Thursday, December 01, 2011

«Настольная книга зоозащитника»/ Ukraine: "Desk book for animal advocates"

«Настольная книга зоозащитника».
Авторы - директор КЭКЦ Владимир Борейко и юрист Экоправо-Киев Галина Левина.
Книга издана при финансовой поддержке Президента АЗОУ А. В. Серпинской.

В книге даются советы по организации работы в защиту животных. Особый интерес представляет помещенный в ней текст лекции легендарного советского социолога А. А. Брудного "Что такое природоохранное движение".

Электронный вариант книги (*.pdf) доступен на вебсайте Киевского эколого-культурного центра

Отрывки:

1886 год был ознаменован великой победой. Под нажимом покровителей животных Министерство внутренних дел утвердило Правила обращения с животными. Их нельзя не привести полностью.
1. Запрещается употреблять на работу животных, видимо больных, изувеченных, имеющих раны и хромых.
2. Не дозволяется наносить животным удары твердым или острым орудием (дубинами, крючьями и т.п.), а бить по голове и животу вовсе запрещается.
3. Запрещается накладывать груз слишком тяжелый, явно не соответствующий силам животного и состоянию дороги.
4. Не дозволяется никому по городу ехать вскачь как пóрожнем, так и с седоком, а в особенности с тяжелой кладью.
5. Воспрещается привязывать лошадей арканом, накинутым на шею, и к возу, впереди идущему, в том случае, когда лошадь, находящаяся в упряжке, едва в состоянии тянуть груз.
6. Не дозволяется возить телят и другой мелкий скот, мучительно для него уложенный, как, например, одно животное на другое со свешенными или бьющимися о телегу головами, а извозчику запрещается садиться на этих животных.
7. Упавшую в упряжи лошадь воспрещается поднимать ударами кнута, но следует непременно распрячь ее, если пособие руками окажется недостаточным.
8. Вообще запрещается всякое мучение каких-либо животных и всякое жестокое с ними обращение.

(Московский отдел Российского общества покровительства животных.
Отчет о деятельности за 1907 год, М., 1908, стр. 10-11.)

**
В 70-х годах XIX столетия в России существовал обычай «водить медведей». Заколов рогатиной медведицу, охотники забирали медвежонка и продавали гулящим людишкам. Те дырявили ему ноздри каленым железом, сажали на цепь, поили бражкой и водили по базарам на потеху народу. Через два-три года, как правило, затравленный медвежонок погибал, или, вконец, взбесившись от постоянного пьянства, кого-либо задирал и получал пулю в лоб.
Член общества Шестаков предложил поставить крест на этой варварской традиции, считая, что «обучение медведей для промысла составляет не только жестокое мучение для животного, но и дает возможность вожаку; т.е. лицу, водящему таких медведей, привыкать к жестокосердию, безнравственности и бродяжничеству». Правление поддержало Шестакова и обратилось в Кабинет Министров. Письмом заинтересовался сам Государь. 30 декабря 1866 года он высочайше повелел: «...воспретить существующий промысел водить, для забавы народа, медведей, с тем, чтобы сроком окончательного прекращения сего промысла было назначено пять лет, считая с 1867 года» (Первое десятилетие 1865-1875 Российского общества покровительства животным. Исторический очерк его деятельности», Спб, 1875, стр. 37). Тот же вопрос подняло общество и касательно обращения с обезьянами.

В 1888 г. Российское общество покровительства животным обратилось к 96 губернаторам и другим руководителям регионов с просьбой усилить охрану птиц. В 6 губерниях такие указы были приняты. В 1871 г. по ходатайству Общества власти Петербурга издали постановление о недопущении продажи весной пойманных птиц (Исторический очерк деятельности Российского общества покровительства животным, 1890, Спб, 413 стр.).

В конце XIX века в России активно развивается благотворительность. Если до 1861 года в стране благотворительные организации существовали всего в 8 городах, то в 1897 их насчитывалось 2362. Приюты для бездомных, фонды бедных студентов, общества защиты евреев, сиротские дома, ночлежки. Проявление сострадания к ближнему: будь-то к человеку или к животному, все сильней и сильней пронизывало Российскую империю, становилось правилом хорошего тона. Естественно, на этом фоне царское правительство не могло не внимать ходатайствам обществ покровительства животным.

В отличие, скажем, от Верховного Совета УССР, который тридцать лет тянул с принятием решения, предусматривающим ответственность за жестокое обращение с животными. В отличие от правительства СССР, которое вплоть до 1989 г. противилось созданию Всесоюзного общества защиты животных (в чем Советский Союз, вместе с Китаем и Турцией, также отстал от всей цивилизованной Европы).

В царской России общество активно выступало против петушиных боев, вивисекции, городской стрельбы по голубям.
«В борьбе с людской жестокостью по отношению к животным членам Отдела приходиться преодолевать немало трудностей. Их ругают, ругают так, как ругаться вообще способны ломовики, по защиту животных приходиться ставить выше защиты своего личного «я» и на эту ругань не реагировать. Это, конечно, есть не предел. Одному из членов Отдела пришлось испытать и кулак ломовика. От более серьезных повреждений его оградил городовой. Пострадавшему сочлену выражено соболезнование».
(Московский отдел Российского общества покровительства животным.
Отчет о деятельности за 1908 г., М., 1909, стр. 19).
Постепенно идеи общества получали все большую поддержку.

**
Альберт Швейцер однажды сказал, что великая ошибка всех этических школ заключается в том, что они строились только вокруг отношений человека к человеку. Но были попытки и иного рода.

Мало кому сейчас известно имя Захария Топелиуса — детского финского писателя. В конце XIX — начале XX века он успешно конкурировал со своим знаменитым датским коллегой Гансом Христианом Андерсеном. В своих коротких рассказах Топелиус приучал детей прислушиваться «к двум великим голосам: голосу совести и голосу природы».
Впрочем, главное дело писателя — отнюдь не книги. А школьные Майские союзы, где дети соревновались в совершении добра к животным. Так, на Рождество по всей Финляндии дети устраивали «новогодний обед лошадям». Морковка, свежий бисквит, сахар, черный и белый хлеб.
Вступая в союз, ребята клялись не разорять птичьих гнезд, помогать попавшим в беду кошкам и собакам, сажать деревья.

«Никогда неправда не будет совершена с нашего согласия или оттого, что мы равнодушно допускаем совершение ее. Мы, мальчики, объявляем войну против коварства, жестокости и несправедливости. Мы будем всеми дозволенными средствами противодействовать насилию над мелкими птицами. Мы, девочки, в тех случаях, когда не можем сделать другого, будем горячо и убедительно просить обидчиков пощадить безвинные существа, которые требуют нашего заступничества. Все это мы обещаем во имя любви к Богу и Его творениям и из благодарности к птицам за их пение»
(«Народное образование», 1899, № 3, стр. 94).
Нарушать добровольную клятву считалось большим позором. Кто не желал или не мог выполнять обещание — выходил из союза.
В первый день мая все школьные союзы со своими знаменами выходили за город в какое-нибудь красивое место. В этот день избирался король Майского союза. Празднество открывалось хоровым пением, затем следовали соревнования, игры, праздничный обед. Новый король и его «совет министров» руководили союзом до следующего мая.
Топелиус умер в феврале 1898 года. К этому времени в его маленькой Финляндии в Майских союзах насчитывалось более 15 000 человек.

К слову сказать, детские союзы покровительства животным действовали в Европе и раньше. В Англии первый из них основан госпожой Смитис в деревне Утгрин в 1865 г., в Германии — в 1872 г. В Швеции первый детский союз для защиты птичек организован тоже писателем — Веттербергом примерно в эти же года.
Но именно Захарий Топелиус придал «Майским союзам» особую прелесть. Мода на них быстро распространилась, докатилась и до России.
Считается, что первый в России Майский союз создан в мае 1898 года в селе Елисаветино, что в Псковской губернии мелкой помещицей Е.Е. Вагановой. Отдыхая в финской деревушке, она как-то разговорилась с мальчиками из Майского союза и решила такой же организовать у себя дома.

**
В 2006 г. в Украине вступил в действие Закон Украины «О защите животных от жестокого обращения», которым впервые в Европе узаконены моральные права животных. С каждым годом права животных получают все большее признание у людей. В США курс о правах животных читается в 25 вузах и с 1984 г. действует организация «Юристы за права животных».

25 июня 2008 г. Парламент Испании впервые в мире утвердил права животных. В данном случае право на жизнь, свободу и защиту от ненужных страданий по вине человека получили только человекообразные обезьяны. Теперь они не могут являться предметом купли-продажи, их нельзя использовать в цирках, для опытов и в рекламе. Важность этого шага для развития экологической этики и защиты животных трудно переоценить.

В 1990-х годах в Швейцарии была внесена поправка в Конституцию по поводу охраны всех живых существ, в том числе и растений. Теперь желающие приобрести собаку должны пройти четырехлетний курс по присмотру за животными, рыбаки должны учиться ловить рыбу гуманными способами, нельзя содержать рыбок в аквариуме, прозрачном со всех сторон.

В начале 2000-х годов в Эквадоре была принята новая конституция, в которой признаются (по-видимому впервые в мире) права экосистем. Таким образом, эквадорские реки и леса не просто госсобственность, а моральная единица с правами на существование и восстановление. Германия несколько лет назад первой в мире включила в свою Конституцию статью 2-А, посвященную защите животных. Конституция Индии требует этического отношения к животным. В Конституции Австрии появились слова: «Государство защищает жизнь и благополучие животных вследствие особой ответственности людей по отношению к животным как к своим братьям».
С точки зрения защиты прав флоры и фауны можно говорить и о том, что в конфликтных ситуациях СМИ обязаны освещать также нужды, требования и права третьей стороны — биоразнообразия, отдельных видов животных и растений.

Признание диких животных и растений субъектами права значительно облегчит практику защиты фауны и флоры в суде. В настоящее время подача экологического иска в суд от граждан или общественных природоохранных организаций происходит только в том случае, если нарушены экологические права гражданина или нанесен ущерб его здоровью или имуществу. Однако катастрофическое уничтожение зубров в Украине в 1990-2000 гг. никак не нарушает права граждан, не вредит их здоровью или имуществу и поэтому подать в суд на главного виновника уничтожения зубров — Госкомлесхоз Украины при современной судебной практике представляется практически невозможным.
Вместе с тем в мировой судебной практике уже появились прецеденты рассматривания в суде исков в защиту прав диких животных и растений. Пернатый обитатель Гавай палила могла исчезнуть, так как на склонах вулкана Килоуэа должны были бурить скважины. В 1978 г. Сьерра-Клуб и Одюбоновское общество подали иск в суд в защиту маленькой птички от ее имени. Впервые в американской судебной практике истцом стало животное. И птица победила. Федеральный суд в 1979 г. заставил местные власти отвести для палилы специальные охраняемые территории.

В Японии окружным судом префектуры Кагосима был удовлетворен иск об аннулировании разрешения на вырубку леса. Истцами по иску были названы представители местной фауны, в том числе амамийский заяц. Окружной суд Нагасаки удовлетворил иск, требующий остановить строительные работы в заливе Исхая. Истцами выступал сам залив и пять видов местной фауны.

Постепенно права диких животных начинают получать приоритет перед рыночными отношениями. Будем надеяться, что подобная юридическая практика судебной защиты прав диких животных и растений постепенно будет распространяться и в других странах. А со временем, возможно, хотя бы высшим животным будет предоставлено избирательное право, которое они смогут реализовывать через своих представителей, «голосуя» за более экологически ориентированные партии и депутатов.
Реформы ожидают и международное экологическое законодательство. В международных законах должно быть четко сказано, что ни одно государство не может обладать правом собственности на биологический вид. По аналогии с Международным судом по правам человека должен быть создан Международный суд по правам животных (природы). Сегодня закон провозглашает, что человек не может быть чьей-то собственностью. Это необходимое условие существования человека как личности. Если мы хотим, для начала, кардинально улучшить хотя бы положение диких животных, мы должны распространить на них этот принцип.

скачать книгу в формате *pdf

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...