Thursday, October 29, 2015

ЕС готов прекратить финансирование фермерской деятельности, связанной с корридой/ End EU Subsidies for Bullfighting Activities

источник: European Parliament Votes to End EU Subsidies for Bullfighting Activities

Члены европейского парламента проголосовали за прекращение субсидирования Евросоюзом фермеров, которые занимаются выращиванием быков для корриды.

Большинство членов Европейского парламента проголосовали за принятие поправки к общему бюджету ЕС на 2016 год, вынесенному на обсуждение представителем Эстонии Индреком Тарандом (Indrek Tarand) от имени партии Зеленых/ Европейского свободного альянса (Greens/EFA group).

Данная поправка требует, чтобы «никакие виды ассигнований из бюджета не были использованы для финансирования деятельности, связанной со смертоносной корридой».

Всего за три дня более 20 000 граждан ЕС подписали петицию европейского отделения «Международного гуманного общества» HSI/Europe с требованием от членов европарламента поддержать принятие указанной поправки.

Теперь принятый отчет с поправкой будет разослан министрам финансов 28 стран-членов ЕС, которым предстоит согласовать бюджет 2016 года с европарламентом.

Джоанна Своб (Joanna Swabe), доктор философии, исполнительный директор европейского отделения «Международного гуманного общества» (Humane Society International, HSI/ Europe) выступила со следующим заявлением:

«Коррида (бои быков) – жесточайшая практика, причиняющая быкам неописуемые страдания и боль. ЕС не вправе юридически запретить корриду, однако может прекратить выплаты субсидий фермерам, разводящим быков для корриды. Эти субсидии косвенным образом поддерживают существование варварского «развлечения», корриды. Мы горячо приветствуем решение членов Европарламента, которое стало недвусмысленным посланием для Еврокомиссии и стран-членов ЕС о том, что использование финансовых средств ЕС для какой-либо промышленности, связанной с причинением боли и мучений животным ради развлечения публики совершенно неприемлемо».

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Monday, October 26, 2015

Рики Джервейс - герой защиты животных/Ricky Gervais - award for Outstanding Contribution to Animal Welfare

Известный британский актер, продюсер, телеведущий и режиссер, Рики Джервейс – один из самых пылких защитников животных в Британии.

Для распространения информации он активно использует социальные сети.

Животные здесь не для того, чтобы мы делали с ними всё, что захотим.
Мы не выше их. Мы с ними равны.
Мы их семья. Будьте добрыми к животным.
- Рики Джервейс -

Рики Джервейс горячо откликается на любые формы проявления жестокости к животным: например, выступает против браконьерства и «развлекательной» охоты; против торговли собачьим мясом в Таиланде.


Слева: обращение к властям Австралии против убийства акул;
справа:
Где бы я ни был, что бы я ни сделал, если я помог хоть одному животному - это и есть смысл и главное событие моего дня.


Трудно даже перечислить зоозащитные проекты с участием Рики Джервейса.
Он объединил свои силы с «Всемирной организацией в защиту животных» (World Society for the Protection of Animals, WSPA), чтобы прекратить варварство корриды и призвать туристов не поддерживать эту жестокость во время их путешествий.

Он участвовал в кампании против планов B&K Universal (компания по предоставлению услуг и «сырья» для лабораторных исследований) по созданию в Гримстоне (Grimston), Йоркшир, Англия, фермы по разведению биглей (порода английских гончих) для лабораторных опытов.

Он выступил за запрет варварского деликатеса фуа-гра.

Каждый год в тех регионах мира, где не хватает средств для борьбы с бешенством, убивают 20 000 000 уличных собак – то есть по 38 животных каждую минуту (!). В стремлении остановить это чудовищное массовое истребление животных, организация «Всемирное общество в защиту животных» (WSPA) объявила кампанию «Ошейники, а не жестокость» (Collars Not Cruelty). В кампании самое активное участие принял Рики Джервейс.

Рики Джервейс призывает потребителей бойкотировать компании, которые продолжают использовать для своих товаров компоненты, тестированные на животных.

Многочисленные зоозащитные сообщения и фотографии на Твиттере и в ФБ находят отклик у более чем 10 миллионов «фолловеров» актера.

На прошлой неделе 54-летнему комедийному актеру вручили награду За выдающийся вклад в защиту животных (Outstanding Contribution to Animal Welfare) на церемонии награждения «Герой животных» (Animal Hero Awards).

Награда «Герой в деле защиты животных» – ежегодный приз, который вручают совместно британское издание Daily Mirror и «Королевское общество по предотвращению жестокости к животным» (Royal Society for the Prevention of Cruelty to Animals, RSPCA), ведущая благотворительная организация Великобритании.
Награда призвана «отметить и прославить наиболее вдохновляющие примеры смелости, самоотверженности, преданности делу защиты животных».


Рики Джервейс был очень взволнован и признателен: «Это здорово, я чуть не расплакался».
Однако актер добавил, что его смущает эта награда, принимая во внимание заслуги и по-настоящему героические усилия тех защитников животных, которые работают в самых опасных условиях, а не в рамках социальных сетей, как он сам: «Вот эти люди делают настоящую работу и рискуют жизнью. А мне вручили твиттер-награду».

Дельфины - великолепные высокоразвитые создания.
Их нельзя держать в неволе ради развлечения.
Бойкотируйте любые аттракционы "Морского мира".

Рики Джервейс неустанно использует свою известность для привлечения внимания общественности к самым разным проблемам в отношении животных. Аудитория его весьма обширна: на Твиттере у него более 10 миллионов читателей; около четырех миллионов – на Фейсбуке.

В прошлом году этой награды в номинации Celebrity Animal Supporter of the Year удостоился гитарист легендарной группы Queen Брайан Мэй (Brian May), который также много лет активно борется за права животных.


(Рики пишет о своей любимой кошке Олли: Вытирает пыль с моей награды)

Зрители встретили Рики овацией. Получая награду, актер сказал:
«Сотрудники RSPCA просто великолепны, это люди, которые работают на передовой, в самых опасных и трудных местах.
Инспекторы RSPCA делают фантастическую работу; они – настоящая скорая помощь в деле защиты животных.
[…] Я считаю, что одна из величайших привилегий свободы слова – это использование вашего голоса в защиту бессловесных.
[…] Я уверен – самые лучшие, самые восхитительные люди – люди, которые любят животных».

Брайан Мэй, вручавший эту награду, отметил:
«Крайне важно, жизненно необходимо – чтобы организация RSPCA оставалась сильной и деятельной. Без неё не было бы активного преследования виновных в жестокости к животным. Сотрудники RSPCA – подлинные воины в борьбе ради животных».

источник; источник

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Thursday, October 22, 2015

Автомобилистам/ Car owners: bang on the hood before starting your car



Уважаемые автомобилисты!
Начинается сезон дождей и холодов.
Кошки в поисках тепла забираются под капоты запаркованных во дворах автомобилей.


Прежде чем завести вашу машину, убедитесь, что под капотом не спряталось животное.
Это займёт не более минуты, но, возможно, спасёт чью-то жизнь.


источник




Sunday, October 18, 2015

Danone, Nestlé и Yakult - прекратите жестокие и бессмысленные тесты на животных/ Cruelty Free International

Международный фонд «Против жестокости» (Cruelty Free International; ex BUAV) выяснил, что несколько компаний-мировых лидеров в производстве пищевых продуктов проводят жестокие опыты на животных: это Danone, Nestlé и японская компания Yakult.

Собаки, мыши, хомяки, крысы и свиньи подвергаются целому ряду опытов, включая насильственное чрезмерное закармливание до ожирения, радиоактивное облучение, вживление в желудки трубок. По окончании экспериментов подопытных животных обычно убивают.

Эти варварские тесы на животных, информация о которых опубликована в 2014 и 2015 годах, проводятся, очевидно, для того, чтобы пищевые компании могли рекламировать свои товары как «полезные для здоровья», включая снижение ожирения у людей и животных-компаньонов.

Однако упомянутые опыты не только причиняют неописуемые мучения животным, но и дают компаниям Danone, Nestlé и Yakult шанс вводить своих потребителей в заблуждение ложными заявлениями о «полезности для здоровья» производимой ими пищи.

«Показывая», что их товары помогают решать проблемы со здоровьем, искусственно вызванные у подопытных животных, эти производители никак не доказывают, что эти же товары будут полезны для здоровья потребителей-людей.

Необходимо привлекать к тестированию полезности товаров людей-добровольцев; только таким образом возможно оценивать влияние продуктов на улучшение состояния здоровья в реальных, а не искусственно созданных, условиях.

Пожалуйста, подпишите обращение нашего фонда «Против жестокости» (Cruelty Free International) к компаниям Danone, Nestlé и Yakult с требованием прекратить жестокие и бессмысленные тесты на животных.

Комментарии к статье на страничке ФБ:
Нет ни малейшей необходимости тестировать йогурты и прочие продукты, употребляемые людьми, на животных. Здесь необходимо участие добровольцев-людей, только они могут выяснить степень полезности того или иного «человеческого» продукта питания. А если пища слишком опасна, чтобы оказаться на рынке – стоит ли вообще её производить?
И снова «во имя» человека страдают животные... В бессмысленных тестах, щедро финансируемых.

источник; Cruelty Free International

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Friday, October 16, 2015

Урок о старении, преподанный нашими собаками/ What Our Dogs Teach Us About Aging

Наша старость может быть гораздо лучше, если мы обратим внимание на наших четвероногих компаньонов.

Автор: Дэвид Дадли (David Dudley),
декабрь 2014 – январь 2015

Этот пёс постарел. Незаметно, исподволь подкралась старость. Возможно, то же самое случится и со мной, если повезет. Может быть, это уже случилось.
Кто из людей готов похвастаться такими генами, такой удачливостью, таким умением и ловкостью в маскировке числа прожитых лет, какими обладает этот удивительный образчик собачьей харизмы?

(на фото: Пёс Фогхэт в 1995 году, в возрасте 1 года; в 2012 году, в 18 лет)

Его зубы крепкие и белые. Морда не поседела; шерсть густая и волнистая. Он может носом отбить футбольный мяч. Все, кто видит его во время нашей прогулки по улице, восхищаются: «Какой красивый пёс! Сколько ему лет?». И неизменно поражаются, услышав цифру. Ему 10 лет. Ему 12 лет. Ему 14 лет. Год за годом продолжается одно и то же. Мой пёс не имеет возраста; он бессмертен.

Но присмотритесь. Когда он бежит, его поступь не так уверенна. Радужки глаз затемняются — это катаракта, говорит мой приятель, врач-окулист. «Он старичок, — говорю я всем, кто спрашивает. — Это пожилой пёс». Я глажу его лобик. «Ведь правда? Ты старичок?» Пёс поднимает голову и смотрит на меня: кто, я?

«Собачье летоисчисление» — изменчивое понятие. Собаки некрупных пород живут дольше, чем крупные.
Никто не становится с возрастом мудрее, чего обычно ожидают от нас, людей.
В эмоциональном плане, домашняя собака живет в бесконечной юности; в продолжительных летних сумерках — с играми, дремотой, счастливым режимом дня в компании друзей-родных, которые никогда не стареют и не дают тебе повзрослеть.

Научное название этого синдрома Питера Пена [термин, принятый для обозначения своеобразного психологического явления — ненормально затянувшегося мальчишества, неумения и нежелания мальчика повзрослеть. Название — по имени героя сказки английского писателя Джеймса Барри - Е.К.] — неотения, или ювенилизация, то есть задержка развития некоторых признаков, ведущая к сохранению детских черт у взрослых животных.

И это одна из характеристик пожилых собак – вызывающая вопросы у исследователей долгожительства. Дэниэл Промислов (Daniel Promislow), который в вашингтонском университете занимается изучением процессов старения, недавно собрал ученых-представителей различных дисциплин для участия в консорциуме по долголетию собак (Canine Longevity Consortium). Заручившись грантом Национального института по проблемам старения (National Institute on Aging), эти ученые занялись первым общенациональным исследованием долгожительства у собак.

Почему и зачем? Эти ученые рассматривают смелое предположение: собаки, во многих смыслах, отражающий нас вид животных. «В отличие от большинства подопытных [животных] моделей, используемых для изучения процессов старения, собаки не содержатся в лабораториях — они живут в одной с нами окружающей среде», — объясняет Дэниэл Промислов. Домашние собаки являют собой огромное генетическое разнообразие; они едят пищевые продукты, подвергшиеся технологической обработке (пастеризации, стерилизации и т. п.); они спят в наших домах (да что там – прямо в наших постелях!) и имеют доступ к медицинскому обслуживанию, соответствующему по уровню нашему с вами.

Всё чаще собаки болеют и умирают от тех же болезней, что и мы: артрит и сердечно-сосудистые заболевания; многие виды рака. Они становятся слабыми и забывчивыми. Часто жизнь наших четвероногих компаньонов удается продлить за счет дорогостоящего медицинского вмешательства. Промислов и его коллеги надеются выяснить, какие именно факторы позволяют собакам лучше справляться с этими тяготами; надеются, что то, что действенно для собак, окажется действенным и для нас.

Крепче спать и меньше весить

На самом деле, мы не знаем точного возраста нашего пса. В середине 1990-х его привел мой приятель. Это был бездомный, тощий и настороженный пёс. Уже совсем взрослый. Это было то, что социологи называют ранним взрослением. И это сработало – я и сам был одним из таких рано повзрослевших.

Я приобрел собаку как символ зарождающейся зрелости, сразу после переезда в мою первую приличную квартиру, за несколько лет до женитьбы. Пёс получил шутливое имя Фогхэт (Foghat), в честь рок-группы, популярной в 1970-е годы; мне это показалось забавным.

(на фото: 1999 год, в день свадьбы; 1997 год, утро Рождества)

Соперничающие группы ученых-бихевиористов [изучающих поведение животных и человека] до сих пор спорят о том, почему наш биологический вид склонен делить дом с этими четвероногими. По одной из теорий, мы все – потомки древних собаковладельцев, которые в незапамятные времена одомашнили далеких предков наших собак.

В наши дни, помимо охраны дома и дележа остатками пищи, собаки обеспечивают здоровый образ жизни и его следствие – хорошее здоровье, особенно для детей и пожилых людей. Люди, у которых есть собаки, лучше спят, меньше весят, больше двигаются – по сравнению с бессобачниками. Столь же незаменима собака для личностного развития: верный компаньон снижает стресс, уменьшает экзистенциальную тревогу, дает уроки любви и дружбы, учит нас быть лучше.

Во всем перечисленном пёс Фогхэт (или Фогги) преуспел. Изначально ему (как и многим его четвероногим собратьям) отводилась роль «нашего малыша», этакого мохнатого прототипа настоящего ребенка. Его потребности (пища, прогулки, изредка таблетка от глистов и мазь против блох, а также собачье успокоительное средство на случай грозовых раскатов) — всё это было не обременительно, но требовалось постоянно. Длинная череда кормежек, прогулок, почесываний живота постепенно сделала рутину в облике пса Фогхэта моей повседневностью.

Со временем пришлось корректировать нашу привычную жизнь, приспосабливая к потребностям нового члена семьи. Фогги погрузился в несколько апатичную томность среднего возраста к тому времени, когда родилась наша первая дочь.

(на фото: Пёс Фогхэт с нашей дочерью Норой в 2005 году; и в 2006 году)

Пёсье спокойствие и невозмутимость в этот беспокойный период были величайшим утешением. На фотографии, сделанной сразу после возвращения домой из роддома, я сижу на диване с ошеломленным видом новоявленного папаши, на одной руке – крошечный младенец, другая моя рука – на подставленном для почесывания животе собаки. Фогги благодатно растянулся рядом со мной на диване, глаза полузакрыты, весь его вид источает уверенность: «Всё будет хорошо».

Собачье слабоумие

Нейробиолог Элизабет Хэд (Elizabeth Head) из университета Кентукки, отлично понимает состояние пожилых собак. В среднем возрасте собаки начинают сопротивляться переменам; требуется больше времени, чтобы научиться или привыкнуть к чему-то новому, хуже работает память. В возрасте 6 – 7 лет даже здоровые бигли [бигль, порода английских гончих], которых наблюдает Элизабет Хэд, демонстрируют наличие микроскопических бета-амилоидных бляшек, являющиеся признаком болезни Альцгеймера. Около трети из наблюдаемых собак в итоге станут жертвами так называемого «собачьего слабоумия». Четкая параллель с процентом американцев в возрасте 85 лет и выше, страдающих болезнью Альцгеймера.
Эти кровяные бляшки у собак очень напоминают обнаруженные у человека; даже больше, чем у наших собратьев-приматов. Элизабет Хэд не уверена, в чем причины этого явления: «Возможно, это влияние общей с нами окружающей среды — наша вода, пища, общий дом. Всё это сделало собак более уязвимыми».
Связанные с процессом старения слабоумие, по словам нейробиолога, может быть «результатом процесса одомашнивания»; иными словами — ненамеренный побочный эффект цивилизации.

Элизабет Хэд считает, что собаки могут побороть наступление этого недуга. Её исследования показали, что диета, богатая антиокислителями, а также «поведенческое разнообразие» (специальные тренировки памяти, обучение новым навыкам, движение) способны значительно снизить риск или даже отвратить появление кровяных бляшек и ухудшение памяти. В своих будущих исследованиях она планирует усовершенствовать этот режим, чтобы полностью остановить ухудшение мозговой деятельности у животных среднего возраста, прежде чем они достигают точки когнитивного/познавательного невозврата.

Не знаю, какую формулу против старения использовал мой пёс Фогхэт (может, дело в его дорогостоящем высококачественном корме; в поведенческом разнообразии, которое ему обеспечивали беспрестанно ползающие младенцы; или в непрерывном следовании режиму дремоты) — он вступил в возраст старческого маразма в отличной форме.

(на фото: 2000 год, переезд; снежная зима 2002 года)

Накануне его 18-летия, я поискал в интернете информацию о «самой старой собаке на планете», поскольку начал подозревать, что мой пёс побьет этот рекорд. Специалисты-геронтологи назвали бы Фогхэта «успешно стареющим» (successful ager).

Но потом, практически в одночасье, он начал сдавать. Если приходится через этой пройти (а ведь нам придется), то самый предпочтительный путь — быстрое сползание к немощи и дряхлости. Есть выражение: «компрессия заболеваемости» (compression of morbidity), когда возрастные недомогания отодвигаются на самый канун неизбежного конца.

Но мы пока еще не паниковали.
Первыми отказывают суставы. Пёс начал хромать после его обычных упражнений по отбиванию носом футбольного мяча. Потом ему потребовалась помощь – забраться в машину или под кровать, на его любимое спальное место. Наши эпические прогулки дебрями леса превратились в короткие походы, а потом в еще более краткие прогулки вокруг жилого квартала. Иногда пёс вдруг застывал прямо посреди дороги, словно страдающий Паркинсоном. Лестничные пролеты стали опасными. Он превратился в страдальца бессонницей, лающего на призраков и беспричинно клацающего зубами в темноте ночного дома. Его затягивало в страну теней, собачьих когнитивных нарушений, собачьего слабоумия, и он из нее не вернулся.

Это причиняло неудобства. Нарушало хрупкую целостность нашего быта. Мы с женой оба работали; у нас – маленькие дети и пожилые родители; целый комплект взрослых обязанностей.

(на фото: 2007 год, переезд; 2009 год, рождение второй дочери)

Пёс, страдающий недугами старческого возраста, добавлял забот. Каждое утро, спускаясь вниз, я останавливался, чтобы осмотреть лежащего Фогги, со смесью ужаса и надежды: может, он мирно скончался во сне (на что мы втайне надеялись)?
18 лет! Дольше детства, дольше моей жизни в браке (пока что). Это животное казалось почти ископаемым, артефактом исчезнувшего века.

В то же время проблескивало будущее. Биологическое дряхление нашего пса оказалось одновременно утешением и предупреждением — о том, что ожидает нас: с годами появятся какие-то страхи и чудачества, другие лишь усилятся. Одно за другим, любимые занятия становятся трудновыполнимыми; и исчезают из твоей жизни. Но несмотря ни на что, ты остаешься собой; и любящие тебя заботятся о твоем шатком и трепещущем присутствии здесь.

Но... до каких пор? В эти последние месяцы я иногда прислонялся лбом к пёсьему лбу, искательно заглядывая в его чудесные карие глаза, пытаясь, через межвидовой барьер, угадать его план заботы и ухода. Я смотрел – и он смотрел мне в глаза. Ты еще здесь? Ты готов уйти?

Словно потерять ребенка

Приобрести щенка, по словам комика С. К. Луиса (Louis C.K.), это значит «запустить обратный отсчет к скорби». В момент появления этого прелестного шерстяного комочка у вас дома — уже вписан момент его смерти, через десять лет или позже. Как показывают исследования, скорбь по умершему домашнему животному равна или даже превосходит скорбь из-за смерти «человеческого» члена семьи. Вот обратная сторона собачьего синдрома Питера Пена: да, ваш пёс остается (в эмоциональном смысле) подростком до самого своего зрелого возраста. Но когда этот пёс умирает, вы словно теряете ребенка.

Обратный отсчет для Фогги, длившийся 18 лет, прекратился однажды зимним утром. Несмотря на мои старания предоставить ему самую легкую смерть, какую он заслуживал, это было столь же ужасно, как я и боялся.
Моя жена держала Фогги на руках, на заднем сидении – я вел машину в ветклинику. Пёс всегда любил автомобильные прогулки, но на этот раз он только слабо корчился и поскуливал, интуитивно и правильно чувствуя приближение чего-то плохого. Когда я заносил его в клинику, пёс издал один-единственный взвой, — такого звука он не произносил ни разу в жизни. После этого он обмяк, затих и не сопротивлялся больше.

Потом мы стояли около металлического стола, обхватив собаку, точно так же, как делали, когда грохотали раскаты грома, пытаясь (безуспешно) подавать сигналы «Всё будет хорошо».

Когда лекарство достигло его сердца, я бормотнул: «Прости, дружище», и зашелся в беззвучном крике.

Геронтолог Кеннет Дока (Kenneth Doka) назвал горе утраты домашнего животного «горем, лишенным гражданских прав» (disenfranchised grief). Это утрата, важность и значение которой не понимают и не признают другие. По собаке не проводят шиву [«Шива», Семь дней глубокого траура в иудаизме]. Публикуешь печальное сообщение на Фейсбуке и идешь на работу, как сделал я.

Когда вечером я вернулся домой и открыл двери, меня ошарашила необычная тишина — молчание, совершенно чуждое дому, в котором есть собака.

В этой тишине я получил достаточно жизненных уроков, чтобы поделиться с тысячей любителей собак. Я узнал, что невозможно определить точный момент, когда жизнь другого живого существа находится в слишком большой опасности, чтобы продолжаться дальше; что завидное и длительное здоровье не защищает доброго пса от злой смерти. Возможно даже, что крепкое здоровье – это не так уж хорошо.
Уход из жизни непостижим. Прости, дружище.

И теперь, когда я уже не молод, а он умер, я сделаю всё возможное, чтобы следовать пути, который осветил в моей жизни пёс Фогхэт.
Вот трезвый медицинский совет, как говорила нейробиолог Элизабет Хэд: «Всё, что вы делаете для собаки, с целью помочь ей достойно постареть, вы должны делать вместе с ней». Итак, ешьте самую качественную пищу, какую можете себе позволить. Гуляйте, даже если льет дождь. Отдыхайте, дремайте. Пусть ваши зубы будут чистыми, а дыхание свежим, чтобы те, кого вы лизнули, не отшатывались. И когда в двери входит кто-то, кого вы любите, пусть даже это происходит по пять раз в день, обязательно сходите с ума от радости.

источник: What Our Dogs Teach Us About Aging

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Tuesday, October 13, 2015

Это «гуманные фермы» по производству ангорской шерсти?/ Do These Angora Farms Look 'Humane' to You?

В продолжение темы Правда об ангорской шерсти

Представители организации «Люди за этичное отношение к животным» (PETA US) побывали на китайских фермах по производству ангорской шерсти. Аудиторы независимой третьей фирмы признали эти фермы «гуманными». Зоозащитники, однако, стали свидетелями невообразимой жестокости, небрежного отношения и чудовищных мучений животных.

Несмотря на ранее проводившееся расследование представителями азиатского отделения PETA на китайских фермах ангорской шерсти и его чудовищные результаты, некоторые компании продолжают покупать ангорскую шерсть в Китае. Они заявляют, что доверяют китайским производителям и аудиторам, признающим эти фермы «гуманными».

Подозревая, что все эти аудиты бессмысленны, а также зная, что животных, используемых в производстве одежды, подвергают как правило неописуемым мучениям (безотносительно к заявленным «стандартам» их содержания), активисты PETA US отправились в Китай с целью выяснить правду о содержании животных. Мы посетили пять ферм ангорской шерсти на территории континентального Китая. В отличие от обычных аудитов на эти фермы, наши визиты были неофициальными.

То, что увидели наши зоозащитники, потрясло их до глубины души.

Все наши представители в точности подтвердили результаты, предоставленные ранее сотрудниками азиатского отделения PETA, а именно что с находящихся в сознании животных обдирают их шерсть. Условия содержания этих «фермерских» кроликов не поддаются описанию. Все заявления фермеров и аудиторов оказались вопиющей ложью.
(Фото внизу кликабельны).

Кроликов буквально выдергивают из клеток за их чувствительные уши; прижимают голову ногой (!) и обрывают шерсть животных.

Ободранные кролики неподвижно лежат в своих клетках, в шоке после перенесенного насилия.

Наружная температура превышает + 37ºC с 80% влажностью. Тем не менее, клетки с животными никак не защищены от погодных условий.

Многие кролики страдают тяжелейшим раздражение кожи, вызванным чрезмерным слюноотделением. Слюна натекает на шею, грудь и передние лапы животных. Никакого ухода они не получают. В результате, эти участки кожи воспалены и инфицированы.

Многие кролики тяжело, учащенно дышат открытыми ртами – результат стресса и/или различных заболеваний дыхательных путей.

Головы многих животных свернуты на 90 градусов; это результат повреждений их ушей – каждые 60 дней (по мере нарастания новой шерсти) животных выдергивают из клеток за уши и обдирают.

Вследствие повреждений ушей и свернутой набок головы многие животные не способны ориентироваться, не могут есть и пить; медленно погибая от обезвоживания и голода.

Ветеринарная помощь либо минимальна, либо полностью отсутствует. Кроликам не предоставляют никакого лечения, они страдают от тяжелых и/или хронических заболеваний, ран, респираторных болезней, слепоты, недостаточного питания и неврологических расстройств.

Некоторые животные настолько больны и истощены, что безучастно лежат в грязных клетках, под которыми скопились фекалии, не реагируя на прикосновения.

На фермах, которые видели работники PETA US, кроликов не подвергают эвтаназии ни при каких условиях, как бы тяжело ни были они больны. Животные медленно погибают, агонизируя на протяжении нескольких дней, недель или месяцев.

Результаты нашего расследования уничтожают миф китайских фермеров и аудиторов о «гуманности» их ферм ангорской шерсти.
Мы работаем ради полного запрещения использования ангорской шерсти в производстве одежды и аксессуаров. Нашими общими усилиями на данный момент более ста компаний отказались от использования ангорской шерсти.

Что вы можете сделать ради помощи животным-жертвам индустрии моды

Распространите эту информацию среди друзей, через социальные сети.

Никогда не покупайте никаких товаров, при производстве которых животных подвергали истязаниям.

Подпишите наше письмо-обращение к французской фирме The Kooples (заполните форму внизу по ссылке). Они продолжают торговать товарами из ангорской шерсти и натурального меха.

Спасибо всем неравнодушным и сострадательным.

источник: Do These Angora Farms Look 'Humane' to You?

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Saturday, October 10, 2015

Печаль животных в неволе/ The Sadness Of Zoo Animals

Медведь в бетонном вольере-яме; сверху на него глазеют дети-посетители.

Этот фотоснимок очень точно иллюстрирует одиночество, потерянность и безысходное отчаяние животных в неволе; животных, которых используют для развлечения людей.

Фотограф Питер Марлоу (Peter Marlow) сделал этот снимок в г. Калининграде в 2001 году. Увы, спустя почти 15 лет ничего не изменилось – диких животных, в частности медведей, продолжают сажать вот в такие бетонные вольеры, напоминающие ямы.
источник

* * *
Орангутанг в российском зоопарке.
Как вы думаете, что говорит данный снимок о взаимоотношениях человека с животными, не принадлежащими к человеческому роду?
Это чудовищная реальность «жизни», вернее, существования животных в неволе.

Толпа радостных посетителей московского зоопарка с камерами в руках прилипла к стеклянной витрине, глазея и тыча пальцами в одинокого орангутанга, сидящего в вольере.

Разителен контраст: улыбки на лицах людей и горестная фигура одинокого животного, объекта их возбужденного внимания.
Суматранский орангутанг ссутулившись сидит на камне в вольере, обхватив себя руками, в позе, демонстрирующей попытку защититься. Для посетителей зоопарка всё это, наверное, забавно. Цена этого веселья – лишение животного нормальной жизни.

Комментирует Крис Дрейпер (Chris Draper) – в британском Фонде «Рожденные свободными» (Born Free Foundation) он руководит программой в защиту животных, содержащихся в неволе:

«Фотография подчеркивает разительный и отталкивающий контраст между посетителями зоопарка и животным в неволе: минута развлечения для людей – и вся жизнь в заточении для орангутанга. Здесь мы видим, что нескончаемый поток посетителей проходит как раз на уровне глаз этой высокоразвитой и чувствительной человекообразной обезьяны».

В дикой природе суматранские орангутанги проводят время, скрываясь в спасительных зарослях на деревьях и крайне редко спускаясь на землю. Однако в неволе таких условий для животных нет, как нет спасения от постоянного присутствия глазеющих людей.

Права орангутангов, содержащихся в неволе, привлекли внимание общественности после первого в мировой практике юридического решения, вынесенного в прошлом декабре, когда суд Аргентины признал за самкой орангутанга по кличке Сандра права, равные с правами человека. Выяснилось, что Сандра содержалась в неприемлемых условиях в зоопарке Буэнос-Айреса, где она провела двадцать лет. Защитники прав животных надеются, что данное юридическое разбирательство добьется окончательного освобождения Сандры и помещения её в заповедник.

Суматранские орангутанги находятся на грани исчезновения. В дикой природе, по оценкам специалистов, осталось около 7300 особей.

источник - via Nonhuman Rights
Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Saturday, October 03, 2015

Месса животных в честь дня Франциска Ассизского/ Animal blessing services on the Feast of St Francis of Assisi

Эпиграф: Святой Франциск, наделенный способностью во всем, даже в зверушках, растениях и камнях видеть творения Отца всего сущего, никогда не думал о них как о низших, но считал их братьями и относился к ним с такой любовью, такой почтительностью, которой не был, наверное, наделен ни один человек на свете. - источник

Рассказ Людмилы Улицкой (с небольшими сокращениями):

С вечера мы говорили о том, что быт больших городов во всем мире приобретает общие черты: та же еда, та же реклама, та же музыка и одежда. Даже мусорные урны в Нью-Йорке, Москве и Шанхае набиты одним и тем же веществом жестянок от колы и чипсовых упаковок. А наутро мы встретились возле Нью-Йоркского кафедрального собора на 110-й улице. Моя подруга Лариса обещала показать мне чисто Нью-Йоркское зрелище. Жила я в тот раз недалеко, в домах Колумбийского университета, и по воскресному солнышку, не торопясь, с хорошим запасом времени зашагала вниз по Манхэттену. То и дело встречались утренние собаки со своими хозяевами, которые подбирали в пластиковые мешочки собачьи какашки и бросали в урны. Культура!

По мере приближения к 110-й улице количество собак на душу населения возрастало. Возле огромного кафедрального собора собак собралось великое множество. Их, вместе с хозяевами, стояла целая очередь. Это была самая удивительная из очередей, которую мне приходилось видеть. И кошки стояли в очереди. Всех их привели на мессу, о чем было написано большими буквами — «Месса животных в честь дня Франциска Ассизского».
Собаки всех возрастов и пород, дворняжки и редкопородные красавцы вроде риджбеков и волкодавов (первый раз в жизни увидела: высокие тонкие собаки, в светло-серой пушистой шерсти, очень нежного вида), огромное количество мопсов, всепородные кошки в корзинках, сумках и переносных домах, прижатые к груди котята, мальчик с рыбками в целлофановом пакете, девочка с серо-бурой черепахой... Очередь по-американски жидкая, в затылок не дышат, стараются соблюдать дистанцию, не касаются друг друга. И все терпеливо ждут, когда их впустят в церковь. И совершенно нет благочестивого народа, который бьется в корчах, что собака им храм осквернит!

Но это было только начало, я и представить себе не могла, что меня ожидает дальше.
К тому времени, как подошла моя подруга Лариса, мне было ясно, что в храм мы не попадем: очередь обвивала весь квартал, да и оснований у нас было недостаточно, — никаких животных предъявить мы не могли.
— Когда Бродского отпевали, тоже была пропасть народу, но все-таки не столько, — заметила Лариса. — Но ты не огорчайся, что мы внутрь не попадем, зато мы увидим парад животных. Как жаль, что я своих не взяла!
В то время был еще жив ее замечательный риджбек Бренди, пожилой джентльмен редких достоинств, и кошка Саша мерилендской породы, крупное животное с маленьким треугольным хвостом, великая мизантропка, которая из всех живых существ в мире терпела только Ларису.

И мы встали у самой веревки, отгораживающей огромную лестницу, ведущую прямо к парадным храмовым дверям, имевшим вид замурованных. По этой лестнице должна была подниматься праздничная процессия.

Мы ждали довольно долго: это было совсем не скучно, — приводили участников. Первыми пришли слон и верблюд. Они были в цветочных гирляндах. Слону было неудобно стоять на лестнице, и страдающий за него человек крутился возле него, чтобы расположить его ноги поудобнее на ступенях. Потом пришел питон. Он был так толст, что, боюсь, принес в себе кролика. Он висел на плече у хозяина и слегка обвивал его. Затем явился очаровательный поросенок. Гирлянда не давала ему покоя, и он долго с ней боролся, пока не стащил с шеи и не съел. Две ламы были в розовом, то есть в розовых цветах, и являли собой образ тщеславия, как мне показалось. Зато два детеныша шимпанзе были страшно застенчивы, они не хотели сходить с рук и прятали мордочки на груди людей, которые их принесли. Язык не поворачивается говорить здесь о хозяевах. Возможно, я ошибаюсь: просто они стыдились своего человекообразия.

Попугаи сидели на плечах, как яркие эполеты, а одна большая птица, похожая на гуся, но не гусь, сидела на голове у толстого человека в чем-то, похожем на гнездо. Черный бычок с торчащими вперед рогами, ужасно напоминавший тех, что участвуют в корриде, проявлял недовольство, и двое молодых людей прикладывали немало усилий, чтобы удержать его на месте. В стеклянных коробочках принесли муравьиные семьи, пришли пчелы со своими домами. Человек с тележкой, украшенной цветами, бдительно нес свою службу, но звери вели себя очень прилично, — лопата и метла не понадобились.

Наконец, раздались звуки музыки, отворились высоченные храмовые двери, — слон вошел первым. Верблюд за ним. Бычок вдруг присмирел, склонил голову и пошел как миленький... Люди с ними были тоже в венках и гирляндах и одеты в светлые стихари. Праздник-то был общий... Лариса все время тихо причитала, как это она не взяла своих животных.
Молебна, который был внутри, я не слышала. В собор я не попала, да и что мне, безлошадной, было там делать? Не слышала также и положенных на этот день стихов из Библии. Наверное, читали то место, где Ной принимает в свой ковчег «каждой твари по паре».

Зато, когда молебен закончился, я увидела еще одну процессию, — это была толпа Нью-Йоркских музыкантов, среди них был один очень знаменитый, с «экологической» музыкой, фамилию его я знала, но забыла, а другие были незнаменитые, обыкновенные черные ребята с дудками, барабанами и голыми струнами, натянутыми кое-как кое на что, какие-то самодельные и первобытные инструменты, и они устроили такой шум, гам и свистопляску, что наши российские собаки разорвали бы их в клочья. Но американские — хоть бы что!
Замечу также, что в этом джаз-банде было несколько католических священников, несколько пасторов и даже две, как потом выяснилось, пасторши. В скверике возле собора стояло великолепное ликование, — и никакого благочестия! Грохотала музыка, пахло африканской едой из всяческого риса и прочей капусты, вегетарианской едой, которую здесь же, в наспех разбитой палатке, готовила пара двухметровых черных парней.
Овощи — людям, мясо — животным! — вот что они думали по этому поводу...

Потом началось самое удивительное: в маленьком скверике были поставлены три скамейки и установлено три шеста, на каждом из которых висел по плакату со словом Blessing, Благословение... На одну из лавочек сел католический епископ в красной скуфейке, две другие заняли женщины-пасторши.

Мероприятие это было межконфессиональным, католики устраивали его вместе с протестантами всех оттенков: частные расхождения в догматах временно отступили перед любовью к животным. Мне показалось, что кого-то среди них не хватало...

Ко всем трем точкам в скверике выстроились очереди кошек, собак и их хозяев. На маленьком пространстве их собралось сотни. Они не ругались, не лаяли и не дрались. Все вели себя как на дипломатическом рауте. И даже при виде здоровенной австралийской хрюшки никто и носом не повел. Музыка перестала играть. Стояла городская тишина, в которой фыркали и повизгивали машины. Животные молча стояли в очереди за благословением.

— Как его зовут? Джерри? Какой ты красивый, какой ты умный, Джерри! Хорошая собака Джерри!
Джерри благодарно замирал у колена священника.
— Господь благословит тебя, Джерри! — и священник чертил в воздухе крест над головой животного. Следующая морда тыкалась в ладонь: собачья, кошачья, черепашья.
Не агнцы и не львы, а всего лишь кошки и собаки возлежали на чистой травке околохрамового скверика.

— Лариса, что происходит? Они же должны друг друга грызть и рвать? — спросила я у подруги, американки с двадцатилетним стажем.
— Да я и сама не понимаю, спросим у аборигенов, — и она действительно спросила у засушенной американской дамочки. Американка с двумя старенькими мопсами на красных поводках ответила невозмутимо:
— Это просто дух Святого Франциска Ассизского.

Вероятно, это действительно дух Святого Франциска, который так плодотворно трудится в Америке. К этому я ничего не добавлю, а то скажут, что я враг православия.

Франциск Ассизский: два в одном. 
Рассказ Людмилы Улицкой из книги «Люди нашего царя»
источник- via; фотографии добавлены автором блога.

См. также «Отношение к животным - с христианской точки зрения»

*
К гравюре Альбрехта Дюрера «Св. Иероним в келье» (1514 год):

«Однажды вечером, когда св. Иероним садился с братией послушать чтение из Священного Писания, в монастырь хромая пришел лев. Монахи при виде животного в страхе разбежались, а Иероним принял его как гостя».

Эта легенда стала весьма популярной, начиная с XIII столетия. Между тем, это одна из кочующих историй, и рассказывается она в связи с разными персонажами. Но наибольшее совпадение мы видим с эпизодом из жития другого святого — Герасима, про которого в «Луге Духовном» читаем буквально следующее:

«Во время прогулки по холмистому берегу Иордана он повстречался со львом. Лев издавал страшный рев от боли в ноге. В ногу ему вонзилось острие тростника, отчего нога распухла, и произошло гниение. Увидав старца, лев подошел к нему и показал ногу, раненую спицею, и, как бы плача, просил его о помощи. Старец, увидавши льва в такой беде — сел, взял его за ногу и, вскрыв рану, извлек занозу и выдавил гной, потом, промыв рану, обвязал полотном. Лев, получив помощь, уже не отставал от старца, но, как признательный ученик, всюду следовал за ним, так что старец крайне удивлялся такой признательности льва. С тех пор старец стал кормить его, бросая ему хлеб и свежие бобы».

*
Артем Троицкий:
«Франциск Ассизский — мой любимый святой! Если люди не любят животных, значит они не любят людей. Все мировые религии полагают, что животные — это такие же одухотворённые существа, как и люди, и убийство или зловредное отношение к животным абсолютно равнозначно злостному отношению и издевательству над людьми». - источник


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...