Thursday, August 29, 2013

Сью Коу – искусство во имя животных / Sue Coe: Art of the Animal

источник: Sue Coe: Art of the Animal

Рассказ Ясмин Сингер (Jasmin Singer),
декабрь 2011 года:

Сью Коу одна из моих героев. По сути, она воплощает квинтэссенцию снятых нами видео-серий в рубрике «Искусство ради животных» (Art of the Animal video series), в которых художники самых разных направлений выступают в защиту животных посредством своего искусства. Мы взволнованы (это слабо сказано, мы вне себя от радости), потому что можем сделать интервью Сью Коу. Когда я всё это пишу, мой взгляд падает на копию одной из моих любимых её картин. Картина висит на стене и повествует историю Квини (Queenie), коровы, которой посчастливилось избежать дороги на бойню и найти приют в Farm Sanctuary.

Наша короткометражка предоставит вам возможность послушать рассказ самой Сью Коу и увидеть подборку картин из её обширного собрания работ. Художница описывает движущую силу, помогающую ей в работе длиною в жизнь – в детстве Сью жила рядом со свинофермой и слышала вопли животных, которых вели на бойню. Это оставило неизгладимый след в её душе.


В свою очередь, Сью Коу оставляет отпечатки в сердцах и разуме любого, кто видел её картины, выставленные в музеях и галереях всего мира. Безжалостная наглядность работ художницы приводит к тому, что мы, зрители, сами становимся свидетелями страданий (судьба, постигшая много лет назад саму Сью Коу); и одновременно в нас, зрителях, зарождается сила и стремление к переменам. Для Сью Коу и для многих из нас, кого не оставляют равнодушными её картины, самоуспокоенность не выход, не ответ.

Хотя многие из тех, кто выбрал для себя жизнь вегана (строгого вегетарианца) и активиста, уже давно знают о жестокой реальности жизни животных, даже самые закаленные активисты будут тронуты и вдохновлены художественными образами Сью Коу в её расследовании тех мучений, которым подвергает животных человек.

Мы приглашаем вас взглянуть на разоблачающие картины и услышать от художницы Сью Коу о её путешествии в этот мрачный, но такой реальный мир.



Сью Коу (стенограмма её рассказа в моём переводе с английского):

Искусство становится искусством, когда зритель говорит, что встретился с подлинным искусством.

И чудо моей жизни в том, что мои работы показывают в галереях, иногда в музеях, и люди приходят и видят всё это, они так глубоко чувствуют, так переживают. Задумываются, взвешивают свой выбор того, что употреблять в пищу. Они плачут, глядя на картины, они говорят об увиденном.
Это настолько меня трогает, заставляет склонить голову в знак уважения. Когда кто-то извлекает силу искусства из вот этих простых рисунков на бумаге. Это прекрасно.

Меня зовут Сью Коу.


Все люди, с которыми я разговаривала – все мои друзья, употребляющие мясо и молочные продукты, – когда речь касается скотобоен, все говорят: «Я ведь не могу ничего изменить».


Но если вы идете на бойню, если вы видите всё это, свидетельствуете об этом – вы уже меняете что-то!
Когда стоишь на бойне со своим альбомом для набросков, и ты единственная женщина здесь, в этом цеху забоя (в этом я могу вас заверить, одна женщина) – уже что-то меняется.
Даже когда нет сил... если мы, жители Запада, поставим себя на место других бесправных существ – это уже начало перемен.

(картина Сью Коу: Поменяться ролями - честная игра)


Думаю, каждый человек прочувствовал бы эту связь, если буквально жил по соседству с бойней. Но в Америке общепринято приводить этот факт в качестве объяснения, почему это стало основой, центром моей жизни.
Потому что еще в детстве я своими глазами видела, как животных вели из хлева, со свинофермы, - на бойню, каждый день моего детства.


(на картине слева Сью Коу изобразила 10-летнюю себя и свою мать)

Я слышала грохот цепей, крики животных, с часа ночи до четырех часов утра.
Вот отсюда прямой смысл, непосредственный источник моей одержимости темой скотобоен. Это было тщательно скрыто с глаз, и в то же время прямо за углом, рядом. Люди старались этого не замечать.

Рядом со скотобойней был большой мемориал в память Первой мировой, а потом появился мемориал Второй мировой войны. И никто никогда не проводил связи между массовыми убийствами. Когда я спрашивала родителей про Вторую мировую войну, про холокост, они говорили: «Мы ведь не знали». И здесь, с забоем животных, то же самое.
Это не то, чего мы не знаем. Мы знаем. Но мы равнодушны.

(Сью Коу:
Освенцим начинается, когда кто-то видит на бойню и думает, что это всего лишь животные)

Ключ ко всему – неспособность человека связать одно с другим и признать свою ответственность.

Я считаю моё искусство репортажным, большинство работ – это повествовательный репортаж о том настоящем, невымышленном, свидетелем чего я становлюсь. Я ничего не придумываю.

Я люблю графические средства, потому что это просто и изящно. Я люблю использовать карандаш, потому что его можно взять куда угодно. И он такой дешевый. Не нужен никакой фотошоп. Просто берешь карандаш и лист бумаги – и можно записывать, фиксировать.
В моей жизни я фиксирую то, что скрыто, а также то, к чему люди равнодушны.

Серия моих работ была посвящена ВИЧ инфицированным... Это было массовым явлением, но происходило в полном замалчивании.
И, конечно, убийства животных, которые полностью невидимы, спрятаны от глаз. На определенном уровне люди всё это знают, но они не хотят знать.
Как привести их в чувство, заставить их осознать?
Ведь даже с моим пониманием, с тем, свидетелем чего я становлюсь, – даже я забываю. Это как смотреть на солнце – ты просто не можешь смотреть на солнце слишком долго, иначе ослепнешь.
И мои работы, это непрерывное болезненное воспроизведение того, что я видела.


Для художника важно работать каждый день. Я словно очень-очень старый блюзовый музыкант, который никогда не выступал в Карнеги-холле. Я просто перемещаюсь из одного ночного клуба в другой, из городка в городок, выступая.
Я рисую. Рисую каждый день, и у меня неплохо получается. Потому что делаю это ежедневно.
Известность коснулась меня лишь краешком, чуть-чуть, она для меня как болезнь. Я избавлена от этого бремени. У меня есть возможность заниматься ремеслом.


Говоря метафорически, я как червяк, погружающийся под землю, всё глубже и глубже... Там темно. А когда я оглядываюсь назад... хотя нет, не оглядываюсь, ведь я червяк. Я продолжаю двигаться, дальше и дальше... потом умираю, а кто-то смотрит на эту гору выкопанной мною земли, на этот результат, и думает... ну, не знаю... Взволнован ли червяк? Да нет. Червяк просто настойчиво продолжает есть землю.

Самые близкие моему сердцу работы... каждый раз, когда я вижу именно этих животных, или этих людей, которые уже мертвы...
(Слониха пыталась сбежать из цирка, в неё выстрелили 98 раз)

И это такой живой мемориал их памяти. Иначе их бы не запомнили. Я могу показать это людям; это память. Это подлинные записи. ...каждая умершая коза, корова, свинья. Я всё видела – это бесконечно малая толика тех миллиардов и миллиардов, – но я помню лица этих животных, и самое главное, что их помнят – даже если помню только я.


(слева «Сапог»; справа «Ненужных собак убивают током»)

Это не самые лучшие произведения искусства на свете. Это напоминания, памятники о том, что я там была, в виде произведений искусства.
Когда умирала моя мать, я рисовала её умирающую, каждый день (о серии рисунков «Последние 11 дней»). Это моя память. Потом эти картины были выставлены в музее в Вашингтоне. И я получала столько писем! Потому что то же самое чувствует каждый, чья мать умирает. Люди позволяют своим сердцам открыться навстречу этим воспоминаниям. Искусство помогает, дает возможность прикоснуться к людскому сердцу.


(слева «Запад встречается с остальным миром»; справа «Рабочий класс: больше молока, больше яиц, больше шерсти»)

Видеть или не видеть – это самая трудная задача, то, что не может быть забыто.
Начать перемены – это начать видеть. Начать осознавать: ваше видение, то, как вы видите, очень искажённое, деформированное... Вам нужно просто сорвать этот защитный покров, попытаться увидеть реальность. Ничего не изобретая, не выдумывая.
Это первый шаг... есть столько всего, что мы не можем контролировать. И только одно контролировать можно, и это дает невероятную силу. Сделав это, ваш рот, ваш голос не будет забит, задушен образами доминирующего класса...

Вы сможете выплюнуть всю эту дрянь, это даст вам силу.

Если бы животные верили в Бога, их дьявол выглядел бы как человек.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/



рисунки с вебсайта Paintings collection

upd Картины Сью Коу на вебсайте WikiArt

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...