Tuesday, May 14, 2013

Московские бездомные собаки (2010) / Moscow’s stray dogs

источник/ source: Moscow’s stray dogs // The Financial Times // By Susanne Sternthal // Published: January 16 2010

Автор - Сюзанн Стернталь (журналистка и писатель, в настоящее время живет в Москве)

Бездомный пёс на платформе московского метро

Когда речь идет о собаках, россияне способны на безумства. Возьмем случай, произошедший несколько лет назад. 22-летняя модель Юлия Романова со своим любимым стаффорширдским терьером однажды зимним вечером возвращалась от дизайнера, создающего костюмчики для собак. Юлия и её пес - на терьере был новенький жакетик – оказались на станции метро «Менделеевская». Здесь парочка столкнулась с Мальчиком – дворнягой, который жил на станции, охраняя её от других собак и пьяниц. Охраняя свою территорию, Мальчик залаял на парочку. Но вместо того, чтобы просто пройти мимо, Романова полезла в свой розовый рюкзак, вытащила кухонный нож и на глазах множества пассажиров метро зарезала дворнягу.

Романову арестовали и назначили годичное психиатрическое лечение. Как часто бывает в России, эта жуткая история повлекла за собой всплеск сострадания к московским бездомным собакам. На входе метро «Менделеевская» теперь стоит бронзовый памятник Мальчику, созданный на пожертвования.

Памятник стал символом 35 тысяч бездомных собак, обитающих в российской столице – около 84 на квадратную милю площади. Собак можно увидеть везде: они лежат во дворах многоэтажек, бродят около рынков и киосков, спят в метро и подземных переходах. По ночам слышен их лай и вой. Бездомные собаки Москвы не похожи на породистых псов, которых предпочитают озабоченные статусом москвичи.

Я со своей семьей переехала в Москву в прошлом (2009) году и была потрясена огромным количеством бездомных животных. Со временем, наблюдая за ними, я увидела, что несмотря на некоторое разнообразие окраса – некоторые черного цвета, другие рыжеватые или сероватые - все они кажутся одной породы: средней величины, с густой шерстью, островатыми мордами и миндалевидными глазами. Длинные хвосты, стоячие уши.

Ведут себя они тоже по-разному. Часто можно увидеть бездомного пса на платформе метро. Когда поезд останавливается, собака заходит в него, садится на сидение или ложится на пол, если пассажиров много, и выходит через несколько станций. Есть даже вебсайт, посвященный бездомным собакам в метро (www.metrodog.ru), где пассажиры публикуют сделанные мобильными фото и видео, запечатлевшие смышленых псов, которые пользуются метрополитеном также как и прочие москвичи.

Откуда берутся все эти животные? Ответу на этот вопрос посвятил себя Андрей Поярков. Ему 56 лет, он биолог, специализирующийся на изучении волков. Его исследования сосредоточены на том, каким образом различное окружение влияет на поведение и социальную организацию собак. Он изучает московских бродячих собак около 30 лет и утверждает, что их внешность и поведение постепенно меняются по мере адаптации к переменам в столице России. Почти все бездомные собаки родились на улице – выброшенная домашняя собака фактически приговорена к гибели: по оценкам Пояркова, из них выживает не более 3%.

. . .

Поярков работает в Институте проблем экологии и эволюции имени А. Н. Северцова, расположенном на юго-западе Москвы. Его кабинет невелик, но может гордиться высокими потолками и окнами. На столе в центре комнаты – клетки, в которых четыре горностая снуют по тоннелям и бегают в колесе. Поярков и я сидим около стола и пьем зеленый чай.

Андрей Поярков подкармливает бездомных собак в Москве

Впервые о наблюдении за бродячими собаками он задумался в 1979 году, начав с тех, что обитали около его дома, или попадались по пути на работу. Площадь его наблюдений составила около 10 кв. км., это место обитания около ста собак. Поярков начал записывать лай и другие звуки, издаваемые собаками и изучать их социальную организацию; фотографировал, записывал данные, отмечая места обитания конкретных собак.

Он быстро понял, что изучать бродячих собак гораздо проще, чем волков: «Увидеть волка в дикой природе – редкая удача; то есть они встречаются, но ненадолго и издали. А вот бродячих собак можно наблюдать сколько угодно, обычно приближаясь почти вплотную». По данным Пояркова, в Москве обитает от 30 до 35 тысяч бродячих собак; тогда как популяция волков по всей территории России составляет от 50 до 60 тысяч. Плотность популяции, говорит биолог, определяет частоту контактов животных друг с другом, что в свою очередь влияет на их поведение, психологию, устойчивость к стрессам и отношение к среде обитания.

«Другое отличие бродячих собак от волков, - рассказывает далее биолог, - в том, что собаки, как правило, гораздо менее агрессивны в целом и намного терпимее друг к другу». Волки остаются исключительно внутри своей стаи, даже если их территория соприкасается с другими стаями. А вот определенная стая собак может доминировать над остальными, с вожаком, «патрулирующим» эти стаи, временно присоединяясь к ним. Наблюдения привели Пояркова к выводу, что такой вожак – не обязательно самый сильный или влиятельный пёс; но непременно самый умный – ведь от него зависит выживание стаи.

Бродячие животные Москвы, считает Поярков, занимают положение между домашними животными и волками, находясь на начальных стадиях перехода из одомашненности к дикой природе. Считается, что поворот этого процесса вспять маловероятен; одомашнить бродячую собаку практически невозможно – многие животные просто не выносят замкнутого помещения.

«Генетически волки и собаки почти идентичны. Что изменилось, и в значительной степени, в процессе одомашнивания – спектр гормональный и поведенческих показателей, поскольку жесткий естественный отбор исключил наиболее агрессивных животных», - говорит Поярков. Он вспоминает работы советского биолога Дмитрия Беляева, высланного сталинскими властями из Москвы в 1948 году за приверженность к классической генетике, шедшей в разрез с тогдашней официальной наукой.

Под предлогом изучения психологии животных, Беляев организовал в Новосибирске исследовательский центр, где на примере серебристой лисицы проверял свою теорию о том, что наиболее важным в процессе одомашнивания собак было отсутствие агрессии. Он начал отбирать лисиц, которые демонстрировали наименьший страх перед человеком, и скрещивал их. Через 10-15 лет выращенные им лисицы проявляли привязанность к своим смотрителям, даже лизали им руки. Они лаяли и виляли хвостами. Уши стали висячими, а кроме того выработалась пятнистая окраска – удивительное явление, связанное со снижением у животных уровня адреналина, имеющего общие траектории с меланином и контролирующего выработку пигментов.

«С бездомными собаками наблюдается обратный процесс, - объясняет Поярков, – то есть, движение от одомашненности к более «естественному» состоянию». И действительно, бродячие собаки редко имеют пятнистый окрас, почти не виляют хвостами и с опаской относятся к людям.

. . .

Бездомные псы Москвы впервые упоминаются в рассказах журналиста и писателя второй половины XIX века Владимира Гиляровского. Но Поярков уверен, что собаки существуют столько, сколько сам город. Они остаются не похожими на волков; в частности, демонстрируя «полиморфизм» - ряд поведенческих особенностей, которые отчасти сформированы «экологической нишей», занимаемой собакой. Величина популяции бродячих собак объясняется умением приспосабливаться: «С несколькими «нишами» - больше ресурсов и возможностей»,- считает биолог.


Зима; 
бездомный пёс ищет тепло

По частоте контактов с людьми и способам прокормиться Поярков разделяет бродячих собак на четыре группы со своими экологическими нишами.

Тех собак, которые наиболее комфортно чувствуют себя рядом с людьми, биолог называет «сторожевыми». Они обитают при гаражах, складах, больницах и прочих огороженных учреждений; считают местных охранников своими хозяевами, а те их подкармливают.

Поярков продолжает рассказ: «Вторая стадия на пути возвращения к «естественному» состоянию – когда собака социализируется с людьми в общем, опасаясь привязанности к кому-то конкретно. Это собаки-попрошайки, которых можно назвать отличными специалистами в человеческой психологии». Биолог приводит пример: кажется, что пёс дремлет, пока толпы людей идут мимо; но едва заметив того, кто может покормить, поднимает голову: «Собака подойдет к старушке, начнет улыбаться и помахивать хвостом, и почти обязательно получит что-то из еды». Такие собаки не просто чуют, кто несет что-то съестное, но и знают, кто может остановиться и покормить.

Собаки-попрошайки живут относительно небольшими стайками под руководством вожака. Если пёс умен, но занимает низкую социальную ступень в группе, он будет часто покидать стаю в поисках еды. Заметив, как просят корм другие собаки, он будет наблюдать и учиться у них.

Третья группа - собаки, которые соприкасаются с людьми, но общаются практически исключительно с другими бродячими псами. Пищу они добывают в основном на помойках и в мусорных баках. В советское время улов таких псов был невелик, что значительно сократило популяцию (наравне с государственными службами по отлову и «утилизации» бездомных животных). В пост-советский период попытки властей «очистить» город, убивая собак, прекратились; появились источники корма; бродячих собак стало больше.

Последняя группа, по Пояркову – так называемые дикие собаки: «Они живут в городе, но сторонятся людей, видя в них опасность. Такие собаки обычно ведут ночной образ жизни в промышленных зонах и лесопарках; они – хищники, питаются мышами, крысами, а иногда и кошками».

. . .

Есть также одна подгруппа бездомных животных – собаки, обитающие в московском метро. «Собака в метро появилась по прозаической причине: их туда впускали. Это началось в конце 1980-х, во время перестройки. Появилось немного больше еды; люди начали прикармливать бездомных псов», - рассказывает этолог (специалист по психологии и поведению животных) Андрей Неуронов, работавший с собакой Владимира Путина - лабрадором Кони.

Бездомный пёс в метро Москвы

Неуронов говорит, что внутри станций метро, особенно в холодные месяцы, живет около 500 бродячих собак, но только примерно 20 из них обучились ездить на поездах. Это происходит постепенно, сначала с целью расширения территории, а позже становится образом жизни: «Зачем ходить пешком, если можно проехаться? - отмечает этолог. – Собаки ориентируются по-разному; нужную станцию определяя по запаху, по названию, которое объявляет диктор в вагоне, по промежуткам времени. Если, например, по понедельникам на одной из станций вы подкармливаете собаку, она поймет, в какой день и в какое время вас следует ждать – в этом помогает чувство времени, заложенное в их биологических часах».


Собаки в метро безошибочно определяют людей – радостно виляют хвостом навстречу приветливым прохожим; но моментально ретируются, завидев издали злобных старух, дежурящих у турникетов.
«Прямо около этого выхода, - Неуронов показывает в сторону станции Фрунзенская, неподалеку от парка, где мы беседуем, - спит на матрасе черный пёс по кличке Малыш. И однажды я видел: перед ним стоит миска свежего говяжьего фарша , а пёс медленно, почти лениво ест, не вставая с матраса».

. . .

Москвичи реагируют на бродячих собак по-разному: одни с ненавистью, другие с сочувствием. Модель Романова, заколовшая бродяжку-пса Мальчика – пример крайней ненависти; скромный памятник, поставленный Мальчику – пример противоположного отношения. Городские власти оказались под давлением общественности и вынуждены были принять меры для защиты бездомных животных. Но результаты сомнительные. В 2002 году мэр Юрий Лужков постановил отказаться от уничтожения бродячих собак, предпочтя стерилизацию и создание приютов.

Но пока сами граждане России не начнут добровольно применять практику стерилизации домашних животных, это будет лишь полумерой. Один русский знакомый, заметив, что мой пёс породы риджбек кастрирован, воскликнул: «Зачем вы изуродовали собаку?» [мнение о стерилизации как «издевательстве над животным» широко распространено и среди моих украинских знакомых, считающих себя защитниками или просто любителями животных – Е.К.]

В прошлом [2009] году городской бюджет выделил около 30 млн. долларов на возведение 15 приютов для животных. Но это и близко не достаточно для размещения бездомных животных.

В то же время от определенных граждан слышны требования вернуться к отлову и убийству бродячих животных.
Биолог Поярков уверен, что такое решение не принесет желаемых результатов; напротив, может повлечь за собой опасность: «Хотя целью таких «зачисток» считается борьба с распространением бешенства, глистов, токсоплазмоза и прочих инфекций, на деле произойдет следующее: потенциально зараженные собаки и другие животные придут в Москву из-за черты города, потому что биологический барьер, поддерживаемый популяцией городских бродячих собак, окажется опрокинутым. Окружающая обстановка становится хаотичной и непредсказуемой, эпидемиологическая ситуация ухудшается».

33-летний Алексей Верещагин, аспирант, работающий с Поярковым, считает, что Москва в силах найти способы контроля притока новых бродячих собак. Но это вовсе не значит, что Алексей поддерживает мнение, будто бездомных животных надо убрать из столицы: «Я рос с ними. Лично я считаю, что эти животные делают жизнь в городе интереснее». Как многие другие специалисты, он сомневается, что бродячих животных когда-либо можно уничтожить полностью; в особенности принимая во внимание общее беспорядочное администрирование города.

Поярков признаёт, что стерилизация, в случае грамотного проведения, поможет контролировать численность бездомных животных. Также его исследования доказывают, что популяция бездомных собак регулируется и естественным образом. Пищевые ресурсы ограниченны и обуславливают постоянство популяции в рамках 35 000 животных. Кроме того, московские бездомные собаки не могут размножаться бесконечно; большинство щенков не доживает до взрослого возраста. «Если кто-то из них выживает, то только чтобы занять место умершей бездомной собаки», - говорит Поярков. И всё равно – срок жизни бездомных собак не превышает 10 лет.

Проведя изучение московских бездомных собак и проанализировав их инстинкты, биолог не спешит увидеть улицы города без собак: «Я далеко не уверен, что Москва должна остаться без собак. Несомненно то, что они очищают город; не дают расплодиться крысам. Почему город должен выглядеть как каменная пустыня? Зачем жить без уличных собак, которые всегда были с нами рядом?»

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...