Tuesday, October 12, 2010

Самоубийства животных проливают свет на поведение человека/ Animal suicide sheds light on human behavior

(на фото: 
Ричард О'Бэрри, специалист в области млекопитающих, и его сын Линкольн, наблюдают дельфинов в аквариуме Тайдзи, Япония)

Сорок лет назад Ричард О'Бэрри (Richard O'Barry) видел, как Кэти (Kathy), самка дельфина из шоу 1960-х годов «Флиппер», покончила с собой. Он так говорит. Она заглянула ему в глаза, нырнула на дно бассейна и перестала дышать.
Этот момент на всю оставшуюся жизнь превратил дрессировщика дельфинов в активиста-зоозащитника.
Ричарду О'Бэрри принесла известность роль в документальном фильме «Бухта» (The Cove), который получил премию Oscar и рассказывает о торговле дельфиньим мясом в одном из городов Японии.

["Бухта" -Эта шокирующая картина сделана группой экологических активистов, дайверов и подводных операторов, которые проникли в тщательно охраняемую бухту Тайджи на Японских островах. В этом укромном месте они собрали подробные документальные свидетельства экологического преступления, тщательно скрываемого от широкой публики. Ежегодно в бухте Тайджи японские рыбаки убивают более чем 20.000 дельфинов. Их мясо, которое часто содержит высокий уровень ядовитых соединений ртути, продается в супермаркетах под видом "китового мяса".

Помимо проблемы защиты китообразных от истребления и жестокого использования диких животных в индустрии развлечений, фильм поднимает и такую глобальную проблему, как повсеместное и тотальное загрязнение мирового океана. Фильм The Cove удостоен наград международных экологических и документальных кинофестивалей в Сиднее, Сиэтле, Нантакете, Ньюпорте, Мауи; он также получил приз зрительских симпатий на фестивале Sundance.]

Ричард О'Бэрри рассказывает: «Это самоубийство изменило меня. Индустрия развлечений с использованием животных не желает, чтобы люди задумывались о способности дельфинов совершать самоубийства. Однако они – высокоразвитые создания, способные осознавать себя как личность и обладающие мозгом большего размера, чем мозг человека. Если жизнь становится невыносимой, они просто не хотят больше дышать. А это и есть самоубийство».

Кому-то самоубийства животных покажутся абсурдом, однако эта концепция существует с периода возникновения философии. Аристотель рассказал историю о жеребце, который кинулся в пропасть, когда понял, что его обманом принудили спариваться с его матерью.

Ранние христианские теологи и викторианские академики дискутировали на эту тему. Дункан Уилсон (Duncan Wilson), историк медицины Университета Манчестера и соавтор исследования, опубликованного в мартовском выпуске Бритиш джорнал «Попытка изложения истории животных, склонных к самоуничтожению» (Endeavour on the history of self-destructive animals):
«Вопрос самоубийства животных – это, по сути, взгляд людей на то, что значит – быть человеком. Люди, поднимающие сегодня вопрос о суицидах животных, стремятся вызвать сострадание к положению животных, которые подвергаются жестокому обращению или находятся в неволе».

Изменения во взглядах и интерпретациях самоубийства животных отражают перемены моральных ценностей в отношении животных, а также в нашей собственной склонности к саморазрушению, утверждает исследование.
Римляне считали самоубийства животных вполне естественными и благородными; одними из наиболее часто упоминавшимися, в связи с самоубийствами, животными были лошади, к которым римляне относились с огромным уважением. Затем дискуссия о самоубийствах животных приостановилась, кажется, на целые столетия. Христианские мыслители, например, Св. Фома Аквинский, считали суицид грешным поступком для людей и невозможным – для животных. «Всё в природе естественным образом любит самое себя. Как следствие, всё живое поддерживает в себе жизнь», - писал он в XIII столетии.

В XIX веке, однако, после того, как Дарвин продемонстрировал происхождение человека от животных, начали формироваться гуманные сообщества, стали популярными домашние животные и вегетарианство, и снова стали возникать сообщения о самоубийствах животных. Наиболее часто упоминающимся в этой связи животным стала собака.
В 1845 году Иллюстрейтед Лондон Ньюс сообщает о собаке породы Ньюфаундленд, которая несколько раз покушалась на самоубийство, пытаясь утопиться - и в итоге ей это удалось.

Исследование Уилсона предлагает множество примеров самоубийств животных (утка-нырок, кот, пеликаны, скорпионы), но в нём намеренно не поднимается вопрос, способны ли технически эти или другие животные покончить с собой.
Томас Джоинер (Тhomas Joiner), психолог Университета Флориды, делает подобное утверждение. Его новая книга, «Мифы о самоубийстве» (Myths About Suicide), проводит связи между суицидальными склонностями всех живых существ: «Повсюду в природе существуют одинаковые интересы: будет ли моя смерть более стоящей, чем моя жизнь? На этом основаны суициды любых живых существ, от бактерий и насекомых до людей».

источник

* * *
Будь то тоскующий пёс, депрессивная лошадь или кит, по загадочным причинам выбрасывающийся на берег, - известна долгая история суицидального поведения животных, поведения, которое способно пролить свет на самоубийства людей, - так утверждает новое исследование.

Если животные могут намеренно уничтожать самих себя, то их поведение – ключ к лучшему пониманию суицидального поведения человека, - заявили Эдмунд Рэмсден (Edmund Ramsden), Университет Эксетера, и Дункан Уилсон (Duncan Wilson), Университет Манчестера.

«Начинаешь по-иному определять понятие суицида. Тело и разум настолько повреждены стрессом, что это ведет к самоуничтожению. Это необязательно должен быть сознательный выбор», - говорят исследователи.

Веками существовали истории о животных, покончивших с собой. Например, в 1845 году издание Illustrated London News напечатало информацию о «Случае самоубийства» ("Singular Case of Suicide") с участием «изящного красивого черного пса породы Ньюфаундленд». Несколько дней подряд он вел себя необычно вяло и безжизненно, а потом «бросился в воду и явно пытался утонуть, совершенно не двигая конечностями». Собаку спасли и посадили на поводок. Но едва оказавшись отвязанным, пёс снова бросился в воду и снова попытался утопиться. Так продолжалось несколько раз, пока наконец пёс выдохся, «намеренно опуская голову под воду на несколько минут; и в итоге добился своего – когда его вытащили из воды, пёс был мертв».

Подобные истории отражают ценности и принципы общества, в котором они возникают, говорит Эдмунд Рэмсден.

В XIX веке суициды животных рассматривались как результат плохого обращения, сумасшествия, привязанности, любви – те же причины, которые тогда связывались с самоубийствами людей. В ранние времена подобные причины отрицались, но животных всё равно использовали для попытки объяснить явление суицида.

Рэмсден рассказывает Discovery News: «Для Фомы Аквинского и Святого Августина это противоречит закону природы и божественным законам. Они считали, что в Природе суицидов не бывает, что, в свою очередь, доказывало: людям нельзя убивать себя. Фома Аквинский писал: "...суицид противоречит природе"».

Однако психолог Томас Джоинер (Thomas Joiner) из Университета Флориды (автор книги «Мифы о суициде»/ Myths of Suicide) говорит: Фома Аквинский заблуждался.

«На самом деле просто невероятно, насколько широко это распространено в природе. Организмы всех видов так или иначе склонны к саморазрушению, чаще всего – с целью защиты своих родственников, тем самым спасая собственные гены. Утверждение "Моя смерть более полезна, чем моя жизнь" - верно для любых живых организмов. Этот расчет всегда один и тот же, вписан ли он в генетический код, или записан по-английски», - говорит Томас Джоинер.
Например, когда тле угрожает божья коровка, она взрывается, распыляя и защищая потомство и иногда даже убивая божью коровку. Это настоящие крохотные террористы-смертники, говорит Томас Джоинер.

Фундаментальное отличие в том, что в современном сообществе людей этот расчет не всегда верен. Иногда акт самоубийства способен спасти жизни. Но большинство из миллионов людских суицидов, совершаемых ежегодно, пользы не приносят, говорит Томас Джоинер. Возможно, в ранние времена самоубийства людей и служили какой-то цели, но не в современном мире.

В итоге, некоторые ученые уверены, что животные могут стать отличными поведенческими моделями для людей в отношении самоубийства. Эдмунд Рэмсден говорит, что данная идея берет начало в XX веке: «В некотором смысле, стало всё наоборот. Суициды животных и людей более не рассматриваются как сознательные акты, но скорее как ответ на обстоятельства».

В этой связи самоубийство пса породы ньюфаундленд доказывает, скорее, не то, что животные думают также, как люди, но, по словам Томаса Джоинера, стало «фатальным итогом серьезного заболевания, основанного на биологических факторах».

источник

Из комментариев к статье:
Суицид никоим образом не идет против «закона природы» (как научно!), поскольку люди (которые тоже животные) и другие виды проявляют суицидальное поведение. Это исследование показывает, что крайнее принуждение, неволя и стресс могут привести к тому, что многие животные разных видов захотят погасить боль, и эта боль необязательно должна быть физической – это могут быть страдания ментального и эмоционального характера. Против «закона природы» выступает как раз идея о том, что необходимо выдерживать боль, конца которой не видно. Суицид – конечный результат крайнего стресса, чем бы он ни был спровоцирован. Поскольку животные не обладают пониманием смертности, им присущ сильнейший биологический импульс к прекращению боли. Это распространяется и на людей.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...