Wednesday, February 24, 2016

Зачем мы кормим диких животных/ Why Do We Feed Wild Animals

Нью-Йорк Таймс, январь 2016

Автор: Хелен Макдоналд (Helen Macdonald), британская писательница, натуралист, преподаватель Кэмбриджа.

Когда я была маленькая, по соседству с нашим домом жила миссис Лесли-Смит, седовласая, с флёром аристократичности – жила одна в деревянном домике, полном книг и растений с глянцевыми листьями. Лет 30 тому назад, одним теплым осенним вечером, она пригласила меня и мою маму взглянуть на свой ежевечерний ритуал. Перед входом в сад она рассыпала кусочки печенья – они едва виднелись в свете наружной лампы. Мы уселись в комнате, выключив свет, и стали ждать. На краю освещенной лужайки вскоре показалась рожица в бело-черную полоску. Затем из ночной темноты выбежала парочка барсуков. Они стали подбирать кусочки печенья – так близко, что нам видны были их цвета слоновой кости зубки и узор на коже носиков. Они были дикими (включи мы свет, барсуки опрометью убежали бы). Мне хотелось коснуться травы на лужайке, чтобы подобраться еще ближе, чтобы они поняли, что я была совсем рядом. Пространство между нами, сидящими в доме, и этими дикими звериками в саду наполнилось неожиданным волшебством.

Дома мы барсуков не подкармливали. Зато в нашем саду всегда кормили птиц, как делают почти треть семейств в Австралии, Европе и США. Американцы ежегодно тратят более трех миллиардов долларов на птичий корм, от арахиса до специальных смесей семян, пудинга на сале, нектара для колибри, замороженных мучных червей. Пока точно не известно, каким образом дополнительное питание влияет на популяции птиц. Но есть доказательства того, что значительное увеличение объемов этого питания на протяжении прошлого столетия изменило поведение и сферу обитания некоторых видов птиц. Например, многие птицы вида славка-черноголовка (перелетные певчие птицы) из Германии сейчас летят зимовать на северо-запад, в обильные кормом сады Британии, с её все более умеренным климатом – вместо прежнего средиземноморского юго-западного направления. Дополнительный корм, очевидно, стал причиной распространения в более северных районах птиц из семейства дубоносов (кардиналы), а также американских щеглов.

Размещение корма для птиц у вас во дворе может привлечь хищников, а грязные или зараженные кормушки могут стать причиной распространения опасных заболеваний (таких как трихонодоз). Но даже если влияние не всегда положительно сказывается на дикой природе, оно несомненно позитивно для нас. Мы делимся пищей с дикими животными, движимые желанием помочь им. Для черных дроздов – ломтики яблок, разбросанные по заснеженной лужайке, подвесные кормушки для пташек-гаичек.

Британский писатель-натуралист Марк Кокер (Mark Cocker, на фото вверху) уверен, что «простой, в духе Франциска Ассизского, жест кормления птиц помогает нам сделать жизнь лучше, примириться с ней, полюбить её; неким основополагающим образом спасает, очищает нас». Упомянутое ощущение личного искупления теснейшим образом связано с историей кормления птиц. Эта практика берет начало в XIX веке, она развивалась из гуманитарной деятельности, где сострадание к нуждающимся есть признак просвещенной личности.

В 1895 году популярная шотландская писательница-натуралистка Элиза Брайтвен (Eliza Brightwen, 1830 – 1906) написала инструкции по поводу кормления и приручения диких красных белок, чтобы они «по собственной воле стали вашими садовыми питомцами».

В Британии расположение кормушек популяризовано возникшей в конце XIX века детской организацией Dicky Bird Society (DBS). Её участники давали обет: быть добрыми ко всем живым существам и кормить птиц в зимнее время. Это общество было весьма влиятельным, его члены получали письма даже от детей из работных домов, где те рассказывали, как собирают крошки со своего стола, чтобы отдать их птицам.

В США одной из самых заметных фигур в этом новом движении был прусский аристократ, орнитолог, барон Ганс фон Берлепш (Hans von Berlepsch, 1850 – 1915). Его книга «Как привлечь и защитить диких птиц» (How to Attract and Protect Wild Birds) описывает методы кормления. Например, поясняет, как правильно разместить смесь топленого жира с семенами, муравьиными яйцами и сухим хлебом на вервях хвойных деревьев, чтобы птицы могли питаться в зимний период.

«Добросердечные люди всегда сочувствовали и помогали нашим пернатым друзьям, особенно зимой», – отмечает автор.

В годы Первой мировой войны в Америке считалось патриотическим долгом подкармливание птиц, помогая им пережить суровую зиму, чтобы весной птицы могли уничтожать насекомых, угрожавших сельскохозяйственной продукции. Орнитолог Фрэнк Чепмен (Frank Chapman) подчеркивает, что к 1919 году птиц стали считать «не только желанными гостями в садах, но близкими друзьями».

Однако все чаще и чаще верным оказывается нечто противоположное. Нас побуждают считать сферу людей и дикую природу чем-то отдельным, а правильным отношением к животным считать осторожное наблюдение с дальних расстояний, а не близкие и тесные взаимоотношения. Мы позволяем лишь нескольким видам животных входить в наш дом в качестве домашних. А взаимодействие с дикими животными, как полагают, следует ограничить деятельностью биологов и парковых смотрителей. Однако сады и задние дворы – особая зона обмена, охватывающая воображаемую границу между природой и культурой, домашним и общественным. Это общая территория, которую считают своим домом и люди, и животные.


Но даже в этом случае, прикармливая животных, мы желаем, чтобы всё происходило на наших, а не их, условиях: мы ждем, что животные будут с уважением относиться к своему месту в этом негласном социальном устройстве. Когда осторожная белка или пташка доверяет вам настолько, чтобы взять еду из вашей руки, это особое и приятное переживание, это прорыв границы между нами и ими, между диким и одомашненным. Но когда непрошеная белка прыгает вам на руку, требуя еды, или чайка вырывает у вас из рук сэндвич – это может вызвать эмоцию близкую к ярости. В старину, как пишет барон фон Берлепш в своей книге, поборники кормления птиц вынуждены были бороться с убеждением, будто животные станут «избалованными» вследствие получения дополнительной пищи и перестанут «выполнять свою роль в природном хозяйстве». Даже сегодня сложно читать статьи с советами о прикармливании диких животных без подозрений, что речь в этих статьях идет о чем-то другом. Нам говорят, что лисиц следует кормить «спорадически», чтобы не возникло «зависимости» с их стороны. Нас предупреждают, что вследствие кормления нами диких животных они «потеряют природное уважение» к людям.

Существуют приемлемые животные и неприемлемые животные, точно так же, как существуют бедняки подлинные и бедняки, не заслуживающие внимания. Привычно проводятся границы, ставятся рамки уважительного отношения, с угрозами вторжения, чужеродности, жестокости и болезней. В обликах животных, нас окружающих, мы видим самих себя, они отражают нашу оценку, наше мнение об этом мире. «Подкармливание лисиц не такое занятие, о котором можно поговорить с другими людьми», — признается автор блога, обеспокоенная тем, что её секрет станет известен соседям. Намеренное прикармливание неправильных животных (воробьев, голубей, крыс, енотов, лисиц) — акт социального неповиновения, исполнитель коего должен быть выдан властям информаторами, обеспокоенными шумом, грязью или вопросами здравоохранения.

Обладая достаточным социальным капиталом, можно оставаться безнаказанным. Например, британская актриса Джоанна Ламли (Joanna Lumley, на фото вверху) подкармливает лисиц в своем саду и даже разрешает им заходить в дом; одна из газет поместила фотографии лисицы, спящей на диване в гостиной актрисы.

Когда вследствие социальных или личных обстоятельств контакт с другими людьми оказывается ограниченным или затрудненным, огромным утешением становится подкармливание животных. Люди, которые кормят городских голубей, как правило, маргиналы, социально обособленны: это пожилые, бездомные, одинокие. Социолог Колин Джеролмак (Colin Jerolmack) очень ярко описал взаимоотношения людей с голубями как способные, пусть не на долгое время, рассеять одиночество.

Наиболее грустные новостные истории повествуют о людях, оштрафованных или заключенных в тюрьму за отказ перестать кормить птиц в своем саду. В 2008 году 65-летний Сесил Питтс (Cecil Pitts) был оштрафован на 500 долларов за кормление голубей в его доме около Озон-парка в Нью-Йорке. По его словам, «Эти птицы – вся моя жизнь, потому что у меня не осталось близких, все они умерли». Сесил – лишь один из многих горожан, которые отождествляют себя с этими птицами, нежеланными обитателями городов, игнорируемыми или презираемыми.

Моё детство прошло в доме, окна которого были увешаны кормушками. Это научило меня хорошо понимать поведение животных — агрессивное подергивание беличьего хвоста; определенная поза птички-малиновки период ухаживаний. Но главное, я научилась сопереживать, проникаться чувствами других живых созданий, их мыслями, намерениями, желаниями. Животные – не люди, но они достаточно похожи на нас, чтобы даровать нам странное и сильное ощущение родства и схожести.

Миссис Лесли-Смит, с которой я начала этот рассказ, обрела компанию многочисленных гостей дома, стремившихся увидеть редких диких животных, наведывавшихся к ней в сад. Но помимо людской компании у неё была и целая группа диких животных, регулярно проводивших время рядом с ней.

Этим утром, когда я наполняла кормушки в саду, в кустах рядом подпрыгивала стайка маленьких пташек отряда воробьиных, а сверху, на свесе крыши, за моими действиями в ожидании наблюдали три галки. Одна из них, глядя на меня, вдруг встряхнула серыми перьями и зевнула. Зараженная этим проявлением дружеского отношения, зевнула и я сама. Птицы, которые выбрали для своих визитов мой сад, помогают сделать мой дом менее пустынным и уединенным.

Именно поэтому многие из нас и подкармливают животных — не только из-за приятного чувства оказания помощи, но также и потому, что это занятие окружает нас созданиями, которые знают нас, доверяют нам, создают с нами взаимоотношения. Созданиями, которые считают нас частью своего мира.

источник

Комментарий к статье на фейсбук-страничке Нью-Йорк Таймс:

Дженнифер Трибу: Почему мы кормим животных? Потому что многие из моих (служащих единственно для заполнения пространства) соседей вырубили все их деревья, освободив дворы от природы. Поэтому я делаю всё, что в моих силах, чтобы привлечь и защитить диких животных на моем клочке земли.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...