Friday, September 24, 2010

Трофейные убийцы / Hunting = cruel entertainment

Источник: Харьковский Центр этичного отношения к животным им. Льва Толстого «Жизнь»
Спецвыпуск газеты «Время» в защиту животных, февраль 2007 года

Сканирование, редактирование, фотоиллюстрации – Е. Кузьмина http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Тысячекилограммовый зубр только на первый взгляд кажется неуклюжим. На самом деле он перепрыгивает двухметровые преграды, мчит галопом, легко преодолевает крутые склоны, двигается быстро и бесшумно. Но эта скорость не помогла мохнатым зубрам избежать злой участи. За последние десять лет их численность упала с 695 до 325 голов. Основная причина — охота. Их бьют не только браконьеры, но и «элитные» охотники, получая официальные разрешения на отстрел «с селекционной целью». Не спасло зубра даже то, что он занесен в международную Красную книгу. Времена, когда зубров берегли и тщательно охраняли, когда на каждого был заведен специальный паспорт, похоже, ушли. По информации директора общественной организации «Киевский эколого-культурный центр» (КЭКЦ) Владимира Борейко, в Даневском охотничьем хозяйстве в Черниговской области десять лет назад было 120 зубров, ныне осталось 12. Злые языки поговаривают, что почти все были переработаны на колбасу на ближайшем мясокомбинате. Труд ученых и селекционеров, сотни тысяч рублей, израсходованные еще СССР на восстановление популяции этого европейского бизона, пошли на ветер.

Одним махом семерых?..

Достаточно поближе познакомиться с официальными статистическими отчетами, как становится понятно, что наше государство не умеет беречь не только зубров. С 1991-го по 2004 год произошло катастрофическое падение численности целого ряда животных. Численность лося за минувшие 13 лет упала на 10 200 (!) голов, т.е. едва ли не на 70%. На 30% уменьшилась численность других видов копытных: оленей стало меньше почти на восемь тысяч голов, кабанов — на 19 тысяч, косуль — на 50 тысяч.

Тяжело приходится в украинских угодьях и мелкому зверью. В частности, зайцев, являющихся видом очень пластичным, способным приспосабливаться к различным условиям, стало меньше едва ли не на 150 тыс. голов. Но у ушастых хотя бы имеется резерв для восстановления — общее их количество все еще составляет 1,8 миллиона. Намного хуже суркам, которых из 110 тыс. осталось менее 70 тыс. И уж совсем худо диким кролям — из семисот голов осталось триста.

Прилично «иссякла» и пернатая стая. Счет потерь тут идет на сотни тысяч: гусей поубавилось на 140 тыс. (то есть на почти 60%!), фазана — почти на 130 тыс. (30%), куликов — на 300 тыс. (25 %). А уток — так на целый миллион да еще и с «хвостиком» почти в 100 тыс. (25%)!

Суд в защиту животных проигран?

По мнению ряда экологических неправительственных организаций (НПО), причиной такого положения вещей является неудовлетворительное выполнение своих обязанностей Минприроды Украины и Госкомлесхозом. Стремясь призвать чиновников к добросовестной работе, общественные активисты писали письма, выставляли пикеты, собирали пресс-конференции. Не подействовало. Тогда обратились в суд. В своем иске экологи требовали от Минприроды, чтобы оно вело полный кадастр животного царства, проводило экологическую экспертизу проектов приказов об открытии охоты (Госкомлесхоз издает их каждую весну), добивалось сокращения сроков охоты и норм отстрела.

В течение года хозяйственный суд заседал трижды. В конце концов вынес окончательное решение: в удовлетворении иска экологических организаций отказать. Журналистов на заседание (несмотря на то что оно было открытым) не пустили, и более чем 20 представителям СМИ пришлось топтаться во дворе суда. Официальное основание для подобного пренебрежительного отношения к медийщикам — «недостаточные размеры помещения». С большим скрипом удалось договориться о присутствии по одному представителю от газеты и телеканала.

Линька по приказу

Недавно экологические НПО наконец-то получили надлежащим образом оформленное решение суда. И сразу же обжаловали его в апелляционном суде. По мнению юриста «ЭкоПраво-Киев» Галины Пристинской, доказательная база у общественности очень весомая. Еще полтора года назад Институт государства и права им. В.Корецкого НАН Украины провел научно-правовую экспертизу ситуации и, в частности, указал: «…постановка вопроса о проведении их (приказов Госкомлесхоза об открытии охоты. — О.Л.) экологической экспертизы является вполне правомерной… осуществление такой экспертной работы в полной мере будет соответствовать современной государственной политике в соответствующей сфере, наиболее последовательно изложенной в указе президента Украины от 23.05.2005 г. «О неотложных мерах в сфере сохранения, воспроизводства и рационального использования охотничьих животных».

Логичным является требование проводить экспертизу и по чисто природоохранным позициям. Ведь приказ издается в начале года, когда еще неизвестны погодные условий ни лета, ни осени. Как можно устанавливать сроки, скажем, начала осенней охоты на пернатых, если не известно, успеют ли они к этому времени перелинять и смогут ли летать? Как можно определять окончательные его сроки, если неизвестны даты ледостава? Представьте себе, что водоемы уже замерзают, это делает водоплавающих весьма легкой добычей, а охота на них, определенная приказом еще в начале года, продолжается!

Минприродовцы уверяют: достаточно и того, что они охотничьи приказы согласовывают. Но общественность настаивает: согласование — это несерьезно, почти безответственно, поверхностно.

Сто охотников на одного лося

Сторонники сохранения нынешних условий охоты выдвигают еще и такой аргумент — мол, охота помогает «поддерживать штаны» обнищавшему населению. Ну, это уже совсем смешно. Неужели вы поверите, что именно механизаторы и скотоводы могут воспользоваться возможностью подстрелить еще уцелевшего лося? Кому, по вашему мнению, достанется лицензия, если на одного лося приходится 108 охотников, на одного оленя — 29, на одного кабана — 12. Уточняю: не на одного разрешенного к отстрелу, а на одного из всех пока что уцелевших! И с каждым годом эта пропорция растет не в пользу животных.

В ходе судебных заседаний «ЭкоПраво-Киев» и КЭКЦ обнародовали также факт существования специальной инструкции по установлению лимитов на добычу охотничьих животных, утвержденной Минприроды еще в 1999 г. Ею установлен порядок, которым определяется количество охотничьих животных, разрешенное для отстрела в данном охотничьем сезоне всем охотникам Украины. Несмотря на некоторые издержки содержания, сам факт наличия такого документа положителен. Но! На все виды охотничьих птиц, зайца, диких кроликов, енотовидную собаку, лисицу и волка эта инструкция не распространяется! Иными словами, эти виды животных отстреливаются в Украине вообще без каких-либо научно обоснованных лимитов. Купил отстрелочную карточку и — вперед. Например, в карточке указано, что норма добычи зайцев за сутки — не больше одного. Теперь попробуйте взять ручку и подсчитать, сколько зайцев могут убить охотники за сезон, если охота продолжается три месяца (охотничьи дни — суббота и воскресенье) и если количество охотников в Украине более полумиллиона. Такие же расчеты можно сделать касательно гусей, уток и прочих животных.

Численность зайца-русака не уменьшается существенно, в частности, и потому, что уменьшить ее уже практически невозможно — почти во всех регионах Украины она ниже минимальной. Однако охота по-прежнему ведется. До полного уничтожения?

Черный список трофейных убийц

Одной из причин такого состояния охотничьего хозяйства экологи считают безнравственную пропаганду охоты. Известные в Украине люди не только не стесняются сознаваться в любви к охоте, но и охотно позируют на фоне убитых ими животных. Для европейского политика обнародование таких фото означало бы политическую смерть. А у нас политики-охотники пока что только попадают в «Черный список трофейных убийц», составленный все теми же экологическими НПО. Зам командира дружины охраны природы «Зелене майбутнє» Иван Парникоза целью создания списка называет антирекламу представителей элиты, занимающихся убийством диких животных ради развлечения и формирования общественного мнения о «барских» («элитных», «царских» и т.д.) охотах как узаконенном зле.

Критериями отбора кандидатов в черный список является их широкая известность и публичность; пристрастие убивать диких животных во время трофейного и других видов спортивной охоты; браконьерство в заповедниках и других охраняемых природных территориях, где охота запрещена; пропаганда жестокого обращения с животными и нарушение их прав; наличие больших трофейных коллекций из собственноручно загубленных животных; организация «царских охот» и т.д. Граждане хоть сейчас могут предложить своих кандидатов, обосновав их внесение в список. После проверки фактажа (ознакомления с газетными публикациями, свидетельствами очевидцев и т.п.) редакционная группа пополняет «Черный список...», который вывешен на сайте КЭКЦ.

Отдельный список составлен для России, по мнению составителей, мощно влияющей на сознание украинских охотников. Его «открывает» Сергей Ястржембский, помощник президента России В. Путина. В 1999 году он убил под Винницей одного из тех зубров, о которых шла речь в начале статьи. Факт такой охоты подтвердил на одной из пресс-конференций первый зам начальника управления охотничьего хозяйства Госкомлесхоза Украины Николай Мироненко. В оправдание Ястржембского он заявил, что за лицензию россиянин заплатил несколько тысяч долларов, которые пошли в украинский бюджет, а зубр был уже старым и не мог выполнять своих функций в качестве производителя.

Ястржембский занимает первое место в России и второе-третье в мире по количеству добытых трофеев в год (за один год лишил жизни 28 экзотических животных). Призер премии «Лучший трофей сезона в Сафари-клубе». Входит в список лиц, награжденных за убийство диких животных из «большой африканской пятерки» (слон, буйвол, леопард, лев и носорог). Ярый защитник весенней охоты. Постоянно дает интервью, пропагандируя трофейную охоту.

Вторым идет сам Владимир Путин, в 2002—2003 гг. участвовавший в браконьерских охотах в Крымском заповеднике (где, напомню, вообще запрещено охотиться). Об этом не раз писали украинские газеты.

Дальше — экс-вице-премьер России Михаил Касьянов (убил на браконьерской охоте стельную лосиху) и главный редактор газеты «Московский комсомолец» Павел Гусев (принимал участие в браконьерской охоте под Суздалем, во время которой полуприрученных оленей давили вездеходами у кормушек).

Было бы странным, если бы в этот эпатажный список не попал Владимир Жириновский. Его обвиняют в браконьерской охоте на Дальнем Востоке на бакланов, а также (скорее в качестве курьеза) стрельбу в Нижегородской области (пос. Моква) по сельским курам. «Курьез» мог закончиться трагедией — вице-спикер едва не застрелил пенсионера.

Российская часть списка состоит из полутора десятка лиц. Восьмым в нем значится Виктор Черномырдин, экс-премьер-министр России и нынешний посол России в Украине. Именно он позирует на фоне трех десятков застреленных окровавленных кабанов. Своего участия в охоте господин Черномырдин не отрицает, но отмечает, что все разрешения были. А вот по данным Борейко на этом охота не закончилось, и на следующий день были застрелены еще 30 кабанов. При том, что лимиты этому охотничьему хозяйству были утверждены то ли в 30, то ли в 40 кабанов в год.

Список украинских супербраконьеров (ой, прошу прощения, суперохотников) возглавляет народный депутат Украины прошлого созыв Александр Волков. Убийца не только украинских кабанов и оленей, но и африканских — жирафов, носорогов, зебр. За содействие созданию спецзаведений для «барских» охот в список попал экс-президент Украины Леонид Кучма. В частности, после его указа о передаче Крымского заповедника и Азово-Сивашского национального парка ГУДу (Государственному управлению делами) эти заведения фактически превращены в спецсафари. А Леонид Кравчук попал в список в качестве активного пропагандиста охоты, он любит давать интервью на эту тему. И возрождаться «царские охоты» начали как раз при его президентстве.

А вот и Нестор Шуфрич. Как же тут обойтись без украинской уменьшенной копии Жириновского? Весьма показательно и то, что изначально Шуфрич появился вместе с С.Шойгу в «Черном списке...», а теперь тоже возглавляет «чрезвычайное» министерство. Экологисты вменяют Шуфричу организацию одного из первых в Украине частных «спецсафари» (пожалуй, речь идет о попытке превратить в «царскую охоту» Великодобрянский общенациональный зоологический заказник в Закарпатье).

Как сгнили три тонны мяса

Непонятно, к какой части списка теперь отнести Игоря Бакая, экс-руководителя ГУДа. Это именно в его частном элитном охотничьем хозяйстве «Трахтемировское» (цена недвижимости в нем оценивается экспертами почти в 2 млн. долл.) сделано фото с Черномырдиным в 2002 году. Помощник народного депутата Голуба Владимир Сесин в свое время сумел обойти охрану и побывать в этом хозяйстве. Пообщался и с местными жителями. Они рассказали ему, что кабанов, которых мы видим на фото, свежевать не стали. Их просто свалили в ров, где они и сгнили. Тридцать туш по центнеру каждая. Рассказали и много других интересных фактов.

Полуостров Трахтемиров находится в 70 км к югу от Киева, на границе с Черкасской областью. Он интересен многочисленными историческими памятниками — стоянками времен палеолита и неолита, древнейшим пещерным монастырем Киевской Руси, славянскими городищами, казацкой крепостью. Самобытная природа полуострова издревле привлекала внимание исследователей и туристов. В последние десятилетия советской власти там был историко-культурный заповедник.

Но несколько лет назад на этот прелестный уголок положил глаз господин Бакай. Выкупил полуразрушенный пионерлагерь и скупил несколько домов в поселке Трахтемиров. А еще взял у государства в долгосрочную аренду на 50 лет более 4000 га земли. Чтобы отдыхающие и местные жители не докучали новому хозяину, историко-культурный заповедник был реорганизован в региональный ландшафтный парк, режим которого может быть более строгим в плане посещений, но позволяет проводить охоты. Так возник частный РЛП (закон это, в принципе, позволяет), об опыте которого немало говорилось (конечно: наконец-то и наши власть и деньги имущие начали финансировать охрану природы!) и который даже попал на марки Укрпочты.

Но на самом деле, как показало время, главной целью этого приобретения было обустройство «барской охоты». На территории пионерлагеря построили фешенебельный особняк, рядом — охотничий «домик» и причал. К нему через весь парк протянули линию электропередач и асфальтовую дорогу. Полуостров даже хотели полностью перегородить двухметровой высоты забором-сеткой. Построили охотничьи вышки, вольер для разведения косуль и оленей и — новый термин и практика «новых украинцев» — вольерной охоты. И еще — западни для кабанов.

Охотой развлечения Бакая и его гостей (а это первые лица государств, бизнесмены, политики — одним словом, «элита»!) назвать можно только лишь с большой натяжкой. Скорее, это был кровавый пир или бойня. Происходило все примерно следующим образом.

За день до намеченного визита «бар» в специальные ловушки насыпалась кукуруза, под которой маскировался трос, удерживающий в поднятом положении дверку. Когда в западню набивается полно кабанов, они сбивают трос, и дверка закрывается. В день охоты кабанов из западни перевозили под вышку. Ближе к вечеру «баре» поднимались на вышку, где выпивали за начало охоты. С наступлением тьмы кабанов выпускали и включали мощные прожектора. Животных выпускали в загон под вышкой и расстреливали из автоматического оружия. Один из участников забав бахвалился, что когда однажды к концу охоты закончились патроны, то «охотники» спустились с вышки и добивали раненных животных прикладами. В среднем за одну «охоту» убивали 40—50 кабанов.

* * *
Можно ли ожидать милосердия к людям от тех, кто не имеет жалости к животным? Увидят ли проблемы общества те, кто смотрит на мир сквозь прицел ружья? Но объяснять, что такое «охрана природы» человеку, для которого природа является охотничьим трофеем, — дело бесполезное.

Олег Листопад, газета «Зеркало недели»

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...