Sunday, February 09, 2014

фотопроект «Мы животные»/ We Animals - Jo-Anne McArthur's project

Текст - Джо-Анн МакАртур (Jo-Anne McArthur) (на фото)

«Мы животные» (We Animals) – всеобъемлющий и целенаправленный проект для документирования посредством фотографии жизни животных в человеческом окружении.

Люди такие же животные, как и все те чувствующие и думающие создания, которых мы используем в качестве пищи и одежды, как подопытный материал, как развлечение, как рабов и компаньонов.

Исходя из этого, цель проекта «Мы животные» — уничтожение барьеров, которые создали сами люди, чтобы обращаться с животными, не принадлежащими к человеческому роду (non-human animals) как с неодушевленными предметами, а не как с живыми существами.

Наша цель — фиксировать на пленку взаимодействие и общение людей с животными так, чтобы зрители увидели в этих повседневных (зачастую не замечаемых нами) ситуациях использования, жестокого обращения или совместного существования — новый смысл и этическое значение.

В соответствии с концепцией проекта, истории и фотодокументы для «Мы животные» были собраны в более чем сорока странах мира, и способствовали проведению более чем ста всемирных кампаний ради прекращения мучений животных.

источник

* * *
Животные, не принадлежащие к человеческому роду, находятся повсюду вокруг нас.
Как кожа, а не коровы.
Как свиные ребрышки, а не поросята.
Как меховая отделка, а не лисицы.
Как объекты вивисекции, а не лягушки.
Как сэндвичи с рыбным филе, а не рыбы.
Как образовательный инвентарь в зоопарке, а не полярные медведи.
Надеюсь, что с каждым снимком и с каждой историей мы будем избавляться от шор, и начнем по-настоящему смотреть и видеть животных, которые нас окружают.
Только если мы будем учиться, мы сможем меняться и становиться добрыми и ответственными распорядителями на этой планете.

Рон, организация Save the Chimps, Форт-Пирс (США, шт. Флорида), 2009 год
Рон в качестве подопытного объекта был подвергнут инвазивной (агрессивной) хирургии и процедурам в исследовательских лабораториях США.
После освобождения организацией «Спасение шимпанзе» (Save the Chimps), несмотря на то, что в его распоряжении оказались несколько акров земли в заповеднике Флориды, Рон бóльшую часть времени предпочитал оставаться в помещении, под защитой круглого гнезда из одеял, которое он сооружал вокруг себя.
Рон тихо скончался в 35-летнем возрасте.
Именно шимпанзе Рону я посвятила свою книгу, за присущее ему чувство собственного достоинства и храбрость его сердца, несмотря на бремя «прогресса», которое ему пришлось вынести на своих плечах.

Полярный медведь в неволе, зоопарк в Торонто, 2005 год
Куник (Kunik) попал в этот зоопарк осиротевшим медвежонком. На момент съемок ему было 25 лет. Год спустя полярного медведя укусил за нос москит, заразив энцефалитом. Куника парализовало, и вскоре он умер.
Бóльшую часть жизни он плавал в этом аквариуме.

Лисья звероферма, Европа, 2012 год
По всему миру на зверофермах миллионы пушных зверей живут и умирают в таких же условиях.
Молодых зверьков убивают газом или электротоком на мех. «Производители», как вот эта пятнистая лисица на фото, проводят годы в крохотных клетках, где обычно нет ничего, кроме проволочных стен и пола.
Фоторепортаж с пушной фермы

Еще мокрый новорожденный теленок, органическая молочная ферма, Испания, 2010 год
Я сфотографировала рождение этого теленка на органической ферме, предоставляющей животным возможность свободного выгула. Едва мать успела облизать своего новорожденного детеныша, потыкаться в него носом и посмотреть, как малыш впервые становится на ножки, работник фермы погрузил теленка на тележку и увез.
Еще мокрую после рождения, эту телочку отобрали у матери.
Через год после того, как я сделала этот снимок, я узнала, что телочка стала одной из молочных коров на этой ферме.
О молочных фермах
Фоторепортаж о молочной ферме

Пикин и её опекун, организация Ape Action Africa, Камерун, 2009 год
Многие детеныши человекообразных обезьян становятся сиротами, когда их матерей убивают на мясо (бушмит – bushmeat, мясо диких африканских животных; см. подробнее).
Пикин (Pikin), молодая горилла, была спасена и оказалась под охраной организации Ape Action Africa. Как и других подобных животных, отпустить обратно в дикую природу её невозможно.
На фото — момент, когда Пикин неожиданно очнулась после успокоительного укола для транспортировки на новый участок заповедника. По счастью, горилла была в руках опекуна Appolinaire Ndohhoudou, которому она всецело доверяла, и сохраняла спокойствие на протяжении всей поездки.

Рынок выходного дня (Chatuchak Weekend Market), Бангкок, Таиланд, 2011 год
На оживленном рынке Бангкока сотни лотков торгуют живыми животными, продавая обычно в качестве домашних. Власти, очевидно, весьма обеспокоены тем, чтобы посторонние не проникали в эту часть рынка: повсюду висели знаки «Фотографировать запрещено».
Вдоль целого микрорайона торговцы выкладывали на продажу тысячи рыбок, угрей, черепашек, электрических скатов и прочих животных — в крохотных пластиковых пакетиках. [Популярный азиатский товар... – Е.К.]
Некоторые из таких животных остаются живыми час-два; другие два-три дня.

Олень в городе, Нью-Йорк, 2005 год
Тела животных — повсюду вокруг нас, в самых разнообразных видах.
Эта девушка прошла мимо меня в Манхэттене, обхватив набитую таксидермистом (чучельником) голову оленя, разговаривая по телефону. Эта фотография показывает, насколько близки и взаимосвязаны мы с животными, и в то же время как бесконечно далеки.

Зрители корриды, Испания, 2010 год
На переднем плане — мужчина и женщина, он с сигарой, зажатой между пухлыми пальцами, она с веером и накрашенными ногтями. Во время корриды зрители выпячивают себя так, словно это они главная достопримечательность. А животные, особенно те, которых используют для развлечений, просто фон.
Фоторепортаж о корриде

Освобождение животных, Виктория, Австралия, 2013 год
Четверо активистов посетили большое специализированное хозяйство интенсивного животноводства и забрали трех поросят, либо умирающих, либо отбракованных на забой (на спинках у них были нарисованы зеленые кресты).
На фото виден силуэт одного из поросят на руках президента организации Animal Liberation Victoria (второй справа).
Поросятам оказана ветеринарная помощь и всемерная забота.
Двое из трех поросят выжили и были взяты в любящие семьи.

Джо-Анн МакАртур (Jo-Anne McArthur) и Орландо
Это фото со мной и спасенным теленком по кличке Орландо сделано в Приюте для фермерских животных в Уоткинс-Глен (США, шт. Нью-Йорк) (Farm Sanctuary in Watkins Glen, NY).
Фермеры, занимающиеся молокоторговлей, считают телят-самцов, рожденных от молочных коров, бесполезным «побочным продуктом».
Обычно таких телят, в возрасте всего нескольких дней от роду, продают на аукционах домашнего скота по несколько долларов «за штуку».
Орландо и десять других телят были куплены одним фермером для выращивания на дешевую говядину. Но среди телят началась эпидемия, и до того, как вмешались власти, фермер успел шестерых из них убить.

источник
Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Jo-Anne McArthur Facebook page (English)


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...