Monday, June 20, 2016

Почему я стал вегетарианцем/ Why I've become a vegetarian

29.07.2014

Цзян Йи (Jian Yi), китайский режиссер независимого кино, художник. В 2009 году снял документальный фильм о мясной промышленности под названием «Что на ужин?» (What's For Dinner?). В интервью молодой режиссер рассказывает о растущем рынке разведения домашнего скота в Китае, о своем переходе к вегетарианству, о жестокости к животным и о влиянии мясопромышленности на окружающую среду.

Цзян Йи (Jian Yi): Я был вегетарианцем всего месяц, когда мне предложили снять этот фильм. Основательница нью-йоркской эко-группы Brighter Green Миа Макдональд (Mia MacDonald) связалась со мной и спросила, могу ли я сделать короткий фильм о влиянии мясной промышленности на окружающую среду. Сначала я не давал согласия – я только недавно перешел на вегетарианскую диету и считал себя недостаточно разбирающимся в данном вопросе. Но Миа присылала мне различные отчеты по этой теме. Вчитавшись в них внимательно, я был просто поражен. Раньше я никогда не задумывался, насколько радикально нечто самое обычное и основополагающее, например, наша пища, влияет на всех нас. Если мы не задумаемся и не изменимся, природа рано или поздно отомстит. И я решил взяться за эту работу, пользуясь возможностью как следует разобраться и сделать проблему достоянием широкой публики.

Что вы узнали, что открыли для себя, делая фильм?

В процессе работы над этой документальной лентой я стал непоколебимым вегетарианцем. Раньше я относился к этому как к небольшому эксперименту по изменению стиля жизни. Я не был уверен, буду ли держаться безмясной диеты постоянно. Работа над фильмом «Что на ужин?» доказала мне – пути назад нет. Никогда в жизни совесть не позволит мне сидеть и поедать плоть животного, как ни в чем не бывало, будто я не наношу вреда природе. Я узнал, что у людей есть выбор, есть гуманные варианты питания. Как же я могу убивать животных в пищу? Как я могу забыть, что людской аппетит приводит животных к неимоверным мучениям? Как притворяться, будто проблемы окружающей среды не имеют ко мне отношения? Я так не могу.

А что в фильме повлияло на вас сильнее всего?

Вегетарианцы, у которых мы брали интервью. Они действительно делают что-то конкретное, демонстрируя людям возможности лучшего, здорового стиля жизни. Кроме того, с их помощью я и моя жена смогли устроить вегетарианскую свадебную церемонию, а теперь воспитываем ребенка-вегетарианца. Когда общество в целом недостаточно понимает важность здоровых и экологичных привычек в питании, поддержка таких вот друзей – бесценна.

Как вы думаете, насколько осведомлены жители Китая о проблемах, затрагиваемых в вашем документальном фильме?

Подавляющее большинство ничего не знает о губительном влиянии мясопромышленности на окружающую среду. Это важная информация, её легко найти в интернете. Так почему же большинство людей остаются в неведении? Знаете, людям свойственно избирательно «слепнуть и глохнуть», когда речь заходит о тех или иных трудных вопросах. Это происходит не только в Китае, везде. Нашим социумом управляют такие «ценности», как удовольствия, развлечения, деньги, поощрения. Гражданское общество слабое, нет места для публичных дискуссий. Большинство связанных с окружающей средой проблем не воспринимаются всерьез, не говоря уже о полном игнорировании разрушительного воздействия мясной промышленности.

Хочу отметить, что даже если люди знают о проблеме, они вряд ли что-то предпримут для ее решения. Примеров тому масса. В отличие от вождения автомобиля и неуемного шоппинга (все это также негативно влияет на окружающую среду), питание – это то, что касается всех без исключения. Это одновременно и очень личный, и очень общественный вопрос. Какие продукты ест каждый из нас – дело очень личное.
Отличный пример тому – отношение моих родителей к вегетарианской диете нашего ребенка. Родители нормально восприняли наш с женой переход к вегетарианству. Однако они яростно воспротивились тому, что мы делаем выбор диеты за нашего ребенка. Им кажется, что мы проводим некий эксперимент. Или, скажем иначе, они находятся во власти общепринятого взгляда на мясоедение – и стараются внушить его нашему ребенку.

Однако вопросы питания имеют еще и общественный, социальный аспект. Когда пищу выращивают или разводят, собирают урожай, подвергают переработке (processed food), продают – все это социальные, общественные вопросы для обсуждения. Как всё перечисленное влияет на общество в целом – и на отдельных его граждан? Вот на что следует обратить особое внимание.
Недостаток поддержки, непонимание, сопротивление со стороны окружающих, и даже близких людей – это необязательно нечто плохое для нас, вегетарианцев. Гораздо хуже равнодушие. Неприятие, сопротивление окружающих подталкивает нас к размышлениям: что, как и почему мы едим? Это ведет к лучшему пониманию того, как именно выбранные нами продукты питания влияют на планету. Вегетарианцы относятся к животным, ко всей нашей планете с любовью и состраданием. Так почему нельзя так же относиться к тем людям, которые пока что не достигли нашего уровня понимания проблемы?

Какие факторы, по-вашему, влияют на рост потребления мяса в Китае?

Меня потрясли факты о масштабах разрушительного влияния мясной промышленности на нашу окружающую среду. Но более всего меня беспокоит то, что в Китае, с населением, составляющим одну пятую всех жителей планеты, мясная промышленность растет, становясь более интенсивной по мере экономического роста. Есть множество научных исследований, которые доказывают: это, вкупе с огромным населением Китая, вскоре крайне негативно скажется на здоровье людей, на положении животных, на безопасности продуктов питания, в области климатических изменений, а также во многих других областях. Причина коренится в изменившихся ценностях в жизни китайцев.

В последние тридцать лет в Китае наблюдается экономический рост, вследствие чего китайское общество и наши ценности переменились. Самооценка людей теперь определяется их способностью покупать и потреблять. Однако рыночные реформы не были завершены: нам все еще не хватает действующих на местах законов и прозрачности процессов, свойственных рыночной экономике.
Экономическое развитие может влиять и на политику западных стран. Однако проблема Китая в том, что правящая партия и правительство тесно взаимосвязаны. Законность правительства практически полностью зависит от экономического роста. И власти всячески способствуют росту ВВП и превращению экономической активности в доминирующую в жизни людей. Любая социальная деятельность превращается в экономическую. Это как лапша быстрого приготовления – пустые калории, никаких витаминов.

Внезапное обретение денежных средств привело к тому, что китайцы, ранее привыкшие к низким стандартам жизни в условиях плановой экономики, стали считать себя хозяевами жизни. В определенном смысле это верно: у нас появились деньги, мы можем путешествовать и даже эмигрировать, мы можем покупать, можем есть деликатесы со всех концов планеты, водить спортивные автомобили, плавать на яхтах и летать на частных самолетах. Есть деньги – делаешь, что хочешь; всё, вроде бы, отлично.

Но все эти материальные возможности сопряжены с уроном, наносимым окружающей среде; будущее всего человечества оказывается под угрозой. Если для описания мира использовать язык экономики, если для самоопределения пользоваться имуществом, материальными накоплениями, – конечно, невозможно услышать стоны и жалобы природы, крики истязаемых животных, нельзя заботиться о будущих поколениях.

Я стал вегетарианцем пять лет назад [в 2009]. Мы с женой тогда заметили, что супружеская пара, наши друзья, ведет тихий, скромный образ жизни. Они вдохновили нас отказаться от мясной пищи. Вскоре я начал работу над документальным фильмом «Что на ужин?» – и понял, что буду и далее придерживаться вегетарианства.

До этого я уже пробовал перейти на вегетарианскую диету, это продлилось год. Накануне празднования китайского нового года в 2005 году я снимал деревенскую семью, которую переселяли в другое место. Они были очень бедны; из имущества – только ветхая мебель и курица. Курица была для них таким богатством, что они всю жизнь держали её привязанной к кухонному столу за ногу. Переезжая, они решили убить курицу для новогоднего ужина. И вот, хозяин перерезал горло птице, в потом перерезал веревку, на которой та просидела всю жизнь. Это зрелище заставило меня задуматься. Я не был религиозным, однако судьба этой птицы показалась мне символом нашей судьбы. Может, мы тоже освобождаемся от своих пут только накануне смерти?..
Тогда я попробовал вегетарианство, в течение года, но не дольше.

[актер Стив Мартин:
Глядя на бекон, я вижу свинью, вижу друга,
и поэтому не могу это есть. Всё очень просто.]

Кое-что еще произошло в моей жизни, что снова подтолкнуло меня к отказу от мясоедения. В 2008 году я был в Нью-Йорке, мы ужинали в компании друзей из разных стран. Принесли блюдо из курицы, кто-то сказал: вкусное. На английском выражение «курица» и «куриное мясо» не отличаются, поэтому для меня комментарий прозвучал так: курица хорошо сделала, что дала нам на съедение свое мясо. Для людей нет разницы между животным и его мясом. Для обедавших жизнь курицы не имела никакой ценности – разве что быть съеденной. Я в те годы ел много мяса, и это рассуждение меня поразило.

Я вспомнил слова моего друга Брайана, вегетарианца. Он рассказывал, что его 4-летняя дочь очень гордится тем, что она вегетарианка: это значит, что она не врет, когда в эту минуту любуется симпатичными зверюшками из мультика, а в следующую садится к столу и ест мясо животного.

Ваш документальный фильм нацелен на городского зрителя? В городах ведь уровень потребления мяса выше?

Я не ставил такую цель. Да, вероятно, фильм увидят больше горожан. Я не изучал вопрос об уровне потребления мяса в городе и в деревне, не могу ничего сказать. Но я точно знаю, что в наше время в сельских областях едят гораздо больше мяса, чем раньше. А про города и говорить нечего – цифры выросли многократно. Выше стали зарплаты, достаток, поэтому в городах едят очень много мяса. В ресторанах подают самое разное мясо; мясо экзотических животных особенно хорошо продается. Это приносит гораздо больше прибыли, чем вегетарианские блюда. Поэтому владельцы ресторанов очень заинтересованы, чтобы склонить своих посетителей заказывать мясные блюда.

источник

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/



see also: China's cloned cows: meat on the table or environmental disaster?

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...