Sunday, March 06, 2016

спасение поросенка Эрика/ Farm Sanctuary story

Поросенка по кличке Эрик выращивали (как тысячи других поросят, телят, ягнят, цыплят, утят, козлят) в детском зоопарке [зоопарк с животными, которых можно потрогать и покормить – прим. переводчика], который в данном случае был одновременно еще и свинофермой и зеленной лавкой.
Свиноматок и их новорожденных поросят помещали в тесные загоны, куда могли заходить дети, брать поросят в руки, фотографироваться с ними. Естественно, и матери-свиньи, и их детеныши находились в постоянном страхе и стрессе. А кроме того – как в случае с Эриком – бывали ранены и оставлены беспомощно лежать на полу загона, где их могли затоптать другие животные или посетители.

Эрик до его спасения фермой-приютом – с раненой ногой, неспособный стоять.

Очевидно, кто-то из посетителей загона наступил на заднюю ножку поросенка. Эрик не мог стоять, до самого сустава распространилась инфекция. Для такого малыша это означало смертный приговор.

Несмотря на ярлыки «гуманно выращенные» или «выращены на свободном выпасе», используемые фермерами, чтобы омежеваться от фабрик-ферм интенсивного животноводства (factory farms), с поросятами и прочими животными, выращиваемыми в пищу, обходятся, как с сырьем, как с неодушевленными предметами. Жизнь животного помечена ценником, и указанная цена не гарантирует дополнительных затрат, таких, как медицинская помощь, например.

Итак, этот поросенок был брошен на произвол судьбы и на мучения – как многие другие фермерские животные.
К счастью, посетители, мама с ребенком, увидели, в каком состоянии несчастное животное и выступили в его защиту. Но фермер сказал им, что поросенок безнадежен – к концу дня он непременно умрет, а если нет – то фермер сам его прикончит.

Тогда мама с ребенком спросили, могут ли они забрать поросенка домой. Фермер снова повторил, что спасти животное нельзя... Но разрешил его забрать. И они забрали. Зная, что малышу требуется медицинская помощь, они обратились к нам. Так началась наша дружба с этим удивительно добродушным поросенком.

Эрика привезли в наш приют (New York Sanctuary), где мы сразу же осмотрели его раненую ногу – она напухла, явное инфекционное заражение. Мы немедленно отвезли поросенка в ветеринарную клинику (Cornell University Veterinary Hospital), где провели анализы и подтвердили наши опасения. Рану промыли и вкололи антибиотики, кроме того, начали вводить болеутоляющие.
Поросенок был так слаб и напуган, что мы решили забрать его обратно в приют и продолжить лечение там.

Помимо раны, Эрик был очень мал и слаб, он еще питался молоком. Первый месяц мы ухаживали за ним у нас в госпитале.
Фото, на котором Эрик спит со своей мягкой игрушкой, сделано из окна моего офиса: необходимо было постоянное наблюдение, и мы поместили поросенка в комнате между офисами, на импровизированной постели из одеял.
Эрик сразу же проникся доверием и любовью к персоналу приюта, а также подружился с нашим котом по кличке Ацриэль и мягкой игрушкой, поросенком Гунди. Когда на игрушку нажимаешь, она похрюкивает и вибрирует – прекрасный утешитель для Эрика, после всех его мучений и страхов.

Спустя несколько недель Эрик окреп настолько, что его можно было выпустить во двор, к другим обитателям приюта.
Он подружился с молодой свинкой по кличке Джейн – она попала в наш приют несколькими неделями раньше. Эти двое стали неразлучны – и игрушечный Гунди оказался забыт.

источник (via фейсбук)

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...