Sunday, July 15, 2012

вопросы и ответы о правах животных в ЕС /U Talk about animal rights in EUK

программа U Talk на телеканале euronews - еженедельная интерактивная передача, которая позволит зрителям задать вопросы, чтобы лучше понять Европу: подробности, касающиеся устройства европейских институтов, решения текущих проблем, преодоления трудностей... Для участия в программе мы выберем самые интересные и провокационные вопросы. А чтобы ответить на них, пригласим специалистов и экспертов.

* * *
Ведущий программы – Алекс Тейлор (Alex Taylor):
«Какие именно права есть у животных в цивилизованных странах? Кто защищает эти права? Что ждет нарушителей прав животных? Виновен ли каждый из нас в причинении страданий животным, если ест мясо, носит кожаные вещи и посещает зоопарк? Ответить сегодня на все эти и другие вопросы мы пригласили Мишеля Ванденбоша (Michel Vandenbosch), президента ассоциации “Всемирные действия в защиту интересов животных” (GAIA/ Global Action in the Interest of Animals). Организация основана в Бельгии и входит в Eurogroup for Animals - Еврогруппу, защищающую интересы животных.

Вопрос: “Я – Тибо из Брюсселя. Мой вопрос касается разведения кур и использования так называемых клеточных батарей (battery cages). Законно ли содержать птиц в таких условиях? Есть ли нормативы в этой сфере?”

Алекс Тейлор: "Вопрос напрямую касается Европы, ведь как раз недавно были внесены изменения в закон ЕС".

Мишель Ванденбош: “Да, но это относится лишь к курам-несушкам. С 1 января [2012 года] клеточные батареи запрещены. Теперь мы говорим о так называемых улучшенных клетках (enriched cages). Это чуть более просторные клетки, в них оборудовано специальное место для кладки яиц, однако чтобы туда добраться куры должны ждать своей очереди. Клетки чуть лучше, но и в их устройстве много недостатков. В идеале мы стремимся к полному запрету на содержание домашней птицы в клетках.”

“Евроньюс”: “Но говорят, это дорогостоящий проект?”

Мишель Ванденбош: “Нет, это не так. Мы уже убедили несколько крупных компаний, например, Unilever или производителя майонеза Calve Mayonnaise отказаться от использования яиц, полученных от кур, которых содержат в клеточных батареях”.

“Евроньюс”: “Но это пока только в Бельгии, не по всей Европе… Но хотя бы сделан первый шаг, верно?”

Мишель Ванденбош: “В Великобритании тоже идет отказ от клеточных батарей. Надо же с чего-то начинать."

Вопрос: “Добрый день, я – Гаспар из Брюсселя. Если я узнаю, что мой сосед плохо обращается с животным, могу ли я заявить полицию и будет ли человек наказан по закону?”

“Евроньюс”: “Есть ли в ЕС закон, пресекающий жестокое обращение с животными?”

Мишель Ванденбош: “На уровне ЕС – нет, это – сфера компетенции стран-участниц. Но на уровне отдельных государств – в том числе в Бельгии, – такие законы приняты”.

“Евроньюс”: “То есть вы можете заявить в полицию на соседа, который издевается над собакой?”

Мишель Ванденбош: “Можете, правда, потребуются доказательства. Полиция попробует разобраться, опираясь на ваше заявление, но это не всегда просто. Законы очень разные. В Бельгии, к примеру, максимальное наказание за жесткое обращение с животными – полгода тюрьмы, во Франции жестче – два года. На уровне ЕС о животных говорится пока лишь в Лиссабонском договоре (Lisbon treaty), там они признаны мыслящими и чувствующими существами. Поэтому теперь разработка законов в любой сфере – к примеру, в сельском хозяйстве или о транспортировке – должна идти с учетом интересов животных”.

Вопрос: “Привет, я – Маноло из Испании. Есть ли в ЕС закон, устанавливающий нормы содержания животных в зоопарках? Если да, что мы можем сделать для защиты этих подневольных зверей?”

“Евроньюс”: "Это может быть сложно, ведь в интересах администрации зоопарков относиться и содержать животных в хороших условиях."

Мишель Ванденбош: “Есть и такое мнение... В ЕС действует директива, устанавливающая нормативы содержания животных. Но это вовсе не значит, что всем зоопарковым животным хорошо. Лучшие зоопарки отказались от содержания диких животных в тесных вольерах, они всё чаще создают животным условия содержания, имитирующие естественную среду обитания. Это, конечно, намного гуманнее. А вот в Восточной Европе в зоопарках зачастую с животными по-прежнему обращаются плохо, не принимая во внимание их элементарные потребности".

Вопрос: “Меня зовут Мария, я из Испании. Я – член ассоциации по защите прав животных “La Guarda”. Хочу спросить, какие конкретно меры принимаются для запрета коррид?”

“Евроньюс”: "Типично испанский вопрос, хотя внутри страны отношение к проблеме меняется, как, например, в Каталонии".

Мишель Ванденбош: “Совершенно верно, в Каталонии коррида запрещена. Мне кажется, это очень оптимистичная и разумная тенденция: испанцы сами приходят к пониманию жестокости корриды. Разумеется, эти инициативы поддерживает и наша ассоциация, и другие организации по защите прав животных. Конечная цель – полностью искоренить эту постыдную и жестокую традицию”.

Вопрос: “Я – Феликс, живу в Брюсселе. Есть ли в ЕС законы, ограничивающие промышленный промысел натурального меха?”

Мишель Ванденбош:  “Конечно. Великобритания ввела запрет в 2003 году, Австрия – в 2005-м. В настоящее время в Бельгии мы тоже добиваемся введения аналогичного запрета. В идеале мы стремимся к запрету и на продажу шуб. Но на это нужно время. В скандинавских странах, к примеру, это будет очень сложно. Почему? Да потому что им принадлежит первенство в разведении животных на мех.
Но и там попытки предпринимаются. Наши партнеры в Финляндии, к примеру, добиваются хотя бы частичных ограничений. Однако повторюсь: этот вопрос решается на уровне стран-участниц ЕС, мы продолжаем лоббирование – с тем, чтобы раз и навсегда прекратить уничтожать животных ради меха”.

Вопрос: “Я – Солен Леруа из Бельгии. К вашему мнению прислушиваются политики?”

“Евроньюс”: "Вы лоббируете на общеевропейском уровне?"

Мишель Ванденбош: “Да, мы – часть Еврогруппы, ведущей борьбу за права животных. Мы привлекаем внимание к существующим проблемам, в том числе и среди депутатов Европарламента. Например, в 2009 году был введен запрет на продажу продукции тюленьего промысла на всей территории ЕС. Бельгия сделала это первой, еще в 2007 году. За ней стали подтягиваться остальные. Запрет никогда бы не получил такого широкого распространения без лоббирования со стороны ассоциаций по защите прав животных. До Канады, правда, наши призывы пока не дошли, но всё равно, это спасло от мучительной смерти сотни тысяч тюленей”.

Вопрос: “Добрый день, меня зовут Жан, я из Бретани. Мой вопрос: насколько тесно связана ваша ассоциация с другими национальными организациями по защите животных? Вы не думаете о создании сети, чтобы лоббировать общими силами, более действенно?”

Мишель Ванденбош:“Такая сеть уже существует, и зритель совершенно прав: мы должны действовать сообща - так мы станем сильнее”.

источник

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...