Thursday, March 29, 2018

отмечая Пасху, выбирайте сострадание/ Please choose compassion this Easter holiday

29-03-2018

Приближается Светлая Пасха, и множество людей по всему миру готовятся праздновать в кругу родных и друзей. Но даже во время этого празднования возрождения и жизни, ради воскресного пасхального обеда будут убиты миллионы ягнят. Эти малыши такого не заслуживают. Пожалуйста, отмечая Пасху, выбирайте сострадание.

На фото: Активист выносит из фабрики интенсивного животноводства ягненка во время спасательной операции. Испания, 2009 год – автор фото – Джо-Энн МакАртур
О ней и её проекте Мы животные - по тэгу

As Easter approaches, many communities around the globe are preparing to celebrate with their friends and families.
But even as we celebrate new life, millions of spring lambs will be slaughtered for Easter Sunday lunch.
It doesn't have to be this way for these babies. Please choose compassion this Easter holiday.

📷: Activist carries lamb out of factory farm during an open rescue. Spain, 2009. Jo-Anne McArthur/Animal Equality

source - We Animals facebook page

Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Tuesday, March 27, 2018

Гибель животных из контактного зоопарка при пожаре в ТРЦ/ Kemerovo, dead animals from contact zoo

via Andrei Rogozhin (Environmental film producer, corporate watch researcher, animal rights & sustainable fashion blogger, Москва):


Я удалил все посты про пожар, но это опубликую. Потому что о детях и уродах все пишут и говорят. А о животных из контактного зоопарка написал только Александр Шубин. Между тем контактные зоопарки, аморальные сами по себе, распиханы в каждом ТРЦ. За последние полгода это второй случай гибели животных из контактных зоопарков при пожаре в ТРЦ. Пожар в московском ТРЦ "Рио" прошлым летом обошелся без масштабных человеческих жертв и о нем забыли. Животные в контактном зоопарке погибли, их никто даже не пытался спасти.

* * *
via Иван Давыдов

Глупый и мягкий кролик привык думать,
Будто мир - это и есть опилки под лапами,
Лампа в небе,
Жухлый капустный лист,
И, конечно, дети,
Которые отравляют кролику жизнь,
Но умеренно и в обмен на морковку.
А потом узнал, что еще бывает огонь.
Еще бывает огонь.

* * *
Как рассказывают горожане, ТРЦ "Зимняя вишня" был одним из главных центров семейного досуга. Дети всегда стремились на четвертый этаж комплекса, где были детская площадка, батутная, аттракционы и, конечно, кинотеатр. Притягивал детей и контактный зоопарк "Ребятам о зверятах", где обитало более 200 животных - лиса, козы, ежи, змеи. По словам Елены, ее сын Егор первым делом спросил ее, что из-за пожара случится с животными. Отведя ребенка домой, женщина позвонила администраторам зоопарка, но те лишь развели руками - спасатели велели им срочно эвакуироваться. Все их подопечные остались в деревянных загонах и погибли.

статья: "Мы горим. Я вас люблю". Как люди спасались и погибали в Кемерове

* * *
via Olesya Kulyk:

Погибли 200 животных 25 видов. "Трогательный" зоопарк временно исчез.
Но пока люди будут готовы платить за то, чтобы смотреть и трогать умирающих животных, подобные смертепарки будут закупаться вновь и вновь.

Monday, March 26, 2018

Интернет магазины зоотоваров

Для киевлян с животными-компаньонами. 🐾🐕🐈
Рекламирую (исходя из опыта) интернет магазин зоотоваров http://allzoo.com.ua/.

Вежливо, быстро, аккуратно, доставка прямо в квартиру (не «до подъезда»), есть система скидок.

* * *
UPD
С конца апреля 2018-го пользуюсь услугами онлайн зоомагазина Pethouse.


Широкий ассортимент, удобство вебсайта, вежливость сотрудников, ориентация на клиента. Доставляют пунктуально и быстро. Очень рекомендую всем опекунам животных в Киеве.

Подготовила Е. Кузьмина http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Thursday, March 22, 2018

Собака судьбу не выбирает/ Actor Aleksei Serebryakov & his dogs

У Алексея Серебрякова трое детей: Даша, дочь его жены Марии от первого брака, и братья — Степан и Данила, их усыновили, забрав из детского дома. А еще у Серебряковых пятеро собак. Всех своих питомцев актер подобрал на улице или взял в приютах.

Одна из собак, Пуша, инвалид. Прежние владельцы, бросая собаку, так крепко привязали её к дереву, что передавленную лапу пришлось ампутировать. Зато теперь Пуша живет в любящей семье и снимается в социальной рекламе (Пуша и Алексей на фото внизу).



Отрывки из интервью разных лет:

Алексей Серебряков: 

«Все наши питомцы не купленные, а подобранные на улице. Шуру мы забрали из собачьего приюта, потому что он трёхлапый. Пса сбила машина где-то в Москве, прохожие пожалели и привезли его в приют, ветеринарам одну лапу пришлось ампутировать. Зину я подобрал на Староконюшенном, она была совсем щенком. Клаву мы взяли, когда соседи-французы уехали, а её бросили. Басю приютили, когда умерла ее хозяйка, наша родственница. Вера Павловна — с Цветного бульвара. Маленькая, вертлявая (электровеник!), очень ласковая, ей до всего есть дело. Вера похожа на какую-нибудь начальницу отдела кадров, поэтому мы обращаемся к ней сугубо по отчеству».

«Мои дети растут с собаками. Все наши питомцы подобраны на улице. Умирает один — появляются двое. Сейчас у меня четыре собаки. Я абсолютно уверен, что, когда дети вырастут, у них тоже будут собаки, потому что количество тепла, которое они получают от животных, не поддаётся исчислению.
Дети не должны видеть бездомных собак. Когда они видят бомжа, я могу им объяснить, что он сам избрал себе такой путь. Нет никакой проблемы в том, чтобы поехать за сто километров, вселиться в опустевший дом, обработать землю. Собака же судьбу не выбирает.
Трудно требовать от детей какого-то морально-нравственного аспекта, когда они живут в стране, где бегает такое количество несчастных животных, которых много тысячелетий тому назад человек приручил сам.
Породистые собаки не выживают на улице, они погибают практически сразу. Уличные сбиваются в своры, которые опасны. Эти проблемы надо решать.»
«Что значит купить собаку? Не понимаю. Обращайтесь ко мне, мы сядем в машину и поедем в приют, где есть все породы собак. Возьмёте себе хоть алабая, хоть восточно-европейскую овчарку, хоть пуделя. Обещаю!»

источник

Подбор отрывков и фотографий – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Wednesday, March 21, 2018

Умер последний в мире самец северного белого носорога/ World's last male northern white rhino dies

Samir Kuliev - via

Сегодня скончался последний в мире самец северного белого носорога.
Эта новость поразила меня до глубины души. Такие вещи окончательно доказывают, что человечество движется к своему закату, совершенно не учась на собственных ошибках. Вокруг постепенно умирают животные и растения, высыхают озера и моря, а мы думаем о новых айфонах и о большем заработке, о количестве лайков и о вкусной жратве... Мир нужно спасать от нас самих.

В 1960 году популяция северных белых носорогов насчитывала 2 250 особей.
Однако спустя 20 лет в живых остались всего 15 животных.
Огромную роль в вымирании носорога сыграли браконьеры: рог животного считается целебным во многих африканских культурах и высоко ценится на черном рынке. Северный белый носорог является вторым по величине наземным животным после слона...

Варварское обращение с животными - это не новость. Просто сейчас жестокость в отношении братьев наших меньших достигла угрожающих размеров. Убийство животных происходит повсеместно. В некоторых странах, таких как Корея, - это вообще норма. Там взрослые люди на глазах у маленьких детей жестоко убивают собак на улице, чтобы потом ими полакомиться на обед. Скажите мне, что вырастет из такого ребенка, видящего жесткое обращение с животными с детства? Думаю вряд ли из него получится посол доброй воли.

В прошлом году на международном венецианском кинофестивале показали кино, австрийского режиссера Ульриха Зайдля, названное «Сафари». Во время демонстрации этого фильма многим зрителям становилось плохо. Страшное в своей жестокости документальное изобличение охотников-туристов, убивающих ради «спортивного интереса».

«Цивилизованные» европейцы целыми семьями приезжают в Африку, чтобы пострелять в красивейших животных, сфотографироваться рядом с их трупами, а после их разделывания украсить добытыми трофеями свои интерьеры.

Все изменится только тогда, когда мы начнем менять себя, а не попытаемся изменить кого-то...

Tuesday, March 13, 2018

Индия: история спасённых собак/ Bangalore, India - rescued aging dogs

См. также историю собаки Сюзи и (некоммерческой организации «Пожилые собаки Сюзи»/ Susie's Senior Dogs)

10-02-2018
Дорогие сотрудники организации «Пожилые собаки Сюзи»!

Я работаю в Бангалоре (это крупный город и административный центр на юге Индии), занимаюсь спасением, реабилитацией и поиском новых семей для бездомных собак.

Сегодня исполняется ровно два года с тех пор, как в моей жизни появился вот этот неуклюжий сенбернар. Я взволнована, благодарна и счастлива тем, что эта собака выжила.

Собака Маи (Mai) породы сенбернар была найдена на улице.
Эту пожилую собаку, больше непригодную для его бизнеса, выбросил заводчик. Так Маи оказалась у нас в приюте – страдающая и физически, и душевно. На фотографии слева вверху вы видите, как она провела первые семь лет жизни; сидит на мешке из дерюги, на цепи, в очередной раз готовая принести ненужное потомство.

В ту пору, два года назад, я не знала, поступаю ли я правильно в глазах «шайки» моих питомцев. Я лишь знала, что могу обещать этой пожилой собаке безусловную любовь, теплоту и дружбу.

Моей первой и главной задачей было сделать всё, чтобы стереть её воспоминания о жизни, изображенной на первом, описанном выше, фото. Может, это было важно, прежде всего, для меня самой – потому что мне трудно было выбросить из головы эту картину.

Итак, Маи приучалась жить в условиях, противоположных её жизни на цепи и грязной дерюге. Она живет со всей моей бандой, заботится о молодых пёсиках, которым в жизни не везло, заводит дружбу с котятами, которые прячутся у неё под мышкой... Она стала моим лучшим другом.

Теперешняя её семья состоит из двух других пожилых и одной молодой собаки.
Собаке Лили уже больше 13 лет, у нее проблемы с сердцем и рак молочной железы. Мы только что это выяснили: начался рецидив, два года спустя после двусторонней мастэктомии.
Грант – почти 14-летний пёс породы бигль (порода английских гончих). Я взяла его из приюта, где работают мои друзья, он называется Freagles of India – эта организация занимается спасением и устройством биглей, которых использовали в качестве подопытных животных в лабораториях.
Мари – самая молодая моя собака, ей чуть больше года. Еще щенком её, положив в пакет, выбросили на мусорку.

С любовью, Анупа (Anoopa).

источник

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Monday, March 05, 2018

Зелёные мосты — экодуки для диких животных/ Wildlife overpasses

См. также: Молитва о животных, сбитых автомашинами

«Переходы для диких животных» (wildlife overpasses), «зелёные мосты» (green bridges), экодуки (ecoducts) – это разные названия для сооружений, возведенных над автомагистралями и позволяющих диким животным благополучно перебраться на другую сторону дороги.

Экодук в Нидерландах

Большинство подобных мостов-экодуков – шириной от 10 до 60 метров. Как правило, подобные «переходы» покрыты почвой и растительностью, составляя единое целое с окружающий ландшафтом и являясь ареалом обитания для целого спектра различных видов и видовых групп.

Более масштабные структуры предназначены для крупных млекопитающих, от копытных (например, олени и лоси) до хищников (черные медведи, медведи гризли, волки, росомахи).

На фото - экодук в Германии

*
«Мосты для животных», известные также как экодуки и «переходы для диких животных» помогают преодолевать преграды, выстроенные человеком (автострады, железнодорожные полотна и прочее).

На фото - экодук на месте миграции крабов; национальный парк на острове Рождества
(остров Кристмас, расположен в восточной части Индийского океана; принадлежит Австралии)

«Переходы для диких животных» – общее понятие, включающее в себя и подземные тоннели, и эстакады, и мосты, и тоннели для амфибий, и морские трапы для движения рыбы, и зелёные крыши.

Активное строительство дорог привело к тому, что были «разрезаны» лесные массивы, уничтожены тропы и нарушены миграционные пути диких животных. Создание подобных «переходов» (wildlife crossings) направлено на сохранение ареалов обитания диких животных, позволяет соединять или заново воссоздать различные территории, бороться с фрагментацией естественной среды обитания.

Кроме того, «переходы» помогают предотвращать столкновения диких животных и дорожного транспорта, что, помимо смертельной опасности или угрозы увечий для диких животных может спровоцировать ранения людей и/или нанесение ущерба собственности. По данным специалистов, ущерб от столкновения диких животных и автотранспорта в США составляет ежегодно 8 миллиардов долларов.

Первые экодуки-переходы были возведены во Франции в 1950-е годы.
На протяжении нескольких десятилетий европейские страны, включая Нидерланды, Швейцарию, Германию и Францию используют множество разнообразных переходов, с целью сокращения столкновений дикой природы и автотранспорта.

Используются различные структуры, как наземные, так и подземные, для охраны и восстановления популяций диких животных, например, копытных, беспозвоночных, амфибий, различных видов некрупных млекопитающих.

Экодук в Нидерландах

В Нидерландах сооружены более 600 тоннелей, как под основными, так и под менее оживленными автотрассами. Это помогло восстановить популяцию вымирающих европейских барсуков.

Самый длинный «экодук»-путепровод (“ecoduct” viaduct) расположен в Северной Голландии, около Crailo. Его протяженность 800 метров, он проходит через территории железной дороги, автотрассы и поле для гольфа.

В Канаде и США тоже растет количество «переходов-экодуков».

Многочисленные знаменитые «переходы» расположены в Национальном парке Банфф (Banff National Park), Альберта, Канада (на фото вверху). Скрытые за покровом естественной растительности мосты обеспечивают безопасные пути следования диких животных (медведей, волков, лосей и множества других видов) через (над) Трансканадским хайвеем (Trans-Canada Highway).

24 «перехода для диких животных» были сооружены в Банффе еще в 1978 году, в рамках проекта по улучшению автодорог.

По данным исследователей фауны Национального парка Банфф, с 1996 по 2012 год животные использовали расположенные там шесть переходов и 35 тоннелей более 200 000 раз!

На фото - экодук в Нью-Джерси, США

На территории США за последние 30 лет возведены тысячи различных «экодуков» – включая мосты, над- и подземные переходы. Эти сооружения приносят огромную пользу, среди прочего, способствуя сохранению популяций горных козлов в Монтане, пятнистых саламандр (spotted salamanders) в Массачусетсе, снежных баранов (Bighorn Sheep) в Колорадо, пустынных черепах в Калифорнии, пантер во Флориде.

источник; источник;
Wikipedia;
Bridges for Animals to Safely Cross Freeways Are Popping Up Around the World
По этим же ссылкам - фотографии самых красивых и необычных экодуков в мире.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Friday, March 02, 2018

Один день из жизни Джо-Энн МакАртур/ A Day in the life of Jo-Anne (2016)

Вместо эпиграфа:

June 20 2016 - Jo-Anne McArthur via Facebook:
Джо-Энн: Я – твердый орешек, но сегодня мне чертовски грустно. Нет, правда, как нам, людям, сходит с рук вся та чудовищная жестокость, которую мы творим каждый день? Я рада, что этот проклятый день закончился. По крайней мере, для меня. Не для них. Они так живут. Будь всё это проклято.
June 21 2016 - Jo-Anne McArthur via Facebook:
Спасибо всем за такие славные вчерашние сообщения. У меня есть силы продолжать эту работу, потому что я знаю – она помогает изменить мир к лучшему. Вот это меня держит. А еще то, что я знаю – я не одна. Совсем не одна! Нас вокруг миллионы, нас, кому на самом деле не всё равно, – и нас с каждым днем всё больше!
...Я пробуду в этом городе 4 суток. Три вечера подряд я ужинала в одном и том же вегетарианском ресторане, и меня уже знают как девушку, которая хочет большой салат. У них не было меню на английском, и я просто сказала: «Можно мне один большущий веганский салат?»
Еще сегодня я пробежала 7 км – это помогает мне стряхнуть с себя все ужасы, которые я вижу. А еще бег – возможность быть в форме, ведь я провожу целые дни на ногах! Я большая фанатка здорового образа жизни! Это по-настоящему помогает не раскисать.

* * *
сентябрь 2016
Автор: Даян Уолтон (Diane Walton), блог «Один день из жизни...» (“A Day in the life…”)

Я впервые услышала это имя примерно полтора года назад, когда решила убрать из моего рациона мясо и молочные продукты. Я посмотрела немало документальных фильмов на эту тему – некоторые были полны жестоких реалий, другие рассказывали об экологии, в образовательном ключе, но один из них запомнился особо: «Призраки в нашей машине» (The Ghosts in Our Machine), канадского производства. Джо-Энн была главной «человеческой» героиней картины о животных. Речь шла о работе «под прикрытием» – когда Джо-Энн фиксирует на пленку случаи жестокой эксплуатации животных по всему миру, и распространяет свои фотодокументы. Фильм был грустным, западал в душу и заставлял думать.

Вскоре затем я присоединилась на Фейсбуке к нескольким группам веганов и защитников животных, и заметила, что имя и видеоматериалы Джо-Энн то и дело появлялись то тут, то там. Когда я опубликовала одно видео Джо-Энн на моей страничке, я не удивилась, что сразу несколько моих друзей знали её – ведь Джо-Энн не только активная защитница животных, но и известный фотограф.
Я поняла, что хочу знать больше об этом человеке.
Выяснив, что она живет где-то неподалеку, я поискала информацию о ней и отправила эл. письмо – предлагая написать о работе Джо-Энн. И она согласилась! Я была счастлива, чувствуя себя словно поклонница знаменитости!

Старшая из двух сестёр, Джо-Энн выросла в Оттаве. Изучала географию и английскую литературу в местном университете, посещая также факультативные занятия по черно-белой фотографии. Увлеклась фотоделом, после окончания учебы стала стажироваться в фотографии – и вскоре это стало её основной профессией.

Страсть Джо-Энн к фотографированию в равной степени сочетается с любовью к животным и путешествиям. С детства по дому Джо-Энн бегали/летали домашние животные и птицы: «Уже лет в 10 я стала замечать, что то, что многим казалось забавным развлечением – трюки зверей, выпрашивание ими пищи – меня только печалило».

В 1998 году любовь к животным стала оказывать влияние на фотоработы Джо-Энн. Она отошла от традиций, изображая не совсем привычное из повседневной жизни: вот мясной прилавок, вот печальный мул в зоопарке с приставленной к нему табличкой «осёл».
Позже появились подобные снимки из заморских путешествий Джо-Энн – более экзотические животные, которых держали на цепи и дрессировали ради получения наживы с туристов, и/или эксплуатировали в станах, где туризм – основной источник дохода (например, катание верхом на слонах в странах Азии).
Именно тогда Джо-Энн осознала, что «должны быть способы более открытых, справедливых отношений с животными, без их эксплуатации; необходима информированность людей».

Она начала работать под прикрытием на зверофермах и в животноводческих комплексах, а также принимать участие в других рискованных предприятиях – чтобы делать фотоснимки и распространять информацию. Она работала и продолжает работать с группами активистов-зоозащитников – а также в сопровождении охраны: «Наше дело рискованное, это нелегально. Что делать, если нас застукали? Беги!»

На фото - Джо-Энн и её пёсик Сэм

Вскоре после появления фотографий, сделанных в международных поездках, Джо-Энн организовала проект «Мы животные» (We Animals):

«“Животное!” Это слово в разговорной речи часто используют для описания чего-то негативного, жестокого, грязного: “Ты животное!” Название проекта We Animals (Мы животные) направляет обвинение в наш адрес, возвращает его – подтверждая факт, который очевиден, но часто забывается: мы с вами – животные, мы все – живые, чувствующие создания, стремящиеся жить свободно и благополучно».

Стиль фоторабот Джо-Энн не перепутаешь ни с чьим. Она хочет, чтобы мы, её зрители, «смотрели, не отворачивались, не отводили глаз». И её снимки именно такие. Они одновременно красивы и бесконечно печальны; в них нет склонности к изображению чрезмерной жестокости, кровожадности (стиль, присущий некоторым радикальным зоозащитным группам).
В результате возникла поразительная книга, сборник трогательных и вдохновляющих фотографий и текстов, заставляющих нас задуматься. И почувствовать.
Книга «Мы животные» (We Animals) была опубликована в 2013 году в более чем 20 странах мира. Фотографии и тексты из книги стали важным информационным источником как для сотен групп защитников животных, так и для отдельных людей, которых интересуют проблемы отношения человека и животных. Джо-Энн щедра – она только рада тому, что люди и целые организации безвозмездно используют её снимки, помогая пробудить сознательность, заставить задуматься о тяжком положении животных.

А чтобы заработать на жизнь, Джо-Энн подрабатывала коммерческим фотографом – делала съемки на свадебных церемониях, например. Но она с улыбкой рассказывает, что в настоящее время полностью посвятила себя трём своим страстям: работе в защиту животных, фотографированию и путешествиям. Она непрестанно в пути, проводит семинары и встречи по всему миру, выступает в школах, на фестивалях и прочих мероприятиях, рассказывая о своей деятельности в защиту животных.
Фотоработы Джо-Энн публикуются в таких изданиях, как Canadian Geographic, Nat’l Geographic Traveler, the NY Times, Globe & Mail, а также в издании Института Джейн Гудолл (the Jane Goodall Institute).

Документальная лента «Призраки в нашей машине» (Ghosts in Our Machine) привлекла внимание людей по всему миру и заслужила немало наград.
Джо-Энн получила шанс бросить коммерческую деятельность. Она приняла участие в краудфандинговой [«народное финансирование», способ коллективного финансирования, основанный на добровольных взносах] платформе Patreon, объединяющей творческих людей, музыкантов, художников и дающей возможность получать постоянную финансовую поддержку от своих фанов и поклонников.
Джо-Энн даже не ожидала, чтó из этого получится: «У меня теперь есть постоянный источник доходов, позволяющий мне не только заниматься любимым делом, но даже нанимать ассистентов, помогающих мне в организации различных проектов», — с улыбкой рассказывает она. Всё это заслуженно!

Джо-Энн производит впечатление безмятежного, радостного, ничем не омраченного человека. Я спрашиваю, каким образом она справляется со стрессом, неизбежным при её работе. Я лично не могу смотреть документалку о жестокости к животным без отчаяния, отвращения и бессильной ярости. Мне тяжело видеть всё то, что обычно рассказывается о жизни животных в таких лентах.
«Разумеется, бывают периоды, когда я чувствую себя беспомощной, депрессивной, когда сердце разбито в куски из-за бесчеловечности человека. В прошлом я перенесла посттравматический стресс (PTSD), вследствие моей зоозащитной работы. Я посещала психотерапевта, которая вооружила меня противоядиями, научила методам преодоления стресса. Один из советов — “наблюдай, но не вовлекайся”. Двигайся вперед маленькими шажками. Я знаю, что моя работа помогает распространению информации, пробуждению людского сознания. Но для меня это также постоянная борьба с собой».

Джо-Энн последние 14 лет придерживается веганского образа жизни. Но её основная цель – пролить свет на этот вопрос, открыть людям глаза, распахнуть двери, заставить людей увидеть и начать говорить об этом. В последние годы наблюдается всплеск общественного интереса к проблеме питания: откуда мы получаем пищу, чтó мы едим? Джо-Энн была составляющей той движущей силы, которая вдохновила этот интерес.
Благодаря ей возникло более 50 групп «в защиту животных». Её следующая книга Узники (Captive) выходит в апреле 2017 года. Она повествует о животных в неволе – в зоопарках, аквариумах, где их держат ради развлечения. Любой из вас, знакомый с документальной лентой Blackfish, осведомленный о смерти полярного медведя Артуро и прочих подобных историях – понимает весь ужас жизни диких животных в неволе.

Кроме того, Джо-Энн занимается своим новым проектом Unbound (Свободные, безграничные):
«Наша цель – отдать дань уважения женщинам на переднем крае борьбы в защиту прав животных. Проект рассчитан на несколько лет. Мы будем встречаться, беседовать и фотографировать женщин планеты, чья неутомимая деятельность вдохновляет и вселяет надежду. Мы стремимся подтолкнуть наших читателей и зрителей сделать что-то, чтобы этот мир стал добрее и безопаснее для всех живых созданий».

источник: Meet Jo-Anne

* * *
Jo-Anne McArthur - via Facebook, June 2, 2017:

Не молчите! Говорите! Не позволяйте никому из ваших знакомых посещать жуткие заведения, где животных используют для развлечения. Сюда относятся бои быков/коррида (на фото – умирающий бык, ему уже отрезали уши и волокут на бойню), родео и цирки. И большинство зоопарков представляют собой устаревшие, жуткие места, где в неволе держат животных. А ведь есть так много других развлечений, гораздо более веселых! Пожалуйста, не поддерживайте использование животных ради развлечения. Это неправильно.
Не отворачивайтесь.

См. также - фоторепортаж Джо-Энн о корриде

Подготовила и перевела – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Thursday, March 01, 2018

Животных делают из лучшего материала, чем человека/ Letter, Shalamov to N. Mandelshtam

Из переписки 1965 года писателя Варламова Шаламова (1907 — 1982) с вдовой поэта Надеждой Мандельштам (1899 — 1980).

В.Т. Шаламов — Н.Я. Мандельштам

<Август 1965 года>

Дорогая Надежда Яковлевна! Кошку мою Муху убили. Застрелили в голову. Открыто в московских джунглях застрелил какой-то генерал. На Западе там везде есть Общества покровительства животным, есть налоги какие-то, взамен которых государство охраняет животных, — у нас же только смерть и убийство считаются делом чести, славы. Массовое убийство кошек и людей — это одна из отличительных черт социализма, социалистической структуры. Животные безусловно входят в мир людей, облагораживают этот мир и понимают гораздо больше, чем думали Павлов и Дуров. Животных делают из лучшего материала, чем человека, и они много вносят в нашу жизнь добра, неизмеримо больше душевного здоровья, чем пресловутый «зеленый друг». И ад животных — страшен.

Я вчера добился, чтобы мне показали приемник бродячих собак, то есть «отловы» на московских улицах, которые делают ветеринарные инспекции. У меня пропала кошка Муха, по всему городу расклеены плакаты с призывами государства о помощи в убийстве кошек — даже домашняя кошка Муха стала предметом борьбы в государстве. Даже здесь резко сталкиваются наши интересы, взгляды, поступки. Наш районный ветеринар сказал, что кошек убивают не сразу по завозе, убивают назавтра, «поезжайте на эту станцию, в эту газовую камеру московскую». Мне удалось добиться, после долгих усилий и просьб войти в этот «карантин звериный». Лучше бы я туда не ходил: огромный каменный мешок, где внизу, на первом этаже, большие железные клетки с собаками, конусом сток для мочи в середине, а поверх железных клеток собачьих стоят железные ящики величиной с посылку, фруктовую посылку килограмм на восемь, решетчатые ящики, битком набитые кошками всех цветов и оттенков.

Они уже помолились своему звериному богу и ждали смерти. Глаза у всех кошек, а я знаю кошачьи глаза очень хорошо, были безразличными, отсутствующими. Никакой человек уже не мог их спасти от смерти и от людей. Кошки уже ничего не ждали, кроме смерти.

Еще страшнее был ящик особый, куда были набросаны котята разного возраста, от только что родившихся до месячных котят. Я ушел, поблагодарив начальство за человечность, за «человеческий» подход ко мне, а не к кошкам, ибо сначала мне не хотели ничего показывать — «нет, да и всё». А потом удалось увидеть этот ад: у этих железных клеток есть подвеска, чтобы прицепить этот контейнер к крючку газовой камеры. Я рылся в этих ящиках с полчаса, но не нашел Мухи; хотел указать на какую-нибудь кошку, чтобы выпустили из этого ада, но потом раздумал.

Самое страшное вот что. Я думал, когда шел по коридору, что в реве, крике, в вое и визге, которыми меня обязательно встретит этот зал, — последняя звериная надежда, случайность сказочная, что все душевные силы кошек и собак будут напряжены в этот последний миг последней надежды... Звери встретили меня мертвым молчанием. Ни одного писка, ни лая, ни мяуканья.

Текст приводится по изданию: Шаламов В. Новая книга: Воспоминания. Записные книжки. Переписка. Следственные дела. — М.: Изд-во Эксмо, 2004

Не нужно трогать траву со всем ее разнообразием, со всеми одуванчиками/ Moscow's losing sparrow population

См. также: Здесь птицы не поют

Орнитологи связывают исчезновение воробьев в Москве с «собянинским» благоустройством

25 февраля 2018 г.

Многие жители Москвы в последнее время заметили, что некогда вездесущие воробьи стали встречаться все реже и реже. Данный факт подтверждают орнитологи: по некоторым оценкам, птиц в городе стало меньше в несколько раз. Как сообщает портал N+1, причина этого явления кроется в благоустройстве, которым с чрезмерным энтузиазмом занимаются столичные власти.

По словам орнитолога, координатора программы «Птицы Москвы и Подмосковья» Зоомузея МГУ Ольги Волцит, живущие в городе домовые и полевые воробьи выкармливают птенцов насекомыми, и лишь после того, как подросшие птенцы вылетают из гнезда, они переходят на семена. «Раньше все орнитологи весной и летом регулярно наблюдали, как огромные скопления воробьев паслись в траве, собирая насекомых для своих выводков. В этой же траве собирали семена слетки», — рассказала специалист.

Однако в последние годы ситуация резко изменилась, поскольку мэрия ввела практику постоянной стрижки газонов. Кроме того, их значительную часть начали застилать искусственно выращенными рулонными газонами, засыпать торфом. В результате почти полностью исчезли насекомые, которые обитали раньше на газонах.

«На искусственных газонах используется только один вид травы, которая не дает ни цветов, ни семян. Насекомые просто физически уничтожались при переделке газонов, кроме того, насекомым тоже нужно разнообразие растений. В конечном счете в Москве стало намного меньше муравьев, бабочек, жуков, прямокрылых — кузнечиков, саранчи. А ведь и бабочки, и гусеницы — основной корм для птиц, они выкармливают птенцов в основном гусеницами. Частая стрижка газонов тоже не способствует размножению насекомых», — объяснила О. Волцит.

Она подчеркнула, что многие другие птицы также выкармливают птенцов насекомыми, многие виды оказались в таком же кризисе, что и воробьи, но снижение их численности не так бросается в глаза просто потому, что их и так было немного. «Трудно предсказать, как это скажется на городских экосистемах, но чем меньше разнообразие видов, тем хуже. А решить проблему очень просто — не нужно трогать траву со всем ее разнообразием, со всеми одуванчиками, как делают в Европе. А у нас почему-то считается, что это красиво, если везде одинаковая трава», — посетовала орнитолог.

(В качестве иллюстрации. Ирина Сурат - источник: Летний сад до «благоустройства». Этого мы никогда больше не увидим.)

Отметим, что об избыточном благоустройстве в городе ранее заявляла и Комиссия по экологической политике и устойчивому развитию столичной Общественной палаты (ОП). Эксперты, в частности, выявили подобные случаи в ООПТ «Битцевский лес», в парке «Москворецкий», а также в «Кузьминках-Люблино».
Например, в Кузьминском лесопарке власти решили установить «красивые» и «современные» фонарные столбы, однако их оказалось так много, что парк в ночное время стал напоминать съемочную площадку. Природозащитники предупреждали, что чрезмерное освещение в лесу обязательно обернется негативными последствиями для природы, поскольку у животных, растений и насекомых есть определенный световой режим. В случае его изменения нарушается и жизнедеятельность этих организмов.

Скандалом в прошлом году обернулось благоустройство парка при усадьбе Михалково в Головинском районе на севере города. Рабочие спустили воду из каскадных прудов. Местные жители, чтобы спасти погибающую рыбу, отлавливали ее и переносили в расположенный неподалеку Большой Головинский пруд. Очистку дна прудов благоустроители проводили при помощи тяжелой гусеничной техники, которая повредила берега и корни старых деревьев, растущих возле водоема. Проводимые работы уничтожили кормовую базу обитающих на прудах уток и огарей, которые в начале лета вывели много птенцов. Очевидцы происходящего утверждали, что рабочие давили утят тракторами.

Ради велодорожек в парке были вырублены или повреждены многочисленные деревья, грунт был срыт на глубину около 50 сантиметров. Градозащитники из «Архнадозра» жаловались, что само существование дорожек в значительной степени меняет облик исторического парка, который является образцом садово-паркового искусства XVIII века. Больше того, работы проводились в нарушение закона, поскольку дорожно-тропиночная сеть в парке может прокладываться не ближе чем на расстоянии двух метров от деревьев и кустарников.

СМИ, напомним, писали, что благоустройство парка усадьбы Михалково — личный проект Собянина, который рассчитывал увидеть там «новый парк Горького — не меньше». На озеленение и без того зеленого парка городские власти выделили около миллиарда рублей, а единственным участником конкурса стала компания ЕКС, которая и была объявлена победителем. Обновленный парк Собянин лично открыл в октябре, заявив: «Жители давно просили».

источник

* * *
upd

Места лишения природы - Как «благоустройство» убивает биоразнообразие (июнь 2017)

Больше двух миллиардов рублей в год тратят столичные власти на ландшафт и озеленение: газоны, деревья, цветы. При этом, утверждают биологи, столичная природа беднеет и деградирует: за последние 10 лет был вырублен целый лес размером с Куркино и исчезла треть соловьев.

Ботанический сад МГУ («Аптекарский огород»), заложенный еще Петром I, считается экзотикой. Лесные растения обитают тут с допетровских времен и не приспособлены, как уверены многие, к самостоятельной жизни в нынешней Москве. Но это не так.
Артем Паршин, ландшафтный архитектор сада: «Практически все, что у нас растет, могло бы быть и в московских дворах.
Во дворах, где загазованности и реактивов, применяемых на дорогах, меньше, разнообразие деревьев могло бы быть гораздо выразительнее». Но за пределами «Аптекарского огорода» с растительным разнообразием туговато:
«Синих хохлаток, желтых ветрениц, которыми весной бывает усыпан сад, в Москве почти нигде не осталось. А могли бы быть практически везде. Под пологом деревьев во дворах могли бы расти лесные растения. Это удерживает пыль, повышает влажность, удаляет эффект каменного мешка».

Стричь траву и выгребать листья пытаются даже на особо охраняемых территориях, которые должны содержаться исключительно в природных режимах.

Чтобы сохранить почву, где могли бы существовать лесные травы и растения, говорят биологи, опавшие листья ни весной, ни осенью ни в коем случае убирать нельзя. «Это самое главное. Они возвращают в землю питательные вещества, дают корм дождевым червям, которые структурируют почву и придают ей пористость».
Зимой опавшие листья утепляют почву, в начале лета — защищают от заморозков, перегрева, размытия дождем, а также от ветра, который поднимает пыль и уносит питательный слой. «Типичная картина в столице: убрали осенью листву, весной на этом месте трава проросла, потом ее подстригли, еще раз осенью убрали листву, и через год там вообще ничего не растет — голая почва». Дождь превращает все это в липкую кашу, попытка посеять там газон — деньги на ветер. «Все говорят: почему так грязно? — продолжает биолог. — А потому, что там вообще ничего расти не может. Только деревья пока стоят».

(на фото: В городе выскобленные газоны - лысые; а в лесу, куда не добрались "облагораживатели", в начале марта уже вот так:


Другой фактор — систематический покос травы. «Городские газоны, если их не стричь, сохранили бы цветущее разнотравье. Такие места обживали бы десятки видов диких пчел и бабочек», — говорит Владимир Фридман, старший научный сотрудник Лаборатории экологии и охраны природы биофака МГУ.

Но газоны, парки, аллеи стригут регулярно. «В результате сады некому опылять, это очень плохо. Мы сейчас завозим пчел, чтобы они опыляли наши цветущие растения»,— замечает Артем Паршин из «Аптекарского огорода». «В траве не просто красивые бабочки и шмели — это опылители. Все растения, которые у нас высаживают или сами по себе растут, требуют обработки насекомыми. Иначе растения исчезают. В Крылатском сейчас самое щедрое разнотравье и богатство фауны насекомых. И кошение травы, которое происходит сейчас, для них совершенно губительно. Насекомых мы уничтожаем десятками видов за один раз».

Наконец, в последние годы в столице не утихает «благоустройство» — так, в кавычках, биологи описывают происходящую урбанизацию.
Доходит до того, что вместо живой травы раскатывают рулонные газоны. «Но там вообще ни о каком биоразнообразии говорить не приходится. Это на один сезон, до первой засухи. Получается потом желтая мочалка вместо травы». А в итоге все это ведет к разрушению естественных экосистем.

«Посыпание солью — это ужасно, вся Москва как дерьмо какое-то. Плюс кумулятивный эффект; соль накапливается, растения умирают»,— подытоживает натуралист, ведущая телеканала «Живая планета» Евгения Тимонова, изучающая городскую флору и фауну.
Реагенты и соль нежелательны, к слову, и для людей. «”Надоедливые ученые” зудят, что надо убирать снег лопатами, а не просто засыпать реагентами. Но их не слышат. Человек начинает дышать пылью, потому что нормальный покров не возникает, все вымывается, в том числе на дороги. Легкие фракции взлетают, и мы ими дышим»,— отмечает Михаил Калякин из Зоомузея МГУ. Уборка листьев, покос травы и реагенты приводят к печальным для всего живого последствиям.
Зарубежный опыт, например Швеции, Финляндии, Австрии, убедительно демонстрирует: можно вообще обходиться зимой без реагентов — только гранитной крошкой.

Под влиянием урбанизации биосистема Москвы [или любого мегаполиса] меняется. Какие-то виды исчезают, какие-то, напротив, приходят и успешно адаптируются. Конкуренция здесь постоянная. «С точки зрение природы город — аномалия в среде,— говорит Артем Паршин.— И природные сообщества испытывают эту аномалию на прочность. Пытаются проникнуть. Потому что вид должен распространяться».

[...] Мусорные баки в столице стали огораживать, люди массово выбрасывают мусор в пластиковых пакетах. Продуктовые ларьки закрыли. Поэтому мышей и крыс поубавилось (а развелись они из-за развала советской системы уничтожения грызунов). Пропали и тараканы.

Из-за нехватки пищевого мусора, вероятно, снижается и численность серых ворон, а также домовых воробьев: за 17 лет в некоторых районах Москвы она сократилась в три-пять раз, свидетельствует Виктор Зубакин из ИПЭЭ РАН в сборнике «Динамика численности птиц в наземных ландшафтах», вышедшем в 2014 году. При этом с воронами начал конкурировать ворон — одиночная птица, которая, чтобы одолеть соперниц, стала объединяться в стаи.

Животным и растениям в Москве нужно то же, что и человеку: устойчивость к городским условиям. Главные качества, которые помогают живым существам в столице адаптироваться и выжить,— стрессоустойчивость и пластичность. Важна и структура популяции (отношение к местообитанию, пространству, социальным связям). «Разница между лабильными и консервативными видами напоминает разницу у людей между городской и сельской культурой. Одна — закрытая патриархальная консервативная, а другая открытая, чувствительная к новшествам, умеет поддерживать социальные связи, несмотря на то, что они постоянно преобразуют жизнь горожан». Городские популяции диких видов похожи на городские человеческие, отмечает биолог, и альтернативны сельским, в первую очередь демографически (к примеру, отложенное размножение).

«Город никогда не спит, и певчие птицы, например, начинают петь ночью и громче. И второе: актуален принцип “живи быстро, умри молодым”. Животные в сложных условиях ускоряют биоцикл, раньше созревают, выращивают потомство и умирают. Такой укороченный жизненный цикл дает преимущество перед медленными собратьями "старой школы". Жизнь усложняется, становится быстрее, сокращается детство, ускоряется созревание».

Индикатор происходящего — птицы, находящиеся на вершине пищевых цепочек. «Если они решили не селиться где-то, то это сигнал: ребята, здесь недостаточно насекомых, зелени, площадь маленькая. Фактически они дают экологическую оценку территории».

Главная причина исчезновения и сокращения численности птиц — благоустройство парков. «Пока у нас не косили вдоль рек, на склонах, пока было разнотравье — было очень красиво в городе, а сейчас уныло, безжизненное пространство, эта обстановка угнетает, она вредна не только экологически, но и морально-психологически.
Пространство сжимается до природных островов, которые постоянно обедняются. Красная книга Москвы не уменьшается. Дальше мы будем вычеркивать целые виды».

Охраной природы в Москве занимаются далекие от ее проблем люди: «Профессионалов по этой теме среди руководителей в департаменте охраны природы нет. Как и в Минприроды, где среди руководителей от уровня начальников отделов и выше нет ни одного человека с биологическим образованием». А все инициативы, с которыми биологи выходили в департамент, не принимаются в расчет.

«Не пилите абрикос. Он единственный на район» — дословно такое объявление повесили на дереве у дома на Крылатской улице. Дерево растет в палисаднике, ни жителям, ни прохожим, ни электропроводам — не мешает. Но коммунальщики уже поспешили спилить боковые ветви.
Это общегородская практика: с помощью так называемого кронирования у деревьев и кустарников спиливают сухие ветви, придают им декоративную форму. Действовать тут нужно со знанием дела, не перебарщивая. Но горожане часто жалуются, что коммунальные службы пилят, как заблагорассудится.

Отрывки; источник

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...