Wednesday, November 01, 2017

Истории служебных собак на войне/ Dogs at War - Nat Geo

Май 2014

С тех пор, как люди воюют между собой, собаки неизменно оказываются на полях сражений или где-то рядом. И нередко именно верные псы проявляют отвагу на передовой – не зависимо от того, специально ли обученные это животные, или просто преданные солдатам компаньоны.

В нашей статье мы вспомним лишь несколько (из сотен тысяч) служебных собак, истории которых доказывают важнейшую роль этих животных в спасении человеческих жизней, — а также в поддержании людского боевого духа.

Репортер Эрнст Гаролд Байенс (Ernest Harold Baynes), писавший о роли служебных собак в Первой мировой войне, отмечал: «Слава служебных собак зиждется на той великолепной работе, которую они выполняли».

История первая

В 1916 году, в ходе битвы при Вердене, небольшой контингент французских солдат оказался в окружении немецких войск. Французам приказано было удерживать позицию, пока не будет выслано подкрепление. В течение нескольких дней французские солдаты отбивали атаки противника, но подкрепления всё не было.
Линии связи были повреждены, почтовых голубей для пересылки сообщений не осталось.
Выжженная и изрытая воронками территория перед французскими траншеями была слишком открытой — погибли уже семеро солдат, пытавшихся пересечь её, чтобы передать сообщение командованию.
На фото: Французский солдат и его пёс в противогазах, Западный фронт, 1919 год. 
В годы Первой мировой войны обе воюющие стороны использовали десятки тысяч служебных собак для передачи сообщений. 

Запасы провизии и амуниции истощились, надежда на подмогу становилась всё более призрачной. Немцы предприняли новую артиллерийскую атаку. Внезапно французы, осторожно выглядывавшие из траншеи, заметили крупное черное животное, прыжками двигавшееся в их направлении. Издали трудно было рассмотреть детали – заметно было только, что на нем – чудовищный противогаз, а за плечами — нечто наподобие крыльев.

Один из солдат, кинолог Дюваль, опознал животное — это был черный пёс-связист по кличке Сатана. Дюваль позвал пса по имени – и тот, прыгая через воронки, ринулся на голос хозяина так стремительно, что позднее солдаты клялись: пёс почти летел!

Немцы обстреливали пса, но он продолжал бежать вперед – зигзагами, как его учили, несмотря на свистящие повсюду пули и рвущиеся на дымящейся земле снаряды.

Вдруг пуля задела пса... Вторая попала в лапу, перебив её – он споткнулся и упал на землю.
Увидев, что его пёс упал, Дюваль выбрался из траншеи, подзывая его. Но его тут же подстрелили немцы – солдат погиб на месте.
Однако пёс, снова заслышав голос хозяина, собрал все силы и поднялся. Он опять двинулся вперед – теперь уже на трех лапах. И, наконец, сумел добраться до французских укреплений.

Солдаты осторожно сняли с собаки противогаз; отвинтили трубку на шее – и прочли сообщение из штаба: «Продержитесь. Войска будут высланы завтра». То, что казалось крыльями за пёсьей спиной, были ремни, на которых крепились две корзинки с почтовыми голубями.

Командир французов написал две одинаковых записки с описанием расположения немецких войск; сложил в металлические гильзы и прикрепил к лапкам каждого из двух голубей. Затем птиц выпустили, – они взмыли в небо. Одного из голубей-посланцев подстрелили немецкие снайперы, но второму удалось улететь.

А вскоре заслышался грохот орудий французского подкрепления. Сообщение было получено.

***
История вторая

Ноябрьским утром 1943 года в джунглях тихоокеанского острова Бугенвиль (Папуа-Новая Гвинея), морской пехотинец Руфус Майо (Marine PFC Rufus Mayo) в панике оглядывался: «Где Цезарь?»

На рассвете японские войска предприняли атаку.
Морпехи-кинологи привели служебных псов к своим окопам – чтобы те охраняли их сон. Цезарь, крупная немецкая овчарка, услышал приближение противника – и его инстинктивной реакцией было защитить Руфуса, своего хозяина, спавшего рядом. И пёс выбрался из укрытия.
Поняв, чтó происходит, солдат приказал псу вернуться, – но японцы открыли стрельбу и ранили Цезаря. Разгорелся бой – и в его хаосе Цезарь исчез.

Позже пехотинцы начали искать пса. Они нашли кровавый след, приведший их назад, к штабу батальона. Цезарь сумел вернуться – здесь оставался второй его опекун-кинолог, Джон Климан (John Kleeman), – а потом потерял сознание.
Руфус и другие солдаты быстро соорудили из пары палок и походного одеяла носилки, чтобы перенести Цезаря в госпиталь.

Пёс был подстрелен тремя пулями. Две пули доктору удалось извлечь сразу, но третья угодила близко к собачьему сердцу – операция могла быть опасной. Однако Цезарь оказался сильнее пуль – и всего через три недели восстановительного отдыха снова был в строю.

Цезарь неоднократно проявил себя в годы Второй мировой войны. Однажды, когда ливень привел в негодность переносную рацию, Цезарь многократно передавал сообщения с линии огня в штаб и обратно – обходя снайперский огонь противника. В другой раз пёс спас Руфуса от вражеского нападения с применением гранаты. В письме домой морпех писал: «Я бы не отдал Цезаря и за генеральский чин!»

Пёс Цезарь вошел в состав самого первого Взвода морской пехоты со служебными собаками (Marine Dog Platoon) при Втором полку морских рейдеров, дислоцированном на острове Бугенвиль осенью 1943 года.
Взвод служебных собак состоял из 55 солдат и 24 собак, три из которых были породы немецкая овчарка, а остальные – доберман-пинчеры (заслужившие прозвище «дьявольские собаки»). Взвод прослужил на острове до конца января 1944 года; среди потерь – две служебные собаки и два солдата-кинолога.
В отчете командир Второго полка морских рейдеров подчеркнул: действия взвода служебных собак – это «непревзойденный успех».

***
История третья

Поверхность моря лоснилась от пролившегося топлива, на ней плавали обломки и сор, барахтались люди, которые еще минуту назад были на борту корабля Van Warwyck, атакованного противником. Среди людей в воде была собака – помогая ослабевшим подплыть и ухватиться за обломки.

Был июнь 1944 года. Эти люди были военнопленными; собака по кличке Джуди – тоже. Её опекун, Фрэнк Уильямс (Frank Williams) из Королевских Воздушных Сил Великобритании (Royal Air Force, RAF), когда корабль начал тонуть, вытолкнул собаку в воду через бортовой иллюминатор. Спасаясь сам, Фрэнк потерял собаку из виду... Затем он плавал среди царившего на поверхности моря хаоса – в поисках Джуди.

Джуди, чистокровный английский пойнтер, родилась семь лет назад в Шанхае, где стала талисманом на корабле военно-морских сил Великобритании.

В январе 1942 года Джуди находилась на борту британского военного судна Grasshopper («кузнечик») в Сингапуре – когда город захватили японские войска. Grasshopper сумел покинуть гавань – но подвергся бомбардировке с воздуха. Те, кто выжил, в течение двух суток скрывались на острове в Южно-Китайском море – без воды и пищи. Потом Джуди сумела вывести людей к пресноводному источнику.
Беглецам удалось конфисковать джонку (лодка-плоскодонка), на которой они поднялись вверх по реке острова Суматра – но вскоре, по незнанию, морпехи и собака Джуди оказались в деревне, где стояли японские войска; беглецов схватили и отправили в лагерь для военнопленных.
На фото: Фрэнк Уильямс и его собака Джуди, с которой он провел три с половиной года в японских лагерях для военнопленных. 

Собаку не бросили – пленные морпехи тайком везли её с собой, пряча за мешками риса. В итоге они оказались в лагере в Медане, Индонезия.
В феврале 1942 года Джуди обрела здесь своего опекуна, Фрэнка Уилямса. Он присматривал за собакой, наблюдал, как она ищет пищу (люди делились с Джуди своими пайками). Фрэнк заметил, что, хотя заключенные любили собаку, она не была привязана к кому-то конкретно. Однажды Фрэнк подозвал собаку и отдал ей всю свою порцию риса. Наевшись, Джуди легла у его ног и уже не отходила от него.

Джуди была любимицей заключенных. Она бесстрашно бросалась на защиту, если надзиратели начинали избивать кого-либо из пленных: тогда охранник переключался на собаку, избивая её прикладом ружья.
Фрэнк понимал, что долго это терпеть не станут, и что в итоге собаку просто пристрелят. Он решил ради спасения Джуди заручиться для неё официальным статусом военнопленной. Фрэнк выждал момент, когда лагерный комендант – этот офицер был покладистым пьянчужкой, — накачался сакэ... Выдержка и расчет Уильямса оправдались — комендант дал согласие, и собака стала числиться военнопленным номер 81A.

Этот статус не раз спасал собаку от расправы. Однако Джуди за три года пребывания в тюрьме подвергалась разным опасностям, провоцируя ярость и надзирателей, и диких животных в окружавших лагерь джунглях (Джуди лаяла на тигров, а однажды ей пришлось сразиться с крокодилом).

А потом наступил июнь 1944 года – когда военнопленных, включая собаку Джуди и её опекуна Фрэнка, погрузили на судно Van Warwyck. Судно (с этого начался рассказ) было потоплено; спасшиеся были снова захвачены японцами – и пробыли в плену до конца войны.

Когда в августе 1945 года их наконец освободили, Фрэнк решил, что прятать Джуди больше не понадобится. Они были свободны – не только от побоев и заключения, но и от угрозы разлуки. Но он ошибался.

На борту судна, которое должно было доставить их домой, в Британию, Фрэнк увидел объявление: животные на борт не допускаются. Бросить Джуди здесь теперь было просто немыслимо. Фрэнку помогли его соратники: он отправился на борт один, а потом они отвлекли охранников и тайком передали на судно Джуди.

Дома их встретили с почетом. В 1946 году собаку Джуди наградили медалью Марии Дикин за военные заслуги (Dickin Medal; высшая воинская награда Великобритании для животных, учреждённая в 1943 году основательницей благотворительной организации помощи животным PDSA Марией Дикин).

В феврале 1950 года Джуди заболела раком и умерла в возрасте 13 лет. Фрэнк Уильямс похоронил свою верную соратницу в специально сшитом для неё военно-морском кителе.

Фрэнк говорил, что в лагере он каждый день благодарил Бога за Джуди – она давала ему стимул жить дальше: «Я просто смотрел на неё, в эти грустные, налитые кровью глаза, и думал: Что будет с ней, если я умру?»

***
История четвертая

Был ясный тихий день. 22-летний сержант-морпех Стив Рихенбах (Steve Reichenbach) поднимался на холм – в сопровождении служебного пса по кличке Мэйджор (Major).
Вообще-то, это был последний день службы Стива во Вьетнаме: уже прибыли новые кинологи, готовые продолжить службу с собаками. Но когда Стив услышал приказ патрулировать местность – он решил присоединиться к группе морпехов, чтобы еще раз поработать вместе с верным Мэйджором (на фото внизу, конец 1966 года).

Пёс был крупный, весом более 40 килограммов. Когда Стив только начал работать с ним рядом, он заметил, что уже один внушительный вид пса заставлял врага тушеваться.

В отличие от других кинологов, присланных во Вьетнам в 1966 году, Стив не дрессировал Мэйджора до дислокации – в пару с этой собакой его поставили уже по прибытии в страну (прежний опекун Мэйджора погиб несколькими неделями ранее).
Но, несмотря на то, что в паре эти двое оказались случайно, сразу стало ясно, что они отлично подходят друг другу. Оба – и пёс, и его опекун – были спокойными и невозмутимыми, не любили тратить энергию попусту.

...В последний день их совместной службы морпехи поднимались вверх по почти голому, лишенному растительности холму... И вдруг раздался взрыв – мина-ловушка. Четверо из шести солдат погибли, Стив был ранен в обе ноги... А спокойный, никогда раньше не лаявший пёс, с рычанием улегся рядом с раненым хозяином, охраняя его.

На базу, в госпиталь их привезли вместе – покрытый кровью своего опекуна, пёс Мэйджор продолжал лежать рядом с раненым.

Больше со своим верным псом Стив не виделся. Последующие три месяца он проходил лечение в различных госпиталях, а затем был отправлен домой, в США. Служебного пса Мэйджора после ранения Стива поставили в пару с новым опекуном.

Стив Рихенбах никогда не заводил другую собаку. В отличие от многих солдат-кинологов, он не пытался разыскать следы пса Мэйджора. Позже кто-то прислал Стиву сообщение: обнаружились записи о том, что пёс Мэйджор погиб от тропической болезни, жертвами которой становились и другие собаки.

Но даже если бы пёс был жив, при отправке американских войск домой его, как и прочих служебных собак, бросили бы во Вьетнаме.

Это одна из самых черных страниц в истории служебных собак в составе американских войск – особенно учитывая важнейшую роль, которую эти животные играли во время военных действий.
Большинство этих верных собак ожидал страшный конец — они, скорее всего, становились жертвами вьетнамских солдат.

Во время вьетнамской войны американцами были задействованы более 4 000 служебных собак. По оценкам, эти животные спасли жизни более чем 10 тысяч человек.

Стив Рихенбах никогда не забывал своего пса Мэйджора: «Это был отличный друг. Он заслуживал лучшей участи. Но... его жизнь была не напрасной, это достойная жизнь».

С сокращениями; источник

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...