Friday, December 02, 2016

Мы превратили жизнь других животных в кошмар/ Yuval Noah Harari - Sapiens: A Brief History of Humankind

Юваль Ной Харари. «Sapiens: Краткая история человечества»

Книга о человеке в контексте истории человечества. Переведена более чем на 30 языков мира, включая русский.
Юваль Харари показывает, каким образом ход истории формировал человеческое общество и действительность вокруг него. Автор находит связующие звенья между событиями прошлого и проблемами современности.

Билл Гейтс о книге:
«Харари взял на себя непростую задачу – изложить всю историю человечества всего на 400 страницах. Он пишет о человеке в наши дни, а также о том, как искусственный интеллект, генная инженерия и другие технологии изменят нас в будущем. И хотя я согласен не со всеми утверждениями автора (в особенности с тем, что до начала эпохи земледелия люди жили лучше), я порекомендую эту книгу каждому, кто интересуется историей и будущим нашего вида».

* * *
Отрывки из книги:

В XXI веке национализм стремительно теряет почву под ногами. Всё больше людей приходят к выводу, что единственный законный источник политической власти — человечество, а не отдельный народ и что основной целью политики должны быть интересы всего человеческого рода и отстаивание прав человека. В таком случае существование без малого 200 национальных государств — скорее помеха, чем подмога. Раз уж шведы, индонезийцы и нигерийцы имеют равные права, то не сподручнее ли их защищать единому мировому правительству?

Проявившиеся глобальные проблемы, такие как таяние полярных ледников, тоже ставят под вопрос правомерность существования отдельных национальных государств. Ни одно суверенное государство не сумеет самостоятельно предотвратить глобальное потепление. Китайский Небесный мандат [одно из центральных понятий традиционной китайской политической культуры, используемое как источник легитимации правящей династии - Е.К.] выдавался императору именно затем, чтобы решать проблемы всего человечества. Ныне кому-то будет выдан мандат человечества, чтобы решать проблемы неба: штопать дыру в озоновом слое, устранять последствия парникового эффекта. И своим символическим цветом всемирная империя вполне может избрать зеленый.

*
Поскольку люди подчинены тем же физическим силам, химическим реакциям, процессам естественного отбора, что и все живые существа, то и события, в которых они принимают участие, — исторические события, — в итоге тоже управляются законами естественного отбора. Естественный отбор обеспечил Homo sapiens значительно бóльшую свободу, чем всем остальным организмам, но и тут есть свои границы. Если история подчинена законам эволюции, то, несмотря на все свои усилия и достижения, люди не могут вырваться за установленные биологией рамки.
Так было прежде, но все изменилось. На заре XXI века Homo sapiens выходит за биологические границы. Теперь он отменяет законы естественного отбора, заменяя их логикой осмысленного проектированя.

4 миллиарда лет все живые организмы развивались по принципам естественного отбора, ни один не был создан по обдуманному плану. Жираф, например, обзавелся длинной шеей благодаря конкуренции между древними жирафами, а не по прихоти высшего разума. Протожирафы с более длинной шеей добывали больше пищи и потому давали более многочисленное потомство, чем протожирафы с короткой шеей. И никто (и уж, конечно, не сам жираф) не говорил: «Длинная шея позволит срывать листья с вершин деревьев, давайте-ка ее вытянем». Красота теории Дарвина в том и состоит, что для объяснения появления у жирафа длинной шеи не требуется прибегать к образу некоего проектировщика.

Микроорганизмы, которые на протяжении миллиардов лет безраздельно владели планетой, способны на поразительнейшие вещи. Представители одного вида могут включать в свою клетку генетические коды других видов, и тем самым приобретать новые способности, например, устойчивость к антибиотикам. Но микроорганизм никогда не говорит себе: «Ох, от этого пенициллина спасу нет, надо бы приобрести сопротивляемость. Ага, вон бактерия, которая выжила после очередной дозы, — попрошу-ка ее поделиться своими генами». Насколько нам известно, микроорганизмы не обладают сознанием, не ставят себе целей в жизни и ничего не планируют.

На определенной стадии такие живые организмы, как жирафы, дельфины, шимпанзе и неандертальцы, обретают сознание и способность планировать. Но если неандерталец и мечтал о жирных и ленивых нелетающих птицах, которых он мог бы запросто поймать голыми руками, едва проголодается, — претворить свою мечту в реальность он не мог. Ему приходилось охотиться на птиц, созданных естественным отбором.

Первая трещина в старом укладе возникла примерно 10 тысяч лет назад, в ходе аграрной революции. Сапиенсы, мечтавшие о жирной и неповоротливой дичи, обнаружили: если скрестить самых жирных кур с самыми медлительными петухами, часть потомства окажется и жирной, и медлительной. Если продолжать скрещивать таких особей между собой, появится порода жирных и медлительных птиц. Вот так, по замыслу не божества, но человека, были выведены куры, не существовавшие в природе.

Однако Homo sapiens, в отличие от всемогущего божества, был существенно ограничен в реализации своих замыслов. Сапиенсы научились проводить направленный отбор, обходя или ускоряя естественные процессы, но не умели привнести новые качества, если их не было в первоначальном генофонде тех же диких кур. Отношения между сапиенсами и курами строились по принципу множества симбиозов, возникающих в природе. Человек оказывал на кур определенное влияние, приводившее к селекции жирных и ленивых, — так и пчелы, опыляя цветы, влияют на отбор растений: лучше всего размножаются те, которые цветут ярче и пахнут сильнее.

*
Ныне, спустя 4 миллиарда лет естественного отбора, жизнь стоит на пороге неведомого. В лабораториях всего мира ученые мастерят живых существ. Они беспардонно нарушают законы естественного отбора, уже не скованные изначальными характеристиками организма. Эдуардо Кац, бразильский биохудожник, в 2000 году надумал сотворить оригинальное произведение: зеленого светящегося кролика. Кац связался с французской лабораторией и предложил за кролика, изготовленного по его заказу, гонорар. Французские ученые взяли эмбрион обычного белого кролика, подсадили в его ДНК ген зеленой светящейся медузы — и вуаля! Мсье Кац получил зеленого светящегося кролика, вернее, крольчиху. Он назвал ее Альба.

Существование Альбы не укладывается в законы эволюции. Она — продукт запланированного дизайна. Она — предвестница грядущего. Если скрытый в Альбе потенциал будет полностью реализован, если человечество тем временем не истребит себя, то научная революция — это будет нечто бо́льшее, чем еще один ключевой поворот истории. Возможно, это будет главная биологическая революция с тех пор, как на Земле появилась жизнь.

После 4 миллиардов лет естественного отбора Альба — это рассвет новой космической эры, когда жизнь будет проектироваться по плану. Если так произойдет, вся человеческая история задним числом окажется переосмыслена как путь опыта, ученичества, в результате которого изменились правила игры под названием «жизнь».

Биологи всего мира сражаются против внедрения в школы креационизма — учения, которое противостоит теории Дарвина, и утверждает, что самая сложность биологических организмов подразумевает Создателя и его разумный замысел. Биологи правы, поскольку речь идет о прошлом, но — вот ирония! — в будущем разумное планирование может и восторжествовать.

В настоящее время намечаются три пути вытеснения естественного отбора планированием:
a) биоинженерия;
б) создание киборгов (киборги — живые существа, сочетающие органические и неорганические элементы);
в) создание небиологической жизни.

*
Биоинженерия — продуманное вмешательство на биологическом уровне (например, замещение генов) с целью модифицировать внешний вид животного, его способности, потребности или желания, дабы реализовать некую заранее сформулированную идею (например, вышеупомянутые «эстетические» предпочтения Эдуардо Каца).

В биоинженерии как таковой ничего нового нет. Люди пользовались ею на протяжении миллионов лет, желая изменить себя или другие организмы. Простейший пример — кастрация. Люди холостили быков на протяжении, наверное, десятка тысяч лет, и использовали в работе волов [вол - кастрированный самец крупного рогатого скота – Е.К.]: волы послушнее и быстрее обучаются тянуть плуг. Кастрировали люди и юных представителей собственного вида, дабы сделать из них певцов с дивными ангельскими голосами и евнухов, надежных стражей гарема.

*
Представьте себе, с каким изумлением, отвращением и ужасом люди в 1996 году разглядывали фотографию, появившуюся во многих газетах и на экранах телевизоров.
Нет, это не фотошоп. Это подлинное фото настоящей мыши, на спину которой ученые приживили клетки коровьего хряща. Исследователи контролировали рост новой ткани и придали наросту форму человеческого уха. Возможно, в скором времени ученые смогут выращивать искусственные уши и пересаживать их людям.

*
Наибольшее внимание обращено на область генной инженерии. Это уже не искусственный отбор, которым люди занимались с начала аграрной революции. Искусственный отбор был ограничен исходным генофондом существующих организмов. А генная инженерия дает возможность создавать абсолютно новые организмы. Смешивая генный материал неродственных друг другу видов, и даже создавая новые, доселе не существовавшие, гены, можно получить абсолютно новый зверинец. Например, в процессе искусственного отбора Альбу не удалось бы вывести и за тысячу лет, потому что у кроликов нет гена, который отвечает за «зеленое свечение», а скрестить кролика с медузой проблематично.

Однако генная инженерия порождает ряд этических, политических и идеологических проблем. И не только среди благочестивых монотеистов, возмущенных тем, что человек узурпирует роль Бога. Многие убежденные атеисты не менее шокированы планами человечества заменить собой природу. Борцы за права животных возмущены страданиями подопытных животных и тем, как биоинженеры перекраивают сельскохозяйственных животных, не считаясь с потребностями и желаниями этих живых существ. Борцы за права человека опасаются, что с помощью генной инженерии будет создан сверхчеловек, а все остальные превратятся в рабов. Иные уже пророчат апокалиптическое явление биодиктатур, где будут клонировать бесстрашных солдат и покорных тружеников. Общее настроение таково: освоенное человеком умение модифицировать гены опережает способность человечества применять новые знания разумно и дальновидно. Слишком много возможностей внезапно открываются перед нами, и никто толком не понимает, как правильно ими распорядиться.

В итоге исследуется лишь малая часть потенциала генной инженерии. Опыты в основном проводятся на живых существах, не имеющих политического лобби: на растениях, грибках, бактериях и насекомых. Например, была выведена линия E. coli (бактерии, симбиотически обитающей в кишечнике и попадающей в заголовки газет, когда она покидает насиженное место и вызывает смертельные болезни), которая производит биотопливо.
С помощью генной инженерии также «обучили» E. coli и некоторые виды грибков производить инсулин, тем самым снизив стоимость лечения диабета.
Извлеченный из арктической рыбы ген подсадили картофелю, и корнеплоды сделались устойчивыми к морозу.

*
Опытам генной инженерии подвергаются и млекопитающие.
Молочная промышленность ежегодно теряет миллиарды долларов из-за мастита, поражающего коровье вымя. Сейчас ученые проводят опыты над генно-модифицированными коровами, чье молоко содержит лизостафин — вещество, убивающее возбудителя этой болезни.
Свиноводство, понесшее урон из-за страхов потребителя в связи с вредными жирами, содержащимися в ветчине и беконе, возлагает надежды на пока экспериментальную породу свиней, которым ввели генный материал червя.

Следующее поколение генной инженерии будет проделывать фокусы посложнее модификации свиного жира. Генетики ухитрились не только в шесть раз увеличить продолжительность жизни червя, но и вывести «гениальную» мышь с улучшенной памятью и способностью к обучению.
Полевки — маленькие и проворные мышки, большинство разновидностей которых неразборчиво в половых связях. Но есть одна разновидность, пары которой образуют прочные связи. Генетики уверяют, что сумели выделить ген моногамности. Если добавление гена полевки превращает мышиного донжуана в верного супруга, то не сумеем ли мы в скором времени генетически корректировать личные склонности не только грызунов, но и людей, а возможно, и социальный строй?

*
Генетики не только совершенствуют породы живущих на Земле существ, но берутся возродить давно вымершие виды. Недавно группа русских, японских и корейских исследователей восстановила геном древних мамонтов, которых находят в вечной мерзлоте Сибири. Теперь они хотят взять яйцеклетку современного слона, заменить ДНК слона реконструированной ДНК мамонта и имплантировать яйцеклетку в матку слонихи. 22 месяца спустя на свет появится мамонтенок — первый за 5 тысяч лет.

Сядем-ка за Господний кульман и спроектируем более совершенного сапиенса! Способности, потребности и желания Homo sapiens определяются генетически, его геном не сложнее, чем геном полевки (у мыши 2,4 миллиарда нуклеотидов, у сапиенсов — около 2,9 миллиарда, последовательность всего на 14% длиннее). В обозримой перспективе — вероятно, в ближайшие десятилетия — генная инженерия и другие методы биоинженерии позволят существенно изменить не только нашу физиологию, иммунную систему и продолжительность жизни, но и наши умственные и эмоциональные особенности. Если генная инженерия способна создать мышиного гения, почему бы не замахнуться и на гения человеческого? Если она создает моногамных полевок, почему бы не сотворить людей, склонных хранить верность партнеру?

Пока нам на такое не хватит умения, но от производства сверхчеловека нас отделяет вовсе не технологическая пропасть. Основные препятствия — этического и политического характера, они тормозят эксперименты на людях. Но сколь бы убедительны ни были этические возражения, едва ли они смогут надолго задержать следующую стадию исследований, тем более если посулить бесконечную продолжительность жизни, исцеление смертельных болезней, развитие наших когнитивных и эмоциональных способностей.

*
Нет, это не мы одомашнили пшеницу. Это она одомашнила нас.

*
К сожалению, господство сапиенсов доселе породило мало такого, чем мы могли бы гордиться. Мы подчинили себе окружающую среду, увеличили производство пищи, построили города и империи, связали все уголки Земли торговой сетью. Но разве страданий на планете стало меньше?… Боги-самозванцы, мы считаемся только с законами физики и ни перед кем не отвечаем за свои поступки. Мы превратили жизнь других животных в кошмар, мы разрушаем экосистему планеты, заботясь лишь о собственном комфорте и удовольствии – и ни в чем не находим счастья. Что может быть опаснее, чем разочарованные, безответственные боги, так и не осознавшие, чего они хотят?

Об авторе:
Юваль Ной Харари (Yuval Noah Harari; родился 24 февраля 1976 года) — профессор истории в Еврейском университете Иерусалима; веган, гей.
С 1993 по 1998 учился в Еврейском университете в Иерусалиме, специализация — история средних веков и история войн.

Юваль Ной Харари защитил докторскую диссертацию в Оксфордском университете (2002) и сейчас преподает всемирную историю в Еврейском университете в Иерусалиме. В своих исследованиях он соединяет исторический подход с естественнонаучным, задаваясь масштабными вопросами: Существует ли историческая справедливость? Стали ли люди счастливее по мере исторического развития?
Харари — дважды лауреат премии Polonsky Prize за оригинальность мышления и творческий подход в гуманитарных исследованиях. Его курс лекций «Краткая история человечества» на образовательной платформе Coursera прослушали более ста тысяч человек.
Книга «Sapiens. Краткая история человечества» стала национальным бестселлером в Израиле и издательской сенсацией в более чем тридцати странах.

источник; источник

Подготовила Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...