Wednesday, August 05, 2015

Окровавленные львы: жизнь в неволе/ Grim Lives of Africa's Captive Lions

источник: Inside the Grim Lives of Africa's Captive Lions
22 июля 2015 года

Новый документальный фильм рассказывает правду о растущем варварском бизнесе Южной Африки.

70% южно-африканских львов проводят всю свою жизнь в неволе. Разведение львов, трофейная охота, рост торговли львиными костями – взаимосвязанные рискованные предприятия. Фото: Иэн Мишлер (Ian Michler)

Текст: Катаржина Новак (Katarzyna Nowak), National Geographic

В Южной Африке за заборами и решетками содержатся более семи тысяч львов. Их разводят и растят в неволе, на частных фермах или в охотничьих «запасниках». Львят дают потрогать и подержать туристам. Туристы могут посмотреть также и на более взрослых животных, и даже покормить их.

В итоге все животные гибнут в ходе так называемой подготовленной/ отрепетированной охоты (“canned” hunt, дословно – «консервированная» охота), когда львов выслеживают и отстреливают на специальной ограниченной территории, где животные — легкая мишень для богатых туристов.
Стоимость участия в такой «подготовленной охоте» может достигать 50 тысяч американских долларов. В качестве трофеев охотники везут на родину львиные головы и шкуры. Трупы и кости львов экспортируются в азиатские страны, где их используют в традиционной медицине.

После введения новых мер по пресечению продажи органов и костей тигров, которые находятся под угрозой вымирания, начала расти торговля костями львов. Это означает, что, наравне с «трофейными» львами-самцами, коммерческую ценность приобрели и львицы-самки.
Новый документальный фильм под названием «Окровавленные львы» (Blood Lions) призван пролить свет на темную сторону южно-африканской индустрии разведения львов в неволе и организации «подготовленных» охот. Фильм покажут в г. Дурбан, ЮАР, в рамках крупнейшего кинофестиваля Африки.

Владельцы частных ферм по разведению львов заявляют, что охота на выращенных в неволе львов помогает сохранять сокращающуюся популяцию этих животных в дикой природе.

«Это не так», — говорит доктор Люк Хантер (Dr. Luke Hunter), президент организации «Пантера» (Panthera), призванной защитить вымирающие виды крупных животных семейства кошачьих. «Эта индустрия поставляет животных для убийства прямо в их клетках, или переправляет в Азию, где высок спрос на части тел и внутренние органы крупных животных семейства кошачьих. Документальные фильм “Окровавленные львы” полностью опровергает лживые аргументы южно-африканских дельцов, которые якобы разводят львов ради “природоохранных” целей, и находят оправдание для существования этой варварской индустрии».

Фильм «Окровавленные львы» продолжает традицию таких картин, как
«Гориллы в тумане» (Gorillas in the Mist, 1988),

«Слоны и Эхо» (Echo of the Elephants, 2005),

«Бухта» (массовое убийство дельфинов в Японии) [The Cove; Taiji dolphins in Japan], Blackfish.
Все эти фильмы, по словам Уилла Трэверса (Will Travers), президента фонда Рожденные свободными (Born Free Foundation), оказали «глубочайшее воздействие на наше отношение к диким животным».

Иэн Мишлер (Ian Michler) — рассказчик и главный герой док. фильма прожил 25 лет в 15 различных африканских странах.
Журналист, гид, сафари-оператор, активист в защиту природы и животных.
Пишет об экотуризме, защите природы, об окружающей среде в целом.
Регулярно публикуется в Africa Geographic на протяжении последних 20 лет.
Участник Международной лиги писателей-природоохранников (International League of Conservation Writers).
Автор и фотоиллюстратор нескольких книг об Африке.

Из своего дома в ЮАР Иэн Мишлер рассказывает нам о львах, о съемках фильма, о реформах, которые, он надеется, этот фильм вызовет.

С чего началась ваша работа по защите львов?

Иэн Мишлер: В 1990-е годы я постоянно жил в дельте реки Окаванго (the Okavango Delta) в Ботсване, занимаясь сдачей жилья внаём. Меня увлекла проблема устойчивого развития охоты на львов в Ботсване. Этот интерес привел меня к информации о фермах и «подготовленной» охоте на львов в ЮАР.

В 1999 году в клетках содержалось от 800 до 1000 львов.
В 2005 году, когда я предоставил отчет министерству окружающей среды и туризма, в неволе находилось уже от 3 тыс. до 5 тыс. львов.
В настоящее время число крупных кошачьих хищников (львов, тигров, леопардов) в неволе в ЮАР — более 8 тыс. Наибольшее число их них – львы.

Очевидно, что эта индустрия (весьма заманчивая и выгодная для небольшой группы лиц) выросла и продолжает расти. Тем, кто выступает против разведения львов в неволе, говорят, что данные фермы существуют ради образовательных целей, а также для защиты животных.

Но подобные оправдания ни на чем не основаны. Львы относятся к видам животных, которых, вырастив в неволе, невозможно выпустить в дикую природу. Ни один эколог или биолог в ЮАР в настоящее время не занимается восстановлением популяции львов в дикой природе. А если бы кто-то и занимался — ни за что не стал бы использовать хищников, выращенных в неволе. Это лживые заявления и маркетинг.

Фото со странички International Campaign Against Canned Hunting

Этих величественных хищников растят в неволе, чтобы убить в неволе. Для меня — и для всё большего числа людей во всем мире — подобная ситуация недопустима.

Львы в ЮАР отличаются от львов, обитающих в других африканских странах?

Иэн Мишлер: ЮАР – единственная страна в мире, где всех львов подразделяют на три класса: «дикие», «управляемые» и «в неволе».

На фото:
Возможность погладить львенка – первая из нескольких стадий, которые проходят выращиваемые в неволе животные.
Финальная стадия: одомашненного льва, безо всяких шансов на побег и спасение, застреливает охотник за трофеями, который платит за этот «спорт» тысячи долларов.

По достоверным данным организаций наподобие «Пантеры» (Panthera), в ЮАР насчитывается от 2.700 до 3.200 «диких» и «управляемых» львов – в пропорции примерно 50 на 50.
Дикие львы живут в национальном парке Крюгер (Kruger National Park) и парке Кгалагади (Kgalagadi Transfrontier Park).
«Управляемые» львы живут в частных заповедниках, таких как Пхинда (Phinda) и Цвалу (Tswalu). Их сохраняют для поддержания богатства генофонда.

Ассоциация защиты хищников ЮАР (South African Predator Association, SAPA) отслеживает численность львов в неволе, а также число ферм, которые заняты в этой индустрии. Однако не каждый, кто разводит львов в неволе, обязан быть членом этой Ассоциации, и не каждый предоставляет достоверные данные. По нашим оценкам, основанным на обсуждениях с членами Ассоциации SAPA, а также с департаментом по вопросам окружающей среды, в неволе находится более семи тысяч львов.

Какова главная тема документального фильма «Окровавленные львы»?

Иэн Мишлер: Фильм вскрывает жестокость, лживость этой индустрии, а также образовавшиеся благодаря ей денежные потоки. Почти половина фильма посвящена заводчикам, владельцам ферм по разведению львов, а также охотникам за трофеями, которые хотели высказаться.

А в ЮАР проходят «честные» охоты, когда животных выслеживают в дикой природе?

Иэн Мишлер: Охота с «честным преследованием» – традиционная форма трофейной охоты, в которой преследуемое животное имеет шанс на спасение. Такие охоты проводятся издавна, без использования транспорта, пешком.
В «подготовленной, консервированной» охоте у убийцы гарантия, животному не уйти.
«Честная погоня» и охота существует в Танзании и Зимбабве до сих пор, в меньшем масштабе – в Намибии, Замбии и Мозамбике.
В 2014 году Ботсвана приняла прогрессивный закон, запрещающий трофейную охоту.
В ЮАР, с быстрым ростом здесь числа ферм по разведению львов, а также с подъемом торговли дикой природой, охоты с «честной погоней» очень редки. Я бы сказал, кроме «консервированной охоты» другой здесь нет.

Есть ли вероятность того, что охотники за «честную погоню» окажут противодействие разведению львов в неволе и практике «подготовленной охоты»?

Иэн Мишлер: Теоретически, все объединения профессиональных охотников имеют свод правил и нормы этики. Они заявляют о том, что придерживаются нравственного подхода и преследуют природоохранные цели. Однако если бы охотники на практике следовали этому, они бы поддерживали нас. К сожалению, большинство охотников не возражают против существования ферм по разведению хищников.

Ассоциация профессиональных охотников ЮАР (Professional Hunters’ Association of South Africa) – на стороне заводчиков и «подготовленной» охоты. Они пытались даже подать ситуацию как благоприятную, заявляя, что «консервированной» охоты больше нет. Потому что, по словам охотников, больше не используются приманка и транквилизаторы. Играя словами, они называют происходящее сейчас «охотой в неволе» (‘captive hunting’). Но как бы это ни называли, «консервированной охотой» или «охотой в неволе», суть одна.

Против подобной практики начали выступать профессиональные охотники за трофеями. Одна из таких групп, группа SAMPEO, будет играть важную роль в нашей кампании.

Вы надеетесь, что фильм «Окровавленные львы» спровоцирует перемены. Какие?

Иэн Мишлер: Прекращение эксплуатации животных; окончание разведения львов и прочих хищников для проведения «подготовленной» охоты.

Мы сумели встряхнуть австралийскую и американскую аудитории показом нашего промо-клипа, который подготовили для сбора средств перед созданием документального фильма. Этот промо-материал случайно увидели в австралийской организации «Во имя любви к дикой природе» (For the Love of Wildlife); они показали клип членам парламента, а оттуда он попал к министру окружающей среды. Увиденное вызвало шквал общественного протеста.
Австралия законодательно запретила трофейную охоту на львов. Австралийское правительство действовало необыкновенно проактивно. Правда, в Австралии сравнительно невелико число трофейных охотников, так что запрет не задел широкие массы избирателей.

В странах Евросоюза грядут позитивные перемены; благодаря группам «ЕС без трофейной охоты» (Trophy Free EU Group), «Члены парламента в защиту дикой природы» (MPs for Wildlife) и «Инициатива граждан ЕС» (European Citizens’ Initiative).


Слева: Кендалл Джонс, Техас (см. о ней подробнее); справа - неизвестный охотник. Фото со странички International Campaign Against Canned Hunting

Однако наибольшее число, более половины, охотников за трофеями – американцы. Я призываю таких охотников: если вы против «подготовленной» охоты и всего с нею связанного, не молчите, выражайте свое мнение, требуйте её отмены.

А молодежи, которая приезжает в ЮАР, чтобы на добровольных началах поработать на львиных фермах, я скажу: будьте очень осторожны! Вы легко сделаетесь жертвами мошенников, помогая выращивать львят, которых в итоге будут отстреливать охотники.

Кроме того, я хочу вызвать дискуссию нравственного характера, чтобы люди обсуждали проблему: как мы обращаемся с животными в целом.
Нами движет экономический интерес и прочие «оправдывающие обстоятельства».
Я призываю использовать современные знания в области благополучия животных, взаимодействия экосистем, взаимозависимости всего живого мира, – чтобы в соответствии с этим менять наше поведение и отношение.

* * *

«Львы в неволе уже давно стали позорным пятном ЮАР, пороком туристического и природного ландшафта страны. Необходимо проливать свет на трагедию львов, выращиваемых в неволе, пока эта позорная практика не нанесла невосполнимый урон репутации Южной Африки. Приветствую всех, кто посвящает этому своё время и усилия».

- Колин Белл, туристический консультант, автор книги «Наилучшее в Африке» / Colin Bell, Tourism consultant and author of “Africa’s Finest”

*
«Я поддерживаю создание этого документального фильма, посвященного нашей дикой природе, потому что я всей душой болею за сохранение окружающей среды. Я – неравнодушный гражданин, убежденный в необходимости шагов для пробуждения общественного сознания и распространения информации. Весь мир должен узнать: мы не согласны с тем, что происходит с нашим наследием. Я согласился дать интервью, потому что хочу высказаться; потому что понимаю – я обязан сотрудничать с теми, кто борется за спасение наших бесценных животных, таких как львы и носороги».

- Сибусисо Вилане, южно-африканский альпинист, марафонец, путешественник, оратор-мотиватор/ Sibusiso Vilane, inspirational speaker, mountaineer, marathon runner and adventurer. Author of "To the top from Nowhere."

*
«Разведение великолепных диких животных в лагерях смерти, чтобы убивать ради больного “эго” и денег – бесчестно и бесчеловечно; это должно быть объявлено вне закона. Львы должны жить в дикой природе, выполняя свою уникальную роль в экологической системе Африки. То, что индустрия “подготовленной” охоты продолжает существование – вопиющее злодеяние, нравственно унижающее всех нас. Этот важный фильм проливает свет на темные закоулки преступного бизнеса».

- Кормак Каллинэн, писатель и адвокат, занимающийся проблемами охраны природы / Cormac Cullinan, Cullinan & Associates Incorporated

*
«Жестокость, варварство, ужас – такими словами члены австралийского парламента описали фермы по разведению львов и индустрию “подготовленной” охоты в ЮАР.

Наша кампания рада оказать поддержку и участвовать в полнометражном документальном проекте, раскрывающем правду об этой отвратительной и жестокой индустрии «развлечений», вся бизнес-модель которой базируется на постоянной, планомерной, вопиющей жестокости по отношению к беззащитным животным.

- Крис Мерсер, основатель Кампании против «консервированной» охоты/ Chris Mercer, Founder, CACH (Campaign Against Canned Hunting)

*
«Это очень своевременный фильм, смелый, полный душераздирающих, трагических сцен. В то же время, это голос в защиту диких и бессловесных созданий… Голос, требующий: “Хватит! Никогда больше!” – протест против чудовищной триады: финансовое приспособленчество + ложь + равнодушие к животным со стороны тех, кто называет себя “помощниками в охране природы”».

- Иэн МакКаллум, новозеландский писатель, поэт, натуралист, психиатр / Ian McCallum – Author, poet, psychiatrist and naturalist

Like us on Facebook or Follow us on Twitter and we will ensure you are up to date with all BLOOD LIONS and canned hunting industry news. - see here

Перевод с английского, подбор фотографий – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...