Thursday, January 04, 2018

Джо-Энн МакАртур: В каждом из нас есть крупицы зла и большой запас доброты/ Interview with Jo-Anne McArthur of We Animals (2014)

Декабрь 2014; источник

Джо-Энн МакАртур – канадская фотожурналистка и активистка в защиту животных; см. статью

Вопрос: В документальном фильме «Призраки в нашей машине» (The Ghosts In Our Machine) ты упоминаешь, что в результате твоей работы в защиту животных перенесла посттравматический стресс (post-traumatic stress disorder, PTSD). Можешь рассказать подробнее об этом? Как ты научилась (или всё еще учишься) сохранять душевное равновесие?

Джо-Энн МакАртур, проект We Animals (Мы животные): Необходимость постоянно сталкиваться с несчастьями и фрустрацией [психологическое состояние гнетущего напряжения, тревожности, чувства безысходности и отчаяния, возникающее в ситуации, которая воспринимается личностью как неотвратимая угроза достижению значимой для нее цели, реализации той или иной ее потребности], вследствие увиденного мной – это, конечно, тяжелое испытание.

Рада сообщить, что я пока не надорвалась – и не думаю, что это со мной случится в будущем.
Прежде всего, я считаю, что испытывать стресс – это нормальная и правильная реакция, когда становишься свидетелем жестокого обращения. Речь не только обо мне «на линии фронта», но обо всех людях, которые читают рассказы и видят фотодокументы, пусть даже просто через соц-сети. Миллиарды живых существ переносят бессмысленные мучения от рук человека. Здесь есть, от чего прийти в отчаяние и ярость. Очень легко ощутить безнадежность.

Я годами жила с чувством ярости и безнадеги! И несмотря на происходящее массовое истязание живых созданий, я научилась тому, что *обязана* думать, заботиться о себе. Животным нужны все наши силы, на каждом этапе этого пути. Мы не сможем им помочь, если будем «выгорать» за несколько лет своей работы, или если начнем заглушать в себе чувство сострадания из-за неспособности справиться с глубочайшей печалью и стрессом.

Итак, с течением времени — а также с помощью психотерапевта и моих хороших друзей — я поняла, что попросту не могу *жить*, непрестанно горюя. Что нормально этого не делать. Я обучилась не вовлекаться в собственные переживания и эмоции автоматически, но наблюдать за ними, и решать – хочу ли я разделять их.

Я каждый день сталкиваюсь с жестокостью. Мы все сталкиваемся. Но я вправе *решать*, тратить ли силы на печаль – или же беречь мою бесценную энергию и вкладывать её в достойную работу, которая необходима для спасения животных. Я научилась выстраивать психологические барьеры. Я чуть более активно берегу и лелею всё то, что приносит в мою жизнь радость. Я должна так делать. Если нет – у меня будет меньше сил для борьбы со злом.

Вопрос: Многим активистам трудно сохранять позитивный настрой в связи с освобождением животных, когда мы видим вокруг столько бездушия к животным, не относящимся к человеческому виду (nonhuman animals) – отражение господствующих тенденций в нашем обществе. В то же время, ты часто говоришь о врожденной, внутренне присущей людям способности к милосердию. Откуда ты черпаешь надежду?

Джо-Энн МакАртур: Думаю, в каждом из нас есть крупицы зла и большой запас доброты. Мы все склонны фокусировать внимание на плохом. Но если постараться видеть в людях хорошее, это может изменить и наш собственный мир. Кроме того, это меняет наше отношение к другим. Самые лучшие стороны человека проявляются тогда, когда к нему относятся с уважением и добротой, когда с ним обращаются сдержанно, без осуждения. Тогда всё хорошее в людях, вся их сострадательность выходит на поверхность. Если мы найдем общий язык друг с другом, если обретем общность интересов – мы горы свернем.

Хотя я много раз сталкивалась с темной стороной человечества, – я всё же думаю, что зло в человеке – это только малая часть того, каковы мы на самом деле. Это дает мне надежду.

Кроме того, я погружена в работу ради перемен, в активистскую деятельность; я окружаю себя добрыми и сострадательными людьми, которые разделяют мои цели (избавление от мучений и гнета животных, не относящихся к человеческому виду/ non-human animals). Если нужно подзарядить батарейки с позитивным настроем – становитесь «частью изменений к лучшему», как говорил Ганди. Это помогает взбодриться и дает силы.

Вопрос: Движение за освобождение животных имеет богатую историю, и, кажется, в настоящее время достигает своего пика. Можешь рассказать о происходящих вокруг нас переменах? Ведь ты уже более десяти лет принимаешь активное участие в этом движении. Каковы, на твой взгляд, сильные стороны этого движения, а какие требуют улучшения?

Джо-Энн МакАртур: Да, действительно, это движение достигает пика! Думаю, отчасти причина в том, что сейчас используется такое разнообразие тактик, различных подходов. На разных людей влияют различные акции и кампании. Мы постоянно обсуждаем пользу тех или иных действий в защиту животных и это здóрово — это помогает нам пересматривать и повышать эффективность нашей работы. Мы можем соглашаться или не соглашаться по поводу какой-то конкретной тактики, однако все они в целом затрагивают множество людей; больше, чем когда-либо ранее.

Это может быть что угодно: распространение листовок с информацией о веганстве; участие в шумных демонстрациях; непосредственное спасение конкретных животных; создание тематических произведений искусства; проведение гуманных образовательных мероприятий; создание документальных фильмов; работа с небольшими местными группами зоозащитников или с крупными организациями; общение с политиками и изменение законодательства... Все эти виды деятельности охватывают широчайшие слои населения.

Одни люди становятся активнее в деле защиты животных, когда видят непосредственные операции по спасению зверей. Других впечатляет речь избранного ими члена парламента о проблемах жестокости к животным – и люди задумываются, например, о том, какие товары покупать.
Наша сила – в численности, в разнообразии подходов, в образовании и в том, что мы видим взаимосвязанность различных форм угнетения животных.

Не могу сказать, на какие аспекты следует обратить внимание и улучшить. Движение за права животных – это такой всепланетный эксперимент в действии. Возможно, я просто не отважусь говорить или высказывать догадки о «слабых» сторонах движения.

Чего я хочу – так это достижения большей общности целей и взаимопонимания – и с другими активистами, и с людьми, которые до сих пор не знают или не задумываются о страданиях животных. Это возвращает нас к вопросу о доброте. Понимаю, звучит слишком упрощенно – но именно этого часто недостаёт. Доброта не значит, что тебя не злят издевательства над животными; она подразумевает простоту, сдержанность и взаимодействие с миром с этой выгодной позиции.

Вопрос: После появления в фильме «Призраки в нашей машине» (The Ghosts In Our Machine) твоя работа, лицо и имя стали известны широкой аудитории. Эта документальная лента получила много отзывов и от крупных мейнстримовых, и от альтернативных средств массовой информации; её показали в кинотеатрах всего мира, по телевидению, она есть в интернете. Как это повлияло на тебя лично и на твой проект «Мы животные» (We Animals)?

Джо-Энн МакАртур: Я давно решила, что моя документальная работа будет носить моё имя, мои слова, будет связана с моей личностью; что я буду вот таким порядочным, достойным человеком, с которым люди легко смогут соотнести себя. И в этом смысле я выиграла и проиграла одновременно. Фильм «Призраки в нашей машине» в огромной мере повлиял и на мою работу, и на мою личную жизнь. Теперь и то, и другое – на виду!

То, что внимание привлекли фотодокументы проекта «Мы животные», помогло движению в защиту животных, способствовало позитивным переменам в людях. Док. фильм давал возможность бросить взгляд и на мою повседневную жизнь; это служило общей цели, вдохновило людей, показало им, что такое активизм и чтó могут сделать они сами.

Однако теперь я готова сделаться чуть менее видимой. Я могу, всеми силами, продвигать на передний план работу в «Мы животные» – но в личном плане отступить в тень.
Мне очень повезло в том, что и проект «Мы животные», и я лично получили такую невероятную поддержку. Но в личном плане я взвалила на себя чуть больше, чем следовало!

Пришло время мне немного «отдохнуть под пáром»; задумать новый проект в защиту животных; поработать над тем, как привлечь еще бóльшее внимание к уже запечатленным мною фотодокументам. В общем – побольше внимания к работе «Мы животные», поменьше – лично к Джо-Энн!

Вопрос: Что ждет проект «Мы животные» впереди?

Джо-Энн МакАртур: Очень многое! Я очень стараюсь воспользоваться нынешним положением – когда фильм «Призраки в нашей машине» и книга «Мы животные» вышли в свет; получили признание и широкое распространение. Сейчас СМИ посвящают больше, чем когда-либо, внимания освещению проблем, связанных с животными. Растет спрос на новые фотодокументы. Поэтому я снова тружусь «в полевых условиях», а также за рабочим столом. Это замечательно!
На фото: Бездомная собака, Сантьяго, Чили, 2005 год - см. статью «Отбракованная собственность»

Я собрала отличную команду ребят, которые начинают разрабатывать учебный план для образовательных программ (Humane Education Programs) проекта «Мы животные». Я много выступаю и рассказываю о гуманном образовании, особенно среди студентов. Им нравятся мои рассказы. Цель – взрастить по отношению к животным эмпатию [сопереживание, сочувствие, участие] и благоговейное уважение.

Я начинаю два новых книжных проекта – один из них в сотрудничестве с замечательным профессором из Университета Брока (Brock University; расположен в городе Сент-Катаринс провинции Онтарио, Канада). Подробности будут обнародованы в ближайшем будущем.

Я продолжу сотрудничество с местными и международными организациями. Я делаю всё, чтобы материалы проекта «Мы животные» были доступны каждому, кто любит и помогает животным. Я благодарна поддержке отдельных людей и целых организаций, благодаря которой моя работа охватывает большие масштабы.

Я всегда буду вести расследования об эксплуатации животных, но впредь буду более избирательна с различными проектами, уделяя больше внимания стратегии. В настоящее время заявок так много, что я уже не могу соглашаться на каждое предложение. И это – приятная «проблема». Есть потребность, необходимость в новых, ярких и впечатляющих изображениях, документальных лентах и рассказах.

Надеюсь, «Мы животные» и «Призраки в нашей машине» вдохновят людей стать на путь защиты животных.

Проект «Мы животные» назван нашим Посланником в защиту животных (Featured Animal Ambassador) в декабре 2014 года.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...