Thursday, July 30, 2009

Цирк братьев Ринглинг – прочь из Европы! / Keep Ringling Bros. Circus Out of Europe!

Этот цирк собирается к нам, и мы нуждаемся в вашей помощи, чтобы остановить его.
Согласно их графику, всего через несколько месяцев должен состояться визит «Цирк братьев Ринглинг, Барнума и Бейли» (Ringling Bros. and Barnum & Bailey Circus), - первый тур цирка по Европе.
Цирковым животным, которых избивают и принуждают выступать, необходима ваша помощь.

Американский цирк братьев Ринглинг печально известен долгой историей издевательств и небрежного отношения к животным.
Американское отделение организации «Люди за этичное отношение к животным» (PETA) подготовило видеоматериал, снятый под прикрытием. Документальные кадры демонстрируют, как рабочие цирка Ринглинг регулярно избивают слонов и тигров во время туров по Америке.


В цирковом шоу используют слонов, большинство из которых были отловлены в дикой природе в Азии еще в 1957 году; животные провели в цирке более 40 лет [разумеется, животным обеспечивают элементарные условия выживания, поскольку они – составляющая прибыли] - из месяца в месяц подвергаясь издевательствам от рук братьев Ринглинг и их команды.

В ходе съемок под прикрытием были зафиксированы факты избиения слонов и тигров – рабочие бьют их по головам, ушам, лапам и другим частям тела специальными металлическими крюками, напоминающими каминную кочергу, и прочими подобными «приспособлениями».
Среди тех, кто избивает животных крюками - и дрессировщик животных, который вонзает крюки в чувствительные части тела слонов, заставляя животных повиноваться.

Бывшие цирковые служащие подтверждают, что дрессировщики постоянно бьют слонов крюками и используют электрошокеры, чтобы заставить животных выполнять противоестественные для них трюки.

Если цирку Ринглинг позволят выступать в Европе, слоны - эти высокоинтеллектуальные, чувствительные животные, - будут вынуждены проехать тысячи миль, при любой погоде, в душных транспортных контейнерах.
В остальное время (когда животных, с помощью угроз и побоев не заставляют выполнять трюки), - слоны закованы в цепи по 24 часа в сутки. Зачастую обеспечение основных потребностей – пища, вода, ветеринарная помощь, - оставляют желать много лучшего.

Посещая цирк братьев Ринглинг – или любой другой цирк, где используют животных - вы поддерживаете, оплачиваете мучения животных.

Пожалуйста, помогите нам сделать так, чтобы цирк Ринглинг с его жестоким обращением с животными, не получил возможности ездить по Европе. Используйте письмо (внизу по ссылке), чтобы призвать два города в Италии, куда собирается цирк Ринглинг, сказать "НЕТ" жестокости, отказавшись от его выступлений.

источник
фото с блога

Подписаться на рассылку новостей от РЕТА Европа (англ.)

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Wednesday, July 29, 2009

Следует ли давать домашним животным седативные средства на время переезда/транспортировки? / Should I sedate my pet before traveling?


Разместите своего кота в специальном контейнере (или в корзине) для транспортировки; не допускайте, чтобы животные оставались во время переезда на свободе.

(Узнайте заранее, каковы правила перевозки животных вашими авиалиниями)

Можно использовать любую корзину (контейнер), удобную и безопасную, с необходимой вентиляцией. Она может быть плетёной или пластиковой, однако плетеную труднее мыть.
В качестве подстилки используйте полотенце или мягкую ткань [на одном из сайтов заботливая опекунша пишет, что своей кошке во время переездов в контейнер подстилает свою же пижаму – чтобы запах был знакомый, – прим. автора блога], а при необходимости выровнять дно выложите его газетой или одноразовыми полотенцами.
Возьмите запасную подстилку на случай, если животное испачкает коробку.

В корзине (контейнере) не должно быть пищи или воды, и в пути не следует предлагать животному пить – кроме случаев, если путешествие длительное (более 8 часов по ж/д или морю), или если день очень жаркий и кота мучит жажда.

Чтобы поездка была менее стрессовой, котов, как и собак, можно тренировать заранее – давая животным какие-то лакомства в автомобиле и совершая короткие поездки.
Вам понадобится время и настойчивость.

Давать успокоительные средства коту не следует. Исключение составляют случаи, когда животные с трудом переносят перевозку. Седативные средства можно получить у ветеринара, но только если вы действительно в них нуждаетесь: например, если ваш кот очень боится переездов, особенно если животное ранее было жертвой автомобильной аварии.
Заранее, за месяцы до поездки, приучая кота к машине, вы сможете избавиться от необходимости в использовании успокоительных средств.

*
По поводу вопроса о применении успокоительных препаратов ветеринары всего мира проводили множество исследований. Большинство ветврачей высказывается против того, чтобы вы давали своим питомцам седативные средства перед поездкой – на самолете или машиной. [Мой ветеринар также не советовал применять седативные средства, когда я перевозила кота в новую страну, см. об этом подробнее. - Е.К.]

Перелёт

- Вне зависимости от того, летит ли питомец с вами в салоне самолета, или в отсеке для транспортировки животных, он подвергнется воздействию высокого давления. Это может стать причиной дыхательных и сердечно-сосудистых проблем для домашних питомцев, находящихся под воздействием успокоительных средств или транквилизаторов, в особенности для коротконосых пород животных (американские стаффордширские терьеры, бостонские терьеры, боксеры, бультерьеры, английские/французские бульдоги и т.п.).

- Некоторые успокоительные средства имеют побочные эффекты на сердечно-сосудистую систему. Из-за них вашему домашнему животному будет трудно справиться с разницей температур и изменениями кровяного давления. Кроме того, ваш питомец будет находиться в помещении, выдерживающем высокое давление, что может спровоцировать неожиданное действие использованного медикамента.

- Доктор Патрисия Олсон (Dr. Patricia Olson), руководитель ветеринарных исследований American Humane Association говорит:
«Природная способность животных балансировать и сохранять равновесие изменяется под влиянием успокоительных средств. Когда контейнер будут перемещать, тело животного, находящегося под действием седативов, может не суметь отреагировать, и животное может пораниться».

- Когда ваших домашних питомцев перевозят в грузовом отсеке самолета, никто не сможет контролировать влияние успокоительных средств, поскольку на большой высоте эффект транквилизаторов на животных непредсказуем и ведёт к увеличению риска осложнений.

- Успокоительный эффект на животное будет оказан в течение довольно короткого времени, и придя в полное сознание в незнакомом месте, ваши питомцы испытают в этой ситуации еще больший стресс.

Переезд на машине

Относительно того, следует ли давать седативы вашему домашнему животному во время путешествия на автомобиле.
Пожалуйста, обдумайте причины, по которым вы намерены дать успокоительное своему питомцу. Для того, чтобы комфортнее было ехать ему или вам? Часто мы стремимся помочь нашим домашним питомцам, но вместо этого только вредим. Если причина только в громком мяуканье или крике, которые вам трудно переносить, подумайте как следует, прежде чем давать коту какие-то медикаменты. Через час после начала поездки животное, скорее всего, успокоится и заснет (кот не сможет непрерывно кричать часами).

Тогда как в целом использование успокоительных средств не рекомендуется, как вариант можно рассматривать естественные седативы с целью уменьшить стресс животного. Если ваш ветеринар сочтет это целесообразным и пропишет медикамент, укажите название препарата, дозировку и время приёма на контейнере (корзине) с перевозимым животным.

(на катринке слева: 
"Хозяйка любит путешествовать. Мне бы тоже нравилось, если бы не приходилось ездить вот в такой штуке...")

Самое лучшее, что вы можете сделать для облегчения переезда – заранее приучить вашего питомца к транспортировочному контейнеру (корзине).
Не вытаскивайте контейнер в день отъезда и не запихивайте туда животное! 
Помогите ему привыкнуть заранее: давайте лакомства, когда кот находится в контейнере, или оставьте там его любимые игрушки.

У меня была клиентка, которая говорила, что её кот совершенно не выносил даже вида транспортировочного контейнера. Это понятно: хозяйка сажала в него кота, когда тот болел, чтобы привезти ко мне на приём. Естественно, у кота закрепилось негативное отношение к контейнеру как к неприятному переживанию. Потом хозяйка оставила контейнер на видном месте, и кот постепенно привык и перестал убегать от одного его вида. А после переезда она рассказала, что когда кот оказался в её новом доме, после длительного перелёта, – он стал спать в контейнере постоянно.

Домашние животные любят спать в укромных укрытиях; достаточно, чтобы они чувствовали себя там удобно и не ассоциировали контейнер с чем-то неприятным, перевозящим их в незнакомые места.

источник

Перевод – Е. Кузьмина ©http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Monday, July 20, 2009

Генри Дэвид Торо. 'Уолден, или Жизнь в лесу", цитаты/Henry David Thoreau (1817 - 1862), quotes

Один фермер говорит мне: "Нельзя питаться одной растительной пищей, из чего тогда образоваться костям?", - и вот он посвящает часть своего дня тому, что благоговейно снабжает свой организм сырьем для построения костей; а сам, между тем, шагает за плугом, за своими быками, которые хоть и вскормлены растительной пищей, а тащат через все препятствия и его, и его тяжелый плуг.

*
Люди и волы работают друг на друга, но если считать один лишь полезный труд, то все преимущество окажется на стороне волов, - настолько их участки обширнее. Часть работы, выполняемой за вола, приходится у человека на шесть недель сенокоса, - и работа эта нешуточная.
Ни одна нация, живущая во всех отношениях просто - то есть, ни одна нация философов - не была бы способна на такую глупость, как применение рабочего скота. Правда, нации философов никогда еще не было и едва ли скоро будет, - да я и не уверен, что ее появление желательно. Но должен сказать, что я не стал бы приручать лошадь или быка и брать их на содержание ради работы, которую они могли бы для меня выполнить, - я боялся бы целиком превратиться в конюха или пастуха; если общество и выиграло от этого приручения, то ведь выигрыш одних может оказаться проигрышем для других, и я не уверен, что конюх имеет те же основания считать себя в выигрыше, что и хозяин. Допустим, что некоторые общественные работы не могли быть выполнены без этой помощи; что ж, пусть человек в таких случаях делит славу с волом и лошадью. Но разве он не сумел бы вместо этого совершить другое дело, еще более достойное его? Когда люди применяют рабочий скот не только для возведения памятников искусства, в сущности ненужных, но и для пустых прихотей роскоши, другим людям поневоле приходится целиком работать на этот скот, иначе говоря, стать рабами сильнейших. И вот человек не только угождает животному, которое живет в нем самом, но и вынужден работать - и в этом есть символический смысл - на животных, живущих в его хлевах. Хотя у нас много прочных домов из кирпича и камня, благосостояние фермера поныне измеряется тем, насколько хлев у него больше дома.

*
Лучше назвать озеро в честь рыб, которые в нем плавают, птиц или животных, которые близ него водятся, или полевых цветов, растущих на его берегах, или какого-нибудь дикаря или ребенка, чья жизнь была с ним связана, но не в честь того, у кого было только одно право - купчая крепость, выданная таким же, как он, соседом или местной властью; не в честь того, кто расценивал озеро только на деньги, чье присутствие было проклятием для всего берега, кто истощал землю вокруг него и рад был бы истощить его воды; кто жалел, зачем на его месте не сенокосный луг и не болото с клюквой; кто не ценил его, кто спустил бы его и продал, если бы надеялся нажиться на иле, устилающем дно.

*
На своем двухлетнем опыте [жизни в лесу] я убедился, что добыть необходимое пропитание удивительно легко, даже в наших широтах; что человек может питаться так же просто, как животные, и при этом сохранить здоровье и силу.

*
В последние годы я не раз обнаруживал, что уженье рыбы несколько роняет меня в собственных глазах. Я брался за него много раз. У меня есть уменье и, как у многих моих собратьев, некоторое чутье, которое время от времени обостряется, и все же всякий раз после этого я чувствую, что лучше было бы не удить. Мне кажется, это верное чувство. Оно смутно, но таковы первые проблески утренней зари. Во мне, несомненно, живет инстинкт, свойственный низшим животным, но с каждым годом я все менее чувствую себя рыболовом, хотя и не делаюсь от этого ни гуманнее, ни даже мудрее; сейчас я совсем не рыболов. Но я знаю, что, если бы мне пришлось жить в глуши, меня снова сильно потянуло бы к рыбной ловле и охоте. Во всякой животной пище есть нечто крайне нечистое, и я стал понимать, что такое домашняя работа и откуда берется стремление, стоящее стольких трудов, постоянно содержать себя в чистоте и не допускать в доме неприятных запахов и зрелищ. Я был не только джентльменом, которому подаются блюда, но и сам себе мясником, судомойкой и поваром, поэтому я говорю на основании весьма разностороннего опыта.

Главным моим возражением против животной пищи была именно нечистота; к тому же, поймав, вычистив, приготовив и съев рыбу, я не чувствовал подлинного насыщения. Она казалась ничтожной, ненужной и не стоящей стольких трудов. Ее вполне можно было бы заменить куском хлеба или несколькими картофелинами, а грязи и хлопот было бы меньше.
Как и многие мои современники, я иногда годами почти не употреблял животной пищи, чаю, кофе и т.п. - не столько из-за вредных последствий, сколько потому, что они мало меня привлекали. Отвращение к животной пище не является результатом опыта, а скорее инстинктом. Мне казалось прекраснее вести суровую жизнь, и хотя я по-настоящему не испытал ее, я заходил достаточно далеко, чтобы удовлетворить свое воображение. Мне кажется, что всякий, кто старается сохранить в себе духовные силы или поэтическое чувство, склонен воздерживаться от животной пищи и вообще есть поменьше.

Энтомологи отмечают знаменательный факт - я прочел об этом у Керби и Спенса [Имеется в виду 4-томный труд Керби и Спенса "Введение в энтомологию" (Kirby Wm., Spence Wm. An Introduction to Entomology. Philadelphia, 1846).]: "некоторые насекомые, достигшие полного развития, хотя и снабжены органами питания, но не пользуются ими"; авторы выводят как "общий закон, что почти все насекомые, достигшие зрелости, едят гораздо меньше, чем их личинки. Прожорливая гусеница, ставшая бабочкой", и "жадная личинка, превратившаяся в муху", довольствуются каплей меда или иной сладкой жидкости. Напоминанием о личинке остается брюшко, расположенное под крыльями бабочки. Это - тот лакомый кусочек, которым она испытывает свою насекомоядную судьбу. Обжоры - это люди в стадии личинок; в этой стадии находятся целые народы, народы без воображения и фантазии, которых выдает их толстое брюхо.

Трудно придумать и приготовить такую простую и чистую пищу, которая не оскорбляла бы нашего воображения; но я полагаю, что его следует питать одновременно с телом; обоих надо сажать за один стол. Быть может, это и возможно. Если питаться фруктами в умеренном количестве, нам не придется стыдиться своего аппетита или прерывать ради еды более важные занятия. Но достаточно добавить что-то лишнее к нашему столу, и обед становится отравой. Право же, не стоит питаться обильной и жирной пищей. Большинство людей постеснялось бы своими руками приготовить тот обед, какой ежедневно приготовляют для них другие, будь то животная пища или растительная. Пока это так, мы не можем считать себя цивилизованными; пусть мы леди и джентльмены, но мы недостойны называться истинными людьми. Что тут надо изменить - всем ясно. Ни к чему спрашивать, почему мясо и жир вызывают у нас отвращение. Достаточно того, что это так. Разве это к чести человека, что он - хищное животное? Правда, он может жить, да и живет, в значительной мере охотой на других животных; но это - жалкая жизнь; в этом можно убедиться, стоит поставить силки на кроликов или забить ягненка; и тот, кто научит человека довольствоваться более невинной и здоровой пищей, может считаться благодетелем человечества. Что бы ни ел я сам, для меня нет никакого сомнения в том, что человечество в процессе своей эволюции прекратит поедать животных, так же как когда-то дикие племена перестали поедать друг друга, когда они вошли в контакт с более развитыми.".

Генри Дэвид Торо. Уолден, или Жизнь в лесу / Henry David Thoreau. Walden or Life in the Woods

См. отрывки из книг Торо в моём цитатнике;

Генри Дэвид Торо - в моих переводах

Wednesday, July 08, 2009

Выступим в защиту кошек и собак в Корее / Please Take Action For Dogs and Cats in Korea

14 июля - Международный День в защиту собак и кошек в Корее. Организация «В защиту животных» (In Defense of Animals, IDA) снова станет одним из спонсоров проведения международных мероприятий ради прекращения мучений, которым подвергаются эти животные.

IDA продолжает сотрудничать с южнокорейской зоозащитной организацией «Сосуществование ради прав животных на Земле» (Coexistence for Animal Rights on Earth, CARE) во имя прекращения варварских убийств собак и кошек для «нужд» человека. Запертые в тесных грязных клетках, убиваемые немыслимо жестокими методами – животные заслуживают наших голосов в защиту.

Каждый год два миллиона собак в Южной Корее гибнут – их убивают электрическим током, душат или забивают дубинками. Животных подвергают жесточайшей смерти, поскольку некоторые корейцы считают, что всплеск адреналина у их жертв поможет усилению мужской силы у потребителей мяса собак.

Свидетели сообщают, что собак рвут на части живьем, а тем временем их палачи говорят, что чем продолжительнее мучения - тем лучше вкус. Нельзя терпеть подобное отношение к любому живому существу.

Посредством создания коалиций во всем мире, IDA подготавливает почву для оказания давления на правительство Республики Корея с призывом покончить с подобной трагической практикой.

(Важное примечание: все упоминания Кореи относятся к Южной Корее. Возможно, проблемы в отношении собак и кошек столь же серьезны и на территории Северной Кореи, но, к сожалению, у нас нет активистов-партнеров в этой стране).

14 июля IDA планирует организовать выступления активистов около посольства Кореи в Вашингтоне, округ Колумбия, а также в других городах США и мира. Консульства Кореи находятся в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Лос-Анджелесе, Чикаго, Сиэтле, Атланте, Хьюстоне, Гонолулу и Ньютоне, штат Массачусетс.

Дополнительная информация о тяжелом положении собак и кошек в Республике Корея – на нашем вебсайте (англ.)

На 14 июля уже запланированы демонстрации в таких городах США:

San Francisco, California:
Demonstration at the Korean Consulate
3500 Clay St., San Francisco, CA.
11 a.m. - 12 noon
signs and leaflets provided
contact Hope@idausa.org or (415) 448-0043 ex. 211

Los Angeles, California:
Demonstration at the Korean Consulate
3243 Wilshire Blvd., Los Angeles, CA.
11 a.m. - 12 noon
signs and leaflets provided
contact Bill@idausa.org or (310) 301-7730

Washington, DC:
Demonstration at the Korean Consulate
2320 Massachusetts Ave., Washington, D.C.
11 a.m. - 12 noon
signs and leaflets provided
contact Annie@idausa.org or (757) 374-8112

Seattle, Washington:
Korean Embassy
2033 Sixth Ave. #1125, Seattle, Washington, 98121
11 a.m. - 12 noon
contact: Sandy Clinton: numptyland@yahoo.com or (206) 618-4930

What ELSE You Can Do:
Send letters, fax, e-mail to:
Ambassador Duk-soo Han
Embassy of the Republic of Korea
2320 Massachusetts Ave. NW
Washington, D.C. 20008
(202) 939-5600
fax (202) 797-0595
e-mail: korinfo@koreaemb.org

Дополнительная информация о кошках и собаках в Южной Корее

Практика употребления собак в пищу не является общепринятой. Она приобрела популярность после корейской войны из-за голода, царившего в стране. Однако собакоедение продолжает процветать благодаря жадности рестораторов, мясоторговцев и мясников.

Многие жители Кореи любят собак, которые часто живут в домах как животные-компаньоны. Но необходимы меры, чтобы остановить тех людей, которые игнорируют закон и продолжают издевательства над этими невинными существами ради наживы.

Недопустимо держать собак и кошек в грязных клетках, подвергая мучительной смерти, а также необходимости видеть своих собратьев, забиваемых до смерти. Подобное обращение с животными – противозаконно в Корее, и корейское правительство обязано гарантировать соблюдение законов, а также наказание для их нарушителей.

источник

UPD: Международный день в защиту кошек и собак Кореи – 2009

14 июля прошли акции по всему миру, перед каждый посольством Кореи в США, а также в Канаде, Ирландии, Боливии, Перу, Южной Африке и конечно, в самой Южной Корее.

В Сан-Франциско, Калифорния, в мероприятии участвовали 17 человек. Трое участников изображали собак в клетке, олицетворяя ужасные условия, которые вынуждены переносить эти животные в Корее.
Мы передали в консульство Сан-Франциско подписи более 18 тысяч человек под обращением IDA к правительству Кореи с призывом придерживаться законодательства этой страны по защите кошек и собак, а также прекратить эту варварскую практику.

Фотоотчет о проведенных мероприятиях

Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт
http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Friday, July 03, 2009

Мохандас Карамчанд Ганди. Моя жизнь. Отрывки из книги/ Mahatma Gandhi, quotes

"...я и не собираюсь писать настоящую автобиографию. Просто мне хотелось бы рассказать историю своих поисков истины.

Мои искания в сфере политики известны теперь не только Индии, но и в какой-то степени всему "цивилизованному" миру. Для меня они не представляют большой ценности. Еще меньшую ценность имеет для меня звание "махатмы", которое я получил благодаря этим исканиям. Это звание часто сильно меня огорчало, и я не помню ни одного случая, когда бы оно порадовало меня.

...книга Солта "В защиту вегетарианства". Купив ее за шиллинг, я прошел в столовую. Здесь впервые со времени приезда в Англию я сытно поел. Бог пришел мне на помощь.
Я прочел книгу Солта от корки до корки, и она произвела на меня сильное впечатление. С тех пор благодаря ей я стал убежденным вегетарианцем. Я благословил день, когда дал обет матери. До сих пор я воздерживался от мяса лишь потому, что не хотел лгать и нарушать свой обет. В то же время, я желал, чтобы все индийцы стали есть мясо, и предполагал, что со временем и сам буду свободно и открыто делать это и склонять к этому других. Теперь же я сделал выбор в пользу вегетарианства, и распространение его стало с тех пор моей миссией.

Моя вера в пользу вегетарианства крепла день ото дня. Книга Солта пробудила во мне интерес к изучению диететики, и я стал читать всевозможные книги по вегетарианству. Одна из таких книг, "Этика диетического питания" Говарда Уильямса, включала "историю литературы по гуманной диететике и биографии вегетарианцев с древнейших времен до наших дней". Автор пытался доказать, что все философы и пророки от Пифагора и Иисуса и до наших дней - вегетарианцы. Книга Анны Кингсфорд "Пути усовершенствования диетического питания" была также увлекательной.
Очень помогли мне работы доктора Аллинсона о здоровье и гигиене. Он пропагандирует систему лечения, основанную на регулировании диеты пациентов. Будучи сам вегетарианцем, он предписывал своим пациентам строго придерживаться вегетарианской пищи. В результате чтения всей этой литературы диететические опыты заняли видное место в моей жизни. Для начала этих опытов основным принципиальным соображением послужила забота о здоровье. Но впоследствии главным мотивом стала религия.

Я видел, что авторы книг о вегетарианстве тщательно изучили предмет с религиозной, научной, практической и медицинской точек зрения. Рассматривая вопрос в этическом плане, они пришли к выводу, что превосходство человека над низшими животными вовсе не означает, что последние должны стать жертвами первого: наоборот, высшие существа должны защищать низшие, и те и другие должны помогать друг другу так же, как человек помогает человеку. Кроме того, они высказывали соображения о том, что человек ест не ради удовольствия, а для того, чтобы жить. И некоторые из них соответственно предлагали отказаться не только от мяса, но и от яиц и молока и осуществляли этот принцип в своей жизни. Изучая этот вопрос с научной точки зрения, некоторые авторы делали вывод, что сама физическая организация человека свидетельствует, что он сыроядное животное и не должен употреблять пищу в вареном виде. Он должен вначале питаться только материнским молоком, а когда у него появятся зубы, перейти к твердой пище. С медицинской точки зрения они обосновывали отказ от всевозможных специй и острых приправ. Их практический и экономический доводы в пользу вегетарианства состояли в том, что вегетарианская пища - самая дешевая.
Все эти аргументы оказали на меня соответствующее влияние. К тому же я часто встречался с вегетарианцами в вегетарианских ресторанах. В Англии существовало вегетарианское общество, издававшее еженедельный журнал. Я подписался на него, вступил в общество и очень скоро стал членом его исполнительного комитета. Здесь я познакомился с теми, кого считали столпами вегетарианства, и начал проводить собственные эксперименты в области питания.
Я перестал есть сладости и приправы, присланные из дому. Я потерял к ним вкус, поскольку мои мысли приняли новое направление, и с удовольствием ел вареный шпинат, приготовленный без приправ, который в Ричмонде казался мне таким безвкусным. Опыты такого рода навели меня на мысль, что действительная обитель вкуса не язык, а мозг.

Наряду с основными опытами я проводил и более мелкие. Так, одно время я не употреблял пищи, содержавшей крахмал, в другое время ел только хлеб и фрукты или питался лишь сыром, молоком и яйцами. Последний опыт был совершенно излишним. Он продолжался меньше двух недель. Один из реформаторов, проповедовавший отказ от продуктов, содержащих крахмал, весьма благосклонно отзывался о яйцах, доказывая, что яйца - не мясо и, употребляя их в пищу, мы не причиняем вреда живым существам. На меня подействовали его доводы, и я, несмотря на данный мною обет, стал есть яйца. Но заблуждение было кратковременным. Я не имел права по-новому истолковывать свой обет, а должен был руководствоваться тем толкованием, которое давала ему моя мать, взявшая с меня обет. Я знал, что яйца в ее понимании также относились к мясной пище. Осознав истинный смысл обета, я перестал питаться яйцами.

В Англии я столкнулся с тремя определениями понятия "мясо". Согласно первому, к мясу относится лишь мясо птиц и животных. Вегетарианцы, принимающие это определение, не едят мяса животных и птиц, но едят рыбу, не говоря уж о яйцах. Согласно второму, к мясу относится мясо всех живых существ, поэтому рыба в данном случае также исключалась, но яйца есть разрешалось. Третье определение включало в понятие "мясо" мясо всех живых существ, а также такие животные продукты, как яйца и молоко. Если бы я принял первое определение, то мог бы есть не только яйца, но и рыбу. Но я был убежден, что определение моей матери и есть то определение, которого я должен придерживаться. Поэтому, чтобы соблюсти обет, я отказался и от яиц. В связи с этим возникли новые трудности, так как выяснилось, что даже в вегетарианских ресторанах многие блюда приготовлены на яйцах. Это означало, что я должен был заниматься неприятным процессом выяснения, не содержит ли то или иное блюдо яиц, поскольку многие пудинги и печенья делались на яйцах. Но хотя, выполняя свой долг, я и столкнулся с затруднениями, в целом это упростило мою пищу. Такое упрощение в свою очередь доставило мне неприятности, так как пришлось отказаться от некоторых блюд, которые мне нравились. Однако эти неприятности были временными, поскольку в результате точного соблюдения обета у меня выработался новый вкус, значительно более здоровый, тонкий и постоянный.

Вегетарианство в те времена было новым культом в Англии, оно стало новым культом и для меня, потому что, как мы видели, я приехал туда убежденным сторонником употребления в пищу мяса и позднее был интеллектуально обращен в вегетарианство. Полный рвения, присущего новичку, я решил основать клуб вегетарианцев в своем районе, Бейсуотере. Я пригласил сэра Эдвина Арнолда, проживавшего в этом районе, в качестве вице-президента клуба. Редактор "Веджетериэн" д-р Олдфилд стал президентом, а я - секретарем.

"Новый завет" произвел на меня иное впечатление, в особенности Нагорная проповедь, тронувшая меня до глубины души. Я сравнивал ее с "Гитой". В неописуемый восторг привели меня следующие строки:

А я вам говорю: не противься обижающему; но если кто ударит тебя в правую щеку твою, подставь ему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и кафтан.

Я вспомнил строки Шамала Бхатта: "За чашу с водой воздай хорошей пищей" и т. д. Мой молодой ум пытался объединить учение "Гиты", "Света Азии" и Нагорной проповеди. Я видел, что высшая форма религии - отречение, и это глубоко запало в мою душу.
Я усиленно изучал также произведения Толстого. "Краткое евангелие", "Так что же нам делать?" и другие его книги произвели на меня сильное впечатление. Я все глубже понимал безграничные возможности всеобъемлющей любви.

Контроль над своими вкусовыми ощущениями - главное условие при соблюдении обета брахмачарии. Я убедился в том, что полный контроль над вкусом чрезвычайно облегчает соблюдение обета, и стал проводить свои диетические опыты не только как вегетарианец, но и как брахмачари. В результате этих опытов я пришел к выводу, что пища брахмачари должна быть не обильной, простой, без пряностей и по возможности не вареной.
Шестилетний опыт показал мне, что идеальная пища для брахмачари - свежие фрукты и орехи. При такой пище я был совершенно свободен от страстей.

...По дороге я увидел большое стадо овец, которых гнали в храм Кали, чтобы принести в жертву. Вдоль дороги, ведущей к храму, выстроились ряды нищих. Среди них были нищие монахи, но я уже тогда был решительным противником того, чтобы подавать милостыню здоровым людям. Целая толпа их шла за мной. Нищий, сидевший на веранде, остановил меня вопросом:
- Куда ты направляешься, сын мой?
Я ответил. Он попросил меня и моего спутника присесть, что мы и сделали. Я спросил его:
- Считаете ли вы подобное жертвоприношение религией?
- Кто может считать религией убийство животных?
- Тогда почему же вы не проповедуете против этого?
- Это не мое дело. Наше дело молиться богу.
- Но разве нет другого места, где бы вы могли молиться?
- Все места одинаково хороши для нас. Люди подобны стаду овец, они идут туда, куда их ведут вожди. Это не наше дело. Мы садху.
Мы не стали продолжать спора и пошли к храму. Навстречу нам текли потоки крови. Я не мог вынести этого зрелища. Я был возмущен и взволнован. Никогда не забуду той картины.
В этот самый вечер я был приглашен на обед к бенгальским друзьям. С одним из них я заговорил об этой жестокой форме богослужения. Но он ответил:
- Овцы ничего не чувствуют. Шум и барабанный бой заглушают ощущение боли.
Я не мог стерпеть и возразил, что если бы овцы обладали даром речи, то, наверное, сказали бы другое. Я чувствовал, что необходимо положить конец этому жестокому обычаю. Я вспомнил историю Будды, но понял, что подобная задача мне не по силам.
Я и теперь придерживаюсь этих убеждений. Для меня жизнь ягненка не менее драгоценна, чем жизнь человеческого существа. И я не согласился бы отнять жизнь у ягненка ради человеческого тела. Я считаю, что чем беспомощней существо, тем больше у него прав рассчитывать на защиту со стороны человека от человеческой жестокости. Но тот, кто не подготовил себя к такому служению, не способен его защитить. Я должен пройти через большее самоочищение и жертву, прежде чем смогу надеяться спасти ягнят от нечестивого жертвоприношения. Я готовлюсь умереть, заботясь о самоочищении и жертве, и неустанно молюсь, чтобы на земле родился сильный духом человек - мужчина или женщина, - исполненный божественного милосердия, который освободил бы нас от этого омерзительного греха, спас жизнь невинных существ и очистил храм. Непонятно, как Бенгалия с присущими ее населению знаниями, умом, жертвенностью и эмоциональностью терпит подобную резню.

По мере того, как все более очевидным становился идеал жертвенности и простоты, по мере того, как во мне все больше пробуждалось религиозное сознание, я все сильнее увлекался вегетарианством, распространение которого считал своей миссией. Мне известен только один метод миссионерской деятельности - это личный пример и беседы с ищущими знания.

Вместе со своими товарищами по работе я убедился на опыте, насколько верна индийская пословица: человек есть то, что он ест.

Некоторые, как мне известно, говорят, что душа не имеет ничего общего с тем, что человек ест или пьет, так как она сама не ест и не пьет; что имеет значение не то, что мы принимаем внутрь извне, а то, что мы выражаем изнутри вовне. Несомненно, в этом есть некоторая доля истины, но, не вдаваясь подробно в эти доводы, я только выражу свою твердую убежденность в том, что воздержание в пище, как в отношении качества ее, так и количества, столь же важно, как и сдержанность в мыслях и словах для ищущего истину, который живет в страхе божьем и готовится предстать пред господом.

Профессия юриста мне опостылела. Самый интеллект стал мне противен, поскольку оказывалось возможным проституировать его для сокрытия преступлений.

Сознание своей слабости и неожиданная встреча с людьми, проникнутыми такими же мыслями, привели к тому, что я стал питаться исключительно фруктами, поститься в день экадаши, соблюдать джанмаштами и тому подобные праздники.
Я начал с фруктовой диеты, однако с точки зрения воздержания не видел большой разницы между фруктовой и мучной пищей. Я заметил, что и в первом, и во втором случае возможно одинаковое потворство чревоугодию. Поэтому я придавал большое значение посту по праздникам и одноразовому приему пищи в эти дни и с радостью использовал для проведения поста любой повод для покаяния и т. п.

Она [мать Ганди] решительно ответила:
- Я не буду есть мясной бульон. В этом мире редко удается родиться в виде человеческого существа, и я предпочитаю умереть на твоих руках, чем осквернить свое тело подобной мерзостью.

В книгах по вегетарианству я нашел подтверждение этому, но до принятия обета брахмачарии я не решался отказаться от молока. Я давно понял, что оно не является необходимым продуктом для поддержания организма, но отказаться от него было нелегко. В то время, когда мною все больше овладевало сознание необходимости в интересах самоограничения не употреблять в пищу молока, я случайно натолкнулся на книжку, изданную в Калькутте, в которой описывалось, как мучили коров и буйволов их хозяева. Эта книжка оказала на меня сильное влияние. Я разговорился о ней с м-ром Калленбахом.
М-р Калленбах сказал:
- Мы все время говорим о вредном воздействии молока. Почему бы нам не отказаться от него? Без молока можно обойтись наверняка.
Я был приятно удивлен таким предложением и охотно принял его. Мы оба тогда же поклялись отказаться от молока. Это произошло в 1912 году на ферме Толстого.
Однако и это не вполне удовлетворило меня. Вскоре я решил жить исключительно на фруктовой пище и есть по возможности самые дешевые фрукты. Мы хотели жить так, как живут самые бедные люди.
Фруктовая пища оказалась очень удобной. С приготовлением пищи было фактически покончено. Сырые земляные орехи, бананы, финики, лимоны и оливковое масло составляли наше обычное меню.
Должен, однако, предостеречь тех, кто стремится стать брахмачари. Хотя я выявил тесную связь между питанием и брахмачарией, очевидно, основное - это душа. Постом нельзя очистить преисполненную грязных намерений душу. Изменения в питании не окажут на нее никакого влияния. Похотливость в душе нельзя искоренить иначе, как путем упорного самоанализа, посвящения себя богу и, наконец, молитв. Однако между душой и телом существует тесная связь, и чувственная душа всегда жаждет лакомств и роскоши. Ограничения в пище и пост необходимы, чтобы избавиться от этих склонностей. Вместо того чтобы управлять чувствами, чувственная душа становится их рабом, поэтому тело всегда нуждается в чистой, невозбуждающей пище и периодических постах.
Тот, кто пренебрегает ограничениями в пище и постами, так же глубоко заблуждается, как и тот, кто полагается только на них. Мой опыт учит меня, что для того, чья душа стремится к самоограничению, пост и воздержание в пище очень полезны. Без их помощи нельзя полностью освободить душу от похотливости.

Ахимса - всеобъемлющий принцип. Все мы - слабые смертные, пребывающие в пламени химсы. Пословица, гласящая, что живое живет за счет живого, таит в себе глубокий смысл. Человек не живет ни минуты без того, чтобы сознательно или бессознательно не совершать внешней химсы. Уже сам факт, что он живет - ест, пьет и двигается, - неизбежно влечет за собой химсу, т. е. разрушение жизни, пусть даже самое незначительное. Поэтому приверженец ахимсы будет преданным своей вере лишь в том случае, если в основе всех его поступков лежит сострадание, если он старается избежать уничтожения даже мельчайших существ, пытается спасти их и таким образом постоянно стремится высвободиться из смертельных тисков химсы. Он будет становиться все воздержаннее, сострадательнее, хотя никогда полностью не освободится от внешней химсы.

Далее, благодаря тому, что ахимса представляет собой единство всей жизни вообще, ошибка, совершенная одним человеком, не может не иметь последствий для всех, а это значит, человек не может полностью освободиться от химсы. Пока он член общества, он не может не участвовать в химсе, которую порождает само существование общества. Когда два народа воюют, долг приверженца ахимсы заключается в том, чтобы прекратить войну. Тот, кто не может выполнить этот долг, кто не имеет силы сопротивляться войне, кто не подготовлен к этому, может принимать в ней участие и одновременно всей душой стремиться к тому, чтобы освободить от войны себя, свой народ и весь мир.

Религиозные соображения преобладали в отказе от молока. Я живо представлял себе отвратительные приемы, с помощью которых калькуттские говалы выжимают последнюю каплю молока у коров и буйволиц. Равным образом я считал, что как мясо, так и молоко не должны быть пищей для человека. Итак, утром я встал с твердым намерением как и прежде воздерживаться от молока.

...в Чампаране волов по-прежнему заставляют работать сверх меры. Люди, именующие себя индусами, все так же жестоко обращаются с бедными животными и позорят тем самым свою религию.

Общее правило гласило: змей не убивать; хотя должен признаться, что все мы и теперь не можем побороть чувство страха перед этими пресмыкающимися.
Правило не убивать ядовитых пресмыкающихся выполнялось и в Фениксе, и на ферме Толстого, и в Сабармати; причем каждый раз мы селились на пустырях, однако смертельных случаев от укусов змей у нас ни разу не было. В этом, как человек верующий, я ощущаю руку милосердного Господа."

источник: Мохандас Карамчанд Ганди. Моя жизнь
Ганди М.К. Моя жизнь, М., Гл. ред. восточной литературы изд-ва "Наука", 1969.

* * *
Другие высказывания М. Ганди:

Показателем величия нации и уровня нравственности в обществе может служить то, как её представители обращаются с животными.

Я не рассматриваю плоть умерщвленных животных как необходимую для нас пищу. Напротив, я убеждён в том, что для человека неприемлемо употреблять мясо в пищу. Мы заблуждаемся в своих попытках копировать низших животных, на деле превосходя их в развитии.

Единственный способ жить – это давать жить другим.

Защита коров для меня является одним из самых замечательных явлений во всей человеческой эволюции, так как это выводит человека за рамки особей своего вида. Корова для меня символизирует весь животный мир. Человек, через корову, призван понять своё единство со всем живым... Корова – это песнь жалости... Защита коров символизирует защиту всех немых тварей господних... Мольба стоящих ниже нас на ступенях эволюции бессловесна, и в этом её сила.

Мохандас Ганди (1869-1948, лидер и идеолог индийского национально-освободительного движения, видный общественный и политический деятель), источник

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...