Thursday, February 09, 2017

Жестокость к животным и повседневный садизм/ Animal Cruelty & Everyday Sadism

источник; сентябрь 2013

Однажды, блуждая по залам Метрополитен-музея (Нью-Йорк, США) я наткнулся на небольшую картину итальянского живописца 16-го века Аннибале Каррачи (Annibale Carracci, 1560 – 1609). Под очень уместным названием «Двое детей дразнят кота», это полотно изображает улыбающегося мальчика, девочку и рыжего кота. Сценка выглядит совершенно невинной – пока вы не присмотритесь: мальчик придерживает кота левой рукой, а в правой держит крупного речного рака, весьма успешно заставляя того засунуть массивную клешню в ухо коту.

Какие выводы можно сделать, наблюдая подобную жестокость в детях? Это ребячья шалость – или признак глубоко коренящейся патологии, которая однажды проявится насилием над людьми?

Исследователи взаимоотношений людей и животного мира придерживаются разных мнений касательно причин и последствий жестокого обращения к животным. Многие антрозоологи [anthrozoology, подраздел этнобиологии, изучающие взаимоотношения человека и животных других видов - Е.К.] убеждены, что детская жестокость к животным – предвестник дальнейших проявлений насилия в отношении людей. Другие специалисты считают, что связь между жестокостью к животным у детей и проявлением жестокости у взрослых, не столь прочна.

Но что именно заставляет тех, а не иных людей отрывать крылья бабочкам и стрелять в соседского пса из пневматической винтовки? На этот вопрос проливают свет два недавно проведенные исследования. Оба они изучают связь между жестокостью к животным и структурой психологических особенностей под названием «темная триада».

Темная триада включает в себя три личностные черты: нарциссизм, макиавеллизм и психопатию.
По результатам первого исследования, индивидуумы с высоким уровнем проявления «темной триады» демонстрируют менее позитивное отношение к животным и чаще проявляют к ним жестокость. (источник)

Другое исследование провел Дэн Джонс (Dan Jones) из университета Британской Колумбии (Канада).
Ученые сконструировали машинку для перемалывания жуков – с тем, чтобы могли потешиться латентные (скрытые) садисты. Машинка представляла собой подобие кофемолки с приделанной вверху трубкой, куда участники исследования могли бы бросать живых жуков (при этом машинка издавала леденящий душу размалывающий скрежет).
Животными в этом опыте выступили три жука-мокрицы: Маффин, Тутси и Айк. На самом деле, это даже не насекомые, а вполне симпатичные представители подотряда ракообразных. Иногда их шутливо называют горошинками (для защиты мокрицы сворачиваются клубком) – и некоторые люди даже держат в качестве домашних питомцев.
Чтобы сделать мокриц-участниц эксперимента еще симпатичнее и придать им индивидуальность, исследователи поместили каждую в отдельный контейнер с указанием на нем клички животного.

После того, как им сказали, что в ходе опыта ученые изучают «персональные особенности и переносимость/терпимость при выполнении требующих напряжения работ», участники опыта (студенты колледжа) ответили на целый ряд вопросов из опросника. Сюда входили замеры трех переменных «темной триады», а также шкала замера индивидуальных отличий в проявлении садистских наклонностей (например, «У меня бывают фантазии на тему причинения боли другим людям»). Затем участникам опыта предложили на выбор выполнить одно из неприятных заданий: либо убить живых жуков, бросая в перемалывающую машину; либо помочь экспериментатору убивать жуков; либо почистить грязный туалет; либо поместить руки в ледяную воду (что очень больно). Если участник опыта выбирал убийство жука, он должен был действительно бросить хотя бы одного из них в машинку. В завершение опыта участников попросили оценить по шкале, насколько приятным для них было участие в данном исследовании.

(Замечу: от участников, которые согласились мыть туалет или опустить руки в ледяную воду, не потребовали фактического выполнения этих заданий. Кроме того, в опыте не пострадала ни одна мокрица — в машинке был сделан специальный барьер, не позволявший животному попасть внутрь и быть перемолотым).

Кто-нибудь из участников опыта согласился убить Маффина, Тутси или Айка? Да. 27% лично бросили животное в перемалывающую машинку; другие 27% выбрали своим заданием помощь экспериментатору в убийстве жука.
Отличались ли личностные показатели убийц жуков от показателей прочих участников? Да. Убийцы жуков набрали больше баллов по шкале садистских наклонностей, чем другие группы. Более того, некоторые из убийц не останавливались на одном жуке – и ради забавы бросали в машинку для перемалывания и остальных двух. Как и ожидалось, исследователи выяснили, что участники с более высоким уровнем садистских наклонностей получали от содеянного больше удовольствия. Далее, чем больше удовольствия приносило участнику убийство, – тем больше жуков он отправил в машинку для перемалывания.

Наиболее интересный аспект проведенного опыта (помимо остроумного дизайна машинки и того факта, что более четверти студентов согласились убить Маффина, Тутси и Айка) следующий: статистический анализ показал, что садизм был более важным фактором предсказания жестокости к животным, чем переменные «темной триады».

Команда ученых из университета Британской Колумбии убеждена, что «темная триада» на самом деле – «темная четверка» личностных черт. Ученые хотят добавить «повседневный садизм» (everyday sadism) к нарциссизму, макиавеллизму и психопатии. И возможно, они правы. Взгляните еще раз на картину Карраччи, упомянутую выше. Обратите внимание на улыбку девочки, наблюдающей за тем, как мальчик мучает кота.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...