Thursday, August 12, 2010

Литгазета: Четвероногие вне закона/ stray cats and dogs

Научимся ли мы жить вместе с ними

Человечество без облагораживания его животными и растениями – погибнет, оскудеет, впадёт в злобу, как одинокий в одиночестве.
А. Платонов

ОЧЕРЕДЬ НА ЖИВОДЁРКУ

Восьмиклассник, узнав об исключении из школы, выместил зло на подвернувшейся во дворе кошке. С травмированным напуганным животным видевшие это дети прибежали ко мне за советом. И первой спасительной мыслью была, конечно, Ирина Родина.
Известной зоозащитнице из городской общественной организации «Центр помощи животным» звонят жители трёх административных районов, сообщая о самых драматических ситуациях с нашими меньшими братьями. Во время последнего массового отстрела телефон Ирины зашкаливал. Плачущая женщина рассказала, как на Камышинском рынке выскочивший из подъехавшей машины мужчина в упор выстрелил в Чернушку, добродушнейшее существо, 15 лет обитавшее на рынке, и в её собачку, сидевшую в коробке.
Люди, сообщая вопиющие факты, умоляли помочь прекратить это безобразие. Одновременно, по сведениям властей, за время проведения сезонной операции по очистке Ульяновска от бесхозных животных в диспетчерскую службу АТП по уборке города поступило 720 обращений жителей с просьбой оградить их от опасных соседей.
Среди социально-экологических проблем, характерных для крупных городов и населённых пунктов, проблема наших взаимоотношений с животными – одна из самых актуальных и болезненных. Последний массовый отстрел, когда было убито более 400 животных, вызвал в Ульяновске невиданную до тех пор волну протеста. В областном центре прошли два митинга в защиту прав животных. Оппозиционная газета «Симбирский курьер» опубликовала гневное письмо в адрес мэра, подписи под которым едва уместились на двадцати семи страницах.
В ответ в печатном органе мэрии появилась статья с полярной точкой зрения. Автор, опираясь на личный драматический опыт, очень эмоционально доказывал, что безопасность человека дороже жизни животных. Отсюда вывод: позиция мэра, санкционировавшего отстрел, правомерна.
У меня есть копия документа, из которого можно многое понять: «С целью очистки города от ненужных, нездоровых и безнадзорных кошек и собак, для оказания помощи населению в избавлении от домашних животных…» И далее определяется плата за сдачу и выкуп животных. Согласно документу, выкупить своего меньшого брата, если человек одумается, дороже, чем его уничтожить.
На всю жизнь запомнился телевизионный кадр, запечатлевший очередь на живодёрку. Чуть в стороне от неё стоял мальчик и горько плакал. Мама обрекла на смерть его любимого котёнка, потому что он пушиcт, и в знак того, что ребёнок не ослушался, велела принести плату за его уничтожение. Котёнок вырвался и побежал…. Мальчик догнал его…

ТАК ЛИ УЖ НЕИЗБЕЖНО ЗЛО?

По мнению Ирины Родиной, зоозащитника с большим стажем, материальный стимул подстёгивает не только бомжей и мам, не терпящих шерсти на диване, но и организации, специализирующиеся на утилизации. По странной логике в России животные в природе охраняются государством, а вот безнадзорные – нет. Культивируется взгляд, что это никакие не Божьи творения, а как бы биологический мусор, которым и должны заниматься санитарные и дорожно-коммунальные службы. Они и «занимаются», хотя учёные давно доказали, что отлов для убийства аморален, чрезвычайно экономически затратен и бессмыслен, так как на место убитой собаки приходит животное-мигрант, не адаптированное, чужеродное, непредсказуемое.

Накануне сезонных массовых отстрелов происходит манипулирование сознанием людей. Их как бы психологически подготавливают к этому. Усиливается поток информации об агрессивности, непредсказуемости собачьего племени. Подчёркивается, что отстрел – это, конечно, зло, но неизбежное, обусловленное социально-экономическими причинами и желанием навести бытовой и санитарный порядок.
Но получить реальную информацию о том, сколько на самом деле пострадало людей от укусов и сколько случаев бешенства было выявлено, невозможно.

В цивилизованных странах законодательство о правах животных органично вписывается в жизнь общества. У нас собак и кошек сдают в живодёрку как макулатуру. В 1997 году была принята ст. 245 УК, согласно которой за издевательство над животным можно получить два года лишения свободы. Однако на практике реализовать это положение очень трудно, и прецеденты исчисляются единицами.

Согласно результатам исследования НИИ имени Сербского, из 200 осуждённых за предумышленное убийство 170 приобретали первый криминальный опыт, стреляя в голубей, лупя кошек и убивая собак. Это, оказывается, так доступно и заразительнопроявить власть над тем, кто не может тебе ответить. Можно пнуть ногой беззащитного котёнка и бросить булыжник в щенка. И ничего тебе не будет. Может быть, отсюда массовая жестокость детей? Их ведь никто не учит отвечать за мир вокруг себя.

Мы очень много говорим о сбережении народа, его психическом, нравственном, физическом здоровье. И одновременно продолжаем «утилизировать» доверие, преданность, любовь.
На мой вопрос, что реально сегодня зависит от муниципальной власти в области регулирования отношений с животными, главный эколог областного центра А. Салтыков ответил: «Практически ничего». После разделения полномочий местная власть лишилась источника финансирования, и поэтому в Ульяновске были отменены «Правила содержания животных в городе». Кстати, очень неплохие. Предусматривались и гуманное отношение, и профилактика жестокого обращения, и щадящие средства для отлавливания и утилизации, и строительство приютов.

После отмены правил у наших четвероногих соседей по большому счёту не осталось никаких шансов выжить. Приехавшая из Канады к моей приятельнице сестра была крайне удивлена нашими обеспокоенными разговорами о том, куда пристроить собак на время отъезда. Своих четырёх питомцев она сдала в приют. В Канаде это обычная услуга, в России – головная боль, грозящая для ульяновцев стать хронической. Обладающим чувством ответственности придётся либо отказываться от поездок, либо просить о помощи друзей. Ну а не научившиеся любить будут просто выкидывать четвероногих членов семьи на улицу.
Да что там собачьи гостиницы! У нас даже вылечить заболевшего друга и то непросто. Руководителя центральной ветлечебницы Ульяновска И. Мифтахутдинова я застала в расстроенном состоянии. Только что ушла плачущая женщина. Она вызвала частного врача для контроля за родами у собаки. После того, как появилось шесть щенков, ветеринар заявил, что всё закончилось, и ушёл. А родилось ещё пятеро, и собака в тяжёлом состоянии. И таких случаев бесчисленное множество. Госдума отменила лицензирование ветеринарной деятельности, и докторами-айболитами стали рядиться шарлатаны всех мастей.

Вне контроля живут «птичьи» рынки. Город недосчитывается налогов, а покупатели вместо «экзотов» получают перекрашенных двортерьеров. О том, куда исчезают некупленные щенки и котята, даже говорить не хочется.

ЧЕМ СЛАБЕЕ, ТЕМ СВЯЩЕННЕЕ

Нельзя сказать, что попыток отрегулировать наши отношения с природой совсем не предпринималось. В недрах ещё первых созывов Госдумы РФ созревал проект Федерального закона «О защите животных от жестокого обращения», учитывающий международный опыт и делающий акцент на принципиально новом подходе – уважении к любой форме жизни: «чем слабее, тем священнее».

Одобренный в первом чтении законопроект был опубликован и в силу мировоззренческой новизны разослан для широкого обсуждения в регионах. Первоначальный текст его постоянно совершенствовался, огромную лепту в это внесли природоохранные и благотворительные организации, Общество защиты животных, известные учёные, независимые эксперты, юристы, переложившие биоэтические принципы на язык юридической практики. И наконец в 1999 году законопроект был принят Госдумой, одобрен Советом Федерации и послан президенту.

Увы, в действие он так и не вступил: «Животные не являются ни объектами права, ни участниками общественных отношений…», к тому же, по мнению администрации президента, всё уже отрегулировано отдельными статьями других законодательных актов.
Работа согласительной комиссии ни к чему не привела. Не услышанными оказались и голоса творческой интеллигенции и международных организаций. Из четырёх действующих европейских соглашений в отношении защиты животных подписано только одно, касающееся транспортировки.

По странной логике мы берём из прошлого только то, что совсем не обращено в будущее и не связано с духовной эволюцией. Хотя у России для прозрения прекрасная база – классическая педагогика с её гуманными принципами, великая, глубоко экологичная классическая литература, деревенская проза, русское классическое естествознание, русская религиозная философия.

Россия переполнена талантливыми людьми, жаждущими вновь почувствовать органическую связь с природой во всём её многообразии. Мы нуждаемся не в «Фабрике звёзд», а в возрождении своих недавних природоохранных традиций. Нам необходим конкурс экологической песни и поэзии, а не шоу, навязывающие совершенно чуждый принцип – богатей любой ценой.
Жизнь в любом проявлении – это чудо. Наша общая вина и беда в том, что и в третье тысячелетие мы вступили, не отрегулировав своих отношений с теми, кого Бог повелел Ною взять с собой в один ковчег. Предательство преданных – это тяжкий грех.

Людмила Разумовская, 
Ульяновск 
источник

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...