Wednesday, November 02, 2016

Испания: сражения вокруг корриды/ Spain’s Bullfighting Fight

источник: Spain’s Bullfighting Fight

Автор: Miguel-Anxo Murado

Мадрид, 29 октября 2016

Когда в 2010 году Парламент Каталонии, автономного региона на северо-востоке Испании, торжественно запретил корриду, — это была не только победа в деле защиты прав животных. Существовал и политический аспект, связанный с борьбой за национальную идентичность.

Каталонцы уже давно стремятся к независимости от Испании. Избавившись от корриды, которую многие считают квинтэссенцией испанского духа, каталонцы недвусмысленно заявили: «Каталония – это не Испания».

Теперь конституционный суд Мадрида делает ответный выпад: 20 октября 2016 года каталонский запрет на проведение корриды аннулирован. Официальная судебная версия: каталонский региональный парламент превысил полномочия; но ключевая причина та, что бои быков – это «общее культурное наследие Испании».

Итак, на кону не только этичное отношение к животным, но национальная идентичность. В подтверждение этого можно упомянуть, что каталонцы не подвергли запрету “correbous”, летний фестиваль в южной Каталонии, в ходе которого быка пускают бежать по улицам (подобие «забега быков»). В свою очередь, конституционный суд Мадрида, аннулировавший каталонский запрет на бои быков, никак не отреагировал на подобный запрет, введенный автономными Канарскими островами уже более 20 лет назад.

Несмотря на все эти несогласия, коррида уже десятки лет приходит в упадок. По данным опроса, едва ли 1 из 10 испанцев за всю жизнь посетил хоть одну корриду. Еще до введения запрета на корриду, самая крупная арена Каталонии с трудом заполнялась зрителями хотя бы на треть — и то лишь благодаря автобусам, выгружающим охочих до кровавого развлечения туристов.

Так почему коррида, а также стремление её запретить, вызывает столько шума и споров?

Фрагмент картины Франсиско Гойи, изображающей бой быков, начало XIX века.

Большинство людей считает корриду древней традицией. Но на самом деле это относительно современное зрелище — зародилось оно в Андалузии в XVIII веке. Живописец Франсиско Гойя, который в раннем детстве недолгое время практиковался как будущий тореадор, изобразил бой быков в серии офортов “La Tauromaquia” (1816).

Потребовались десятки лет, чтобы этот «спорт» вышел на национальный уровень, но потом началось сущее помешательство. Арены для корриды стали возникать по всей Испании и за её пределами, в Мексике, Франции, Марокко. Испанию переполнили словечки из жаргона тореадоров и прочих участников боя быков, – так что даже сейчас сложно произнести более нескольких предложений, не вставив одно из этих слов.

В ХХ веке писатель Гарсия Лорка, философ Хосе Ортега-и-Гассет, художники Сальвадор Дали и Хуан Миро изображали корриду в своих произведениях, наводя на это зрелище поэтический лоск. Испания все еще находилась в процессе создания собственного имиджа, и коррида с её «дикарской красотой» и трагизмом легко превратилась в метафорическое определение для всей нации, раздираемой социальными конфликтами и политической борьбой.

Иностранцы не скрывали презрения к этому «отвратительному, кровавейшему зрелищу» — так описал увиденную им в 1940 году в Мадриде корриду один из главарей Третьего рейха Генрих Гиммлер, не самый добросердечный из людей. Однако подобное отвращение только порадовало испанских интеллектуалов, наслаждавшихся репутацией склонных к атавистическому варварству. Их героем был тореадор Хуан Бельмонте (Juan Belmonte), покрытый шрамами и изрекающий грубые эпиграммы.

Во время гражданской войны в Испании (июль 1936 — апрель 1939) корриды проводились обеими враждующими сторонами. Республиканская армия даже создала «бригаду» из антифашистов-тореадоров. На знаменитом антивоенном полотне Пикассо «Герника» (“Guernica”, 1937) изображен, среди прочего, страдающий бык.

Каталония никогда не была центром испанской корриды, но и она участвовала в этом мрачном кровавом «развлечении». Франческ Мачия (Francesc Macià), отец-основатель современного каталонского национализма, и Луис Компанис (Lluís Companys), его самый почитаемый лидер, оба были поклонниками корриды.

Но тот мир ушел в прошлое. И бои быков, и Испания изменились.
Несмотря на кратковременный всплеск популярности в 1980-е, — причиной которого стала тема корриды в кинофильмах Педро Альмодовара, — это «развлечение» с 1970-х годов неуклонно теряет поклонников. Причины здесь самые разные: это и более цивилизованное, гуманное отношение к животным; и более урбанизированное общество; и соперничество с другими формами развлечений, – прежде всего, футболом. Не последнюю роль играет также стремление Испании создать себе новый имидж.

Лишенные прежнего престижа и преследуемые защитниками животных, оставшиеся «афисионадос» (“aficionados”), любители боев быков, обозлены и преисполнены ностальгии.
Борющиеся стороны – противники и поклонники корриды – используют всевозможные тактики.
Недавно один из тореадоров выразил свое пренебрежение к общественным нормам, выйдя на арену против быка, держа на руках свою 5-месячную дочь. А когда 8-летний раковый пациент выразился в том смысле, что хотел бы выздороветь и стать тореадором, появилось немало сообщений на Твиттере с пожеланиями ему умереть.
Возможно, коррида медленно исчезает, – но и сейчас вызывает сильные эмоции.

Вернётся ли коррида в Каталонию теперь, после отмены запрета? Едва ли. Запрет на проведение боёв быков отражает мнение большинства каталонцев. Коррида и так никогда не была в большой чести в Каталонии, – а теперь и подавно.

Что касается остальной Испании, политизация корриды означает, что партии правого крыла поддерживают бои быков, считая, их воплощением испанской идеи; тогда как партии левого крыла хотят запрета корриды, поскольку их идеалы она не выражает.

Итак, коррида всё еще остается вопросом национальной идентичности и имиджа страны. Сместились только границы, а также группы сторонников и противников.

Комментарий к этой статье на ФБ:
Коррида – это примитивно, жестоко, а сверх всего – бесчестно [см. факты о корриде]. Матадоры и тореадоры – не отважные герои; это жалкие трусливые люди. Я каждый раз мысленно присуждаю премию Чарльза Дарвина [ею посмертно награждают тех, кто расстался с жизнью максимально глупым образом и не сможет передать свои «гены идиотизма» потомкам] очередному идиоту, затоптанному быками во время «забега быков» в Памплоне, и радуюсь, когда бык насмерть бодает очередного матадора или пикадора... Хотя увы, даже если ему удается отомстить, – бык обречен на гибель...

Почитайте хроники самых варварских и идиотских событий – и там каждая глава будет называться «Традиция»: мой отец делал так, его отец тоже поступал так, мы всегда так делали, именно так делается здесь у нас... Это наша «культура». Бои быков. Петушиные бои. Уродование женских гениталий. Браки с невестами-детьми. Убийство «ведьм», использование тел альбиносов в «традиционной медицине»... Как только услышите, что в оправдание чего-либо приводят слова «традиция, культура» — будьте уверены: речь идет о чем-то жестоком, идиотском, а вернее всего – и жестоком, и идиотском одновременно.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...