Wednesday, September 06, 2017

Рэйчел Карсон (1907-1964)/ Rachel Carson, life & work (part 3)

Окончание биографии;
см. начало - часть 1;
продолжение - часть 2


Рэйчел Карсон и её соратники по опубликованию «Безмолвной весны» ожидали яростной критики; особенно беспокоила возможность подачи судебного иска о клевете. Борясь с раковым заболеванием, Р. Карсон проходила курс радиотерапии. Её сторонники предвидели, что у автора книги будет мало энергии для защиты своей работы и ответа критикам.

Большинство научных разделов книги были проверены соответствующими учеными, в среде которых Карсон обрела надежную поддержку.

В мае 1962 года мисс Карсон приняла участие в Природоохранной конференции Белого дома (White House Conference on Conservation); многие делегаты получили для ознакомления корректурные экземпляры «Безмолвной весны». Один из экземпляров автор отправила Верховному судье Уильяму О. Дугласу (William O. Douglas), защитнику окружающей среды со стажем; он выступал против судебного отклонения дела о распылении пестицидов на Лонг-Айленде, а также снабдил Карсон некоторыми материалами для её главы о гербицидах. Преданный защитник природы, Уильям О. Дуглас заявлял: «Необходим Билль о правах, против отравителей человеческой расы 20-го века».

Всплеск интереса к книге Карсон спровоцировала серия публикаций отрывков из неё в The New Yorker, начиная с выпуска от 16 июня 1962 года.

Книга привлекла внимание как представителей химической промышленности и ее лоббистов, так и широкого круга жителей Америки.
Примерно в это же время стало известно, что «Безмолвная весна» названа «Книгой месяца» за октябрь. По словам Карсон, это «даст книге возможность оказаться на фермах и в деревушках по всей стране, жители которых не знают даже, как выглядит книжный магазин, не говоря уже о “Нью-Йоркере”».

В течение недель, предшествовавших публикации 27 сентября 1962 года, началась мощная оппозиция книге со стороны представителей химической промышленности. Их реакция на «Безмолвную весну» оказалась даже более яростной, чем кто-либо предполагал.

Среди первых критиков оказались корпорации DuPont (основной производитель ДДТ и 2,4-D) и Velsicol Chemical Company (эксклюзивный производитель хлордана и гептахлора).
DuPont собирал информацию об освещении книги в прессе и оценивал её влияние на общественное мнение. Velsicol грозил судебными исками издателям «Безмолвной весны». Представители хим-индустрии и лоббисты (некоторые анонимно) также подали ряд общих исков.
Одна из крупнейших в США химических компаний, Monsanto [упоминалась в статье], использовала пародию в качестве оружия в ответном выпаде против Р. Карсон. Не упоминая книгу, компания, тем не менее, опубликовала статью, написанную в пародийном поэтическом стиле и озаглавленную «Унылый год» ("The Desolate Year").

Химические компании и смежные организации выпустили множество брошюр и статей, пропагандирующих и защищающих использование пестицидов. Но, несмотря на это, публикация книги, а также глав из неё продолжалась в соответствии с планами издателей.

Американский биохимик Роберт Уайт-Стивенс (Robert White-Stevens) был в числе наиболее яростных критиков книги, в особенности предложенного Карсон анализа ДДТ. Уайт-Стивенс заявлял, что «если бы человек следовал учению мисс Карсон, мы бы вернулись в Средневековье, а землей вновь овладели бы насекомые, болезни и паразиты».

Другие противники пошли дальше, подвергая сомнению профессионализм Рэйчел Карсон (поскольку по образованию она была гидробиологом, а не биохимиком), а также её личные качества.
Её обвиняли в симпатиях коммунизму и клеймили старой девой, любящей кошек. Представители корпорации Velsicol намекали на «зловещее влияние» в создании книги Карсон: она якобы была сельскохозяйственной пропагандисткой, нанятой Советским Союзом, в чьи намерения входило подорвать способность Запада к производству продуктов питания.
Уайт-Стивенс заклеймил Карсон «фанатичной защитницей культа природного равновесия», а бывший министр сельского хозяйства США Э. Бенсон (Ezra Taft Benson) в письме к бывшему президенту Эйзенхауэру (Dwight D. Eisenhower), как сообщалось, заключал, что, поскольку Карсон, несмотря на её привлекательную внешность, была не замужем, «она, скорее всего, коммунистка».

Многие критики неоднократно обвиняли мисс Карсон в том, что она призывает к ликвидации всех пестицидов. Однако Карсон четко дала понять, что она не выступает против пестицидов, способных помочь людям защитить себя от болезней, носителями которых являются насекомые; она призывает к их ответственному и осторожному использованию, памятуя о воздействии химикатов на экосистему в целом.
Раздел своей книги, посвященный ДДТ, Карсон завершает советом распылять как можно меньше пестицидов, чтобы ограничить развитие сопротивляемости у вредителей.

Академическими кругами сделанные в книге научные утверждения полностью поддерживались.
Вскоре на сторону Рэйчел Карсон переместилось и общественное мнение.
Кампания, проводимая представителями химической промышленности, неожиданно дала обратные результаты. Благодаря полемике вокруг книги значительно возросла информированность общественности о потенциальных опасностях, связанных с пестицидами. Вырос также тираж распроданных экземпляров «Безмолвной весны».

Большую помощь в укреплении её позиции оказало выступление Карсон на телевидении. Это был часовой специальный выпуск программы CBS Reports (Columbia Broadcasting System's television series "C.B.S. Reports") под названием «Безмолвная весна Рэйчел Карсон» (транслировался 3 апреля 1963 года). Спокойная речь, тщательно подбираемые Рэйчел слова развеяли слухи о том, что она злая ведьма или фанатичка.
Во время записи этого интервью в её доме в пригороде Мэриленда Карсон чувствовала себя настолько плохо, что несколько раз опускала голову на руки. Интервьюер позже говорил, что боялся, что она не доживет до конца эфира.

Среди прочего, в своем телевыступлении мисс Карсон отметила:

«Именно общественность просят принять на себя риски, выявленные контролерами численности насекомых. Люди должны решать, хотят ли они следовать таким путем. И сделать это они могут, лишь располагая всеми фактами.

Мы до сих пор используем термин “завоевания”. Мы все еще не доросли до того, чтобы считать себя лишь крошечной частью огромной и невероятной вселенной. Отношение человека к природе сегодня жизненно важно просто потому, что теперь мы обрели роковую власть менять и уничтожать природу.
Но человек — это часть природы, и его война против природы неизбежно обрачивается войной против самого себя. Дожди сделались орудием для очищения атмосферы от смертельных продуктов ядерных взрывов. Вода, вероятно, наиболее ценный наш природный ресурс, теперь используется с немыслимым безрассудством.

Я искренне верю, что именно наше поколение должно примириться с природой. Думаю, нам брошен вызов, с каким человечество ранее не сталкивалось. Мы обязаны доказать свою зрелость, умение и власть – не над природой, но над самими собой».


По оценкам, аудитория телепрограммы составила от десяти до пятнадцати миллионов зрителей. Реакция была преимущественно положительной; телепрограмма подвигла конгрессменов на изучение опасностей, связанных с пестицидами.
В течение примерно года после появления книги нападки на неё и на её автора утихли.

*
[Из статьи:
Разумеется, аргументы Карсон были небезупречны – качество ее книги определяется в равной степени ее поэтическим стилем и умением выстраивать факты – но мысль о том, что она в некоторой степени несет ответственность за непрекращающиеся эпидемии малярии в Африке, просто абсурдна. Карсон приложила множество усилий, чтобы объяснить, что она не призывает к запрету всех пестицидов – особенно тех, которые могут помочь людям защитить себя от болезней, носителями которых являются насекомые. В «Безмолвной весне» она написала:

«Я не утверждаю, что нельзя использовать химические инсектициды. Я утверждаю, что мы передали ядовитые и биологически активные химикаты в руки людей, которые по большей части ничего не знают об их потенциальной опасности. Мы подвергли огромное число людей контакту с этими ядами, не уведомив их об этом и не спросив их согласия».

Карсон просто хотела установить некий баланс в применении мощных химикатов во времена, когда экологию еще не рассматривали как науку, а у промышленности было право делать все, что ей угодно во имя прогресса. Что касается ДДТ, многие эксперты считают, что этот пестицид мог оказаться гораздо менее эффективным средством для борьбы с малярийными комарами в разбросанных далеких деревнях Африки к югу от Сахары, чем в более густонаселенной Северной Америке. Шокирующую смертность от малярии в Африке скорее можно связать с десятилетиями равнодушия Запада, чем с публикацией одной книги или запретом одного пестицида.


Если «Безмолвная весна» породила современное движение в защиту окружающей среды, то критическая реакция на эту книгу стала образцом того, как промышленность может защитить себя от энвайронментализма. Независимо от того, идет ли речь о пестицидах, асбесте или загрязнении воздуха, план битвы всегда один: подвергать сомнению науку, критиковать объективность ученых и предупреждать о непосильных расходах. Тем не менее, этот план не сработал: с момента публикации книги США стали чище и здоровее, а темная эпоха средневековья, о которой нас предупреждали серьезные люди, так и не наступила. Но эта борьба еще не окончена, о чем свидетельствуют ожесточенные дебаты вокруг изменений климата.
– оригинал: How Silent Spring Became the First Shot in the War Over the Environment]

У Рэйчел Карсон были также и высокопоставленные защитники, например, президент Джон Кеннеди, создавший президентский комитет по расследованию влияния пестицидов.

Одним из последних появлений Рэйчел Карсон на публике было её выступление перед президентским Научным консультативным комитетом (President John F. Kennedy's Science Advisory Committee). 15 мая 1963 года комитет опубликовал доклад, поддерживая научные утверждения Карсон. На пресс-конференции книгу Рэйчел Карсон цитировал президент Джон Кеннеди.
После опубликования доклада мисс Карсон также выступила перед сенатским подкомитетом США, предоставляя рекомендации по разработке норм и политик.

Хотя Р. Карсон получала сотни предложений о выступлениях, большинство из них она принять не могла. Здоровье писательницы-биолога неуклонно ухудшалось; случались лишь краткие периоды ремиссии. Тем не менее, пока хватало сил, Карсон выступала (в том числе её знаменитое появление на The Today Show, а также на нескольких ужинах в ее честь).

...4 июня 1963 года, менее чем через год после выхода в свет книги «Безмолвная весна», Рэйчел Карсон давала свидетельские показания перед подкомитетом Сената по вопросам использования пестицидов.
Ей было 56 лет, и она умирала от рака груди, о чем почти никому не говорила. К этому времени она уже пережила операцию по удалению грудной железы (мастэктомию). Её тазовые кости были изъедены переломами настолько, что Рэйчел едва сумела подойти к своему месту за деревянным столом перед комиссией конгресса. На ней был скрывавший облысение коричневый парик.
Сенатор Эрнест Грунинг (Ernest Gruening), демократ из Аляски, сказал тогда Рэйчел: «Время от времени в истории человечества появляется книга, которая существенно меняет ход истории».

«Наши необдуманные и разрушительные действия влияют на бесконечные жизненные циклы земли, и со временем возвратятся, неся опасность нам с вами», — отметила Рэйчел в своем выступлении перед сенатским подкомитетом. Мы и теперь видим последствия бездумного человеческого вмешательства глазами Карсон: она популяризировала современную экологию.

В своем заявлении перед Сенатским подкомитетом мисс Карсон не только подчеркнула заявленные в «Безмолвной весне» проблемы, но и предложила свои рекомендации в планировании дальнейшей политики, над которыми работала последние пять лет.
Она еще раз подчеркнула, что не призывает к полному запрету пестицидов.
Она заявила, что граждане имеют право знать, каким образом пестициды используются властями на территории их собственности. Она повторила основной тезис «Безмолвной весны»:
• «Если Билль о правах не содержит гарантий того, что гражданин будет защищен от смертельных ядов, распространяемых либо частными лицами, либо государственными служащими, — это единственно потому, что наши предки, несмотря на их великую мудрость и дальновидность, не могли представить себе подобную проблему».

Завершая рукопись «Безмолвной весны» Рэйчел писала своей подруге Дороти Фримен: «Теперь я могу быть уверена, что сумела хоть немного помочь. Было бы нереально ожидать, что одна книга принесет радикальные перемены».

Рэйчел Карсон суждено было увидеть лишь первую волну успеха, первую реакцию на свою книгу.
В начале 1963 года – менее, чем через полгода после публикации «Безмолвной весны» – Карсон слабеет, её пожирает рак, у неё проблемы с сердцем.
Летом 1963 года Рэйчел пишет Дороти: «Такая ирония судьбы... Теперь все “почести” вместо меня должен получать кто-то другой. А все эти шансы – путешествовать за границей, когда все расходы оплачены – от всего приходится отказаться...».

Однако Карсон смогла осуществить давнюю мечту – побывать в «Красном лесу» (национальный парк Рэдвуд/Redwood National Park) в Калифорнии.
А в начале декабря 1963-го она смогла поехать в Нью-Йорк, ради получения очень важных для неё наград – медали Американского географического общества, а также золотой медали Национального Одюбоновского общества (The National Audubon Society). (На фото вверху Рэйчел в Нью-Йорке, рядом с ней Стэнли Фримен, муж её подруги Дороти).

1960-е, Рэйчел кормит птиц во дворе своего дома.

В январе 1964 года истощенную раком груди и агрессивным лечением, Рэйчел подкосил вирус дыхательных путей. Ее состояние ухудшилось. В феврале врачи диагностировали у нее тяжелую анемию вследствие лучевой терапии; в марте они обнаружили, что рак достиг печени.

14 апреля 1964 года Рэйчел Карсон скончалась от сердечного приступа в своем доме в Сильвер Спринг, штат Мэриленд.
Тело было кремировано, а прах захоронен рядом с ее матерью в Мемориальных садах Парклоун, Роквилль, Мэриленд (Parklawn Memorial Gardens, Rockville, Maryland).
Позже часть праха Рэйчел была развеяна вдоль побережья Саутпорт Айленд, недалеко от залива Шипскот, штат Мэн (Southport Island, near Sheepscot Bay, Maine).

У Рэйчел Карсон остался старший брат, Роберт М. Карсон, и приемный сын, её внучатый племянник Роджер.

И её сторонники, и противники приписывают Карсон заслугу введения запрета на использование ДДТ. Однако истинное положение вещей несколько сложнее. Во время публикации «Безмолвной весны» (1962) производство ДДТ было на пике; в 1963 году компании США произвели около 90 000 тонн ДДТ. Но уже через год начался спад производства. Несмотря на проклятья в адрес Карсон и её книги со стороны хим-промышленников, появлялось всё больше доказательств тому, что некоторые виды насекомых делаются всё более устойчивыми к ДДТ – о чем и предупреждала Карсон.

В 1972 году, через восемь лет после смерти Карсон, Агентство по охране окружающей среды США запретило внутреннюю торговлю ДДТ, кроме оговоренных случаев. Американские компании продолжали экспортировать ДДТ до середины 1990-х. (В 2007 году производство ДДТ прекратил Китай. В 2009-м Индия, единственная страна, производившая в тот период ДДТ, произвела 3 653 тонн.)


В последующие годы заслуги Рэйчел Карсон в деле охраны природы были отмечены целым рядом организаций, от государственных учреждений до природоохранных групп и научных обществ. Одно из наиболее значительных памятных событий: 9 июня 1980 года Рэйчел Карсон присуждена Президентская медаль свободы (Presidential Medal of Freedom), наивысшая награда для гражданских лиц «внесших существенный вклад в безопасность и защиту национальных интересов США, в поддержание мира во всём мире, а также в общественную и культурную жизнь США и мира».

Но и через 50 лет после публикации книги нападки на Карсон не утихают. Её противники обвиняют автора «Безмолвной весны» в гибели миллионов африканских детей от малярии.

Однако научные взгляды Карсон были точными и далекоглядными. Доктор Теодора Колборн (Dr. Theo Colborn, 1927-2014), соавтор книги «Наше украденное будущее» (“Our Stolen Future”, 1996), посвященной эндокринным разрушителям (химическим веществам, способным влиять на гормональную систему организма) — подчеркивает, что Карсон находилась в авангарде науки своего времени: «Если бы она продолжила работу, мы могли бы узнать об эндокринных разрушителях еще два поколения назад».

Несколько месяцев назад [речь идет о 2012-м] двое жителей Спрингдейла (городка, где родилась Карсон) вызвались быть представителями в коллективном судебном иске, обвиняющем местный угольный завод в использовании «ограниченных технологий» для контроля выбросов, разрушительных для 1500 местных жителей и их хозяйств.
Одна из истиц, Кристи Белл (Kristie Bell), 33-летняя медработница, живущая в нескольких кварталах от дома, где когда-то родилась Рэйчел Карсон. Кристи говорит, что именно «Безмолвная весна» подтолкнула её к действиям: «Рэйчел Карсон имеет огромное влияние, она мотиватор. Её послание – призыв для матерей выступить против промышленников, для защиты здоровья своих семей». Дело не в деньгах, которые, как заявляют клеветники, стремятся получить истцы:
«Когда мы наносим вред Матери-Природе, происходят пагубные вещи. Я никогда в жизни не сидела на крыльце моего дома, просто потому, что не знаю, что выбрасывают в атмосферу эти дымовые трубы», — говорит Кристи. Сто лет назад, когда Рэйчел Карсон была ребенком, жители Спрингдейла опасались того же.

Использованные источники: 1; 2; 3; 4

Подбор материалов и перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...