Thursday, May 13, 2010

Галина Даниловна Шиянова "бабушка с собаками с Андреевского спуска"/Kyiv, Ukraine, stray dogs

в продолжение и дополнение истории о "даме с собачками"

источник (май 2006 года):


В большом городе жила женщина, которая любила собак. Больших и маленьких, здоровых и больных, добрых и не очень. Просто любила, и все. Собаки жили на улице, пугали прохожих, рылись в помойках, за ними охотились живодеры. Женщина собак спасала, кормила, лечила. Теперь у них есть дом, еда и хозяйка, прохожие плачут от умиления и почти не боятся, а недобрые гицели обходят дом десятой дорогой. Собаки вытащили „самый главный собачий билет”. Благодарный город восславил добрую женщину. Волшебная сказка. Happy end.

Собственно, на этом месте сказка заканчивается, а реальность выглядит так: полуразрушенный дом в центре Киева. В доме есть: усталая пожилая женщина, несколько десятков собак, несколько человек без определенного места жительства и рода занятий. В доме нет и никогда не будет: тишины, тепла, электричества, покоя, денег. В доме предельно мало: еды для людей, корма для собак, лекарств для тех и других, надежды на то, что что-то может измениться к лучшему.

Усталую пожилую женщину зовут Галина Даниловна Шиянова – та самая, известная всему Киеву, «бабушка с собаками с Андреевского спуска». Дом, где она большую часть времени живет в свои 69 лет - отличная «натура» для какого-нибудь кино про войну: обрушенные перекрытия, выбитые окна, заваленные битым кирпичом коридоры.

Кроме Галины Даниловны и собак, в доме более или менее постоянно находятся несколько человек, по разным причинам лишившихся собственного жилья. Как туда попали преподаватель консерватории, труженица похоронной конторы с двадцатилетним стажем и музыкант после десятилетней отсидки – совсем другая история. Они тоже в той или иной мере заняты в приюте: Даниловну с собаками на Андреевский вывезти, чаны с едой и воду принести, ну и мало ли чего еще – в общем, «при деле». Жизнь под одной крышей с этими людьми имеет определенные особенности. Какие – догадайтесь сами.

Иногда Галина Даниловна ненадолго ездит передохнуть в свою квартиру на Борщаговке. Все остальное время проводит в доме – собак надо кормить, мыть, лечить, да и на других «сотрудников приюта» их надолго не оставишь. Живет и содержит собак на пенсию и те деньги, которые удается собрать на Андреевском спуске за выходные дни. Хочет открыть свой приют для животных под Киевом, в принадлежащем ей старом сельском доме. Ищет того, кто пожертвует для этого средства.

*****
«Родилась в Киеве, в 1937 году. В 47-м в детдом попала, до восьмого класса там жила. Потом работала на швейной фабрике – пальто шила. Потом медучилище закончила, и 22 года в больнице проработала. Сейчас на пенсии. Ни детей нет, ни семьи».

«Я когда-то собаку себе завела. Она пропала потом. Везде ее искала, но так и не нашла. Так я первый раз на живодерню в Пирогово попала – и увидела, как там животных по-варварски убивают».

«В Пирогово так было: стоит шесть клеток, в каждой по собаке. Эту в понедельник убьют, эту во вторник... Я плакала, корвалол пила, просила бойню остановить. Около 15 лет я туда ездила и, по своим возможностям, выкупала собак и кошек».

«Целыми мешками привозили на живодерню этаминал, порошок. Перемешивали с мясом на мясорубке, делали котлеты и разбрасывали по городу. Собаки очень тяжело умирали...»

«Я раньше не на Андреевском стояла, а в самом центре, возле Горадминистрации. Ну, люди там разные ходят. Подошла как-то женщина – оказалось, журналистка из Германии. Разговорились. Она нашла машину, людей, поехали мы в Пирогово – меня ж там все знали уже. Скрытой камерой сняли все, что там происходило. Потом это в Европе показали, скандал был огромный. В 97-м году, после этого скандала, живодерню закрыли».

«Когда у меня 200 собак было, в приюте на Татарке, я им еду в морском училище и в училище связи брала. То, что курсанты в столовой не доели. Всех водителей 62-го автобуса знала – я ж, бывало, весь автобус продуктами занимала... И гицелей всех до единого знала, и номера их «будок», и кто в какую смену работает... Я тогда еще в столовую на Бессарабке устроилась, чтоб можно было объедки для собак забирать. Пришла к ним, а они насторожились – вы, ж, мол, фельдшер, образованный человек – зачем вам у нас посуду мыть? ... А сейчас еду для собак в лицее, в столовой, берем. Получается 5-7 ведер – то, что после школьников остается».

«У меня в квартире 7 собак было – на время забрала к себе, после того, как на Татарке приют закрыли. Соседи пожаловались. Я уехала куда-то на день, возвращаюсь – двери в квартире выломаны, собак нет. Всех ядом убили. Эрделя моего – он крупный пес был – участковый в лифт загнал и баллончиком травил, «черемухой». Я с ними судилась, но неопытная тогда была – судья так все повернула, что дело закрыли. Я потом железные двери поставила – так и их уже кто-то топором рубить пробовал».

«Сейчас у меня около 70 собак, кошки тоже есть. За городом у нас есть старый дом. В нем нужно сделать забор, провести газ и электричество, вольеры построить. Отдельный дом для кошек купить нужно, и земельный участок под огород. Деньги нужны, много денег. И машина, чтобы продукты и животных возить... Здоровья уже нет. Физических сил не хватает. Хочется отдохнуть, просто на чистой постели поспать...».

Из комментариев (ноябрь 2007 года):

С момента создания поста прошло 1,5 года. кто-нибудь знает как там развивается ситуация?

По большому счету, радикальных изменений не произошло - приют не может переместиться в дом, купленный Галиной Шияновой в селе под Гливахой, потому что тогда он лишится зароботков - ездить полтора часа на электричке с собаками чтобы собрать (или не собрать, что тоже очень вероятно) милостыню на Андреевском - занятие малореальное. При этом в этом доме проведен газ и достроен забор (грамотный, с бетонным поясом на полметра под землю) и ворота, в принципе, можно было бы жить...
Сколько денег на счету у Шияновой, я, честно говоря, не спрашивал. Подозреваю, что немного.

Про счет тут (август 2007 года):

Есть новости - у Галины Шияновой теперь есть свой счет в банке, на который можно переводить деньги.
Счет гривневый, т.е. пока переводы - только из Украины, а там будет видно.

Реквизиты такие:
-------------------------
Акціонерний комерційний банк КИЇВ
Подільська філія АКБ КИЇВ
04070 м. Київ
вул. Фролівська, 3/34
код 228683254
номер рахунку: 26207203051201

Найти ее на Андреевском несложно - в самом низу, если спускаться - слева, угол Андреевского спуска и Покровской. Место не меняется - возле дома 2-а по Андреевскому спуску. В выходные они там всегда, но в последнее время в доме голодно (школы закрылись на каникулы, бесплатной еды для собак из столовой не стало) - поэтому есть шанс застать и в будние дни.
Еще, и это важно - постарайтесь не говорить о деньгах, если рядом с Шияновой стоит кто-то еще. Ее помощники - народ, скажем так, несколько специфический, и денежные вопросы лучше решать без посторонних. Почитайте мои посты после "дамы с собачками" - я думаю, все поймете.

И спасибо всем!

UPD: Май 2010:

Я недавно разговаривал с ней - они потихоньку перемещаются с собаками в дом за городом (недалеко от Гливахи). Николай (там есть про него немного в следующих постах) переехал вместе с ними. Сама Галина Даниловна приезжает с Киев чтобы собирать деньги - в селе, сами понимаете, ей никто не рад с ее собаками.

еще фотографии - в ЖЖ Evgen Kriksunov

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...