Tuesday, November 07, 2017

Кошка не предлагает услуги. Она предлагает себя/ William Burroughs - The Cat Inside (1986)

Кошки изначально не были охотниками на мышей. Ласки, змеи и собаки куда лучше истребляют грызунов. Я убежден, что кошки начинали, как духовные компаньоны, как Близкие, и никогда не изменяли этому предназначению.

Кошка не предлагает услуги. Она предлагает себя. Конечно, ей нужна забота и крыша над головой. Любовь не получишь даром.

Древние египтяне скорбели о кошке и в знак траура сбривали брови. А почему потеря кошки не может быть такой же горькой и душераздирающей, как любая другая? Маленькие смерти — самые печальные.

Церемония посвящения нацистов в высшие чины СС: вырвать глаз домашней кошки после того, как ты кормил и ухаживал за ней месяц. Это упражнение было придумано, чтобы уничтожить все следы слюнтяйства и сформировать идеального Übermensch (Сверхчеловека). Здесь скрыт вполне ясный магический постулат: подопытный достигает статуса сверхчеловека, совершая жестокий, отвратительный, нечеловеческий поступок.

Мои отношения с кошками спасли меня от смертельного, всепоглощающего равнодушия.

Кто-то сказал, что кошки — животные, более всего отстоящие от человеческой модели. Это зависит от того, про какую часть человечества вы говорите и, конечно, про каких кошек. Я нахожу, что порой кошки бывают потрясающе человечны.

Пользуюсь случаем, чтобы осудить и разоблачить злобную английскую практику псовой охоты. Поганые охотники смотрят, как красивую нежную лисицу разрывают на куски их вонючие собаки.

Я не ненавижу собак. Я ненавижу то, что человек сделал из своего лучшего друга. Ярость пса не его собственная. Она продиктована тем, кто его тренировал. А ярость толпы линчевателей направляют кукловоды.

Я восхищаюсь африканской лисицей, существом столь нежным и робким, что она умрет от страха, если к ней прикоснется рука человека.

Черная [кошачья] мордочка с длинными выразительными губами, как у печальной обезьянки.
Доверчивое существо, окруженное аурой гибели и печали. Множество раз за века им пренебрегали, бросали умирать в холодных городских аллеях, на раскаленных от зноя пустырях, на свалках, в крапиве, на рассыпающихся глинобитных стенах. Много раз он тщетно взывал о помощи.

Утро среды, 1 мая. Я получил от Руски отчаянный призыв о помощи, грустный, испуганный голос, который я впервые услышал месяц назад.
SOS SOS SOS
И я знаю, где он. Я звоню в Общество Гуманности.
— Нет. У нас нет кошки, которую вы описали.
— Вы уверены?
— Подождите, я еще раз проверю... — (Крики испуганных животных).
— Ну да, у нас есть кошка, которую вы описываете.
— Сейчас приеду.
— Ну, сначала вам нужно заехать к городскому чиновнику с сертификатом о прививке против бешенства и заплатить десять долларов за то, что вы забираете кошку.
Все завершено за час с помощью Дэвида Оули. Мы приезжаем в приют. Это — лагерь смерти, полный горьких, отчаянных криков пропавших кошек, ждущих, когда их усыпят.
— Есть у нас тут один испуганный кот! — девушка проводит меня в «отстойник», как это тут называется. Застывший от страха, Руски сжимается на железной полке рядом с другой перепуганной кошкой. Девушка отпирает дверь. Я вхожу и бережно сажаю моего кота в коробку.
Прежде чем кота позволяют выпустить, нам приходится пятнадцать минут ждать дежурного офицера. Его нет на месте, когда я возвращаюсь, неся Руски в коробке. Молодой, белобрысый полицейский наглец, тощий, с хлипкими усиками. Даже не полицейский, если быть точным. Я спрашиваю его об обстоятельствах ареста Руски. Он не знает. Его напарник осуществил захват. Напарник сегодня выходной. Полицейская хмурость наползает на его костлявое лицо.
— Незаконно разрешать вашей кошке свободно гулять. Кошки и собаки должны находиться в помещении хозяина и всегда в пределах словесной досягаемости. Таков закон. (Закон, привычно нарушаемый в Лоуренсе любым человеком, у которого есть двор).
После 72-х  часов, проведенных в отстойнике, животных предлагают желающим. Животные знают. Животные всегда понимают смерть, когда видят ее. Выстави-ка лучшую лапу вперед. Это твой последний шанс, Котик.
Какой шанс был бы у Руски, взрослого, некастрированного кота, охваченного страхом? Просто испуганный кот.
— О, папа, я хочу этого! — мальчик указывает на Руски.
— Ну, мы бы не советовали... он не очень дружелюбный.
— Пожалуй, этого не будем, Панки.
Руски отчаянно мяукает им вслед.
Не могу согласиться с общепринятым мнением, что кошке оказывают услугу, убивая ее... простите... я хотел сказать «усыпляя». Поищите простую альтернативу в отсталых странах, где нет Обществ Гуманности. В Танжере бродячие кошки предоставлены самим себе. Помню старую эксцентричную английскую даму в Танжере. Каждое утро она ходила на рыбный рынок, покупала мешок дешевой рыбы и обходила пустыри и другие места, где было много бродячих кошек. Я видел, как кошек тридцать собиралось, стоило ей появиться.
Да, почему бы и нет? Деньги, которые сейчас идут на заключение в клетки и убийство кошек, можно было бы потратить на настоящие приюты с раздачей пищи. Конечно, коты должны быть при этом кастрированы и привиты от бешенства.

Той ночью, впервые за три года, Руски прыгнул на мою кровать, мурлыча и ласкаясь, потерся об меня и уснул, благодаря за спасение.
На следующий день я позвонил в службу контроля за животными.
— Моего кота поймали и доставили в приют, и я хочу знать, при каких обстоятельствах это произошло.
— Обстоятельства таковы, что незаконно оставлять кота без присмотра.
— Нет, я имею в виду, каким образом это произошло?
Судя по всему, его поймали в ловушку на углу Девятнадцатой и Баркер, примерно в двухстах ярдах от моего участка. Возможно, его продержали в ящике-ловушке всю ночь. Неудивительно, что он был так напуган.

Тогда я ничего не знал об этих ловушках. Не знал, что кошек могут ловить. Ближе. Еще ближе. Представить, вдруг я оказался бы в отъезде. Представить... Не хочу. Очень больно. Теперь все мои кошки носят бирочку о прививке против бешенства.

Все вы, любители кошек, помните, что миллионы кошек, мяукающих в комнатах всего мира, возлагают на вас надежды, верят в вас; так маленькая кошечка в Каменном доме положила голову мне на ладонь, так Пеструшка Джейн прятала своих детей мне в сумку, так Флетч прыгал на руки Джеймсу, а Руски бежал мне навстречу, охваченный радостью.

Уильям Берроуз. Кот внутри (1986)

Подготовила – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Другие отрывки из этой книги - в моём цитатнике

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...