Tuesday, October 25, 2011

Украина и зооконцлагерь

Моделировать будущее государства Украина сегодня лучше всего на примере Киевского зоопарка. И не потому, что порой кто-то в сердцах называет наше общество зверинцем. Государство Украина и Киевский зоопарк роднят совсем иные вещи.

Например, зоопарк, как и Украину, не хотят видеть в цивилизованном европейском сообществе. Разве что зоопарк за жестокое обращение с животными был исключен из Европейской ассоциации зоопарков и аквариумов (ЕАЗА) в 2007 году, а государство Украина в процесс отторжения от Европы только входит.

По линии резкого сокращения поголовья, как обитателей зоопарка, так и обитателей государства, временной разницы нет. И в клетках, и на просторах процесс идет вполне симметрично. Смертность там и там уверенно опережает рождаемость.

...Вот интересно, почему заповедник Аскания-Нова может закупать для животных морковь и свеклу по одной гривне за килограмм, а капусту по пятьдесят копеек, а Киевский зоопарк тратит на те же продукты в разы больше?

...в государстве Украина, скажем, не закупаются вакцины, а в зоопарке средства для наркоза. Но при этом, ни в родном министерстве по здравоуничтожению, ни в руководстве столичного зооконцлагеря за беспредел так никто и не ответил.

...это не мои слова. А лично начальника зооконцлагеря г-на Толстоухова. Который на голубом глазу признался, что, мол, ветеринары порядка двадцати лет вели в зоопарке частный прием домашних животных. Списывая под этот бизнес зоопарковские лекарства. Пользуясь зоопарковским помещением, оборудованием, теплом, светом и водой. Причем лечили еще и любимцев разных VIP. Что, в свою очередь, обеспечивало ветеринарам надежную крышу. Уводя от ответственности за то, что творилось в зоопарке последние несколько лет.
Одна только кандидатская диссертация того же Марунчина [многолетний начальник ветслужбы Киевского зоопарка] чего стоит. Поскольку главный ветеринарный врач зоопарка в погоне за научной степенью втихую проводил над любимцами киевлян бессмысленные и жестокие медицинские опыты. Сравнивая, скажем, воздействие на животных различных видов анестезии.
Кстати, именно Марунчин является научным руководителем нынешнего директора Толстоухова. Который тоже хочет стать кандидатом, пишет диссертацию и неоднократно выступал вместе с Марунчиным в опытах над узниками зооконцлагеря.

… - Оно вам надо, сколько животных в коллекции зоопарка, (который, кстати, является собственностью киевской громады). … Сколько скажем, столько и будет… Что-что? Кому-то не нравится, что животные постоянно при смерти? Так они же старые и больные.

Андрей Капустин
статья полностью

Monday, October 24, 2011

Долгосрочная помощь Японии / HSI Long-Term Aid for Japan

Почти полгода спустя после землетрясения и цунами, поразивших Японию в марте 2011 года, сотрудники «Международного гуманного сообщества» (HSI) посетили Токио, чтобы встретиться со своими коллегами, вовлеченными в работу по ликвидации последствий стихийного бедствия.

Через неделю после катастрофы, HSI предоставило финансовую помощь, а также направило свою команду для координации спасения животных. Теперь нам следует решить, как наилучшим образом помочь в текущей работе с животными в Фукусиме и на других затронутых бедствием территориях.

Чтобы обсудить эти вопросы мы встретились с представителями «Японской коалиции по защите животных» (Japan Animal Protection Coalition), в составе которой – крупнейшая из зоозащитных организаций страны, «Японское общество благосостояния животных» (Japan Animal Welfare Society, JAWS). JAWS, наш основной партнер и помощник, сотрудничала с нами при создании первых приютов для оказания неотложной помощи животным после стихийного бедствия.

В последующий, восстановительный период, JAWS помогала организации спасения животных, разработав систему инспекций так называемой «горячей зоны», в 20 км от ядерного предприятия.

Поскольку жителям этих районов предоставили лишь минимум времени для посещения их домов, было важно организовать транспорт и другую необходимую помощь для животных, которых предполагалось спасти во время этих визитов. Если человек собирался забрать оставшееся дома животное, за ним следовал автомобиль с сотрудниками зоозащитной организации, который затем отвозил животное в специализированный эвакуационный центр или в приют неотложной помощи для пострадавших животных.
Кроме того, команды зоозащитников регулярно инспектируют разные части «горячей зоны», отлавливая найденных бродячих животных.
К началу августа персонал таких команд доставлял в приюты и эвакуационные центры примерно по 10 животных в неделю.

Поскольку животных до сих пор продолжают находить и подбирать, приют, организованный в Фукусиме сразу после стихийного бедствия, оказался переполнен. Решено было построить новое здание. Двери нового приюта, предназначенного для содержания 80 собак и 50 кошек, скоро откроются для новых постояльцев.
Благодаря добросердечию и пожертвованиям наших сторонников, «Международное гуманное сообщество» (HSI) смогло сделать значительный вклад в строительство нового приюта. Мы надеемся, что обездоленным животным, ожидающим воссоединения с их любящими семьями или приюта в новой семье, будет здесь уютно и спокойно.

Только сейчас мы узнаём о некоторых безвестных героях этого трагического периода. Множество ветеринаров из изувеченных цунами прибрежных районов Японии, например, Сендай (Sendai) и Иваки (Iwaki), посвятили огромную часть личного и рабочего времени, стремясь помочь бедствующим животным. И сегодня специалисты ветеринарной службы полны самоотверженности, продолжая работу. Мы восхищенно аплодируем профессионализму и сострадательности этих людей. Наша организация делает пожертвования в помощь ветеринарным центрам, чтобы они скорее могли вернуться к нормальному режиму работы.

События после стихийного бедствия в Японии учат нас очень многому. HSI сделает все возможное, чтобы накопить и проанализировать информацию, в частности, в области исследования радиации. Это поможет нам быть более подготовленными к спасению животных и людей в экстримальных ситуациях. Также мы продолжим сотрудничать с Министерством окружающей среды Японии (Ministry of Environment), зоозащитниками JAWS и других местных сообществ – предлагая нашу помощь и всестороннюю поддержку.

источник

Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Sunday, October 16, 2011

Незаконная торговля слоновой костью – смертельная угроза слонам/ IFAW: Illegal Ivory Trade – a Rising Threat to Elephants

Нелегальная торговля слоновой костью угрожающе растет во всем мире, начиная с 2004 года.
Специалисты уверены, что основные стимулы – доступные рынки по сбыту нелегального товара, а также покупательская способность Китая.
Браконьерство на слонов в Африке достигло критического уровня.
Малайзия стала новым перевалочным пунктом для контрабанды.

В Азии и Африке власти задерживают огромные поставки нелегального товара:

* 5 сентября 2011 – таможенники Малайзии (The Royal Malaysian Customs) изъяли два контейнера, в которых было 695 слоновьих бивней. На контейнерах, место назначения которых – Китай, указано, что груз - «пластиковые отходы» из Танзании. Бивни весом около 4.500 фунтов [более 2000 кг], были замотаны в дерюгу и спрятаны под пластиковыми отходами.

* 29 августа 2011 – таможенники Гонконга задержали груз из Малайзии. В контейнере были спрятаны 794 слоновьих бивня весом около 4.000 фунтов [более 1800 кг]. По документам, доставляли «материалы для производственных нужд».

* 26 августа 2011 – полиция острова Занзибар изъяла 1.041 слоновьих бивней, груз был направлен в Малайзию. Бивни были спрятаны в контейнер с анчоусами, чтобы сильным запахом отвлечь таможенных инспекторов от осмотра груза. Такая партия бивней предполагает убийство минимум 500 слонов.
Всемирный фонд дикой природы (WWF) и организация TRAFFIC требуют усовершенствования и усиления законов для предотвращения контрабанды из Африки в Азию. Более 17 000 бивней и других органов слонов были изъяты с 1989 года по данным системы контроля Elephant Trade Information System (ETIS). Эту систему использует TRAFFIC в рамках Конвенции ООН о Международной Торговле Редкими Видами Диких Животных и Растений (CITES).

Анализ данных ETIS показывает:

* Наибольшее количество слоновьей кости из Африки контрабандой направляется в другие страны через Танзанию.
* В настоящее время основным транзитным маршрутом для контрабанды стала Малайзия.
* В США действует обширный черный рынок по сбыту слоновьей кости. В последнее время Служба управления ресурсами рыб и диких животных США (US Fish and Wildlife Service) отмечает увеличение объема ввозимых нелегальных товаров.

Всемирный фонд дикой природы (WWF) поддерживает операции против браконьерства в Танзании и Мозамбике, чтобы предотвратить убийства слонов и пресечь действия браконьеров и их посредников, занятых в нелегальной торговле слоновой костью.

Организация TRAFFIC и китайская Ассоциация охраны дикой природы (China Wildlife Conservation Association) через китайские СМИ обращаются к гражданам Китая, живущим в Африке, с призывом: «Прекратить нелегальную торговлю слоновой костью».

источник: WWF Massive Illegal Ivory Seizures in Asia and Africa

***
источник: Scale and Frequency of Illegal Ivory Trade – a Rising Threat to Elephants


Просчитать, измерить, записать и разработать точный отчет о масштабах браконьерства на слонов практически невозможно. Количество случаев и расстояния, на которых это происходит, делает задачу поистине Геркулесовым подвигом.
Чаще всего нам остаются истории и слухи, которые, однако, в целом дают представление о том, что же происходит во всемирной нелегальной торговле слоновой костью и какова угроза для слонов.
Ясно одно: этим животным грозит смертельная опасность.

По данным Информационной системы о нелегальной торговле слоновой костью (Elephant Trade Information System, ETIS):
«...с 2004 года наблюдается постоянный рост противозаконной торговли, с повышением активности в 2009 году… Случаи пресечения торговли слоновой костью достигли рекордного уровня в 2009 году, и этот уровень сохраняется на протяжении 2010 года...»

Как видно из данных, приведенных ниже, 2011 год уже можно назвать убийственным для слонов, поскольку в целом были изъяты 4 759 бивней этих животных.

1 апреля 2011 – тайские власти нашли 247 бивней, спрятанных в грузе из Кении. Адресат нелегального груза пока не выяснен.

Две недели спустя власти Вьетнама изъяли 122 слоновьих бивня, через день после того, как китайские таможенники обнаружили 707 бивней во время регулярной инспекции.

В начале мая в аэропорту Найроби кенийские офицеры изъяли 84 бивня.

В июне еще 22 слона были убиты в долине реки Конго. Таким образом, только официально зафиксированное количество убитых из-за бивней слонов в 2011 году достигло 77.

8 июля изъяты 405 бивней таможенниками Малайзии.

26 июля Служба управления ресурсами рыб и диких животных США в Филадельфии совершила крупнейшее в своей истории изъятие груза слоновой кости – весом более 2 000 фунтов [более 900 кг].

Отчет от 12 августа показывает 50%-й рост продажи товаров из слоновой кости в Китае, Guagzhou, в период с 2004 по 2011 годы. Большинство этих товаров не имеет законной документации Конвенции ООН о Международной Торговле Редкими Видами Диких Животных и Растений (CITES).

Всего неделю спустя в Малайзии остановлен груз, направлявшийся из Танзании в Китай. Изъято 664 бивней слонов.

23 августа на острове Занзибар, Танзания, изъяты 1 041 бивней слонов, предназначавшихся для отправки в Малайзию.
На следующей неделе власти Гонконга обнаружили в грузе, следовавшем в Малайзию, 794 бивня африканских слонов. На этой же неделе таможенники Малайзии задержали груз из Танзании в Китай, изъяв 695 бивней.



В Национальном заповеднике Самбуру, Кения (Samburu Park), за последние два с половиной года убито браконьерами слонов больше, чем за последние 11 лет.

Каждый из упомянутых выше случаев иллюстрирует процветание незаконной торговли слоновой костью.
Все вместе они свидетельствуют о смертельной угрозе выживанию слонов на территории Африки и Азии.

Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://elena-kuzmina.blogspot.com/

на плакате: "...их убивают тысячами для процветания нелегальной торговли слоновой костью. Кто ответственен за эти убийства?"

Что можете сделать лично вы:
Не покупайте ничего из живой природы!
Дикая природа - не товар! Вы покупаете - животных убивают.
Туризм без вреда природе.

Thursday, October 13, 2011

Воспитатели осиротевших медвежат/ Bear cubs orphanage

журнал GEO, март 2006

Семья Пажетновых известна всем биологам мира. 20 лет Пажетновы воспитывают осиротевших медвежат, а затем отпускают их на свободу.

Уже 50 км мы едем по грунтовой дороге. А когда она началась, за спиной остались еще 400 верст. От Москвы до Торопца в Тверской области – асфальт. Дальше начинается царство проселочных дорог, озер, ручьев и непроходимых лесов. Все вместе это называется Западный Валдай.
Двадцать лет назад, когда в деревне Бубоницы появились Пажетновы, жили в ней всего двое. Теперь деревня похожа на процветающий финский хуторок: аккуратные евроизбушки, флюгера, джипы у крылечек. Постоянных жителей – 13 человек, все биологи. На въезде указатель: «Бурый» – указывает одна стрелка в виде медвежьей морды, «Серый» – другая и «Белый» – третья.
Бурый – это Пажетнов-старший, Валентин Сергеевич. Серый – его сын Сергей. Белый – известный исследователь белого медведя Никита Овсянников. Он единственный не-Пажетнов, которому разрешили здесь поселиться. Но застать Никиту непросто: все время пропадает где-то в Арктике.

– Мы с женой Светланой перебрались сюда в 1985 году, – рассказывает Пажетнов-старший. – А заниматься возвращением медвежат в дикую природу начали еще в Центральном лесном заповеднике в соседнем районе. Ныне уже покойному профессору МГУ Леониду Крушинскому рассказали, что я три года жил в тайге в Красноярском крае. И он предложил нам этот эксперимент. Несколько месяцев стажировки на его кафедре – и мы со Светланой знали о медведях всё, что о них было известно.

Тогда наука знала о медведях мало. Кому хочется лезть в берлогу к медведице? А взять и заменить собой медвежатам мать – эта мысль до Крушинского никому в голову не приходила. Считается, что у животных с развитой психикой и сложными социальными отношениями большинство инстинктов – приобретенные. Это одна из причин эволюционного развития заботы о потомстве: не только выпестовать, но и научить. Во всяком случае, развитие без родной матери идет замедленно и «криво». Значит, медвежат всему учит медведица? Пажетновы уверены в другом: главный учитель – инстинкт. В установленный природой срок медвежата-сироты будут и по деревьям лазать, и охотиться, и залегать в берлогу. Главное – не мешать им.

Валентин Сергеевич достает с полки видеокассету, вставляет в магнитофон. На экране медвежонок-сирота Гоша впервые в жизни строит берлогу: таскает бревна и ветки, дерет мох и, наконец, пятясь задом, залезает внутрь. На морде у Гоши искреннее удивление, как будто он сам не ведает, что творит.
– Сначала мы просто изучали поведение медведей, – вспоминает Валентин Пажетнов. – Это очень умные животные. Умнее собак. По умению решать задачи они идут сразу после дельфинов.
– А по характеру?
– Упрямые и наглые. Если медведь что-то задумал, добьется. Поведение непредсказуемое. В старину говорили – шутоломный зверь.

Почему-то считается, что волки – страшные и опасные животные, а медведи вроде как не очень. Статистика говорит обратное: в России число нападений волков на человека за весь ХХ век можно пересчитать по пальцам. А медведи нападают каждый год. Но не потому, что считают людей едой. Хоть медведь и хищник, 87% его рациона составляет растительная пища. Мясо ему нужно скорее как витамин. А уж человека он рассматривает как еду в последнюю очередь. Человек для медведя – это прежде всего опасность.

– Медведь и человек дружат только в мультфильмах, – говорит Валентин Сергеевич. – И слава богу. Лучшее средство для мирного сосуществования – страх. В нашем Торопецком районе 180 диких медведей, в соседнем Холмском – 240. В лесу вы их не встретите: обходят человека за версту. Но если выпустить в лес медведя, который вырос в цирке или зоопарке, его встреча с человеком закончится трагически для обоих. Поэтому главный экзамен для обитателей нашего реабилитационного центра – это экзамен на страх.
Сироты попадают в медвежий интернат в январе – во время охоты «на берлогах». Их приносят охотники или охотоведы. Иногда, узнав, что кто-то притащил из леса медвежонка, Пажетновы сами едут и просят отдать. В среднем через биостанцию Пажетновых «Чистый лес» проходит не меньше десяти медвежат в год. Главное – чтобы было больше одного. Для нормального воспитания этим животным нужно общение с себе подобными. В одиночку медвежонок, как ни старайся, нормальным диким зверем не станет.

Во время зимней охоты страдают в основном медведицы. Залегшего самца собакам учуять трудно. А медведица во время родов ворочается, от нее идет запах. Независимо от результатов охоты медвежата остаются сиротами: если даже мать убежит от человека, в берлогу она не вернется. Вернуться – это, скорее всего, погибнуть. А выжить – значит, на следующий год принести потомство.

Совсем иначе ведет себя медведица летом, выйдя с медвежатами из берлоги. Почуяв реальную возможность вырастить медвежат, она готова защищать их до последней капли крови. Приближаться к ней в это время – самоубийство.
– Охота на берлогах это, конечно, варварство, – говорит Сергей Пажетнов. С ним и его сыном Василием мы идем к вольеру. Василий тащит на спине мешок яблок – приманку для медвежат.
– А разве не любая охота – варварство?
– Медведя спасет страх перед человеком. А что поддерживает страх? Охота. Грамотная и регулируемая. Мы против тупого расстрела животных, но чем обернулся бестолковый «гуманизм» в некоторых американских штатах, мы знаем.
– А я не знаю. Чем?
– Численность медведей выросла, взрослые самцы стали вытеснять молодых, и те начали выходить к людям. Кое-где начался медвежий терроризм. Попрошайки шляются по помойкам, нападают на прохожих. В конце концов их приходится отстреливать. Такой вот гуманизм.
– Весь мир думает, это у нас медведи бродят по улицам. А оказывается – в Америке! А это точно?
– Абсолютно. Наш коллега Джон Бич из Айдахо рассказал. Он тоже медведями-сиротами занимается, уже 40 медвежат выпустил.

«Чистый лес» подарил дикой природе 120 медвежат. А вообще этим занимаются всего четыре биостанции: кроме Бича и Пажетновых «школы дикости» есть в Эстонии и на Дальнем Востоке.

Чем ближе к вольеру, тем тише переговариваются Сергей и Василий. Но вольер пуст. Василий высыпает яблоки на землю рядом с домиком, где медвежата в первые месяцы вольной жизни укрываются от непогоды.
– Завтра к утру будут на месте, – говорит 18-летний Василий. – В этом году у нас было 12 медвежат. Шестерых уже выпустили, одного оставляем на второй год. Не боится, подлюка, людей! Но ничего, после первой спячки обычно дичают все.

Вечером я продолжаю смотреть местную видеотеку. Оторваться невозможно. Пажетновы шутят: при виде медвежат даже в мужчине просыпаются материнские инстинкты.
Новорожденные медвежата крохотные – весят в среднем 500 г. Если они, до того как попали в интернат, успели прожить с матерью 15–20 дней, заставить их сосать молоко из бутылки – целая история. Они смешно кривят рот, как будто соска намазана горчицей. Но голод не тетка: через 2–3 дня уже лопают, что дают. Через месяц открывают глазки, через два едят из миски. С этого момента ими занимается один, в крайнем случае, два человека. Они не должны привыкать к человеческим запахам и голосам. Иначе не будут бояться людей.
«Медведицей» работает Сергей, в этом году ему ассистирует Василий. К «маме» медвежата привыкают быстро. У них вырабатывается реакция следования. Василий всё лето водил их по лесу, и при опасности они жались к его ногам. Когти у медвежат формируются быстро, для прогулок Пажетновы облачаются в специальную плотную одежду.
С середины лета медвежата живут полноценной жизнью: бродят по округе, а в вольер наведываются раз в сутки – за подкормкой. Это последний этап воспитания. Если за месяцы полусвободы медвежонок ни разу не вышел на человека, можно увозить его за 200 км и выпускать.

Но шутоломный зверь непредсказуем. Когда мы наутро снова пришли в вольер, яблок не было. Тех, кто их съел, тоже. Пришлось срочно варить кашу, раскладывать ее по ямкам и ждать на смотровой вышке. Через два часа в вольере послышался шорох. Мы спустились...
Пятеро бурых зверюг со смешными мохнатыми ушами и белой грудкой уплетали овсянку. Двое даже не заметили, как им вкололи снотворное. Чавканье сменилось рычанием – съевшие свою кашу стали отнимать ее у нерасторопных. Двое, на которых уже начало действовать снотворное, не сдавались и таки успели сожрать свою порцию. А через минуту Сергей и Василий тащили их обоих, как чемоданчики без ручек (по 40 кг в каждом). На мордах у косолапых было написано искреннее изумление: «Куда?! Все было так хорошо!»
Еще мгновение – и они в контейнере с эмблемой генерального спонсора Пажетновых – Международного фонда защиты животных (IFAW).
– Как хоть их зовут? – спросил я у Сергея, когда мы сели в джип.
– Номер 121 и номер 122. Видишь, бирки в ушах. Раньше мы давали им имена, но за 20 лет фантазия иссякла.

Впереди – 100 км до Холмского района, это уже Новгородская область. Скоро косолапые очухались, из контейнеров послышался рев. Когда мы остановились в деревне Шваино, люди нашу машину обходили стороной. Сменив тактику, медведи стали биться о стены контейнеров. Наконец они начали так скрести железное дно, что захотелось катапультироваться. Слава богу, мы уже были близки к цели.
Вот оно – идеальное место для начала счастливой медвежьей жизни. Засеянное овсом поле рядом с брошенной деревней Клинцы. Людей давно нет. Рядом – речка. Живи не хочу.
– Сергей, а не жалко их выпускать? Ты уверен, что они выживут?
– Охотоведы постоянно сообщают, что медведей с метками на ухе видели то там, то сям. А несколько бродят с радиоошейниками, мы все их передвижения отслеживаем. Не волнуйся.

Раз, два, три – и задвижки открылись. Медвежата поверили в это не сразу. Наконец из контейнера выпорхнула первая «тучка, а вовсе не медведь», за ней вторая, и на огромной скорости они полетели в поле. Отбежав метров за триста, звери остановились, как вкопанные. Они сообразили, что вокруг них – овес. Тут же культурный шок прошел, как не бывало. Медведи занялись своим любимым делом – начали есть. Громкий хлопок дверью джипа – и они отбежали еще метров на сто. Но от еды далеко не убежишь. Когда мы уезжали, два темных пенька все еще торчали посреди поля.

Прав Валентин Сергеевич. Наглые, упрямые звери. Но не любить их невозможно.

Tuesday, October 11, 2011

Мир без эпидемий бешенства не означает мир без собак. Ошейники вместо жестокости/ WSPA Collars Not Cruelty in the fight against rabies

Каждый год самыми жестокими методами убивают 20 000 000 собак, то есть 38 животных в минуту.

Присоединяйтесь к нашему виртуальному маршу!

Собак забивают, отравляют, душат газом, убивают электротоком. Каждое из этих живых существ подвергается неописуемым мучениям, и это – великая трагедия, ведь страдания и смерти животных не помогают остановить болезнь, которую легко предотвратить.

Все факты, включая данные, полученные представителями «Всемирной организации в защиту животных» (WSPA), участвовавшими в кампаниях на местах, доказывают: только грамотно проведенная гуманная процедура вакцинации способна долгосрочно защитить как животных, так и людей.

Нужно срочно встать на защиту животных и убедить мир сделать выбор: вместо жестокости и убийств - ошейник, наш символ защиты, вакцинации и надежды.

Знаменитая британская певица Леона Льюис (Leona Lewis) поддерживает программу «Collars not Cruelty» (Ошейники, а не жестокость) в борьбе против эпидемий бешенства.

Присоединяйтесь и поддержите нашу кампанию, приняв участие в виртуальном марше протеста.
(на фото - мой виртуальный пёсик Бобик с красным ошейником - Е.К.)

**
«Всемирная организация в защиту животных» (WSPA) начинает новую всемирную кампанию «Красный ошейник» (Red Collar) в ознаменование Всемирного дня борьбы с бешенством. Мы призываем власти всех стран мира бороться с этой болезнью современными и гуманными методами: путем массовой вакцинации собак.

Бешенство: всемирная проблема с глобальным решением

«Всемирная организация в защиту животных» (WSPA) хочет добиться, чтобы каждая вакцинированная собака была отмечена красным ошейником, - таким образом местные жители видят, которые из собак были привиты и защищены от заболевания бешенством.

Наш посол мира, певица Леона Льюис (Leona Lewis) говорит: «Это немыслимое варварство – более 20 миллионов собак убивают из-за боязни эпидемии бешенства, в то время как есть гуманное решение проблемы. Я искренне стремлюсь помочь сторонникам WSPA распространить эту информацию и прекратить жестокость, происходящую прямо сейчас, в эту минуту. Образовывая людей, распространяя информацию и проводя вакцинацию, мы окажем помощь не только животным, но и людям, всему сообществу в целом».

Рей Митчелл (Ray Mitchell), руководитель международных кампаний WSPA, добавляет: «Бешенство является серьезной угрозой как для людей, так и для животных. Но наши успешные проекты по предотвращению бешенства в странах по всей Латинской Америке и Азии, снова и снова доказывают, что мир без эпидемий бешенства не означает мир без собак».

Бангладеш выбирает ошейники

Кампания «Красный ошейник» (Red Collar) стартует в Бангладеш и уже в первый год поможет сохранить жизни тысяч собак.

Профессор Бе-Назир Ахмед (Prof. Be-Nazir Ahmed), Руководитель департамента контроля над эпидемиями, Министерство здравоохранения и благосостояния семьи, Бангладеш, отмечает:
«Мы с нетерпением ожидаем сотрудничества с «Всемирной организацией в защиту животных» (WSPA). Совместными усилиями мы будем внедрять методы борьбы с бешенством без необходимости уничтожать собак».

Подобно тому, как мы работали на Бали, WSPA намерена сотрудничать с правительством Бангладеш, чтобы помочь внедрить по всей территории страны вакцинацию в соответствии с международными стандартами.

Бали: история успеха

Привлекающий массу туристов, остров Бали – первый пример успешной работы WSPA по внедрению гуманных методов контроля бешенства. В прошлом году «Всемирная организация в защиту животных» (WSPA) финансировала первую массовую программу вакцинации на Бали – привито более 210 000 собак. В первое полугодие, в сравнении с данными прошлого года, участники проекта отметили снижение количества случаев собачьего бешенства на 45%, а также снижение на 48% случаев заболеваний людей болезнями, связанными с бешенством.
В настоящее время WSPA работает с правительствами нескольких государств мира, внедряя подобные модели вакцинации.

Рей Митчелл (Ray Mitchell), руководитель международных кампаний WSPA: «Результаты нашей работы на Бали доказали, что гуманные методы предотвращения эпидемий бешенства – эффективны и практичны. Власти многих стран начинают признавать это, и мы готовим похожие модели вакцинирования для нескольких стран.
Мы признательны за всё более активную поддержку, которую получаем со стороны правительств, международных и межправительственных организаций. Мы уверены, что сумеем создать мир, где будут ошейники, а не жестокость и убийства. Мир, где мы победим бешенство».
источник
Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Saturday, October 08, 2011

Китай: Кошки и собаки – друзья, а не еда/ Cats and dogs seen as friends, not food

источник: Animals Asia Jill’s Blog

Накануне Всемирного Дня животных (World Animal Day, 4 октября) в рамках фотоконкурса мы провели опрос среди жителей Китая об их отношении к традиции использования в пищу собак и кошек. Мы предполагали, что большинство наших респондентов искренне любят своих домашних питомцев, однако с приятным удивлением отметили, что происходит изменение общественного мнения в целом, особенно среди тех, кто ранее питался мясом кошек и собак.

Позитивные изменения убеждают нас, что наша работа и проекты в Китае помогают изменить отношение жителей этой страны к лучшим друзьям человека.



1. Наносит ли ущерб здоровью поедание мяса собак и кошек?
Да. 693 (78.66%)
Нет. 41 (4.65%)
Не всегда. 147 (16.69%)

2. Отличается ли поедание мяса кошек и собак от питания свининой, бараниной или говядиной?
Массово выращивать на мясо кошек и собак нелегко. 124 (11.12%)
Есть мясо кошек и собак может быть небезопасно. 236 (21.17%)
Кошки и собаки – наши друзья, а не еда. 715 (64.13%)
Не отличается. 40 (3.59%)

3. Вы когда-либо ели кошачье или собачье мясо?
Да, и буду есть. 39 (4.43%)
Да, но в будущем перестану. 176 (20%)
Нет, и не буду. 651 (73.98%)
Нет, но попробую. 14 (1.59%)

4. Какими методами нам следует пользоваться, чтобы защитить собак и кошек?
Принять законы против жестокости к животным. 694 (41.46%)
Принять законы, запрещающие есть мясо кошек и собак. 477 (28.49%)
Усилить меры наказания за кражу кошек и собак. 444 (26.52%)
Кошкам и собакам никакая особенная защита не нужна. 59 (3.5%)

Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Friday, October 07, 2011

Помогите защитить тигров от нелегальной торговли/ WWF Help Protect Tigers from Illegal Trade

В настоящее время правительство США не имеет возможности определить, сколько тигров содержится в неволе на территории страны, где именно, кто их владельцы и что происходит с животными, которые умерли.

По оценкам специалистов, в неволе на территории США может жить более пяти тысяч тигров.

Нелегальная торговля тиграми и их органами – величайшая угроза для этих величественных животных в дикой природе, где осталось всего 3 200 тигров, и любая поставка органов этих животных на черный рынок серьезно угрожает популяции, стимулируя спрос на товары из органов этих животных, что ведет к процветанию браконьерства. Лазейки, существующие в нынешнем федеральном законодательстве США о тиграх в неволе, могут сделать животных жертвами торговцев-нелегалов.

Служба рыбных ресурсов и дикой природы США (U.S. Fish and Wildlife Service) обязана предпринять шаги для того, чтобы защитить тигров от риска попасть в руки дельцов-нелегалов. Агентство сделало важный первый шаг в этом направлении, предложив новые правила, которые закроют лазейки в законодательном акте и улучшат правительственный надзор за тиграми, содержащимися в неволе на территории США.

Что можно сделать:
Подпишите обращение в Службу рыбных ресурсов и дикой природы США с просьбой как можно скорее принять предложенные изменения и обеспечить защиту тигров от нелегальной торговли.

источник - эл. рассылка WWF

Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Wednesday, October 05, 2011

Запретить продажу тестированной на животных косметики в ЕС/ HSI Ban All Animal-Tested Cosmetics in the EU


Опыты на животных – отвратительный и варварский бизнес, в особенности когда животных – кроликов, морских свинок, мышей и прочих, - ослепляют и отравляют только ради того, чтобы протестировать на них шампунь или губную помаду.

Такие тесты запрещены в странах Евросоюза с 2009 года. Но и сегодня животных подвергают мучительным и болезненным тестам косметических средств - в США, Бразилии, Китае, - а «жестокая косметика» продается потом в Евросоюзе.

Европейский Союз пообещал, что с 2013 года продажа на его территории косметики, которая прошла испытания на животных, будет запрещено. То есть, ЕС стал бы первой в мире территорией, свободной от «жестокой косметики». Подобный запрет в ЕС заставит компании и производителей по всему миру отказаться от тестов косметики на животных – в противном случае их продукция исчезнет с прилавков ЕС.

Однако теперь руководители ЕС рассматривают возможность отсрочить введения жизненно важного запрета – еще минимум на 10 лет! А это значит – бессмысленные и жестокие тесты на животных будут продолжаться.

Нам необходима ваша поддержка!
Давайте действовать! Подпишите обращение к властям ЕС с призывом не откладывать запрет на продажу «жестокой косметики», но ввести его, как и планировалось, в 2013 году.
Эта же петиция на вебсайте Care2.com

И спасибо всем за то, что вы делаете во имя животных!

Говорят знаменитости:

Британская певица Мелани Си (Melany C) призывает: «Подпишите петицию и навсегда попрощаемся с косметикой, тестированной на животных!»

Певица Леона Льюис (Leona Lewis) говорит: «Как это ужасно – знать, что прямо сейчас над тысячами животных издеваются в лабораториях из-за косметики, которая может оказаться на полках магазинов Евросоюза».


Английский комик, режиссёр, продюсер, писатель и активный борец за права животных Рики Джервейс (Ricky Gervais): «Немыслимо и тяжело осознавать, что за гламурными рекламами и нарядной упаковкой прячется страшная правда о химикатах, которыми накачивают животных».

Дейм [титул женщины, награждённой орденом Британской империи] Джуди Денч (Judi Dench): «Я целиком и полностью поддерживаю запрет на продажу тестированной на животных косметики и призывают политиков Евросоюза выполнить обещание и ввести запрет с 2013 года!»

Американская певица Кеша (Ke$ha): «Присоединяйтесь и подпишите вместе со мной эту петицию, чтобы косметика, тестированная на животных, в Евросоюзе была запрещена».

источник - эл. рассылка HSI
Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Tuesday, October 04, 2011

Голос против убийства бездомных животных / vote against killing of stray animals



Раздел: Новости

Уничтожение бродячих животных: за и против

03.10.2011
На тему: убивать или нет бродячих животных – поговорили с вице-президентом "Центра правовой зоозащиты" Светланой Ильинской и руководителем... Подробнее »

UPD от автора блога:
М. Ганди говорил: "Величие и моральный прогресс нации можно измерить тем, как эта нация относится к животным."
Результаты голосования печально свидетельствуют о моральном состоянии нашей нации:

Monday, October 03, 2011

Шимпанзе, вымирающие животные, зоопарки, вегетарианство, старение, надежда на будущее: Интервью Джейн Гудолл / Jane Goodall interview (2010)

Дейм [Dame, титулование женщины, награждённой орденом Британской империи] Джейн Моррис Гудолл - приматолог, этолог [этология - наука о поведении животных в естественной среде их обитания] и антрополог; посол мира ООН.
Считается ведущим мировым специалистом по шимпанзе; известна своим более чем 45-летним исследованием социальных и внутрисемейных взаимоотношений шимпанзе.
Институт Джейн Гудолл (Jane Goodall Institute) активно работает в области охраны окружающей среды и защиты животных.

* * *
Прошло 50 лет с тех пор, как Джейн Гудолл впервые ступила на берега озера Танганьика, где ныне расположен Национальный парк Гомбе (Gombe National Park). Пионер-исследователь поведения шимпанзе, доктор Гудолл сделала массу научных открытий, и её работа выросла во всемирное движение, «давая людям шанс сделать жизнь всех живых существ лучше».

Всемирно известная приматолог, 77-летняя Джейн Гудолл готовит к изданию новую книгу, «Надежда для животных и их мира: Как спасают животных, находящихся на грани исчезновения» (Hope for Animals and Their World: How Endangered Species Are Being Rescued from the Brink).

Организации, основоположницей которых является доктор Гудолл, (Институт Джейн Гудолл /Jane Goodall Institute и Корни и побеги/ Roots & Shoots), работают в области образования и поддержки молодежи.

В 2010 году, когда отмечалось 50-летие прибытия Гудолл в Гомбе, у меня появилась возможность побеседовать с легендарной ученой-приматологом. Она была готова к размышлениям и открыто делилась своими мыслями, открытиями и мудростью.

Марианна Шналл (Marianne Schnall): Этот год знаменует 50-ю годовщину Вашего прибытия в Гомбе, Танзания, и начало новаторского изучения шимпанзе, ставшего самым продолжительным исследованием видов диких животных. Ваши ощущения по поводу этой даты?

Джейн Гудолл: Очень странно, непривычно - осознавать, что миновало полвека, что мы до сих пор исследуем то же сообщество; что до сих пор узнаём и открываем для себя новое; что студенты, проходившие практику в Гомбе, ныне занимают профессорские должности в университетах всего мира. Изменения коснулись тысяч людей, и теперь у нас бывает множество жителей Танзании, не только иностранцы.

Каким образом развилось и расширилось Ваше вúдение и миссия?

Джейн Гудолл: О, изменения были громадными. Сначала речь шла об изучении поведения одной группы шимпанзе. Потом оказалось, что шимпанзе по всей территории Африки вымирают. Начались поездки по Африке и обсуждение проблем охраны природы. После пришло осознание, сколь многие проблемы материка – это остатки и последствия колонизации и безжалостной эксплуатации природных ресурсов Африки. Начались поездки в Европу, Азию, Северную Америку; пришло понимание того, сколь многие молодые люди утратили надежду, и тогда возникла идея начать программу для молодежи, «Корни и побеги» (Roots & Shoots), которая ныне работает в 120 странах мира. Она охватывает жизнь людей от дошкольного до университетского возраста. Я не знаю, сколько точно групп действует в настоящее время, но их очень много и это весьма впечатляет.

Оглядываясь назад, Вы можете назвать основные вехи этого 50-летнего периода? Что вспоминается прежде всего? Например, открытие, что шимпанзе используют инструменты?

Джейн Гудолл: Да, сначала было использование и изготовление инструментов – вернее, даже еще до этого, волнующим был первый день, когда группа шимпанзе подпустила меня очень близко. Потом, разумеется, изготовление и использование инструментов. Вскоре наблюдалась охота и мясоедение. А потом – день, когда Дэвид Грейберд (David Greybeard, имя одного из исследуемых шимпанзе – Е.К.) взял из моей руки орех, затем его не захотел, потом очень осторожно сжал мои пальцы, как шимпанзе выражают подбадривание, - это было безошибочным общением между мной и ним, – неописуемый момент.
А потом – конференция 1986 года в Чикаго, во время которой я поняла, что шимпанзе вымирают, осознала уровень страданий этих животных в неволе. Это толкнуло меня в путь - прозрение, поворотный момент в моей жизни. Я начинала как ученый, а стала сторонницей и защитницей.

Кстати, о Вашей важнейшей новой книге, «Надежда для животных и их мира» (Hope for Animals and Their World). Извлекая квинтэссенцию, какую самую главную мысль Вы стремитесь донести в этой работе?

Джейн Гудолл: Убеждение, что никогда нельзя сдаваться – всегда есть надежда. Да, конечно, дикая природа в катастрофической ситуации, но по всей планете есть масса необычайных людей, которые твердо уверены: виды животных, или растений, или экосистемы – получат необходимую помощь и смогут восстановиться, будут спасены. В книге есть истории успехов и побед. И в этом – импульс и вдохновение для юных биологов и ботаников, которые мечтают о карьере в этой области, но которым твердят, что это бессмысленно, поскольку уже слишком поздно. Так что в этом отношении книга очень важна. Если мы все сдадимся и перестанем действовать, вот тогда надежды точно не останется.
Помочь может каждый, каждый так или иначе влияет и помогает.

Порой люди совершенно искренне не понимают, насколько эти проблемы связаны с ними лично, касаются каждого. Почему всё это – биоразнообразие, охрана природы и окружающей среды, спасение исчезающих видов, - так знáчимо и важно? Как это связано с жизнью людей?

Джейн Гудолл: Чем дальше, тем больше и больше узнаём мы о взаимосвязи, о теснейшем взаимопереплетении всего живого. То, что происходит, к примеру, в лесах бассейна реки Конго, может показаться неважным для американцев Среднего Запада. Но затем вдруг становится ясно, что уничтожение тропических лесов бассейна реки Конго оказывает непомерное влияние на климатические изменения планеты. Изменение климата, в свою очередь, влияет на погодные условия по всему миру. И начинаешь осознавать, что всё взаимосвязано.
С другой стороны, скажем, есть крохотная экосистема, а в ней – исчезающие виды, это может быть какое-то насекомое. И что страшного, если оно исчезнет, правда? Но на самом деле это насекомое может быть пищей какого-то вида птиц, и если вымирает насекомое – вымирают птицы. А птицы были важными распространителями семян различных растений – и эти растения начинают исчезать тоже. Одно неизбежно приводит к другому. И ни один биолог не ответит вам, где всё это закончится. Так что ответ такой: мы все неразрывно связаны, и до сих пор неизвестно, какими страшными могут стать последствия уничтожения даже одной-единственной ниточки в паутине жизни.

Расскажите нам подробнее об организации «Корни и побеги» (Roots & Shoots) и о её усилиях в области образования и поддержки молодежи. Какова цель?

Джейн Гудолл: Основная и первостепенная цель – донести мысль о том, что все мы, каждый из нас, ежедневно оказываем влияние на окружающий мир. Мы помогаем людям понять, что даже если им кажется, будто их незначительные поступки и действия ни на что не повлияют, это не так. Действия каждого накапливаются, объединяясь с незначительными поступками и решениями остальных; наш выбор, поступок, решение – всё имеет огромное значение и оказывает влияние. Это раз.

Второе – то, что организацию питают молодые силы. Молодежь собирается в школах или университетах, или с учителем и воспитателем, если это дошкольники или первоклашки; или с родителями; или со старшими – неважно, - они собираются, обдумывая происходящее вокруг, обсуждая проблемы, а затем выбирают три проекта, которые, на их взгляд, принесут наибольшую пользу: один для людей, другой для животных, третий для окружающей среды. В каждой группе детей и подростков всегда есть те, кого более всего волнуют проблемы животных, всегда есть такие, кого заботит помощь человеческому сообществу, а есть те, кто хочет очищать родники, реки, убирать мусор в парках и лесах. Так что каждый ребенок имеет возможность участвовать в проекте, который его волнует и трогает более всего.

И это работает, приносит результаты – серьезно, это помогает изменить жизни многих. Не могу даже описать, сколько жизней изменилось. Думаю, именно поэтому наше движение так быстро разрастается и распространяется.

А как сохранять баланс потребностей людей и животных? Люди склонны думать только о собственных нуждах и считают, что всё на этой планете существует ради использования людьми.

Джейн Гудолл: Да, это всё непросто. Прежде всего, очень важен образовательный элемент – научить людей, дать им понять, ктó такие животные на самом деле; объяснить, что это - не бездушные автоматы, что они тоже заслуживают жить на планете, точно также как мы с вами.

Во-вторых, людей на планете становится слишком много. Все боятся говорить о планировании семьи, поскольку это пересекается с правом человека иметь огромную семью. Лично я не считаю, что каждый имеет право на большую семью. Уже сейчас на планете людей гораздо больше, чем природных ресурсов, необходимых для их выживания. Если бы все имели высокие стандарты жизни, понадобилось бы три, четыре или пять дополнительных планет, чтобы расселиться и получить достаточно ресурсов. Это невозможно, так что нужны изменения.

А еще меня невероятно печалит то, что многие люди говорят, будто все проблемы в Африке или Индии происходят из-за того, что у них громадные семьи. Не понимают, что 10 детей в деревенской Танзании за год используют ресурсов меньше, чем 1 ребенок в американской семье среднего класса. Люди не склонны рассуждать с такой точки зрения.

Видите ли Вы лицемерие в том, как мы подчас обращаемся с одомашненными животными, например, с домашними питомцами, в сравнении с неприрученными, дикими животными? Например, человек окружает любовью и лаской домашнего хомячка, но одновременно убивает грызунов в другой половине дома посредством ядов и капканов.

Джейн Гудолл: Да, это верно. Или ученый в белом халате. У него дома, словно член семьи, живет пёс, понимающий каждое обращенное к нему слово, – но потом ученый идет, надевает свой белый халат и творит невообразимые и непроизносимые вещи над собаками во имя науки. Вот это подлинная шизофрения. Мда, мы очень своеобразные создания. [смеется].

Многие женщины страшатся старения, а Вы с годами выглядите всё более активной и энергичной. Ваши мысли о старости?

Джейн Гудолл: Что ж, это невеселая вещь, которая неизбежна. Да, можно сделать миллион подтяжек лица и все те разнообразнейшие операции, которые женщины вершат над своими телами – как они называются, бот токс и груде увеличение? [смеётся].
Но лично у меня: A) нет на это денег, B) нет времени, и C) для меня гораздо важнее не то, как кто выглядит. Я считаю, что самое главное – сохранять активность и надеяться, что живым и энергичным останется ваш мозг. Конечно, некоторых постигает слабоумие, но это уже недуг, заболевание. А если вам повезло и разум ваш активен...
А еще должна отметить, что я отношу бóльшую часть моей энергии за счет того, что я перестала есть мясо. Я искренне, глубоко верю, что это мне помогло.

Как именно?

Джейн Гудолл: Когда я перестала есть мясо, я ощутила лёгкость. Я писала книгу, «Урожай надежды» (Harvest for Hope) и очень многое узнала о питании. Одним из новых для меня фактов стало то, что наш пищеварительный тракт - не хищников, но травоядных животных. У них пищевод очень длинный, поскольку необходимо получить каждый гран питательных элементов из листьев и прочей растительной пищи. Пищеварительный тракт хищников гораздо короче, поскольку им необходимо избавиться от мяса поскорее, пока не начались гниение и прочие неприятные вещи внутри их организма. А мы живем с этим мясом, которое долгое время движется внутри наших кишок. Не думаю, что это так уж полезно для организма. Считаю, что мясо создает массу проблем. Кроме того, выращивая животных, им скармливают все эти гормоны и антибиотики, а мы поглощаем их.

В общем, всё, что я могу сказать: отказавшись от мяса, я ощутила лёгкость и прилив энергии. Моё тело перестало тратить время на борьбу с токсинами, от которых старается избавиться животное, которое вы едите.

Особенно приятно слушать всё это, поскольку я подумываю над тем, чтобы стать веганом (строгой вегетарианкой).

Джейн Гудолл: А я не могу быть веганом. Я много путешествую, и поэтому не уверена, что смогу. Это непросто, правда. Я езжу с людьми – однажды с нами был веган, и это было непросто, очень непросто. Триста дней в году в дороге – например, едешь в Северную Корею, там чертовски трудно придерживаться и вегетарианской диеты, а уж вегану... [смеётся].
Но я стараюсь, делаю, что могу. И если подумать об интенсивном животноводстве – о вреде, которое оно наносит окружающей среде, с выращиванием кормовых и содержанием всех этих животных... Если бы люди задумались о мучениях животных на животноводческих фермах.
А еще если бы задумались об антибиотиках, попадающих в окружающую среду, бактериях, вырабатывающих сопротивляемость, о супервирусах, которые мы растим и развиваем – вегетарианцами стали бы очень многие.

Что Вы думаете о зоопарках? Я знаю, Вы много говорите о хороших зоопарках, и о том, как они могут помочь исчезающим видам животных.

Джейн Гудолл: Не только это. Но в целом я смотрю на зоопарки... Есть такие – обычно устаревшие, - которые просто чудовищны и гнусны. Знаете, крошечные клетки, одиночные или парные животные, полное бездействие и обездвиженность, - это самые мрачные, ужасные, жуткие тюрьмы.

Но если взять хороший зоопарк, есть много зоопарков, которые улучшаются и совершенствуются, и хорошо, что они получают прибыль. Их мало, но они есть. И опять-таки, будучи реалисткой, скажу, что идеальный вариант для пожилого шимпанзе – жить в Африке, в заповеднике наподобие Гомбе. Это в идеале. Но, увы, в большей части Африки нет никакой защиты для животных, здесь охотники, лесорубы, здесь шимпанзе живут в постоянно страхе, матерей убивают, детенышей отнимают, увозят из привычного ареала, отбивают представители соседнего сообщества – для них это своеобразная война.

А взгляните на другой конец спектра – медицинские исследования, клетки пять на пять футов, и жизнь, в которой сошлись воедино ужасный зоопарк и жуткая судьба шимпанзе в сфере развлечений.

А если придете в хороший зоопарк, то там шимпанзе живут группой, у них богатая и разнообразная среда обитания, служители понимают их нужды, любят животных.
И начинаешь думать, что, на месте этих шимпанзе, имея право выбора ареала обитания, – где бы вы стали жить?
Первое такое место – заповедник наподобие Гомбе, а второе – хороший зоопарк. У нас идеализированный взгляд на свободу. А ведь даже людям она не всегда на пользу. Кажется, обрети они свободу – и их жизнь в одночасье станет прекрасной... То же самое с шимпанзе – они могут жить в дикой природе, но не быть свободными – не свободны от боли и страха.

На что Вы хотели бы обратить внимание сейчас? Какова область, наиболее важная для изменений?

Джейн Гудолл: Это так сложно. Мне задают этот вопрос, и я думаю: считаю, что самое важное – задуматься о размере наших семей, для некоторых людей это крайне важно. Потому что все прочие проблемы восходят из этого основополагающего факта: на планете слишком много человеческих существ, что означает соревнование, борьбу между людьми и окружающей средой. Так что нам действительно следует подумать о количестве людей на Земле, а также о более грамотном планировании городов. Вместо беспорядочных городских застроек следовало бы оставлять площади для диких животных; популяцию людей можно организовать так, чтобы оставались большие коридоры и пространство, по которому животные могли бы мигрировать из пункта А в пункт Б. Можно строить дороги поверх, над ареалами обитания диких животных. Да, это стоит дороже. Но что нам надо для будущего? Если подумать: ведь как легко мы бросаем деньги на ветер! Можно ведь просто перестать создавать и поддерживать армии и тому подобное, - у нас были бы в распоряжении деньги и на сохранение дикой природы, и на борьбу с бедностью.

Вы такая неутомимая защитница и активист. В чем секрет, где источник Вашей феноменальной энергии и страсти? Что Вас питает?

Джейн Гудолл: Не знаю. Правда. Меня постоянно об этом спрашивают.
Это из-за моих внуков – меня тревожит их будущее? Это из любви к дикой природе, которую я не могу видеть уничтожаемой? Это потому, что я живу достаточно долго, чтобы понимать ужасы ядерной войны и химических заражений? Не знаю. Но почти каждый день случается нечто, рождающее во мне страсть и непокой, и я хочу, чтобы произошли перемены к лучшему. В одиночку можно сделать не так много, но если мы сумеем вовлечь молодых людей, особенно в упомянутом мною возрасте, от 18 до 24 лет, которые войдут в мир как будущие политики, юристы, врачи, учителя, родители – тогда, возможно, у нас появится критическая масса людей с иными, более высокого порядка, ценностями и принципами.

Вас считают голосом животного царства. Что сказали бы животные, шимпанзе, имея дар нашей речи? Каков он – глас мира природы?

Джейн Гудолл: Глас мира природы таков:
«Пожалуйста, дайте нам место, пространство и оставьте в покое, с нашей жизнью и нашей дорогой, потому что мы гораздо лучше вашего знаем, чтó делать – покуда вы не начинаете вмешиваться».
Дать природе место, простор – это так жизнеутверждающе. К сожалению, мы так всё испоганили и запутали, что приходится часто вмешиваться и регулировать. Приходится – иначе животные вымрут. Но я не считаю, будто они хотят, чтобы ими руководили – возможно, они хотят, чтобы им время от времени помогали.

Многие смотрят на Вас как на живую легенду. Каково Ваше наследие и о чем бы Вы хотели, чтобы люди помнили?

Джейн Гудолл: Отчасти, это помощь людям в понимании природы животных, в осознании их отношений с остальным миром природы. Думаю, что моя работа сейчас дает надежду людям. Потому что это и есть моя работа, моё дело.

Ваши пожелания детям будущего или будущему в целом?

Джейн Гудолл: Без детей будущего нет. Желаю, чтобы мы пришли в себя, опомнились! Чтобы по-настоящему стали возвращаться к мудрости.
Если обрести мудрость и объединить голову и сердце, разум и чувства, то, думаю, в будущем мы не стали бы принимать решения, какие принимают эти громадные международные корпорации с офисами в разных странах.
Мы не решились бы разбрасывать пестициды над обширными территориями, зная, что это убьет не только вредителей, но и всё биологическое разнообразие, а в итоге и нас самих.
Мы не стали бы возводить ядерные предприятия, не ведая, что потом делать с ядерными отходами. Мы перестанем совершать всё это, если только подумаем о будущем.
Любые решения влияют на будущее. И моя надежда на будущее – чтобы человечество снова обрело мудрость.

источники: 1, 2

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

На вебсайте Care2.com можно ежедневно и бесплатно помогать Институту Джейн Гудолл.


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...