наши дни животные на американских фермах и фабриках – за гранью вероятного. У животных выбора нет – он есть у вас. Их жизнь зависит от вас».


Шарлотта Росс (Charlotte Ross): «Знаете, мы все протестуем против жестокости к животным. Но иногда забываем, что сельскохозяйственные животные страдают от боли ничуть не меньше, чем другие животные. Они в равной степени заслуживают защиты от жестокости».


Крисси Хайнд (Chrissie Hynde): «Мясная промышленность тратит сотни миллионов долларов, обманывая общественность по поводу своей продукции. Но никакая фальшивая пропаганда не продезинфицирует мясо, сделав его приемлемым. Факты абсолютно очевидны: есть мясо плохо для здоровья человека, катастрофично для окружающей среды – и кошмар наяву для животных».


Коммон (Common): «Я яснее мыслю и высказываюсь с тех пор, как отказался от молочных продуктов. Я свободнее дышу, лучше выступаю, мой голос стал громче и звонче. Я могу исследовать и экспериментировать с голосом, чего раньше делать не мог из-за употребления мяса и молочных продуктов. Я горд и счастлив быть вегетарианцем. Всё стало чисто и ясно».


Констанс Мари (Constance Marie): «Я перестала есть мясо около шести лет назад, когда работала над фильмом Selena. Во время съемок мне пришлось пять часов держать в руках цыпленка – если вы держали это создание в руках, чувствуя биение его маленького сердца, то вы просто не сможете думать о том, чтобы его съесть».


Дирк Грегори (Dick Gregory): «Животные и люди страдают и умирают одинаково. Жестокость вызывает одинаковую боль, одинаковый поток крови, одинаковое зловоние смерти, одинаковое жестокое, варварское лишение жизни».

Его Святейшество Далай-Лама: «В течение долгих лет меня особенно беспокоили страдания кур. Моё решение стать вегетарианцем было подкреплено смертью курицы. Сейчас, когда я вижу ряды выпотрошенных кур вывешенных в мясном магазине, мне становится больно. Я считаю неприемлемым тот факт, что наши пищевые пристрастия основаны на жестокости».

Джеймс Кромвель (James Cromwell): «Так называемые фермы в наши дни обращаются с животными как с коробками на складе: отрезают клювы, хвосты и гениталии без всяких болеутоляющих, вызывают ожоги третьей степени, тавруя коров, … целый чудовищные каталог жестокостей, которые, если бы речь шла о кошках или собаках, были бы признаны незаконными на основании жестокого обращения с животными».

Джейн Гудолл: «Тысячи людей, которые говорят, что «любят» животных, раз или два в день усаживаются за стол, чтобы насладиться плотью созданий, которые были лишены всего, что сделало бы их жизнь стоящей того, чтобы жить, которые перенесли жуткие мучения и ужас бойни».

Хоакин Феникс: «Права животных – составляющая моей жизни. Когда ваша жизнь – пример для многих, у вас возникает определенный уровень осознания и ответственности. Мои друзья – люди, с которыми я никогда намеренно не обсуждал права животных или вегетарианство – становятся вегетарианцами, потому что видят мой стиль жизни».


Джош Харнетт (Josh Hartnett): «Я перестал есть мясо, когда мне было 12 лет. Однажды я помогал матери – резал тушку курицы, и наткнулся ножом на какое-то уплотнение – повсюду была кровь. Я решил, что с меня хватит».


Ким Бэсингер (Kim Basinger): «Если способны почувствовать и понять страдание, вы задумаетесь. Сохраните жизнь. Не ешьте мясо».


Мэри Тайлер Мур (Mary Tyler Moore): «Понадобится время, но придет час, когда мы оглянемся назад и скажем: Господи, разве вы поверите, что в 20-м и в начале 21-го века люди всё еще ели животных?»


Моби (Moby): «В интеллектуальном плане люди и животные могут отличаться. Но абсолютно ясно, что животные имеют богатую эмоциональную жизнь, что они ощущают радость и боль. Так легко забыть связь между гамбургером и коровой, из которой он сделан. Но я заставил себя признать тот факт, что каждый раз, когда я ел гамбургер, это корова перестала дышать, мычать и бродить по земле».


Моррисси (Morrissey): «Никто не может привести достойных аргументов в поддержку поедания животных – никто. Люди вроде бы в шутку говорят «Это вкусно», но на самом деле это вкусно только когда ты украсишь мясо гарниром, добавишь соли и перца, приготовишь его – нужно выполнить триста уловок, чтобы скрыть истинный вкус мяса. Положи гарнир на стул или ткань – они тоже покажутся вкусными».



Памела Андерсон: «Куры, свиньи и прочие животные – все они живые создания, каждый со своим характером. Но если бы фермеры делали с собаками и кошками то, что они творят с животными, которых выращивают на фермах, их привлекли бы к судебной ответственности за жестокость и упрятали бы в тюрьму».

Рассел Симмонс (Russell Simmons): «Куры, которых сегодня выращивают в пищу... покрыты экскрементами, больны, накачаны всевозможными токсичными препаратами – если едите курятину, вы это почувствуете. Недавние исследования показали, что куриная плоть содержит в четыре раза больше мышьяка, да, мышьяка, яда (который применяют в препаратах, скармливаемых птице), чем плоть остальных животных. Я уже долгие годы – веган (строгий вегетарианец)».


Шанья Твейн (Shania Twain): «На мой взгляд, в питании другими живыми существами есть что-то ненормальное».

Тоби Макгуайр: «Мне несложно сбрасывать вес, чем набирать (как было перед съемками фильма «Паук-2»), потому что я вегетарианец. Переедая я ощущаю дискомфорт».


Wu Tang Clan's Masta Killa: «Мне мясо никогда не нравилось. Ребенком меня просто заставляли его есть. Но что бы вы ни любили есть раньше (прежде, чем стать вегетарианцем) – например, индюшиные отбивные – сейчас полно вегетарианских заменителей таких блюд».

источник
Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт
http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Thursday, January 15, 2009

Говорят звезды-вегетарианцы / Vegetarian Stars Are Powered by Tofu!

Почему столько знаменитостей перешли на вегетарианскую диету?
Многие, например, пионер хип-хопа Рассел Симмонс (Russell Simmons, на фото) и Памела Андерсон не хотят поддержать жестокость, неразрывно связанную с производством мяса, молочных продуктов и яиц.
Рассел говорит: «Жестокость есть жестокость, и не важно, жестокость ли к детям, старикам, собакам и кошкам или к курицам».
Пэм согласна: «Куры, свиньи и другие животные… - неповторимые индивидуумы, каждый со своим характером. … Люди должны понять, что поедая животных, они поддерживают жестокость к животным».
Посмотрим правде в глаза: нет ничего гламурного в жевании трупа замученного животного.

Алисия Сильверстоун подчеркивает пользу вегетарианской диеты для здоровья: «Никогда не чувствовала себя лучше с тех пор, как я стала вегетарианкой, а мои вкусовые рецепторы открыли целый новый мир. Вегетарианство - один из самых стоящих шагов, которые я делала в жизни. И я приглашаю вас присоединяться ко мне в поддержку здорового образа жизни, без жестокости». Действительно, исследования показывают, что вегетарианская диета укрепляет сердце – что помогает звездам поддерживать в себе юношескую энергию и безграничную выносливость – на съемках, на сцене и на гастролях.

Подытожил вышесказанное сэр Пол Маккартни: «Если хочешь спасти планету, лучшее, что можно сделать – перестать есть мясо. Это - единственный важный поступок. Если об Когда задумаешься об этом - это потрясает. Вегетарианство одним махом решает массу проблем: экологическую, голод, жестокость».

источник

Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт
http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Tuesday, January 06, 2009

Кошку – под мышку, или Что такое зоотерапия (анималотерапия)/ Animal Therapy and Healing

Журнал «Здоровье», февраль 2002
Сканирование и spellcheck - Е. Кузьмина

После рабочего дня и транспортной толчеи голова трещит, а ноги гудят. Впору проглотить таблетку и отключиться от железного ритма городской суеты. Но в прихожей встречает пес - он так рад встрече, будто страдал в одиночестве целую вечность! Машущий хвост, словно веер в жару, отгоняет усталость... Откуда-то берутся силы, которых, казалось, больше нет. Что произошло? Ничего особенного. Просто ежедневный сеанс зоотерапии.

Мы с тобой одной крови

Термин "зоотерапия" (анималотерапия) еще не вошел в словари, хотя лечение животными - точнее, лечение с участием животных - реально существует с эпохи мезолита. Именно тогда, около 10-5 тысяч лет до нашей эры, предки наших пуделей и доберманов зализывали раны своих первобытных хозяев.

Китайские мудрецы говорили: "Животные - родня человеку, ибо испытывают те же пять главных чувств: голод, жажду, любовь, страх и боль".
Зверики прекрасно чувствуют биополя и различают неуловимые для человека запахи. По сути, наши меньшие братья могут получать информацию на молекулярном и биоэнергетическом уровне. Было бы просто грех этим не воспользоваться.

В последнее время эта мысль все чаще приходит в головы врачам. Проводятся научные исследования, подтверждающие целительные способности наших лающих и мяукающих домочадцев.

"Значительное целебное действие зоотерапия оказывает на людей с хроническими невротическими и психическими заболеваниями. С помощью зоотерапии можно даже компенсировать задержку умственного развития у детей!" - считает заслуженный деятель науки РФ, доктор медицинских наук, профессор Александр Болдырев.

Впрочем, тот факт, что постоянный контакт с животным благотворен для психики, врачи признали давно. Гораздо позже заговорили о том, что наши любимцы лечат не только душу, но и тело.

Доктор Мурлыка

Есть английская поговорка: "У кошки девять жизней". Даже опытные ветеринары поражаются кошачьей способности выживать, выздоравливать и восстанавливаться после тяжелейших травм и повреждений. Своей жизнестойкостью кошка с удовольствием делится и с человеком - своим покровителем и другом.

Почему кошка лечит? Ответ простой - ей это нравится. Главное условие "лечения от кошки" - ее к вам искреннее расположение и доверие. Если у вас невралгия или артрит, кошка безошибочно определяет больное место и старается прижаться к нему, согреть. Найдя болевую точку, пушистый лекарь устраивается так, чтобы не причинить хозяину неудобства, и начинает усиленно мурлыкать. Этот тихий звук и вибрация теплого тельца обладают изумительной способностью усмирять боль. Живая грелка может выпустить коготки и перебирать лапами, как бы массируя больное место. Если на коже остаются точечные следы от уколов когтей, они не воспаляются и заживают очень быстро. (Иное дело - укус или царапины обиженной, обозленной кошки: такие ранки часто воспаляются). В общем, анестезия, терапия и иглоукалывание "в одном флаконе".

Известен ряд случаев, когда кошки купировали сердечный приступ или помогали при гипертоническом кризе. Они не отходили от своего хозяина по нескольку часов, ничего не пили и не ели, старательно урчали и успокаивались только тогда, когда больному становилось лучше. А способность кошек нормализовывать артериальное давление хорошо известна врачам. При повышении давления погладьте кошку. Это не отменяет приема необходимых лекарств, но как дополнительная терапия весьма полезна.

Очень часто кошка сама покажет, что с давлением у вас не все в порядке или что вам грозит сердечный приступ. Ее навязчивые ласки в момент, когда вы чем-то раздражены, могут быть вовсе не прихотью: зверек чувствует сбои в вашей энергосистеме раньше, чем боль или одышка оповестит о приступе. К тому же внезапная раздражительность или чувство страха - давно доказанные спутники сердечно-сосудистых сбоев. Вот кошка и старается гармонизировать ваш "разбушевавшийся" организм.

Врач-мануалист и рефлексотерапевт Александр Брукер считает: "Кошек привлекает отрицательная, аномальная энергия, возникающая в воспаленных или поврежденных органах и тканях. Они как бы впитывают ее в себя. Если собака - это энергетическое продолжение человека, то кошка - его альтернатива. Люди-экстрасенсы действуют так же, как кошки: обнаружив патологические зоны, выравнивают энергетический баланс при помощи собственной сконцентрированной энергии".

Но и при хорошем самочувствии не отвергайте кошачьи нежности. Вот кот прыгнул к вам на колени, обнял лапами за шею и трется лбом о подбородок. Он отчаянно урчит, а потом добирается до уха и начинает колючим язычком вылизывать, точнее - массировать его... Не прогоняйте кота. Ухо, как известно, - энергетическая проекция всего организма; в ушной раковине сконцентрированы важнейшие акупунктурные точки. Неожиданный и совершенно бесплатный сеанс зоотерапии полезен. А если зверек очень уж увлекся, есть смысл померить давление или обратить внимание на свои привычные болячки.

Меняю жену на пуделя

Если кошка лечит покоем, то собака - движением и участием. Начнем с движения.

Одна английская обувная фирма провела исследование, в результате которого выяснилось, что европеец в начале XX века за свою среднестатистическую жизнь (а, надо заметить, она была на 15-20 лет короче нынешней), проходил пешком 72 тысячи км.
Наш современник за свой век не набирает и 40 тысяч км - и только владельцы собак сохраняют нормальную физическую форму.
А куда деваться? Пес выводит хозяина на прогулку в любую погоду, каждый день на протяжении всей жизни.
Ученые утверждают: если у вас появился щенок, эффективная профилактика гиподинамии, простудных и нервных болезней вам обеспечена.

Среди "собачников", особенно тех, кто держит животных с юности, часто встречаются люди, сохранившие поразительную для своего солидного возраста ясность ума, работоспособность и выносливость. Британской королеве-матери Елизавете исполнился 101 год. Она, как и ее августейшая дочь, никогда не расстается с целой компанией симпатичных собачек породы вельш-корги. А Екатерина II - женщина феноменальной энергии, державшая бразды правления Российской империи в течение 30 с лишним лет? В ее домашних покоях всегда жили грациозные и подвижные левретки, создавая атмосферу доверия и покоя, которой так недостает сильным мира сего - да и нам, простым смертным.

"В момент душевного потрясения или стресса собака - более надежное успокоительное средство, чем супруга или супруг!" - утверждает профессор Аллен из американского университета Буффало. В ходе эксперимента доктор Аллен ставил 240 супружеских пар-добровольцев в стрессовую ситуацию. Ее можно было решить 4 способами: вместе с супругом; вместе с супругом и собакой; в одиночку; только вместе с собакой. Представьте: тяжелее всего переживали стресс те, кто попадал в беду в присутствии супруга или супруги. А легче всего отделывались те, кто справлялся с неприятностями наедине с собакой!
"Близкий человек всегда высказывает суждение, а собака сочувствует, не критикуя. Она принимает участие в нашей беде без комментариев, а это и есть лучшее лекарство от стресса," - объясняет профессор.

Собачья слюна и особенно слезы содержит сильный антисептик - лизоцим, поэтому поверхностные раны заживают на теле собаки быстро и без осложнений. Заживут и у хозяина, если собака будет их зализывать. Главное - чтобы у пса была здоровая полость рта, без зубного камня и воспаления десен.

Марина Лозинская
Благодарим пресс-службу Российской Ассоциации зоотехнии, ветеринарии и зооиндустрии за помощь в подготовке материала.


Лакмусовая... собачка

Четвероногие гораздо тоньше человека реагируют на состояние окружающей среды. Тусклая шерсть и непонятно откуда взявшаяся перхоть у вашего любимца, потрескавшиеся и кровоточащие подушечки лап после прогулки по засыпанному химикатами асфальту в зимнее время, отказ от привычной еды - все это информация к размышлению о вашей собственной экологической безопасности. Будьте внимательны к бессловесным - они не умеют обманывать.

Та, что доктор прописал

Если собаки такие лечебные, то почему их не прописывают врачи? Проще сказать, почему зоотерапия не введена в широкую практику? И как подобрать "домашнего доктора" по себе? Объясняет кинолог Владимир Корнеев:

- Все собаки разные: каждая из более 300 пород обладает своими особенностями поведения. Поэтому для того чтобы рекомендовать собаку больному, врач должен профессионально ориентироваться в этих "лекарственных средствах", а такого специалиста найти, сами понимаете, сложно.
Обычно выбирая собаку той или иной породы, люди исходят из внешней привлекательности и размеров. Это тоже важно, но темперамент, свойственный породе, гораздо важнее. Например, пожилому человеку не стоит заводить энергичного терьера или добермана. Лучше иметь уравновешенного партнера для спокойных прогулок - лабрадора, английского бульдога. А если в семье есть дети, отличным выбором окажется добрый и веселый кокер-спаниель, сеттер или пудель.

Для людей, стремящихся сохранить хорошую спортивную форму, выбор пород богатейший. Сейчас в нашей стране развивается новый замечательный вид физкультуры для всех возрастов - аджилити. Это игры на свежем воздухе, когда собака вместе с хозяином преодолевает различные препятствия на время. Проводятся соревнования на мировом уровне, причем порода неважна - участвовать можно даже с дворнягой. Кстати, замечено, что беспородные, взятые с улицы или из приюта псы платят хозяевам большей привязанностью и теплотой, чем купленные за большие деньги. Да и сознание того, что вы помогли живому существу, греет душу.

А вот с красивой рекламой в кинологических журналах будьте осторожнее. Даже если вы мечтаете о стороже, не советую заводить собак так называемых бойцовых пород. Они часто становятся причиной серьезных конфликтов, а это вряд ли прибавит здоровья.

Кошки живут рядом со звёздами

Армен Джигарханян, актер

Я обожаю животных. И утверждаю, что нравственный потенциал у них выше. Они не вышли из повиновения у природы, и она не бросила их на произвол судьбы, как нас, строптивых. Животные инстинктивно честны, мудры.

- Мой кот Фил сиамской породы - для меня одно из самых дорогих существ на этом свете. Сейчас ему 14 лет. Он единственный, кто меня никогда не раздражает и с кем мне постоянно интересно. Благодаря ему я чувствую связь с природой. Мне кажется, есть только одна опасность в нашем общении с животными, когда мы пытаемся "сделать из них человека" - сотворить нечто по своему образу и подобию. Зачем? Ведь они намного интеллектуальнее и умнее нас. С ними можно разговаривать, они прекрасно понимают человека - дай только бог разобраться в том, что они нам говорят.

Мой кот сейчас в Америке (жена поехала и взяла его с собой), и мне его не хватает. Я очень переживал, как он перенесет полет через океан, но врач-ветеринар, который его давно "ведет", сказал: "Не волнуйтесь, их организм умнее, чем наш". И действительно, Фил сам отказывался от еды во время полета и вел себя тихо и спокойно все эти долгие часы.
Вообще, животные - это загадка. Думаю, рассказы о том, что вот у тебя где-то заболело, а кот пришел, и сразу полегчало, - это ерунда, мелочь. Наши отношения носят более глубокий характер, и кто кого опекает - еще вопрос. Фил делает нам больше хорошего, чем мы ему, и я знаю: он нас по-настоящему любит. Всегда молю Бога, чтобы он пережил меня на один день, а не я его.

[К сожалению, кот Фил умер в 2006 году. Ему было 18 лет. См. статью - Е.К.]

Евгений Киндинов, актер

- У нас дома много лет живет кошка. Я очень ценю ее ненавязчивую скорую психологическую помощь. Работа актерская - нервная, бывает, устаешь от человеческого многословия, сложных запутанных отношений. Приходишь в растрепанных чувствах домой - тут она: молчаливая, спокойная, загадочная. Посидит рядом, погладишь ее и незаметно успокаиваешься. И главное, начинаешь смотреть на все человеческие проблемы чуть-чуть по-кошачьи - спокойно и мудро, так, как они, собственно, того и заслуживают.

Один пушистый хвост вместо десятка таблеток

Теперь уже можно точно сказать, что домашние животные продлевают нам жизнь. Сотрудники Техасского колледжа ветеринарии (США) обследовали несколько тысяч жителей штата, имеющих животных, и сравнили их с остальными техасцами. И вот что они обнаружили.

Оказывается, пожилые люди - владельцы собак посещают врачей на 21 % реже, чем их коллеги, не имеющие четвероногого друга.
Гипертоники, общающиеся с животными хотя бы 10 минут в день, практически избавляются если не от болезни, то от гипертонических кризов.

Домашние питомцы помогают людям перенести смерть близкого человека - отца, матери, жены или мужа (в последнем случае особенно полезно оказалось общество кошек, причем желательно нескольких). И даже ВИЧ-инфицированные в присутствии животных справляются со своими психологическими проблемами значительно лучше.

А несколько лет назад ученые из Мэрилэндского университета США Э. Фридман и М. Нектор в течение года наблюдали за 92 пациентами, перенесшими сердечный приступ. Из 39 больных, не державших собак и кошек, к концу контрольного срока умерли 11. В то же время из 53 пациентов, у которых водилась домашняя живность, скончались только трое.

Кто-то объясняет волшебный эффект домашних любимцев воздействием живого тепла на акупунктурые точки, располагающиеся на пальцах пациента. Другие врачи считают, что рядом с верным другом человек просто возвращается в состояние душевного комфорта. Есть и совсем невероятное объяснение: дескать, за целительную силу надо благодарить частоту колебаний, которая исходит от всего живого, работающего в здоровом режиме - 0,33 Гц. Больные клетки, словно скрипки, настраиваются на эту частоту, а камертоном служит кошка или собака, находящаяся подле хозяина.

Так или иначе, но некоторые европейские клиники разрешили тяжелобольным, остро переживающим разлуку с домашними любимцами, держать их в палате (если конечно, санитарно-гигиенические условия позволяют).


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...