Wednesday, April 20, 2016

Животные вдохновляют/ Charles Bukowski - On Cats

Чарльз Буковски - про кошек и котов

* * *
Бесхвостый, косоглазый кот пришел однажды к нашей двери, мы его впустили. Странные розоватые глаза. Настоящий мужик. Животные вдохновляют. Они не умеют лгать. Они – силы природы. От телека я в пять минут заболеваю – но на животных я могу смотреть часами, видя только грацию и великолепие, саму жизнь — какой она должна быть.


* * *
Международный вор переехал моего любимого кота Мэнкса. По нему проехалось всё переднее колесо. Сейчас он лежит в больнице. Врач сказал, есть риск, что кот не сможет ходить. Но пока говорить слишком рано. Рентген показал, что в хлам разбит позвоночник. Отличный кот. Настоящая личность. Может, его прооперируют, или сделают что-то вроде инвалидных колес. Рентген показал еще, что кто-то раньше стрелял в кота. Ему туго пришлось.

Из письма к Карлу Вайсснеру, 10 июня 1981 года
* * *
Мэнкс снова ходит, хотя немного криво. Он был в кошачьей больнице семь дней. Врач сказал – это чудо, он не надеялся, что Мэнкс снова будет ходить. К тому же, кот не мэнкс [порода, бесхвостая кошка], кто-то отрубил ему хвост. Он наполовину сиамский. Очень необычное животное, умное как дьявол. Чувак, который его переехал, был у нас прошлой ночью. Кот только глянул на него и убежал, рванул вверх по лестнице и спрятался в туалете за унитазом. Он знал, кто вел ту машину.

Из письма к Карлу Вайсснеру, 28 июня 1981 года

* * *
Теперь это красавец кот. У него свисает наружу язык, у него косые глаза. Его хвост отрублен. Он прекрасен. Он понимает толк. Мы возили его в ветеринарку на рентген — кота сбила машина. Врач сказал: «Кота дважды сбивали, в него стреляли, его хвост отрубили». Я ответил: «Этот кот – я». Он пришел к нашей двери, умирая от голода. Он отлично знал, куда прийти. Мы оба с ним уличные бродяги.

Отрывок из интервью с Пенни Гренобль (Penny Grenoble), издание “South Bay”, ноябрь 1981

* * *
см. также о Мэнксе - История одного упрямого сукина сына

* * *
одно для старого друга

он был просто кот, косоглазый, грязно-белый, с бледно-голубыми глазами
не стану докучать вам его историей
скажу только, что у него в жизни было много несчастий
и был это отличный парень
и он умер
как умирают люди
как умирают слоны
как крысы умирают
как цветы умирают
как испаряется вода и ветер утихает

в прошлый понедельник легкие отказали
теперь он в розовом саду
я слышал вдохновляющий марш в его честь
в моей душе
и знаю, что не многие, но кое-кто из вас хотели б это знать.

это всё.

- август 1983

Отрывки; см. подробнее

* * *
Что до меня, жизнь шла по-прежнему — и в школе, и в отношениях с Чаком, Джином и Эдди. Подличали не только взрослые, дети тоже не церемонились, и даже животные. Похоже, они подражали в низости людям.
Однажды я стоял возле дома, как обычно, в ожидании, рассорившись с этой шайкой, больше не мечтая о дружбе с ними. И тут примчался Джин:
— Эй, Генри, бежим!
— Куда?
— БЕЖИМ!
Джин помчался вперед, я за ним. Мы пронеслись по переулку и вбежали в задний двор к Гибсонам. Весь он был обнесен высокой кирпичной стеной.
— СМОТРИ! ОН ЗАГНАЛ КОШКУ В УГОЛ! ОН ПРИКОНЧИТ ЕЕ!

В угол стены жался маленький белый кот. Ему было не перепрыгнуть через кирпичный забор и не вырваться куда-то в сторону. Спинка его выгнулась, он шипел, выпустив когти. Но он была очень мал, а бульдог Чака, Барни, рычал и подбирался всё ближе и ближе. Я чувствовал, что эти ребята специально бросили кота во двор, а потом привели бульдога. Я был почти уверен в этом, потому что и Чак, и Эдди, и Джин выглядели виноватыми.
— Это вы подстроили, — сказал я.
— Нет, — ответил Чак, — он сам виноват. Сам сюда залез. Пусть теперь выбирается.
— Ненавижу вас, ублюдки, — сказал я.
— Барни его убьет, — это Джин.
— Он в клочья его порвет, — вякнул Эдди. — Пока что пёс боится его когтей, но как только набросится — вмиг прикончит.

Барни был крупный коричневый бульдог со слюнявой пастью. Он был тупой, жирный, с бесcмысленными карими глазками. Он непрерывно рычал и понемногу продвигался вперед, вздыбив шерсть на холке и спине. Я хотел пнуть его тупую жопу, но я знал, что он бы отгрыз мне ногу. Он был поглощен жаждой убийства.
А белый котенок был еще подростком. Он всё шипел и ждал, вжимаясь в стену, красивое создание, такое чистое.
Пёс наступал.
Зачем парням это понадобилось? Тут не было никакой отваги, только злобная и подлая забава. И где все взрослые? Где они, с их властью и авторитетом? Они всегда рядом, чтобы обругать меня. Где ж они теперь?
Я думал рвануть вперед, схватить котенка и убежать, но смелости не хватало. Я боялся, что на меня кинется бульдог. Сознание того, что мне не хватает духу сделать то, что дóлжно, просто убивало. Меня начало тошнить. Я был слаб. Я не хотел, чтобы свершилось убийство, но не мог придумать, как это остановить.

— Чак, — сказал я, — пожалуйста, отпусти кота. Отзови своего пса.
Чак не ответил. Он продолжал смотреть. Потом скомандовал:
— Барни, взять! Взять его!
Барни двинулся вперед, но кот вдруг прыгнул. Это было разъяренное белое пятно — шипящее, с когтями и зубами. Бульдог попятился, и котенок снова прижался к стене.
— Взять его, Барни! — снова вякнул Чак.
— Черт тебя дери, заткнись! — крикнул я.
— Не разговаривай так со мной, — буркнул Чак.
Барни снова двинулся вперед.
— Это вы всё подстроили, — сказал я.

Я услышал какой-то шорох позади нас и обернулся. Я увидел старого мистера Гибсона, он наблюдал за происходящим из окна своей спальни. Он тоже хотел, чтобы кота убили, так же, как и эта банда. Почему?
Старик Гибсон был нашим почтальоном со вставными зубами. У него была жена, всё время сидевшая дома. Она выходила на улицу только выбросить мусор. Миссис Гибсон всегда носила сетку для волос и была одета в ночную рубашку, халат и тапки.
Я видел, как миссис Гибсон, одетая как обычно, пришла и стала рядом с мужем, ожидая убийства кота. Старый мистер Гибсон был одним из немногих наших соседей, имевших работу, и всё равно он жаждал посмотреть, как убивают кота. Совсем как Чак, Эдди и Джин.
Их было слишком много.
Бульдог приближался. Я не мог смотреть на убийство. Мне было бесконечно стыдно бросать котенка на растерзание. Был еще шанс, что он постарается спастись, но я знал, что они этого не допустят. Этот кот столкнулся не только с бульдогом – он столкнулся с Человечеством.

Отрывки из романа Чарльза Буковски «Ржаной хлеб с ветчиной» (Ham on Rye, 1982);
см. подробнее

* * *
* * *
в самый раз
бродяги продолжают прибывать: сейчас у нас 5 кошек и котов, они разнежены, непостоянны, самоуверенны, природно блещут счастьем и фантастически красивы.

одна из превосходных черт кошачьих – то, что когда тебе хреново, совсем хреново — только взглянешь на кота, шифрующего что-то, как делают они обычно
вот урок упорства против всяких трудностей и бед
а если взглянешь на 5 кошек – это в 5 раз лучше.

* * *
теплый свет

один этой ночью в доме,
один с 6 кошками,
которые без малейших усилий
рассказывают мне всё,
что стóит знать.

сентябрь 1990

* * *
У вас есть кот? Или коты и кошки? Они спят, детка. Они могут спать по 20 часов в сутки и они прекрасны. Они знают, что нет ничего такого, из-за чего стóит волноваться. Следующая кормежка. Время от времени убийство какой-нибудь мелочи. Когда меня разрывают стихии, я просто смотрю на одного или больше из моих котов и кошек. Их 9. Я просто смотрю, как кто-то из них спит, или полуспит – и расслабляюсь.

Отрывок из дневника, 16 апреля 1992 года (“The Captain is Out…”)


* * *
У нас теперь 9 кошек. Приходят бродяжки, и мы не можем их прогнать. Нам надо остановиться. Чертовы кошки будят меня рано утром, чтобы я выпустил их гулять. Если не выпускать, они начинают раздирать мебель. Но они чудесные и красивые животные. Клевые. Теперь я знаю, откуда взялось выражение «клевый парень» (cool cat).

Из письма Луизе Уэбб, 13 октября 1992 года

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

по изданию Charles Bukowski - On Cats

см. подробнее


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...