Tuesday, September 21, 2010

Варварское развлечение – охота на животных /Against Cruel Sports, anti-hunting

Источник: Харьковский Центр этичного отношения к животным им. Льва Толстого «Жизнь»
Спецвыпуск газеты «Время» в защиту животных, сентябрь 2005 года 

Сканирование, редактирование, фотоиллюстрации – Е. Кузьмина http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Несмотря на то, что многие охотники доказывают необходимость любительской охоты ее экономичностью, экологичностью, селекционной важностью и т.п., в конечном итоге охотник-любитель охотится не для того, чтобы управлять, охранять, контролировать, выбраковывать или улучшать жизнь животных – которых охотники именуют «дичь», — он охотится ради собственного развлечения. И заботятся охотники о животных, подкармливая в лихую годину, устраивая гнездовья - только с одной целью: чтобы после отнять жизнь этих животных.

Да, охотники очень широко разделяются по своим мотивациям, взглядам, привычкам, возможностям, ментальности и поведению. Но у всех есть общее — это желание получить удовольствие путем убийства, а также при помощи выслеживания, преследования, погони, цель которых, в конечном счете, - душегубство. Есть разные виды любительской охоты. Но смысл каждого из них - убийство. Охотник сеет смерть – вот центральный образ этой забавы.

Но в чем причины убийства? Что способствует убийству? Какие мотивы толкают охотника отнимать жизнь животного?

Охотники часто ссылаются на некий инстинкт убивать ради развлечения, который, якобы, достался им в наследство то ли от зверей, то ли от пещерного человека. На самом деле это пустая выдумка, уловка, миф. Никакого ocoбoгo инстинкта убивать не было и нет. Ни одно животное не убивает ради развлечения, но только в при самообороне или ради пропитания. Так что на гены от зверей ссылаться нечего. Это — во-первых.
Во-вторых, если бы человеку такой инстинкт достался в наследство от пещерного человека, то он был бы присущ всем людям, а не только охотникам.
И в-третьих. Ссылка на так называемый «инстинкт убивать» просто очень удобна для охотников: «Я не сволочь, у меня гены такие».

Как полагает российский эко-психолог, доктор психологических наук С.Д. Дерябо, варварское желание убить на охоте животное ради развлечения вызвано не эфемерным бессознательным «инстинктом, доставшимся нам от предков», а вполне осознанными и не лучшими человеческими качествами: стремлением выместить свою злобу на более слабом и беззащитном; продемонстрировать свою власть (если я его убил, то я сильнее и главнее). У психологов это называется «смешанной агрессией». Здесь бытует даже особая некрофильская магия отнятия жизни.

Можно добавить еще и такие причины:
1. Масштабная реклама охоты. Именно во многом благодаря рекламе начинающий охотник не видит ничего предосудительного в убийстве животного. В царской России и сейчас в странах бывшего СССР издаются десятки охотничьих журналов и газет, сотни книг на охотничью тематику. Охоту воспевали многие известные писатели и поэты — от Пушкина до Пришвина и Соколова-Микитова. А вот антиохотничья пропаганда (не считая некоторого подъема в конце 1960-х — начале 1970-х) практически не ведется. Нет в наших странах и антиохотничьего движения как такового. Совсем иначе дело обстоит на Западе. Противники охоты имеют там очень влиятельные позиции, пользуются широкой поддержкой среди населения. Активно действуют международные альянсы против охоты.

[American Hunt Saboteurs Association
Bath and Bristol Hunt Sabs
League Against Cruel Sports, anti-hunting page
The Hunt Saboteurs Association]

В результате их деятельности в 1995 г. 80% британцев выступало против традиционной английской охоты на лис, 93% жителей Новой Зеландии не одобряет охоту на китов (Gunn, 2001). Оставшиеся виды любительской охоты находятся под строгим контролем государства и общественности. Практически вся Европа запретила весеннюю охоту. Протест против охоты доходит до того, что политическому деятелю легче сознаться в нетрадиционной сексуальной ориентации, чем в склонности к убийству животного (Костюков, 2002).

У нас всё наоборот. Для сравнения, в Украине, согласно социологическим исследованиям, проведенным Киевским эколого-культурным центром в 2002 году, только 50% опрошенных выступает против охоты, 29,5% ее поддерживают, 20,5% не определились с ответом. Из-за отсутствия даже элементарной критики отечественная любительская охота становится все более распущенной, и циничной: возродились было прикрытые в начале 1990-х «царские» охоты, разрешена варварская весенняя охота, ведётся недопустимая охота в заповедниках и национальных парках, неслыханными темпами растет браконьерство.

2. Заинтересованность бизнеса
Рынок поощряет убийство. Охотничье оборудование, охотничьи рестораны, охотничьи издания, дорогие заграничные туры (сафари) — все это даёт и будет давать прибыль при одном условии: если люди продолжат убивать. Убивать животных.
Этот варварский бизнес делает всё возможное для пробуждения и поощрения страсти к убийству и примитивных эмоций. Ради наживы, ради денег, которые, как известно, не пахнут. Воротилы бизнеса организовали бы охоту на кого угодно, если бы это сулило доход.

3. Безудержная склонность наших соотечественников к пьянству, в том числе на охоте. В результате притупляются негативные эмоции, связанные с убийством животного. Бывает и наоборот: испытывающий после убийства угрызения совести охотник старается залить их водкой.

4. Как сообщил мне доктор биологических наук, московский ученый А.В. Олескин, имеется немало научных свидетельств того, что загрязнение окружающей среды тяжелыми металлами (в том числе и свинцом) способствует усилению у людей агрессии, депрессии, а также ослаблению самоконтроля, что, в свою очередь, толкает их на импульсивные преступления. Охотники особенно часто подвергаются загрязнению свинцом (имея дело со свинцовой дробью), что, по-видимому, также может способствовать появлению желания убивать. Кроме того, они чаще, чем неохотники, потребляют мясо, «добытое» в состоянии жуткого стресса животных (опасность, погоня и т.д.). Это мясо полно различными химическими веществами, выделяемыми в кровь животного во время стресса и агонии, что, в свою очередь, способствует возникновению агрессии у самих охотников. Создается своего рода замкнутый круг, где жертвами становятся и дикие животные, и охотники.
И еще. По мнению многих психологов, наличие у охотников оружия само по себе является фактором, провоцирующим их на убийство животных.

5. Власть традиции. В данном случае традиции убивать. Эта традиция, вместе с так называемой эстетикой убийства, является важным элементом особой некрофильской культуры, основанной на преклонении перед актом убийства. Однако охотник в глубине души всё же чувствует, видимо, варварство этой страсти и старается себя защитить, подбодрить. Это заставляет его тянуться к себе подобным, - как известно, нет союза крепче, нежели союз, основанный на осознании общего греха, - справедливо заключает журналист «Независимой газеты» А. Костюков (2002).

6. Эстетика убийства, вернее, эстетика самой подготовки к убийству.
Первый обратил на это внимание доктор биологических наук А.А. Никольский (1999); он пишет, что приемы убийства животных не только многократно воспеты в произведениях искусства, но и стали частью культуры. Охотничьи костюмы, звуки охотничьих рожков, особая охотничья кухня, специфический лексикон (например, говорят не «убил», а «добыл» зверя) — всё это как бы создает элементы игры; словно для того, чтобы отвлекать охотников от мысли, что суть их занятия - убийство животных.
Однако даже эти уловки помогают не каждому. Часто охотники сами приходят к осознанию безнравственности охоты. Заядлый охотник, Лев Толстой к 50 годам стал ярым её противником. 20% американцев, в молодости любивших охотиться, в зрелом возрасте забросили ружье.

Когда человек ближе сталкивается с животными, он нередко перестает смотреть на них как на ресурс, забаву, трофей, дичь, мясо. Один мой знакомый однажды вместо того, чтобы скрутить шею раненой утке, отнёс ее для лечения в зоопарк. После этого он понял, что его охотничья карьера завершена.

7. Отношение к убийству как к повседневному, рядовому явлению.
Эта причина, как и пьянство, более всего имеет наши, отечественные корни. Длительное, на 100 лет дольше, чем в Европе, рабство, тоталитаризм царского и советского режимов, войны, уничтожившие десятки миллионов жизней, нанесли нашим народам серьезную психологическую травму:
А) Понятие неприкосновенности, святости жизни обесценилось.
Запоротые до смерти крепостные крестьяне, царские расстрелы, бесконечные войны и бунты, ГУЛАГ и т.п. реалии истории приучили наших соотечественников смотреть на любую жизнь - как животных, так и человека - как на нечто не имеющее ценности («жизнь – копейка»).
Б) Непреодолимое желание отыграться на более слабых. Длительный тоталитарный режим превратил нашего соотечественника в «винтик», раба. Однако даже раб жаждет отыграться, показать свою силу, власть. Такое положение вещей часто наблюдается в армии, когда самый слабый и гонимый солдатик, дослужившись до «старика», превращался в наиболее жестокого тирана и мучителя. Примерно такие метаморфозы происходят и с отечественным «винтиком», попадающим с ружьем на природу.
Безответная природа (да еще семья) — единственное окружение, где он в полной мере может реализовать свое стремление командовать, мучить, властвовать, отыграться на слабых. Один такой «властелин» по пьянке признался мне, что на охоте одних зверей он «милует», а других — убивает, - это приносит ему несказанное удовольствие.
В одной из украинских телепрограмм (2000 г.), посвященной дискуссии о безнравственности охоты, один из охотников заявил: «Внутри человека сидит зверь. Лучше его выпустить на охоте, чем в другом месте». Для таких людей охота тем и хороша, что создает атмосферу узаконенного варварства и одобряемых пороков.

Ну а как быть с вождями и прочими власть имущими? Чего им-то не хватает? Той же власти! Для них становится патологически важным постоянно чувствовать власть, вседозволенность, до бесконечности. Поэтому так важна охота, где они могут безнаказанно убивать какую угодно живность, вплоть до видов, занесенных в Красную Книгу, в любые, самые запрещенные сроки и где угодно, даже в заповедниках.

Вывод
Получение удовольствия от выслеживания, преследования и убийства диких животных, выражающее суть любительской охоты (так же, как беспробудное пьянство, рукоприкладство и неуважение к женщине, антисемитизм, раболепие и чинопочитание), по сути, является психологическим изъяном, своего рода психическим заболеванием, и требует длительной, осторожной и интенсивной корректировки и реабилитации.

Владимир Борейко, Киевский эколого-культурный центр

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...