Sunday, December 27, 2015

Было-стало: счастливые истории/ before and after - rescue stories

Этот кроха, которого теперь зовут Пип (Pip), был спасен нашими коллегами из Квебека (Международное гуманное общество, Канада/ Humane Society International, Canada). Когда котенок оказался у нас под защитой, ему было всего несколько дней от роду. Он был болен и очень слаб.

Но благодаря любви и заботе семьи, которая приютила малыша, он выздоровел и похорошел. А «Организация спасения кошек» в Торонто (Toronto Cat Rescue) сделала всё возможное, чтобы котенок оказался в хороших руках.
Мы очень рады – и за Пипа, и за множество других котов и кошек, которым в этом году посчастливилось найти постоянный и любящий дом.
источник: FB HSI

***
Двойное спасение, двойная радость — именно это произошло с двумя собаками, Эмми и Оскаром, которых обнаружили сотрудники Чикагского полицейского департамента брошенными в пустующем здании в июле этого года. Обе собаки были крайне истощены и нуждались в немедленной медицинской помощи. Полицейские связались с местными спасателями животных, фондом Trio Animal Foundation.
Особенно тяжелым было состояние Эмми, симпатичной рыжей собаки. На фейсбук-страничке Фонда Trio Animal Foundation о ней писали: капельница, болеутоляющие, антибиотики, диета – режим постепенного питания.

Эмми повезло – она нашла своего любящего опекуна в ветеринарном госпитале, где проходила лечение. Она сразу же привязалась к Энтони, одному из ветеринаров, и он ответил собаке взаимностью.
Пока Эмми была еще слишком слаба, но хотела быть рядом с Энтони, он брал и осторожно укладывал собаку себе на шею – и ходил так... и Эмми была просто счастлива.
Когда Эмми окрепла настолько, что смогла ходить самостоятельно, она искала Энтони по всему зданию клиники. Оба так привязались друг к другу, что когда Эмми выздоровела и пришло время расставаться – Энтони не смог этого сделать.
В конце августа он официально «удочерил» бездомную Эмми.

На фото – её новая любящая семья.

Второй пёс, Оскар, тоже выздоровел и окреп. Но он еще не нашел своего «Энтони». Пока что Оскар живет в приюте, с ним провели специальное обучение – после перенесенного им испытания, пса пришлось заново учить доверять людям.
А теперь Оскар готов: «Через два месяца лечения и восстановления, как физического, так и эмоционального, пёс Оскар ищет постоянный и любящий дом», - пишут на ФБ-страничке Trio Animal Foundation.

И Эмми, и Оскар – живые доказательства того, что несмотря на любые испытания, собаки всегда готовы простить, отвечать любовью на заботу и вернуться к счастливой жизни.

Если вы готовы принять в свой дом спасенного четвероногого компаньона, обращайтесь на вебсайт Adopt-a-Pet.com.

источник

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Thursday, December 24, 2015

О любви: человек и котенок/ About love: a man and a cat

Вчера в очереди к ветеринару – среди разных модных людей с модными собачками – стоял совсем такой простецкий дядька, толстый и симпатичный. А из-за пазухи у него смотрел на модных собачек котенок, тоже простецкий и симпатичный. Но не толстый. Весь такой всклокоченный и пушистый.
Дядька гладил и котенка и упрекал временами:
— Ну, что ж ты, хулиган.

Зашел в кабинет, вышел, за ним медбрат. Медбрат начал перечислять названия препаратов и процедур.
— Примерно тысяча триста выйдет.
Дядька погрустнел, кот — нет.
— А может, и тысяча семьсот, — добил медбрат. — Я пока примерно прикидываю.
— Да неважно, - махнул рукой дядька. — Сделаем все, конечно. Что их считать?

Оно так и есть. Потому что кот — компактная и самоходная машина [нет, не машина – чудесное живое создание] для производства радости. Причем радость он производит без всяких усилий и часто даже вопреки собственным желаниям.
А дядька, чувствуется, хороший, пьющий. Я бы с таким выпил.

источник; фото добавлены автором блога


Tuesday, December 22, 2015

WWF: лишь некоторые итоги работы за год/ results 2015

«Всемирный фонд дикой природы» (World Wildlife Fund) подводит итоги работы в 2015 году.
Активисты-сторонники Фонда приняли участие во многих онлайн акциях. Вот лишь несколько наших с вами достижений за уходящий год:

Более миллиона человек выступили в защиту слонов, требуя от Службы охраны рыбных ресурсов и диких животных США пресечь нелегальную торговлю слоновой костью в США. Это самая масштабная наша петиция.    

Сторонники «Всемирного фонда дикой природы» направили тысячи открыток со словами благодарности лесникам-рейнжерам таиландского Национального парка Куи Бури, а также рейнджерам-защитникам природы в других странах мира.  

Более пятисот тысяч активистов призвали мировых лидеров защитить Большой Барьерный риф.
В ноябре 2015 года власти Австралии запретили проведение бурильных работ на территории Рифа

Полмиллиона сторонников WWF подписали петицию, требующую от мировых лидеров немедленных мер в связи с изменениями климата (Парижская конференция по изменению климата 2015, COP21).

«Всемирный фонд дикой природы» благодарит всех неравнодушных людей за поддержку и помощь в деле охраны природы и диких животных. До встречи в 2016 году!

источник: эл. рассылка WWF

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Sunday, December 20, 2015

про бездомных животных и добрых людей/ stray animals and kind people

В мороз бездомная собака умирает через 17 часов без еды, кошка - через 6.
Выходя из дома, возьмите с собой небольшой пакетик с кошачьим или собачьим кормом. Возможно, однажды он спасет чью-то жизнь.
источник


* * *
Это фото сделано в кафе в Греции. Каждый вечер владелец (или владелица) открывает двери своего кафе для бездомных собак – чтобы они могли переночевать в тепле и безопасности.
Сердечная признательность доброму человеку.
источник


Thursday, December 17, 2015

Рик О’Бэрри о защите дельфинов в 2015 году/ A Message from Ric O'Barry

[Сорок лет назад Ричард О'Бэрри (Richard O'Barry) видел, как Кэти, самка дельфина из шоу 1960-х годов «Флиппер», покончила с собой. Он так говорит. Она заглянула ему в глаза, нырнула на дно бассейна и перестала дышать. Этот момент на всю оставшуюся жизнь превратил дрессировщика дельфинов в активиста-зоозащитника. - см. статью]

(45 лет Рик является защитником животных, голосом бессловесных)

Рик О'Бэрри: Близится к концу 2015 год, и я не могу удержаться от мыслей о том, сколько мы смогли сделать в этом году, чтобы углубить понимание и осознание людей, информируя их о мучениях дельфинов в разных уголках планеты.
В 2015 году наша группа «Проект Дельфин» (Dolphin Project) участвовал в нескольких резонансных мероприятиях, а также инициировала важные кампании в Италии, Франции, Финляндии, Австрии, Мексике, Великобритании и США. Все наши кампании направлены на прекращение издевательств над дельфинами, этими прекрасными древними млекопитающими.

Да, я назвал их древними, потому что китообразные существуют на этой планете, в той или иной форме, более 55 миллионов лет. И тем не менее, только за последние 50 лет мы стали свидетелями исчезновения такого вида дельфинов, как дельфин реки Янцзы (Baiji; Yangtze River dolphin). Несколько других видов этих животных, включая дельфина реки Ганг, дельфина Hector’s dolphin и дельфина остова Мауи (Гавайи, США), находятся на грани вымирания.

Несколько ключевых инициатив группы «Проект Дельфин» в 2015 году:

• Рик О’Бэрри помог запуску кампании «Проект Дельфин Италия» (‘Dolphin Project Italia’) с целью сотрудничества в работе центра для дельфинов.

• Члены «Проекта Дельфин» Линкольн О’Бэрри (Lincoln O’Barry, сын и единомышленник Рика) и доктор Сара Мелцофф (Dr. Sarah Meltzoff) дважды побывали на Соломоновых островах (Fanalei, the Solomon Islands), помогая местным племенам, традиционно занятым китобойным промыслом, перейти на другой вид деятельности, отказавшись от убоя животных.

• Рик О’Бэрри побывал в Белом доме, где встретился с представителями администрации президента Обамы, вручив петицию с требованием прекратить бойню дельфинов в Тайдзи – петицию подписали более миллиона человек. Имена подписантов позже были представлены в Центре Рональда Рейгана (Ronald Reagan Center).

• Рик О’Бэрри совершил поездку в столицу Китая г. Пекин, где провел обучающую программу для жителей страны, рассказывая о злодеяниях, которые вершат против дельфинов в Японии. В ходе программы Рик также представил «Бухту» (The Cove), соавтором которой он является. Пресс-тур охватил четыре крупнейших города в Китае.

• «Проект Дельфин» (Dolphin Project) и RYOT.org создали первое в мире виртуальное иммерсивное (создающее эффект присутствия) реалити-видео о жизни дельфинов на воле. Вы можете посмотреть видео и «плавать» вместе с дельфинами, не выходя из дома!

• «Проект Дельфин» объединил усилия с английским музыкантом Гарри Стайлзом (Harry Styles) и актрисой Мэйси Уильямс (Maisie Williams) в рамках кампании #DontGotoSeaWorld (Не посещайте Морской мир!). Кампания вызвала грандиозный всплеск негативных отзывов о деятельности Морского мира.

Наши представители (Cove Monitors) ежедневно находятся в Тайдзи, Япония, на протяжении охотничьего сезона 2015/16. Рик О’Бэрри был задержан местной полицией в Тайдзи, но вскоре отпущен на свободу. Выражаем особую благодарность члену местного законодательного органа Ричарду Блуму (Richard Bloom), конгрессмену Теду Лиену (Ted Lien), посольству США и Госдепартаменту – за их поддержку. Информация об инциденте стала достоянием общественности, привлекая еще более пристальное внимание к происходящему в Тайдзи.
Наши представители продолжают тестировать дельфинье мясо на наличие ПХД [полихлорированные дифенилы, группа высокотоксичных веществ, используемых при производстве большого количества промышленных товаров] и радиоактивных веществ.

Мы обязаны продолжать работу, требуя наказания для виновных в заточении или убийстве дельфинов.

Наша группа готовится начать свой 46-й год работы. Мы более чем когда-либо преданны своему делу и готовы действовать ради прекращения жестокого обращения и издевательств над дельфинами во всем мире. Мы призываем всех неравнодушных людей стать участниками этой праведной битвы и благодарим вас за поддержку.

see also: Facebook

источник: Message from Ric O'Barry

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Monday, December 14, 2015

Без растений не было бы никого из нас/ Jane Goodall, AlJazeera interview (2014)

Интервью Джейн Гудолл на телеканале Аль-Джазира; апрель 2014

Она известна, прежде всего, благодаря открытиям в исследовании шимпанзе. Но Джейн Гудолл также активно занимается вопросами охраны природы.

Ваш недавний проект – книга о растениях [речь идет о книге «Семена надежды»/ Seeds of Hope: Wisdom and Wonder from the World of Plants]. Какая связь между растениями и шимпанзе?

Джейн Гудолл: Без растений не было бы никого из нас — ни шимпанзе, ни людей, вообще ничего, потому что всё живое существует либо питаясь растениями, либо созданиями, которым необходима растительная диета.

В книге Вы обсуждаете, среди прочего, проблемы сохранения лесов на планете. Какова наибольшая проблема?

Джейн Гудолл: Жадность человека, потребности человека.
С одной стороны, есть чрезвычайно нуждающиеся семьи, им необходимо как-то кормиться. У них нет денег на покупку еды, поэтому они вырубают деревья, чтобы вырастить урожай или чтобы производить уголь, продав который они получат деньги и купят еду.
С другой стороны, есть крупные лесозаготовительные компании, которые вырубают лесные массивы и платят огромные деньги за уступки правительства. В этом случае страдает и лес, и всё живое в нем.

В Вашей книге (я зачитаю пару строк) говорится: «Правда в том, что когда корпоративная жадность и потребность общества во все более и более комфортных условиях жизни противопоставляются жизнеспособности окружающей среды и здоровью людей —победителем оказывается чистая прибыль...» Звучит как мнение активиста-защитника природы, и весьма рассерженного активиста.

Джейн Гудолл: Да, я злюсь, когда думаю о расточительном, неэкологичном стиле жизни в нашей западной меркантильной культуре. Слишком многие из нас имеют гораздо больше, чем предполагают наши потребности. Да, для жизни нам нужны деньги, но когда мы живем исключительно ради зарабатывания денег, начинаются беды. И это происходит всё чаще. И в результате возникает, на мой взгляд, очень поверхностное, пустое общество. Люди, для которых деньги – цель и божество, утрачивают восприимчивость, человечность, любовь, сострадание.

Вы возлагаете большие надежды на природу. Эта надежда пронизывает Ваши книги. Я был тронут историями, которыми Вы завершаете книгу: о двух деревьях, одно из них под именем Оставшееся-в-живых. Расскажите эту историю.

Джейн Гудолл: Да, Оставшееся-в-живых очень мне дорого. Я была в Нью-Йорке 11 сентября. И среди всех тех поверженных деревьев, что росли около Башен-близнецов, нашлось одно выжившее. Оно напоминало обрубок, почерневшее от пожара... Но люди выкопали, выходили и сохранили это дерево. Сейчас оно снова высажено в Эпицентре взрыва [название части Манхэттена в Нью-Йорке, на месте разрушенных в результате террористических актов 11 сентября 2001 небоскребов Центра международной торговли и соседних зданий]. Это прекрасная груша, я видела её в цвету. Это дерево – олицетворение жизненной силы, выживаемости природы, но также и людской доброты и заботы. Ведь многие говорили: «Ой, да бросьте вы его! Вам его никогда не вернуть к жизни». Но неравнодушные люди не сдались и преуспели.

Вы пишете также о вишневом дереве в Фукусиме – еще одном примере жизнестойкости. Признаться, говоря о Фукусиме, я задумываюсь о том, куда движемся мы, человечество? И есть ли надежда – когда происходят подобные катастрофы?

Джейн Гудолл: Да, Фукусима. Думаю, надежда есть. Мы можем удержать мир от скатывания в пропасть. Но необходимо изменить наше отношение. Это самое важное. Если все потеряют надежду (а многие ученые, биологи, считают, что надежды нет) — если все разуверятся, что же это будет? Мы станем равнодушно-вялыми, не захотим ничего делать – ведь тогда всё бессмысленно. Но разве можно рожать детей, приносить их в этот мир, и говорить им, что надежды нет? Это жестоко.

Есть поговорка: мы унаследовали планету у наших родителей. Но Вы говорите, что мы украли...

Джейн Гудолл: Да, мы украли будущее у наших детей. Я начала программу для молодежи [«Корни и побеги», см. ниже отрывок из интервью], потому что видела слишком много молодых людей, которые утратили надежду, говоря: «Вы уничтожили наше будущее, мы ничего не можем сделать». Да, но мы можем попытаться. Во всяком случае, я умру, сражаясь за это.

[Из интервью Джейн Гудолл: Моя надежда – это начатая нами программа под названием «Корни и побеги» (Roots and Shoots). Корни дают прочную основу; побеги нежные и хрупкие. Чтобы добраться к солнечному свету им часто приходится пробиваться сквозь кирпичную стену. Стена – это социальные и экологические проблемы, которые навлекли на эту планету люди. Надежда – сотни и тысячи молодых людей всего мира, которые могут пробиться сквозь них. Наш девиз: «Каждый из нас ежедневно приносит позитивные изменения».
Участники нашей программы действительно меняют мир. Нам нужно достичь критической массы, когда эти молодые люди станут родителями, политиками, учителями, юристами, врачами, которые понимают, что не всем в мире правят деньги].

За долгие годы работы с шимпанзе, что самое интересное Вам удалось о них узнать?

Джейн Гудолл: Насколько они похожи на нас, а мы — на них. Наверное, более всего потрясло меня открытие, что у них, как и у нас, есть темная сторона характера. И это печальное сходство делает шимпанзе даже более близкими к нам. Они способны на жестокость, на ведение неких примитивных войн.

Недавно Вам исполнилось 80 лет.

Джейн Гудолл: Почему-то все придают этому какое-то особое значение...

Для многих людей Вы — постоянная и неизменная фигура в деле защиты природы и изучения шимпанзе. Расскажите о нынешней Вашей жизни, в 80...

Джейн Гудолл: Смешно сказать, но сейчас я буквально перемещаюсь с одного континента на другой. Моя жизнь – это самолеты, гостиницы, лекции, выступления, интервью.

Вы говорили, что путешествуете 300 дней в году.

Джейн Гудолл: Да. Нелепость, верно?

Вам нравится?

Джейн Гудолл: Ненавижу путешествовать, ездить. Просто ненавижу. Кому понравится быть в постоянной зависимости от нынешних аэропортов? Это ужасно. Кроме того, «углеродный след» (выброс диоксида углерода в атмосферу, во время перелетов)... Но мне пока никто не предложил ковер-самолет. Зато мы собрали, наверное, миллион молодых людей, которые занимаются посадкой деревьев. Надеюсь, это как-то поможет.

(на фото: Джейн Гудолл и члены организации «Корни и побеги» сажают деревья в Китае)

Вы посвятили всю жизнь защите животных. В последнее время Вы чаще занимаетесь проблемами защиты именно слонов. Можете рассказать о работе в этой области?

Джейн Гудолл: Число убийств слонов, носорогов и других животных браконьерами за последние годы чудовищно возросло. Это стало способом зарабатывания денег. В дело вступают преступные группы; деньги, вырученные от продажи слоновой кости, рогов носорогов и т.д. идут на поддержание этих преступников. И конечно, огромный спрос на слоновую кость в Азии.
Мы используем представителей нашей организации «Корни и побеги» в Китае, вернее, они сами стремятся действовать. Наш девиз: «Если прекратить покупать – прекратят убивать». Многие китайцы искренне уверены, будто слоны сбрасывают свои бивни, словно олени рога! Они не понимают, что за слоновой костью стоят чудовищные убийства, мучения животных... Слоны, носороги, тигры, обезьяны – их истребляют на бушмит (мясо диких африканских животных). Убийства животных продолжаются, и продолжаются в пугающих масштабах. Но когда люди поймут, чтó за этим стоит, когда пожалеют, посочувствуют этим животным – тогда можно будет что-то изменить.

Вы выступаете также против использования животных в медицинских экспериментах.

Джейн Гудолл: Первые переговоры я начала вести с NIH [Национальные институты здравоохранения, National Institutes of Health] в 1986 году. Три года назад новый директор NIH Фрэнсис Коллинз (Francis Collins) собрал комитет для расследования результатов тестов, которые проводились NIH на более чем 300 шимпанзе. Выяснилось, что ни один из этих тестов не принес какой-либо пользы людям. И Фрэнсис сказал: «Этих шимпанзе можно отправить на отдых». Мы сейчас занимаемся сбором средств для устройства животных, хотя многие из них уже находятся в приюте Chimp Haven Sanctuary. Всё больше шимпанзе вызволены от использования в качестве подопытных животных в медицинских экспериментах.

Что Вы думаете по поводу зоопарков?

Джейн Гудолл: Знаете, есть очень разные зоопарки. Некоторые не должны существовать. На протяжении всей моей жизни я наблюдала колоссальные изменения в устройстве и организации зоопарков. Да, существует мнение, что диким животным необходима свобода, простор. Но, к сожалению, во многих случаях эти животные на воле находятся под угрозой, их ареалы обитания уничтожаются. Угрозу составляют и охотники.
А посмотрите на группу животных в грамотно организованном зоопарке. Так и думаешь: «Хотела бы я быть шимпанзе. Где бы тогда мне лучше жилось?» Думаю, диким животным лучше всего на просторных, но хорошо охраняемых территориях.

Как изменился процесс изучения животных и растений с развитием технологий?

Джейн Гудолл: Полностью изменился. Я начинала с блокнотом, ручкой и биноклем, это всё, что можно было себе позволить. А сейчас есть географическая информационная система (GIS), глобальная система навигации и определения положения (GPS), спутниковые карты местности. Можно снизить уровень стресса исследуемых диких животных, собирая фекальные образцы. Мы рассчитываем сделать многое для защиты природы, сотрудничая с Google Earth, Esri, DigitalGlobe, имея программы, дающие гораздо более точную информацию о распространении животных и растений.
Крайне важно, что мы обучили сотрудников на местах использовать планшет Android; они занимаются восстановлением лесных массивов. В 1991 году я пролетала над Гомбе (Нигерия), и была потрясена масштабом обезлесения, я и не думала, что утрата лесов тотальная. Было очевидно: нет смысла пытаться спасти популяцию шимпанзе, если местные жители выживают, вырубая последний островок лесов. Мы начали работать, с целью улучшить условия жизни местных жителей. Теперь они – наши соратники в деле защиты ареалов обитания шимпанзе, но также в восстановлении природного окружения их собственных поселений. Сейчас зеленых участков больше; в распоряжении шимпанзе втрое больше лесных массивов, чем 10 лет назад.

Думаю, многие удивятся, узнав, что шимпанзе – не любимое Ваше животное.

Джейн Гудолл: Да... Я очень люблю собак. Очень.

Я убежден, что, несмотря на 80-летие, Вы не намерены снижать темпы?

Джейн Гудолл: Подозреваю, что в определенный момент моё тело все же вынудит меня снизить темп. Но мне очень повезло, у меня отцовские гены. Вообще, все в нашей семье долгожители. Поэтому я буду продолжать работу так долго, как только смогу.

источник

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Sunday, December 13, 2015

А кошки хотят одного: вздремнуть/ Catnap

Это обложка октябрьского выпуска журнала «Нью-Йоркер» за 2015 год. Рисунок под названием «Кошачья дремота» нарисовал художник Питер де Сив (Peter de Sève).
Вот что он рассказал:
«Собаки и кошки совсем как люди. У них свои собственные симпатии и антипатии. Когда я вижу собак, которых их властелины волокут за собой на пробежку, я думаю о том, не хотелось бы собакам вместо этого заняться чем-либо еще. Что касается котов и кошек, вопрос о том, чего хочется им, никогда не возникает. Они хотят одного: вздремнуть. У нас в доме живут и кошка, и собака, и, в сущности, оба они изображены на этом рисунке. Это наша кошка Клео (сокращенное от Клеопатра) и пёс Генри».

источник

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Thursday, December 10, 2015

Что думают и чувствуют животные/ Carl Safina’s ‘Beyond Words’

Подзаголовок новой, потрясающей и всеохватывающей книги Карла Сафины (Carl Safina) «За гранью слов» таков: «Что думают и чувствуют животные» (Beyond Words: What Animals Think and Feel).
Неудивительно поэтому, что доктор Сафина активно обсуждает познавательные способности животных. Удивительно то, что он пишет также о предвидении животных.
Отрывок из книги:

«Как мы объясним поразительные рассказы о взаимопонимании и общении слонов?».
Этот вопрос доктор Сафина задает в связи с историей специалиста по охране природы: она десятилетиями работала с животными и твердо уверена, что так называемые толстокожие [слон, носорог, бегемот] обладают даром телепатии. Среди прочего она рассказывает, как живущие на воле кенийские слоны приходят к территории заповедника именно перед тем, как туда привезут спасенных слонят-сирот, чтобы встретить и поприветствовать их.

«Я запомнил её рассказ, мысленно отложив его в папку “неправдоподобные истории”. Но эта папка уже переполнена, слишком много таких историй о слонах!» — признается доктор Сафина.

И не только о слонах. В одной из глав книги автор развивает подобные идеи по поводу экстрасенсорных способностей дельфинов-касаток, и также других представителей дельфиньего вида.

Доктор Карл Сафина (род. в 1955 году) — профессор университета Лонг-Айленда (Stony Brook University) и специалист по охране морской дикой природы и животных. Живет на Лонг-Айленде, штат Нью-Йорк, с женой Патришей и двумя собаками, которые умеют быстрее всех в мире носиться по пляжу.

Он не боится подвергать сомнению общепринятые научные постулаты. Для него способности животных мыслить и чувствовать — это очевидность и данность. Это утверждение, как чуть раздраженно отмечает автор книги, пока еще весьма слабо укрепилось в сознании ученых-бихевиористов, которые занимаются исследованием поведения животных:

«По какому праву исследователи оценивают умственные способности животных других видов, сравнивая их со стандартами, которых едва ли достигает человек? Надо упрямо отрицать факты и доказательства, чтобы прийти к выводу, будто только люди являются созданиями чувствующими и имеющими сознание».

Такой бунтарский дух — источник непобедимого очарования этой книги, её особая энергия. Доктор Сафина с удовольствием вышучивает притязания человека на исключительность. Он пишет:

«Возможно, самое главное, что “делает нас людьми” — это наша способность генерировать идиотские идеи. […]
В мире природы доминирует здравый смысл. Человечество же зачастую оказывается подорвано и расшатано безумием. Среди всех других видов животных мы, люди, чаще всего проявляем нелогичность, противоречивость, склонность к иллюзиям и тревоге».

Доктор Сафина потрясающий писатель; величественный и в той же мере шутливо-проказливый, заражающий энтузиазмом по поводу сложных социальных связей среди наблюдаемых им животных — в данной книге это, в основном, слоны, волки и дельфины-касатки.

Эффект (и, без сомнений, намерение автора) ярких и подробных описаний поведения животных велик. Намерение автора — заставить читателей почувствовать ту же мощную связь с животными, какую чувствует он сам. Он снова и снова использует формулу, знакомую нам по документальным фильмам о природе и животных: подойти как можно ближе, показать и пояснить семейные связи и личностные особенности животных, их ареал обитания, — пока мы не начнем воспринимать их в качестве индивидуальных персонажей. А потом подробно рассказать о том, каким образом людская культура разрушает мир животных.

В случае слонов, например, это браконьерская охота ради их бивней. Для волков — угроза со стороны охотников и любителей расставлять капканы. Для касаток — всё, что угодно, от чрезмерного промысла рыбы до глубоководных взрывов, устраиваемых вооруженными силами, а также практики отлова молодых дельфинов-касаток для дальнейшей их эксплуатации в развлекательных водных шоу.

Дать нам возможность увидеть в каждом животном живую индивидуальность — это, без сомнения, эффективная стратегия; любой из нас, кому не безразлична история льва Сесила, это подтвердит. Карл Сафина умело проводит потрясающие параллели между жизнью животных и нашей с вами. Например, вот что он пишет о стае волков в национальном парке Йеллоустоун; охотники убили альфа-самца, что стало трагедией для всей стаи: «Я и представить себе не мог, какая последует политика, какие распри, вендетты и коалиции, какие личности, какие беспорядки внутри семьи, какие примеры верности и предательства». Эту драму К. Сафина описывает как «очень человеческую».

В той же главе доктор Сафина пишет о легендарном волке из парка Йеллоустоун, так называемом «суперволке», который не проиграл ни одного боя, и не убил ни одного из своих соперников. «Может ли волк проявлять великодушие? И если да, то почему?» — спрашивает автор книги.

Ближе к концу книги К. Сафина пишет:
«Только люди обладают людским разумом. Но утверждать, будто только люди обладают разумом всё равно, что верить, будто только люди имеют в своем строении скелет».

«Перед человеком стоит задача, прекрасная, насущная. Это почти священный поиск глубинной связи, подлинной близости. Не только с китами или слонами. С миром природы. Со всем миром».

источник; источник

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Wednesday, December 09, 2015

чтобы зверей не есть, и чтобы они друг друга не ели/ Radio Svoboda, Aleksey Tsvetkov interview

Александр Генис: Кажется, что когда над миром нависла угроза террора, людям нет дела до всего остального. На самом деле это, конечно, не так. Напротив, именно бессмысленная жестокость и насилие вызывают встречную волну гуманизма. Я помню, как сразу после 11 сентября, когда ниже 14-ой улицы нужно было носить повязки, чтобы не дышать гарью от все еще дымящихся воронок, на стенах всех домов в округе висели объявления. В них спрашивали, не знает ли кто о животных, оставшихся в запертых квартирах без погибших в налете хозяев. Была организована муниципальная спасательная служба, выручавшая собак и кошек, которые уж точно не причастны к людским распрям.

Этот пример межвидовой любви соотносится с позицией Папы римского. С тех пор, как он нанес триумфальный визит в Америку и сумел поразить своим обаянием даже ко всему привыкших нью-йоркцев, о нем не устают писать газеты, когда они, конечно, не заняты как сейчас описанием террористических кошмаров. Так, колумнист Нью-Йорк Таймс Николас Кристофф обратил внимание читателей на то, что Папа римский Франциск обещает место в раю не только праведникам, но и животным, которые разделят с людьми вечность на небесах. «Эта эмпатия к миру животных, — пишет Кристофф, — привлекает к нынешнему Папе и тех, кто не принадлежит к католической вере, и тех, кто вообще не верит в Бога, но любит своих четвероногих или двуногих питомцев».

Кристофф пишет и о том, что гуманная позиция Папы по отношению к животным может иметь далеко идущие последствия, которые изменят правила содержания животных в сельскохозяйственном секторе, отменят жестокие эксперименты над лабораторными животными и приведут ко всеобщей дискуссии о правах животных. (И действительно, недавно Национальный институт здравоохранения США отказался от экспериментов на шимпанзе. См. об этом статью).

Вышла статья видного приматолога Франса де Вааля, который, опираясь на недавние открытия ученых, изучающих предков человека, призвал людей признать свое коренное родство — анатомическое, генетическое и психическое — с миром животных и сделать из этого выводы. Услышать этот призыв от Франца де Вааля особенно важно потому, что он лучше многих знает, о чем говорит.

Уроженец Голландии, Франц де Вааль в 1981-м году перебрался в США, чтобы работать с редкими обезьянами бонобо в богатых американских зоопарках. Этот опыт позволил ему перенести свои наблюдение из области зоологии в сферу морали. Именно такой проблеме посвящена его последняя книга «Добрые по природе: Происхождение добра и зла у человека — и других животных» [Good Natured: The Origins of Right and Wrong in Humans and Other Animals].

Тут важно пояснить, что бонобо, порода африканских обезьян, являет уникальный пример сообщества, в котором самцы и самки живут в невиданной — и завидной – гармонии. [См. об этом большое интервью с Францем де Ваалем]

В одном из выпусков нашей программы с профессором де Ваалем провела беседу корреспондент «Американского часа» Ирина Савинова. Вот фрагмент этого интервью:

Ирина Савинова: Что говорит нам зоология о происхождении добра и зла в животном мире?

Франц де Вааль: Мы судим о том, что является хорошим или плохим поступком по его воздействию на наше общество: если действие помогает людям, мы считаем это добром, если оно наносит вред, мы считаем это злом. Очень просто. Животные же наблюдают за поведением членов их группы и контролируют его. Я говорю о млекопитающих: собаках, волках, слонах, приматах, дельфинах. И если они видят, что кто-то не исполняет свою роль в группе или ведет себя слишком агрессивно, им это не нравится, и они могут изгнать такую особь из своего общества. То есть, у животных есть своего рода социальный стандарт, определяющий, что допустимо и что недопустимо. Это еще не означает, что у них есть понятие добра и зла в том смысле, в каком оно есть у нас, но их система принятия и непринятия того или иного поведения подходит довольно близко к нашей.

Ирина Савинова: Можем мы сказать, что животные невинны, потому что не ведают, что творят?

Франц де Вааль: Не думаю, что мы можем так сказать, потому что можно быть невинным только при отсутствии умышленных намерений совершить зло. У животных нет умышленных намерений именно причинить ущерб, вред или боль во имя какой-то идеи, но умышленные намерения у них все же есть. Вот как мне кажется нужно смотреть на это. И среди животных, и в мире людей оценивается поведение отдельных членов общества, но эта оценка не санкционирована религией, всегда учитывающей мотивы поведения. Оценивают другое: приемлем для общества тот или иной вид поведения, или нет.

Возьмем шимпанзе. Если один самец набрасывается на другого, это понятно: идет борьба за доминирование, никто в группе не возражает, члены группы могут принимать сторону того или иного участника конфликта, но никто не выступает против схватки. Однако если самец набрасывается на беззащитного детеныша, то это считается поведением неприемлемым, и вся группа преследует нарушителя и может даже наказать его. Речь, конечно, идет не о том, что обезьяны отличают добро от зла, а о том, чтó в их обществе допустимо, а что – нет.

Ирина Савинова: Зависит ли наше представление о нравственности от наших предков-обезьян?

Франц де Вааль: Наша мораль опирается на определенные основные характеристики общества. Она не могла бы существовать, не будь у нас чувства привязанности друг к другу, ощущения себя частью общества, если бы у нас не было понимания необходимости сотрудничать с другими членами общества.

У нас не было бы морали в том виде, в каком мы ее знаем. Хотя некоторые философы представляют мораль рациональной, в основе морали лежат нравственные нормы: взаимопомощь, привязанность, сопереживание, сотрудничество, соблюдение правил поведения. И все их можно найти в поведении стадных животных, особенно у шимпанзе. Но это не значит, что шимпанзе знает, что такое нравственность. Просто для шимпанзе характерно социальное поведение, некоторые черты которого мы интегрировали в основу нашей морали.

Например, шимпанзе делятся едой. Если у одной есть еда, другие протягивают лапу так же, как нищие у людей, и имущие делятся с неимущими. Взаимопомощь лежит в основе морали: «Сегодня я кормлю тебя, завтра – ты меня». Так и у людей. Взаимопомощь – центральный элемент человеческой морали. Другие составляющие тоже можно найти у животных, так что явно прослеживается связь между человеческой моралью и социальным поведением животных.

Ирина Савинова: Вы много работали и продолжаете работать с обезьянами бонобо. Чему они нас научили?

Франц де Вааль: Бонобо интересны прежде всего тем, что для понимания эволюции человека они имеют такое же важное значение, как шимпанзе. У шимпанзе очень развита иерархия, они очень агрессивны, они часто даже убивают друг друга. Бонобо абсолютно противоположны по характеру. Более миролюбивые, любвеобильные, не стремящиеся к доминированию, рефлекс защиты своей территории у них не так сильно развит. Ученые оставляют эти качества без внимания и более досконально изучают шимпанзе. Однако у нашего миролюбивого предка мы можем научиться большему, чем у воинственного. Бонобо очень чуткие. Они умеют сопереживать, хорошо чувствуют эмоциональное состояние других.
Мы справедливо гордимся нашим человеческим гуманизмом, но такое же поведение наблюдается у бонобо.

* * *
Александр Генис: А теперь нашу тему «Права животных» продолжим в рамках нашей ежемесячной рубрики «Разговоры с Цветковым» [Алексей Цветков — поэт, прозаик, эссеист, критик и переводчик]. Дело в том, что именно Алексей уже давно обратил мое внимание на философские аспекты этой темы. Алексей, что такое права животных с философской точки зрения?

Алексей Цветков: Чтобы сузить тему предельно, я начну с главного философа, борца за права животных — это один из ведущих современных этических философов, австралиец Питер Сингер. У него есть книга, которая называется «Освобождение животных», она очень известная, очень популярная, она произвела на меня очень большое впечатление в свое время.

Александр Генис: Надо сказать, что Сингер был гостем нашего «Американского часа», и произвел на меня тоже очень большое впечатление, потому что это человек, крайне убежденный в своих принципах. В наше время моральной относительности не так часто встретишь человека, который точно знает, что он хочет сказать и во что он верит.

Алексей Цветков: В двух или пяти словах, его теория — нет большой разницы, насколько умны животные или не умны. Они, конечно, гораздо умнее, чем утверждал когда-то Декарт, который считал их автоматами. Дело не в том, насколько животное умное, а в том, способно ли оно ощущать боль, ощущать угрозу, есть ли у него эмоции, и должны ли мы принимать эти чувства во внимание. Сингер считает, что надо ориентироваться, есть ли у данного живого существа интересы, притесняем ли мы эти интересы, причиняем ли ему страдание, способно ли оно страдать. Потому что, в отличие от того, что говорит Декарт, современная наука, я не совру, понимает так, что нет никакой резкой границы между животным и человеком, типа: вот животное как автомат, оно ничего не понимает, действует чистым инстинктом, а потом вдруг выскочил человек, который один все понимает. Нет, существует, конечно, какая-то градация, и куда эта градация доходит, как широко распространяется, мы, собственно, не знаем.
Люди, которые имеют дело с собаками, с кошками, с другими домашними животными, прекрасно знают, что эти животные соображают, что они чувствуют, что у них есть целый спектр эмоций, довольно сложных эмоций, и именно тут ориентир. Что такое объект морали? Я моральный агент, я могу относиться морально к другим объектам, я же и объект, к которому другие люди относятся, соблюдая мораль.

Вот типичное для Сингера сравнение, он не раз писал: мы относимся к ребенку бессловесному, только что рожденному, как к личности, мы защищаем его права. А животное мы убиваем и съедаем.
Живое животное, которое превышает ребенка по умственным способностям (а собака точно превышает новорожденного младенца), почему, если у нас нет никаких религиозных правил на этот счет (это мирская мораль), то на каком основании мы даем ребенку преимущество? Потому что это нашего вида человек? А почему тогда не давать преимущества своей семье перед всеми другими, а почему не себе, любимому? Где тогда мораль? То есть мораль требует постоянного отодвигания границ.
Если мы посмотрим на человеческую историю, так оно и было: от родовой морали, от долинной морали и горных селений (у нас все здесь родственники, а соседей можно убивать), до общечеловеческой — мораль либо для всех, либо это не мораль, а наш локальный кодекс. Тогда мы задумываемся: а правильно ли мы делаем, устраняя животных из этой моральной сферы?

[...] Понятно, что кошки, собаки, коровы, свиньи, все они в какой-то мере понимают это и в какой-то степени боятся смерти. Птицы есть и поумнее многих знакомых мне млекопитающих. Пресмыкающиеся, которые может быть близки к птицам. А насколько глубже и дальше простирается это?
Джайнисты едят растительную пищу, но они ходят с метелочкой, чтобы не наступить случайно на муравья.

Александр Генис: Чем больше людей, тем больше кур. Человек живет с животными всю свою историю. Вправе ли мы прервать эту связь? Как быть с этим аргументом?

Алексей Цветков: Я думаю, что это немножко лицемерный аргумент, ради собственной выгоды: животные эти живут, потому что мы их разводим. Тут ведь разные аргументы, моральный аргумент совершенно отличается от экологического. Экологи борются за сохранение видов, которые могут вымереть, какая-то редкая птица, осталось пять экземпляров, надо их сохранить. Это не моральный подход — это подход экологический. В нем много положительного, не спорю. Но моральный аргумент — когда ты подходишь к индивиду. Не куры как вид нам важны и не то, чтобы они заполонили собой всю землю, а конкретная данная курица: съем я ее или не съем. Поэтому неважно, для морали не будет лучше, если людей будет больше, если есть какое-то общество, то в нем есть мораль, а для того, чтобы мораль была крепче, совершенно не надо, чтобы это общество умножалось многократно.

Александр Генис: Хорошо, еще один аргумент. Сегодня американцы успокаивают свою совесть тем, что едят только плоть животных, счастливо проживших свою жизнь и умерших без мучения. Это очень серьезный вопрос. Например, я никогда в жизни не буду покупать телятину, если я не уверен, что теленка вырастили в гуманных условиях. На многих видах продукции в американских супермаркетах стоит надпись: эти звери прожили нормальную счастливую жизнь. Как вы думаете, у этого аргумента есть право на жизнь?

Алексей Цветков: В принципе я принимаю аргумент гуманного животноводства, он разумен. Потому что, несмотря на все призывы Сингера, а у него есть совершенно фанатичные последователи, смешно говорить, что человечество вдруг возьмет и бросит есть мясо. Но если оно, по крайней мере, сведет к минимуму мучение животных, то это, естественно, с моральной точки реальный плюс. На самом деле свет в конце тоннеля виден. Сейчас кто-то из миллиардеров финансирует создание искусственного мяса, вы слышали об этом?

Александр Генис: Пока искусственное мясо — очень дорогостоящий продукт, он стоит намного дороже, чем алмазы. Но если будет найден способ изготовления мяса без коровы (а это, конечно, разумно: зачем нужно выращивать целую корову, если нам нужна только вырезка), это приведет сельское хозяйство к катастрофическим последствиям. Коровы исчезнут из нашей жизни, как птицы додо. Или останутся декоративные коровы, которые будут жить в зоопарках.

Алексей Цветков: Чего жалеть это сельское хозяйство? Вы понимаете, у меня сейчас нет никаких цифр, но это легко найти в Гугле: на производство килограмма мяса уходит огромное количество зерна. Если пересчитать это на воду, ресурсы, это просто выбрасывание природных ресурсов. А то, что искусственное мясо подешевеет — это очевидно, так все и движется. Вспомним, какие компьютеры были в 50-х годах.

Александр Генис: Хорошо, это все мораль, это все философия. А как вы представляете себе как поэт гармоническое отношение между человеком и животным?

Алексей Цветков: Во-первых, написал библейский пророк Исайя: и возляжет лев с агнцем.
Есть люди, которые считают (это уже фантастика, футурология), что животным надо объяснять и выращивать таких львов, которые не будут есть агнцев. У меня в детстве был такой утопический сон, представьте себе, мне было пять или шесть лет, но я его помнил всегда. Мне снилось, что я оказался в каком-то месте, где зеленый луг, сидят какие-то веселые люди и вокруг ходят львы и агнцы, каких-то зверей я представлял себе... я понимал, что это дружелюбные звери, и к нам, и между собой. Вот какой-то такой [утопии] хотелось бы, чтобы уже зверей не есть, и чтобы они друг друга не ели.

Отрывки; источник (Радио Свобода)

Saturday, December 05, 2015

Джайнизм: Убийство любого живого существа равноценно самоубийству/ Jainism and compassion to all creatures

Джайнизм. Третья ведущая религия Индии. В ней доведены до полного логического развития идеи ахимсы (ненасилие, ни в поступках, ни в помыслах; запрет убийства и причинения вреда любому живому существу, вплоть до мельчайшего насекомого; Ahimsa in Jainism) и наиболее бескомпромиссно защищает все формы живых существ.

Изображение в одном из джайнистских храмов, с надписью: ahimsā paramo dharma
(Непричинение вреда – высшая добродетель).

Одна из старейший индийских религий, джайнизм насчитывает сегодня более пяти миллионов последователей. Джайны придерживаются принципа непричинения вреда, а также следуют строгой вегетарианской диете, исключая также чеснок, лук, свеклу, картофель и другие овощи, растущие под землей.
В Индии среди джайн самый высокий процент грамотных людей, по сравнению с представителями других религиозных направлений.

Центральной в этом учении является доктрина, что все сущее разделяется на живое и неживое.
Всё живое подразделяется на пять классов, в соответствии с количеством ощущений (чувств), которыми они обладают.

• Растения: одно;
• Черви, моллюски и пр.: два;
• Муравьи, жуки и пр. насекомые — три;
• Пауки, скорпионы, пчелы, мухи и пр.: четыре;
• Звери, птицы, рыбы и человек: пять.

Чтобы очистить карму, джайнист должен освободиться от скверны. Он дает обеты, важнейшим из которых является клятва непричинения зла (принцип ахимсы).
Ахимса состоит в неубиении, ненасилии, непричинении вреда всему живому (людям, животным, растениям) никогда и никаким образом — ни мыслью, ни словом, ни делом.
Ахимса определяется как поведение, ведущее к уменьшению зла в мире, направленное против самого зла, а не против людей его творящих (отсутствие ненависти).

Джайнисты не употребляют алкоголь, мед и некоторые виды фиг. Ахимса предписывает обуздывать ум, язык, быть осторожным на дорогах, а также есть при свете (чтобы в пищу не попали насекомые).

Последователи джайнизма известны тем, что организуют приюты и больницы для старых, раненых и/или больных животных. Диких животных после выздоровления отпускают на волю. О старых или хронически больных заботятся до самой их смерти.
источник

* * *
Обеты понимались буквально и строго. Джайнам не разрешалось заниматься сельским хозяйством, так как оно сопряжено с уничтожением растений и убийством насекомых и мелких животных в почве. Им предписывалась строгая вегетарианская диета. Воду для питья надлежало процеживать, у рта носить повязку, чтобы сохранить жизнь мелким существам, живущим в воде и воздухе.
Джайны носили с собой специальные метелки, сметая с дороги муравьев и других насекомых, а с наступлением темноты и вообще не выходили из дому.

Строгие аскетические учения составили основу джайнской этики. Джайнские монахи должны были неукоснительно следовать суровым предписаниям устава.
Для мирян, также входивших в джайнскую общину, правила были проще, но и полное освобождение для них было недоступно.
К общеиндийскому фонду идей восходят и джайнские классификационные схемы, запечатленные в его космологии, мифологии и других комплексах представлений, отразивших джайнскую картину мира.

Строго говоря, джайнизм – это не религия, поскольку здесь нет поклонения какому-либо божеству. Это путь саморазвития. Основу культовой практики джайнов составляет почитание тиртханкаров (аскет, достигший просветления, который затем становился примером подражания для тех, кто стремится жить по духовным канонам).

Значительное место в джайнской ритуалистике занимают паломничества и связанные с ними посты и праздники. Многие из них совпадают с общеиндийскими.
источник

* * *
Санскритское название религии — джайна-дхарма («учение победителей») происходит от слова «джина» — победитель, т. е. тот, кто победил свою карму и вышел из круговорота жизней и смертей.
Титулом Джина, а также Махавира (Великий герой) называли основателя вероучения Вардхаману. Согласно традиции, он был не первым, а 24-м провозвестником веры, тиртханкаром (букв. создатель брода «через океан бытия») в ряду последовательно сменявшихся вероучителей.

В отличие от других индийских религий джайнизм мало изучен и почти не известен на Западе (джайны не поощряли любопытства европейцев). Между тем в самой Индии он имел значение не меньшее, чем буддизм, который с середины I тыс. стал распространяться главным образом за ее пределами. Джайнизм границ Индии никогда не переступал. В ряде районов (Бихар, Гуджарат, Орисса, Южная Индия) он пустил глубокие корни и сыграл большую роль в развитии индийской культуры, особенно в средние века.
источник

* * *
“To kill any living being amounts to killing one’s self.
Compassion to others is compassion to one’s own self.
Therefore one should avoid violence like poison and thorn.”
Mahavira
Убийство любого живого существа равноценно самоубийству.
Сострадание к другим означает сострадание к себе.
Итак, избегайте насилия и жестокости, словно яда и шипов ранящих.
- Махавира

* * *
На земле существует более восьми миллионов различных видов. Подобное число живых созданий очень сложно представить себе. Человек – лишь один из этих видов. Согласно учениям джайнизма, люди имеют не больше прав и привилегий, чем мириады живых существ, с которыми мы делим этот мир. И люди, и существа, не принадлежащие к человеческому роду, обладают равными правами, без всякой дискриминации. Люди не вправе подавлять и притеснять других существ. Более того, джайны считают, что люди призваны заботиться обо всех живых созданиях и практиковать непричинение вреда.

История предшественника Махавиры Паршваната (Parshvanatha, наследный принц, в возрасте 30 лет отрекшийся от мирских благ, став монахом), 23-го тиртханкарома (аскет, достигшийо просветления), иллюстрирует отношение джайнистов к животным.

В день свадьбы молодой принц Паршванат с брачным кортежем прибыл в дом своей невесты. Около дома он увидел животных: прижавшись друг к другу в тесном загоне, они ожидали смерти на бойне. Пораженный их жалобными криками, принц спросил: «Почему этих животных держат в таких ужасных условиях?»
Его сопровождающие отвечали: «Они предназначены для праздничного угощения».
Сердце принца исполнилось состраданием. Зайдя в украшенные к свадебному пиру покои, он обратился к отцу своей невесты: «Все животные, которых намерены убить, должны быть немедленно выпущены на волю».
Отец невесты возразил: «Почему? Животные предназначены удовлетворять потребности людей. Животные – наши рабы, наше мясо. Что за брачный пир без мяса?»
В изумлении принц Паршванат не мог поверить своим ушам. Он воскликнул:
«У них есть душа и сознание! Животные – наши друзья и родня, они наши предки. Они хотят жить в той же мере, что и мы. У них есть чувства и эмоции. Они любят, они страшатся смерти, точно так же, как и мы. Не менее чем мы имеют они право на жизнь! Я не могу жениться, любить, наслаждаться радостями жизни, если рядом порабощают и убивают животных».
Без дальнейших объяснений, принц Паршават отринул брачные узы, оставил королевский дворец и стал монахом.
источник

* * *
Беглое знакомство с удивительным джайнизмом
Отрывки; источник
Автор – Вудланд Кэлер (Woodland Kahler) // Всемирный вегетарианский форум, 1956 год
Мы с женой были приглашены в Бомбей местной Гуманитарной лигой (Bombay Humanitarian League) и Общеиндийской ассоциацией помощи животным (All India Animal Welfare Association), чтобы содействовать организации Всемирного вегетарианского конгресса (World Vegetarian Congress) 1957 года.
По прибытии в Бомбей в нашем номере гостиницы мы обнаружили буклет с описанием современного движения джайнизма под названием Anuvrata Andolan, руководит которым монах Ачарья Шри Тулси (Acharya Shri Tulsi).

Последователи джайнизма делятся на множество групп, от мирян, дающих самые простые обеты, до высших монахов, которые отрекаются от всего мирского и могут оставаться в общине только на время, единоразово не более месяца (в сезон дождей – четыре месяца). Такие монахи странствуют пешком, питаясь раз в день, в полдень. Им не разрешается есть что-либо, приготовленное для них специально – только делить пищу с другими людьми.

Любой человек, искоренивший ненависть и желания (или хотя бы стремящийся это сделать) может называть себя джайном. Джайнизм – единственная мировая религия, не имеющая основателя. Джайнизм существовал всегда.

Через несколько дней после нашего первого посещения джайнистского храма, мы встретились с Ачарья Шри Тулси. Половину его лица прикрывала белая маска: не потому что он боялся микробов, но чтобы дыханием не навредить микроскопическим существам, живущим в окружающем воздухе.
Он объяснил нам принципы джайнизма.
Потом я спросил его: «Вы говорили, что человеческое существование невозможно без уничтожения множества живых существ. Как же тогда можем мы, как человечество в целом, надеяться с радостью жить на этой планете?»
Ачарья Шри Тулси ответил: «Подлинная человеческая природа – быть счастливым. Следуя ведущему ввысь пути ахимсы, человек всё более и более постигает свою подлинную природу, то есть, становится всё более счастливым».

Перед смертью великий ирландский писатель и вегетарианец Бернард Шоу сказал, что желал бы родиться снова в семье джайнистов.

Пусть весь западный мир разделит идеи джайнизма, подлинное возрождение, на положительном примере удивительных джайн постигая секреты здоровья, счастья, миролюбия.

* * *
"I adore so greatly the principles of the Jain religion, that I would like to be reborn in a Jain community." - George Bernard Shaw
«Я так высоко ценю принципы джайнизма, что хотел бы заново родиться в семье джайн». - Бернард Шоу

источники (помимо указанных в тексте): 1, 2, 3, 4

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Wednesday, December 02, 2015

Благотворительный Трест доктора Хэдвена/ Dr Hadwen Trust

Трест имени доктора Хэдвена (в дальнейшем для краткости Трест доктора Хэдвена/ Dr Hadwen Trust/ DHT) – ведущая благотворительная организация Великобритании, выступающая за медицинские исследования без использования животных. Наши научно-исследовательские программы включают такие заболевания, как рак молочной железы, сердечно-сосудистые заболевания, астма, детские болезни, рассеянный склероз, нарушения работы мозга, болезни печени, преждевременные роды и многое другое. Все наши медицинские исследования проводятся без тестов на животных, то есть помогают одновременно и людям, и животным.


Мы финансируем и продвигаем методики и технологии, призванные отменить использование животных в биомедицинских исследованиях.

Для достижения наших целей Трест доктора Хэдвена (DHT) поддерживает и содействует научным работникам во внедрении уже существующих, а также в разработке новых технологий, более полно и точно соответствующих человеческому организму и человеческим заболеваниям. Эти технологии в будущем полностью заменят эксперименты на животных.
На основании строгой и независимой процедуры отбора, прошедшей экспертную оценку, мы присуждаем гранты ученым в университетах, клиниках и исследовательских организациях. Финансирование Треста доктора Хэдвена получают только проекты наивысшей научной ценности и наибольшего потенциала в замещении экспериментов на животных.

Финансовую базу Треста DHT составляют исключительно благотворительные пожертвования. С 1971 года наши гранты получили более 170 исследовательских проектов в самых разных областях медицины, включая раковые заболевания, старческий склероз мозга (болезнь Альцгеймера), астма, диабет, болезни почек, сердца, печени, а также многие другие.

Доверенные лица Треста, основанного в 1970 году, поставили перед собой две долгосрочные цели: выполнять лидирующую роль в финансировании исследований без использования животных; обеспечивать всестороннюю поддержку данным проектам, неизменно памятуя о наиболее важном и практическом вкладе в развитие медицинской науки без причинения вреда животным.
источник

* * *
Доктор Уолтер Хэдвен (Dr. Walter R. Hadwen, J.P.), также известный как Доктор Хэдвен из Глостершира, заслужено считается одним из блестящих специалистов-медиков, а также выдающейся личностью своего столетия.
Родился в Вулидже (исторический район в восточной части Лондона) в 1854 году.
Уже в раннем детстве демонстрировал незаурядные способности, например, в семь лет бегло читал по латыни.
Обучался на фармацевта, в 22 года получив соответствующий диплом.
В 1878 году доктор Хэдвен с женой переехал в графство Сомерсет, где открыл собственный фармацевтический бизнес. Однако очень скоро он понял, что в аптеке здоровье не купишь.
Примерно в этот период доктор Хэдвен перешел на вегетарианскую диету, а также решил серьезно заняться медициной.
Получил Первую премию в области оперативной хирургии, физиологии, патологии, судебной медицине; в 1891 году получил стипендию Кларка; отмечен как выдающийся выпускник-медик этого года.
В начале своего обучения проводил вивисекцию, вскоре придя к выводу, что это отклонение от медицинских норм, не менее опасное, чем вакцинация.
(Мои взгляды изменились в результате длительных и напряженных размышлений. 
Я поддерживаю новые и современные методы, а не устаревший подход моих медицинских оппонентов. 
- Доктор Уолтер Хэдвен)

Доктор Хэдвен прославился на всю страну, когда в наикратчайший срок сумел обезопасить Глостершир от эпидемии оспы, отказавшись от вакцинации. Вместо этого он ввел строжайшие меры гигиены и изолировал инфицированных. Эти шаги, вполне предсказуемо, спровоцировали ярость и нападки со стороны представителей влиятельных медицинских кругов, ориентированных на прибыль.
В 1910 году Доктор Хэдвен стал Президентом Британского союза противников вивисекции (British Union for the Abolition of Vivisection, BUAV; теперь Cruelty Free International). Под грамотным и самоотверженным руководством доктора Хэдвена, осуществлявшимся вплоть до его смерти в 1932 году, союз BUAV быстро развивался, став крупнейшей и наиболее влиятельной организацией в мире, выступающей против вивисекции.

В 1970 году в честь Доктора Хэдвена мы создали Трест его имени.
источник

* * *
Ежегодно в медицинских исследованиях люди используют миллионы животных. В то же время многих человеческих болезней у животных других видов вовсе не существует. Если подобное заболевание вызвать у животного, организм последнего реагирует на болезнь иначе, чем организм человека.

Эксплуатировать животных для изучения болезней человека – подход устаревший и неэтичный. Пришло время вкладывать средства в инновационные исследования без использования животных. Трест доктора Хэдвена, лидирующая британская благотворительная организация в области медицинских исследований БЕЗ использования животных, – на переднем плане в деле продвижения и развития исследований, точно и полно отвечающих потребностям человеческого организма.
источник

* * *
Британские знаменитости, активно выступающие в поддержку проектов Треста доктора Хэдвена: музыкант Брайан Мэй, актриса Хелен Миррен, приматолог Джейн Гудолл, актриса Джуди Дэнч, актер Рики Джервейс, и другие.
источник

* * *

Чудесная актриса Анна Чэнселлор (Anna Chancellor) выступает в поддержку проекта #GrandChallenge, собирая средства для лечения опухоли мозга и других связанных с мозгом заболеваний.
источник

* * *
Замещение лабораторных животных в обнаружении раковых заболеваний

Антитела используются иммунной системой для идентификации и нейтрализации чужеродных объектов — например, бактерий и вирусов. Эта функция делает их идеальным исследовательским материалом в процессе определения клеток, ставших раковыми.
Традиционно такие «раковые пробы» получали, используя антитела, созданные посредством инъекций живым животным раковых антигенов – ждали, пока подопытное животное выработает антитела, затем «собирали урожай» антител путем забора крови у подопытного животного.

Используя современную технологию квантовых точек, Трест доктора Хэдвена финансирует проект университета Лидса по разработке новейшей, высокоточной и не использующей подопытных животных системы «раковых проб». Это эффективное замещение исследований, основанных на антителах.

Благодаря этим современным технологиям, можно спасти от мучений и гибели множество подопытных животных, включая мышей, крыс, кроликов, коз, овец, кур, лошадей, традиционно используемых в этой области.
источник

* * *
У животных не бывает шизофрении

Престижное издание «Научная Америка» (Scientific American) в 2015 году опубликовало статью, показывающую, что животные не страдают шизофренией. В то же время, подопытных животных продолжают использовать для изучения этого заболевания, которым страдают только люди.

Исследования, финансируемые Трестом доктора Хэдвена в университете Ноттингема, возглавляет профессор Моррис (Professor Morris). Шизофрения изучается без использования подопытных животных с целью получения результатов, соответствующих человеческому организму. Ученые используют целый спектр неинвазивных (бесконтактных) технологий для изучения процессов в человеческом мозге, вызывающих шизофрению.

Мы не только спасаем животных от бессмысленных мучений. Данный проект расширит наши знания в области заболевания шизофренией и даст возможность работать над созданием лучших методов лечения.
источник

* * *
Исследования, которые относятся к человеческому организму, а также спасают жизни животных.

Мы финансируем исследования широчайшего спектра заболеваний человека, используя передовые современные технологии. Помимо этических причин против использования подопытных животных, мы не используем животных потому, что результаты подобных экспериментов зачастую не применимы к человеческому организму и могут привести к ложным результатам.

Мы хотим спасти животных от бессмысленных и болезненных процедур, которые, помимо всего прочего, мешают оценке и пониманию заболеваний человеческого организма. Мы продвигаем современную, точную, относящуюся к человеческому организму медицинскую науку.

Будьте нашими помощниками. Рассказывайте другим людям о необходимости медицинских исследований, которые вполне отвечают потребностям человеческого организма и не подразумевают жестокости в отношении животных. Это важно для всех нас.
источник

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...