Friday, April 27, 2018

массовое вымирание видов животных/ The 6th extinction - radio svoboda

источник: Шестое вымирание

22 Апрель 2018

Кто останется жить на планете?

• Количество вымирающих видов на Земле за последние сто лет увеличилось до ста раз.

• Нынешнее вымирание – шестое по счету за всю историю планеты Земля.

• Человек играет существенную роль в процессе вымирания животных и птиц, населяющих Землю.

• Некоторые виды вымирающих животных и птиц (например, сокола сапсана или зубра) успешно разводят в неволе и выпускают в природу.

• В любом проекте по сохранению видов очень важно международное сотрудничество.

Ведущий - Сергей Медведев: Наступившее будущее достаточно тревожно и безрадостно для сотен тысяч видов, населяющих нашу планету. Каждый год исчезает до 2% видов. Мы стремительно вымираем, как динозавры. Что ждет человечество, что ждет биоразнообразие на планете Земля? Подробности в сюжете нашего корреспондента Антона Смирнова.

Антон Смирнов: Наша планета знает пять массовых вымираний видов. Ученые спорят, не началось ли шестое. Поводом для таких споров стало массовое сокращение популяций птиц и насекомых в Европе. Биологи считают, что массовое сокращение видов превратит некогда плодородные территории в пустыню. Ученые обвиняют во всех бедах человечество и его промышленные амбиции.

В то же время, палеонтологи находят такие выводы поспешными. Последние данные анализа почв показывают, что самое массовое вымирание на планете – пермско-триасовое, которое случилось примерно 250 миллионов лет назад и длилось не одну тысячу лет. И это несмотря на катастрофические процессы на планете – вулканизм и закисление океана, которые несравнимы с последствиями человеческой деятельности.
По мнению палеонтологов, человек просто не владеет таким интеллектуальным инструментарием, чтобы с уверенностью сказать, началось вымирание или нет.

Правда, пока идут споры, видовое разнообразие на планете неумолимо сокращается.
Сергей Медведев: Идет ли шестое вымирание вслед за пятью историческими? Давайте попробуем разобраться в этом вместе с нашими сегодняшними гостями – это Александр Сорокин, руководитель научно-методического центра «Биоразнообразие» ВНИИ «Экология», и Наталья Дронова, координатор проекта по сохранению видов Всемирного фонда дикой природы (WWF).

Насколько оправдана паника? Как я понимаю, существует точка зрения биологов и палеонтологов, которые говорят: всё уже было, все вымирали, это часть эволюции.

Александр Сорокин: Биологи тоже делятся на две группировки. Одни говорят, что да, мы стоим у какой-то черты, а другие говорят, что нет, ничего подобного, все это уже было. То, что мы можем видеть, трудно экстраполировать на какой-то приличный по протяженности период.

Сергей Медведев: Идет ли ускорение вымирания видов по мере развития человеческой деятельности?

Наталья Дронова: Идет. Исследования, которые начались в 2015 году, продолжаются и говорят о том, что количество вымирающих видов за последние сто лет увеличилось до ста раз. Если, например, в XVII веке вымерло три подвида млекопитающих всего мира, то в ХХ – уже 67: эти данные опубликовал Международный союз охраны природы. Птицы: в XVII веке – 9, а в ХХ веке – 74 вида.

Сергей Медведев: Это всё плоды человеческой деятельности?

Наталья Дронова: Нельзя с уверенностью сказать, что это только человек. Конечно, влияние человека велико: это и развитие его сельскохозяйственной деятельности, и вырубание лесов. Действительно, это угроза многим видам и подвидам.

Александр Сорокин: Но с другой стороны, жизнь вида имеет возраст. Виды сменяют один другой в естественном порядке. И то, что виды исчезают, – это, может быть, и естественный процесс: вид себя изжил. Он родился двести миллионов лет назад, прожил какое-то время и постепенно заменился другим видом.
Сергей Медведев: Мы сейчас говорим об антропогенном исчезновении, о том, что делает человек: известная стеллерова корова. [Морская корова, или сте́ллерова коро́ва (лат. Hydrodamalis gigas) — истребленное человеком млекопитающее отряда сирен. Открыта в 1741 году экспедицией Витуса Беринга. Русское название получила в честь натуралиста Георга Стеллера, врача экспедиции, на описаниях которого базируется значительная часть информации об этом животном. Последовавшее вслед за открытием хищническое истребление ради мяса привело к полному исчезновению этого животного уже к 1768 году]

Наталья Дронова: Это как раз один из девяти видов, которые исчезли в России за последние 400 лет, вместе с туром, кавказским зубром и тарпаном. Человек не только потерял вид, который уже не увидят его потомки: именно эти виды можно было использовать для сельского хозяйства, для улучшения пород. Считается, что та же стеллерова корова могла быть одомашнена.

Сергей Медведев: Под угрозой исчезновения белые медведи – они же не используются в сельском хозяйстве. Доводится слышать: ну вымрет белый медведь, а мне что?

Александр Сорокин: Не мы его создали, не нам его и уничтожать. Белый медведь занимает свое место, это прекрасный зверь, который возник недавно, отделился от группы бурых медведей. Он достоин того, чтобы быть символом Арктики.

Наталья Дронова: Он занимает важное место в экологической пирамиде.

Сергей Медведев: Вот эти пять предыдущих вымираний – в чем там была суть?
Александр Сорокин: Логика простая. Геологическим образом были созданы такие условия, что виды просто не могли выживать: вулканическая деятельность, изменился состав атмосферы, здорово менялась водная среда, температурный фон.

Сергей Медведев: Это часть эволюции Земли, какие-то виды оказались неконкурентными, неприспособленными. Палеонтологи оказали очень сильное влияние, Кювье нашел окаменевшие останки динозавров, появилась вся эта теория вымирания видов. Вы назвали извержение вулканов, а что еще – метеориты, кометы?

Александр Сорокин: И об этом говорят. Влетает какой-то болид громадного размера, типа нашего «тунгусского пришельца».

Сергей Медведев: Исчезновение динозавров: одна из гипотез – следствие столкновения с метеоритом. Все эти пять вымираний связаны с большими геологическими катаклизмами?

Александр Сорокин: Скорее всего, да. Откуда Земля получает энергию? Вся энергия приходит от нашего светила, а оно тоже существует по своим законам. Когда-то энергии выделяется больше, а когда-то меньше из-за процессов, которые происходят внутри него.
Сергей Медведев: Наталья, а где больше сейчас происходит исчезновение видов – на суше или на море? Есть какие-то наиболее опасные для видов ландшафты?

Наталья Дронова: Сейчас отмечается, что в тропических лесах много исчезающих видов, и есть опасность их вымирания. А также под угрозой морские виды, потому что идет загрязнение и закисление океанов, виды подвергаются гнёту, давлению, в том числе антропогенному.

Александр Сорокин: Мы всегда говорим, что северные экосистемы – нежные, уязвимые. Там действительно процессы восстановления происходят гораздо менее активно. Тем более, сейчас идут все эти разговоры о глобальном потеплении, в котором мы никак не разберемся, что же это такое – потепление, а некоторые говорят, что похолодание. Это прилично воздействует на северные экосистемы. Одно дело, когда все это идет в течение столетий, постепенно.

Но ведь у нас на глазах происходят такие катаклизмы с хорошо известными нам видами. Взять сокола сапсана – это вид, который кругом: в геральдике, в сказках, в легендах. Это самое быстрое животное на Земле – достигает 400 километров в час во время пикирования. Это немногочисленный вид, сколько ему надо, столько и будет его численность. Но после войны придумали препарат ДДТ и начали травить им сельскохозяйственных насекомых. Сапсан вымер в течение 20 лет. Потом одумались, в 1970-е годы американцы первые забили тревогу, профессор Том Кейт в Корнельском университете создал фонд сапсана, его стали разводить в питомниках и выпускать в природу. И несколько лет назад в Штатах сапсан был выведен из «Красного списка», аналога нашей «Красной книги».

Наталья Дронова: Любые виды на вершине экологической пирамиды, крупные кошки, например, очень уязвимы в ней. На них охотятся, они используются в традиционной восточной медицине. Мало того, что такие кошки (например, наш амурский тигр, дальневосточный леопард) лишаются территории, на которой живут, но это еще и давление со стороны человека. В 1940 году тигров было около 50, мы могли потерять амурского тигра. Усилия разных организаций, разработка специальных стратегий привели к тому, что в 1990-х годах их было 250, а сейчас устойчиво 540: популяция увеличилась в десять раз. Это означает, что угроза вымирания отступила. То же самое с дальневосточным леопардом: было 30 животных, сейчас 80, а последние данные показывают, что, может быть, уже и сто.
Сергей Медведев: Говорит палеонтолог Кирилл Еськов из Московского университета:

Кирилл Еськов: Самое обширное вымирание, которое когда-нибудь было, – это пермо-триасовое, на границе палеозоя и мезозоя. Там приводят совершенно апокалиптические цифры: вымерло 90%. Но вымирание – это точно такая же необходимая компонента естественного эволюционного процесса, как и появление новых видов. Вспомним школьную задачку про бассейн с двумя трубами: в одну втекает, из другой вытекает, и наполненность бассейна определяется балансом того, как работают эти две трубы. Когда человек слышит про вымирание, то есть про то, что становится меньше биоразнообразия, у него сразу мысль, что отвернули крантик и из бассейна все вытекло. А вот на этом месте решили вдруг посмотреть, а как это на самом деле работает. И выяснилась совершенно поразительная вещь: на пике пермского вымирания темпы самого по себе вымирания совершенно ничем не отличаются от того, что есть по всей остальной поздней Перми. То есть на самом деле мы имеем дело не с процессом какого-то катастрофического исчезновения, а с очень растянутым по времени процессом не появления новых таксонов [таксон - группа организмов, связанных той или иной степенью родства и достаточно обособленная, чтобы ей можно было присвоить определенную таксономическую категорию того или иного ранга - вид, род, семейство и т.д] взамен выбывающих. Это очень длительный процесс, связанный с очень хитрыми внутрибиосферными явлениями, то есть какие-то падения биоразнообразия мы просто не можем зафиксировать – это принципиально разные шкалы.

Попытка воткнуть нынешние данные о падении разнообразия в эту палеонтологическую шкалу – это не то чтобы жульничество, но близко к тому. Это обычный для зеленой публицистики алармизм [паникёрство, тревога]. Бесконечные крики «волки, волки!» приводят к тому, что настоящая опасность не просматривается. Когда наступает настоящая опасность, говорят: а, это эти, которые уже предупреждали, да идут они лесом. Решения, которые принимаются эмоционально, чтобы не сказать панически, под влиянием такой пропаганды, точно бывают не лучшими.
Сергей Медведев: Действительно не надо бить в колокола по поводу шестого вымирания?

Александр Сорокин: По поводу шестого вымирания не надо, а по поводу каких-то конкретных случаев – обязательно. В глобальном плане мы ничего не сможем сделать с процессами, которые приводили к тем пяти вымираниям, они могут повторяться и во время шестого. Компонента антропогена здесь, несомненно, не несет в себе какого-то существенного заряда.

Сергей Медведев: Сейчас человек отвечает за исчезновение видов?

Наталья Дронова: Я не соглашусь с тем, что алармизм – это плохо. Несомненно, человек влияет, если мы говорим о той эпохе, где человечество активно процветает, меняет под себя среду. Влияние человека значительно. Оно, может быть, не основное, есть другие факторы: факторы развития земли, факторы солнца, но и фактор человека тоже есть. Возьмем пример с сайгаком, антилопой у нас в Калмыкии: ее численность сократилась более чем в 40 раз.

Сергей Медведев: Начальники любят отстреливать их с вертолетов.

Наталья Дронова: Сейчас не отстреливают, и численность сайгака оценивают от пяти-семи до максимум восьми тысяч. А раньше это были многотысячные стада. Здесь как раз основной фактор – браконьерство, для того, чтобы взять рога, которые используют в традиционной восточной медицине. Если мы сейчас не примем мер по пресечению незаконной торговли, по охране, по созданию территорий, где эти сайгаки могут охраняться, и антибраконьерских бригад, мы потеряем этот вид. В Казахстане он более-менее хорошо себя чувствует.

Но есть и факторы природного порядка: например, два года назад была эпизоотия, погибло огромное количество сайгаков (см. статью). От этого не защищена никакая популяция. Так что надо об этом говорить, привлекать к этому внимание.

Сергей Медведев: А появляются какие-то новые виды?

Александр Сорокин: Конечно, но это такой процесс, который очень сложно пощупать руками, зафиксировать сразу. Они могут очень слабо отличаться.

Сергей Медведев: Могут со временем возникнуть какие-то новые млекопитающие?

Александр Сорокин: Конечно, они возникнут, только это потребует много времени.

Сергей Медведев: Я хочу вернуться к теме антропоцена. Вы согласны с тем определением, что ключевым определяющим моментом в нынешней геологической эпохе является человек?

Александр Сорокин: Всё более и более. Конечно, влияние человека растет. Темпы совсем другие – это верно. Тем не менее, мы еще не можем сравниться с тем, что происходило в эти пять исчезновений.

Сергей Медведев: Я читал, что вымирание, конечно, естественно, но человек в сто раз ускорил его. С этой точки зрения человека можно считать своего рода вирусом на планете Земля, который уничтожает все живое?

Александр Сорокин: В какой-то степени – да. С другой стороны, понятие, которое ввел гениальный Вернадский, «ноосфера», говорит о том, что все-таки приходит совсем другое понимание процессов. Человек не только что-то уничтожает, как вирус, но и занимается чем-то позитивным. На мой взгляд, в последние десятилетия этот процесс убыстряется.

Сергей Медведев: Вот исчезновение коралловых рифов – насколько здесь велика угроза? Если к концу нынешнего столетия исчезнут кораллы, то исчезнут все рыбы, которые там кормятся, и все люди, кормящиеся от этих рыб.

Александр Сорокин: Еще пример – кулики, огромная группа птиц. Они гнездятся у нас на Чукотке, на Камчатке, на северо-востоке Азии, летают на зимовку в Австралию и Новую Зеландию. Они летят привычным им путем, вдоль побережья сначала северо-восточной Азии, потом восточной Азии, потом достигают Австралии. Они так летали сотнями тысяч лет. А в последние десятилетия страны Юго-Восточной Азии, особенно такие динамично развивающиеся, как Китай и Южная Корея, начинают заниматься освоением полосы, которая прокармливает этих птиц, им теперь негде кормиться, и численность этих куликов резко падает.

Сергей Медведев: Какой есть у человека инструментарий для того, чтобы попытаться вмешаться? Или не надо вмешиваться в этот процесс, это все эволюция, на всё воля Дарвина?

Александр Сорокин: Сейчас очень мало кто считает, что нужно пустить всё на самотек. Именно во второй половине ХХ века пришло понимание того, что природа уязвима, что есть редкие виды. Появилось словосочетание «Красная книга», стали заниматься вопросами разведения редких видов. Сначала стали думать, как их сохранить: надо создавать заповедники, национальные парки, ужесточать законодательство, – это традиционные меры охраны. Воспитывать людей, которые должны понимать: хорошо бы еще и внуки увидели этого орла, который прекрасно летает. Потом пришло понимание, что этих мер недостаточно, надо применять какие-то новые методы. Тогда возникла идея разводить животных. Была хорошая база зоопарков, понимание того, что практически любой вид можно развести в неволе.

Сергей Медведев: Насколько этично, с точки зрения биоэтики, сохранять и разводить вид в неволе?

Александр Сорокин: Сапсана восстановили путем разведения в неволе, – мы видим, что этот инструмент работает, и с этикой тут все в порядке.

Наталья Дронова: Зубр полностью исчез в природе, и был восстановлен как раз из животных, которые остались в зоопарке и в питомниках, то есть этих животных разводили и выпускали в природу. Лошадь Пржевальского исчезла в природе, и сейчас только начинаются проекты: в Оренбургской области есть проект по репродукции лошади Пржевальского.

В любом проекте по сохранению видов очень важно международное сотрудничество. Животные ведь не знают границ: мы можем сохранять того же амурского тигра в России, а он уйдет в Китай, и его там пустят на медицину или съедят. Также важно участие зоопарков, где сохранились некоторые виды.

Сергей Медведев: Есть какие-то международные конвенции по поводу предотвращения варварского отлова перелетных куликов?

Александр Сорокин: В свое время Советский Союз заключил несколько двусторонних конвенций или соглашений об охране мигрирующих птиц и мест их обитания. У нас такие конвенции были подписаны с Северной и Южной Кореей, Японией, США, позже – с Китаем и с Индией. Такой международный инструмент есть, но он, к сожалению, не очень жесткий. Декларируется задача сохранения этих видов, мигрирующих между двумя сторонами. Но практически нет такой правоприменительной практики, которая позволила бы держать всю эту ситуацию в жестких рамках.

Внутреннее законодательство каждой страны занимается сохранением видов. По всему побережью Восточной Азии наблюдается тенденция к максимальному использованию природных ресурсов, и «под раздачу» попадают те виды, которые прежде особенно не использовались. После того, как несколько лет назад было подписано такое соглашение с Китаем, там есть какие-то позитивные сдвиги. Там много добровольцев, которые метят куликов спутниковыми микропередатчиками и получают интересные материалы. Китайцы реагируют достаточно адекватно, но, конечно, надо еще работать и работать.

Сергей Медведев: Вопрос сохранения видов – не утилитарный, а этический. Человек должен осознанно думать о сохранении животных и птиц просто потому, что они есть, а не потому, что они нам полезны.

Иллюстрации отсюда

Подготовила Е. Кузьмина http://elena-kuzmina.blogspot.com/
Планете необходимо ваше неравнодушие!
Голосуйте своим стилем жизни.

Friday, April 20, 2018

чтобы не было этого кровавого месива/ Russia: stray animals killed before football world cup 2018

17-02-2018 // Дмитрий Волчек

«В моем понимании, в стране фашизм, – говорит Ирина Евдокимова. – В руководстве страны фашисты. Для меня это однозначно. Проблемы решаются только методом убийства. Мы не просим многого! Мы просим только сделать как за рубежом, чтобы не было этого кровавого месива».

Во второй половине июня в Самаре пройдут матчи чемпионата мира по футболу, и коммунальные службы получили задание истребить бездомных животных, чтобы не дай бог болельщика не укусила собака.
Кошки на футболистов и их фанатов не нападают, но и на убийство кошек выделяют деньги из бюджета. В Самаре на решение проблемы бездомных животных решено потратить 9 миллионов рублей, в Тольятти – два миллиона.

«У нас по области и в Тольятти идет отстрел, – рассказывает Ирина Евдокимова. – Самый дешевый способ – взять и застрелить животных. Но чаще всего убивают домашних собак, потому что они адаптированы к общению с человеком. Есть фирма Сергея Мадьянкина, которая занимается отстрелом, и с ними администрации очень удобно сотрудничать. У них убитое животное стоит 500 рублей. Пострелял, собрал, уехал – быстро и дешево».

На сайте госзакупок несложно найти тендеры на отлов и ликвидацию животных. В регионах, где запланированы матчи футбольного чемпионата и расположены тренировочные базы, запланировано потратить более ста миллионов рублей на бездомных собак и кошек. Где-то, как в Волгограде и Астрахани, говорится об «умерщвлении», в других городах – об «усыплении» или «утилизации трупов».

«Эти тендеры были всегда, и были они ужасны: собак забивали лопатами. Но сейчас, перед чемпионатом, это происходит еще в большей степени. И мы не знаем, куда идти! Мы не знаем, что делать! Убивают котят, щенков, на шнурках от обуви подвешивают за шею кошек.
Они же беззащитные! Мы не можем найти – настолько общество мертвое – людей на общественный контроль! Нас мало, у нас нет организации, мы просто частные лица. Дети переживают, выходят с нами ни митинги. У нас есть ролик о митинге, где дети просят остановить этот кровавый террор по отношению к бездомным животным».

Ирина Евдокимова называет себя не зоозащитником, а зооспасателем. На ее попечении находятся 70 собак и 21 кошка.
11 собак ей удалось спасти из дома, которым владел мигрант из Вьетнама. «Он платил от 300 до 1000 рублей за собаку, убивал их и готовил в пищу. У нас были все поставщики, номера машин, дни привоза. И чисто случайно мы застали, когда сам вьетнамец выносил уже разделанную собаку. Но дело на него не завели. Я написала заявление, полгода не могла получить ответ, записалась на прием, и только тогда мне прислали отписку, что нарушений не нашли, а работники, которые не ответили вовремя, понесли дисциплинарное взыскание».

Сообщения о том, что перед чемпионатом мира в России истребляют собак и кошек, появились в западной прессе – от респектабельной Washington Post до таблоида Mirror, сравнившего отловщиков бездомных животных с расстрельными командами КГБ. С призывом остановить убийство животных ради футбола к Владимиру Путину обратилась французская актриса Брижит Бардо.
Более 800 000 подписей стоят под обращением с требованием прекратить убийство бродячих кошек и собак в российских городах, где пройдут матчи ЧМ-2018. В России кампанию по их спасению начала глава Фонда защиты городских животных Екатерина Дмитриева. Именно она изучила сайт госзакупок и обнаружила многомиллионные тендеры на истребление собак и кошек.

Чиновники, обеспокоенные тем, что об истреблении животных узнали за границей, объявили, что проблема будет решена гуманными методами. 7 февраля 2018 вице-премьер Виталий Мутко провел совещание по вопросу бездомных животных в городах-участниках футбольного чемпионата.
Приглашена была и Екатерина Дмитриева. О своих впечатлениях она рассказала Радио Свобода:

"Было понятно, что люди хотят решить вопрос и не понимают масштабов катастрофы. «Международная пресса пишет, а мы не дикари». Мутко начал говорить, как после Олимпиады они поднажали и решили ситуацию. На это я ответила, что у меня на руках лежит тендер на убийство 1200 собак. Он сказал: «Что, прямо убийство?»
Я говорю: «Конкретно в этой закупке это названо "умерщвление в момент отлова", где-то пишут "эвтаназия", где-то "утилизация", где-то "транспортировка к пункту утилизации", где-то содержание десять дней, а потом "на усмотрение отловщика"...»
Он, конечно, не ожидал, что такие формулировки существуют. Что касается конкретных действий, я не поняла, что планируется сделать. Мне прислали протокол этого заседания, и там, конечно, все хорошо написано: от глав регионов хотят, чтобы они приняли гуманную программу по контролю за разведением, то есть перекрывание каналов поступления бездомных животных на улицу, квотирование заводчиков, стерилизация, вакцинации и выпуск в естественную среду обитания.
Протокол я получила и сегодня же обнаружила еще три тендера в Волгоградской области. Причем вице-губернатор Волгоградской области присутствовал на заседании и рапортовал, что все замечательно. Эти тендеры размещены в категории «Организация праздников и мероприятий». Отлов и уничтожение безнадзорных животных – так называется праздник в Волгоградской области. Цинизм зашкаливает, и формулировки просто отвратительны! Но вице-губернатор даже не понял, в чем проблема. И деды так наши делали, и внуки так будут делать – примерно такой был посыл."


У коммунальных служб, которые заняты истреблением животных, есть немало неформальных помощников – догхантеров, убивающих собак ради удовольствия. У них существуют свои организации, интернет-форумы, манифесты, даже день догхантера празднуется в январе. Закон никак не препятствует их деятельности.

В 2015 году в Самаре произошел чудовищный случай. Догхантер Александр Сергеев убивал на улице собаку ножом, проходившая мимо 63-летняя Людмила Сафонова вступилась. Сергеев набросился на нее и убил, нанеся 12 ножевых ударов в грудь. Но вместо того, чтобы осудить Сергеева за убийство, его отправили на лечение.

«Людмила ценой своей жизни спасла жизнь собаки. А убийцу стали выгораживать, чтобы признали психически больным. Муж Людмилы рассказывал, что мать убийцы предложила два миллиона. Дети сказали: "Вы нам что, предлагаете жизнь матери продать?!" Отказались, но она им сказала: "Не возьмете вы, возьмут другие". Сделали экспертизу, и убийцу признали невменяемым. Я разговаривала с его родственниками: "Вы сами его не боитесь?" Они говорят: "Нет, не боимся". Если они не боятся такого человека, значит, он нормальный, а экспертиза “левая”», – рассказывает Людмила Евдокимова.

Журналист и глава фонда развития зоогуманизма «Добрый мир» Андрей Тимесков уже много лет разоблачает догхантеров. Ему удалось установить личность одного из идеологов этого движения. Им оказался профессор, доктор философских наук Владислав Добрынин, выступавший в сети под ником «Пожилой велосипедист» и публиковавший посты о том, как убивать собак и применять их в пищу. Тимескову не раз угрожали, а 5 января группа догхантеров взорвала его почтовый ящик.

Вот что рассказал Андрей Тимесков «Радио Свобода»:

– Это не первое нападение, а шестое или седьмое. У меня отравили собак прямо перед днем рождения, 21 сентября.
Есть такое заблуждение в обществе, будто бы в России существует закон, который наказывает за догхантерство. На самом деле его никогда не было. А сейчас депутаты Шеин и Бурматов внесли такую редакцию 245 статьи УК РФ «жестокое обращение», которая полностью выводит догхантеров и прочих коммунальных отловщиков-отстрельщиков из-под возможности наказания. Текст статьи был составлен таким образом, я полагаю, специально при подготовке к чемпионату мира, чтобы можно было поручать догхантерам отстрелы, убийство бездомных животных в тех городах, где по регламенту этого делать нельзя. Потому что есть четыре города, в том числе Петербург и Нижний Новгород, где регламентом принят ОСВВ. Здесь в принципе нелегальны отстрел и отлов, в отличие от остальных городов. Я полагаю, что депутаты Госдумы и вывели догхантеров из-под действия Уголовного кодекса, чтобы поручить им эту работу.

– Но при этом депутат Бурматов обращается к министру спорта Колобкову с требованием прекратить насилие над животными в преддверии чемпионата мира, просит создать приюты и получает ответ, что все будет хорошо. Это двойная игра?
Фото: Эта собака Андрея Тимескова, отравленная догхантерами, выжила только благодаря капельнице

– Это обычная показуха и попытка отмазаться от того, что они уже сделали. В приказе Мутко было сказано: решить вопрос до 15 января. Но Бурматов, сколько бы ни писал своих писем, прекрасно знал, что до 15 января никто никаких приютов строить не будет. Тем более что денег на эти приюты не выделили.
Я вернусь к тому, что догхантеры пользуются попустительством властей. Есть миф, что полиция против догхантеров. Но это не так, и в 2011 году на мой запрос в МВД я получил ответ, что в действиях догхантера министерство не находит состава преступления.
Фото: Письмо МВД с отказом возбуждать уголовное дело против догхантеров

– Мы знаем случай в Хабаровске, когда девочек, которые издевались над собаками, осудили. Были ли случаи, когда профессиональные догхантеры были наказаны?

– Сажали девочек в Хабаровске совсем не за издевательство над животными. Они получили сроки за разбойное нападение и оскорбление чувств верующих. За убийства 18 животных они получили по 150 часов исправительных работ, именно так и стоит в приговоре. А девочки, которые убивали точно так же в городе Кинель Самарской области, вообще получили по 500 рублей штрафа. Во Владивостоке догхантер, который хвастался, что убил тысячу собак, получил 20 тысяч штрафа, по 20 рублей за каждую собаку.
Более того, у нас преследуют тех, кто борется с догхантерами. Был в Петербурге прокурор Румянцев. Когда начались массовые отравления в Купчино, он возмутился и возбудил дело против руководителя сайта догхантеров "Вредителям.нет", им руководит некий «Гамлет». Прокурор добился того, что пришли к этому Гамлету с обыском, нашли у него ружья, удавки для собак, огромное количество ядов, провели обыск. И ничего. Дело не возбуждали, а кончилось тем, что прокурора Румянцева посадили самого, сфабриковав дело о взятке, а Гамлет вышел сухим из воды.

– Владимир Путин – известный собачник, все знают лабрадора Кони, иностранные лидеры дарят ему собак. Почему в стране, где такой президент, убивают животных? Парадокс.

– Никакого парадокса. Даже среди догхантеров есть владельцы собак. Могу вам точно сказать: он любит своих собственных собак. С тем же успехом можно сказать, что Путин любит людей. Нет, он любит своих людей, свою семью. Чикатило мог с искренней нежностью относиться к своим детям, но убивать и насиловать чужих.

– Зоогуманизм, который вы отстаиваете, на кого распространяется? Скажем, убийство котенка или щенка у большинства людей вызовет ужас и отвращение. Но к убийству теленка большинство отнесутся по-другому.

Зоогуманизм – это учение, основанное на Кембриджской декларации о сознании. В 2011 году группа ученых, включая Стивена Хокинга, приняла ее, основываясь на том, что животные обладают мыслительными способностями, мало отличающимися от человеческих: они способны точно так же любить, страдать, сопереживать, сострадать. Зоогуманизм предполагает, что каждое живое существо обладает своей индивидуальностью, своим характером. Мы выступаем за взаимовыгодное сотрудничество людей и животных. В отличие от веганов, которые требуют сегрегации людей от животных, пишут «животные превыше всего», мы считаем, что все мы пассажиры одной планеты, обитатели одного и того же мира, мы соседи.

– Может ли пассажир съесть другого пассажира без его согласия? Может человек съесть теленка?

– Зоогуманизм включает в себя безубойное питание, но не веганское, а вегетарианское, когда используются продукты животного происхождения, то есть молоко, сыр, шерсть. Мы категорически против мехов, одежды из кожи животных, но мы не видим ничего плохого в том, что овца отдает человеку свою шерсть, взамен получая теплую овчарню, гарантированное питание зимой, медицинскую помощь при необходимости, а также защиту от хищников. Я за сотрудничество, но категорически против убийства.

– На вашем сайте я прочитал историю об убийце кошек из Калифорнии, он убил 21 кошку и получил 16 лет тюрьмы. Вы считаете, это адекватное наказание? Должна ли быть в России статья Уголовного кодекса, столь же сурово карающая за убийство животных?

– Конечно. Зоогуманизм предусматривает полное равноправие. Не в том, что человек должен уступать место в автобусе пожилой кошке, а в том, что закон должен охранять всё живое.

Источник: «Путин любит только своих собак». Ради кубка мира убивают животных

Wednesday, April 11, 2018

Артемий Троицкий: Надо верить и действовать, и тогда у вас всё получится/ Artemiy Troitsky about animals and ecology

Музыкальный критик Артемий Троицкий, интервью 2013 года:

Список природоохранных организаций, в которых вы состоите, весомый. А как вы влились в их ряды и чем сейчас занимаетесь?

АТ: Произошло это еще в 1988 года с подачи моих иностранных знакомых, которые уже работали с этой организацией, а российского Greenpeace еще не существовало. Они были уже тогда ярко-зелеными, и меня на это дело подсадили, убедив в том, что проблема сохранения экологии очень важная. Поэтому я до сих пор сотрудничаю с Greenpeace, которые полтора года назад предложили мне стать членом правления.
Вот недавно обсуждали планы на 2013 год, и надо сказать, что основное направление организации сместилось в сторону Арктики, куда брошена бóльшая часть сил, на спасение ее от алчных нефтегазовых компаний. Затем по важности идут сохранение лесов от пожаров и утилизация мусора, и только в конце плетется защита животных.
Почему Арктика? Потому что Россия решила агрессивно наехать на девственную арктическую природу. Жизнь заставила расставить такие приоритеты.
Но раньше у Greenpeace было много разных программ по спасению животных, вроде амурского тигра и байкальской живности.
С другой крупной организацией – WWF (Всемирный фонд дикой природы) мне тоже когда-то приходилось сотрудничать, но это более гламурная организация, с методами которой я не до конца согласен.

А чем вам претят их методы?

АТ: Просто WWF хочет со всеми дружить, а это невозможно, потому что надо идти на слишком много компромиссов и прогибов. И заигрывание с властями и с корпорациями мне не очень симпатично.

Есть еще такая организация – IFAW. С ними у меня была одна милая акция, от которой остались самые сентиментальные воспоминания. Есть такой приют для медвежат-сирот в Тверской области в селе Бубоницы, который содержит знаменитый биолог Валентин Пажитнов. В этих краях находятся обширные охотничьи угодья и заповедники, где начальство занимается бандитским отстрелом животных. Им лишь бы из автомата завалить зверя, а то, что это может оказаться кормящая медведица, – наплевать. Охота как раз происходит весной – именно в то время, когда одномесячные детеныши будут обречены на смерть без материнского молока. Но к счастью, там имеются совестливые егеря, которые привозят этих малюток в приют. Туда-то я как раз и приехал со своей дочерью Александрой, которой было в то время около 8-9 лет. Мы там провели потрясающие дни в компании медвежат: кормили их, носили на руках, играли с ними. Однажды я нес в рюкзаке сразу двух мишек, и они у меня копошились за спиной, царапали ее когтями и тихонько рычали – все было изумительно.

А куда затем отправляют этих детенышей?

АТ: Понимаете, там создана целая научная станция, куда приезжает много иностранных биологов и орнитологов. Первые несколько месяцев детенышей держат дома, пока они еще маленькие, затем их буквально переносят на руках в открытые вольеры, где [животные] вволю могут бегать и лазать по деревьям. А по углам возвышаются вертикальные вышки, с которых ученые в бинокль наблюдают за поведением животных. Когда они становятся уже годовалыми, их отправляют туда, где живут их сородичи, то есть в лес. И где их могут подстрелить, к сожалению.

Получается какой-то замкнутый круг…

АТ: Охотники – это серийные убийцы в чистом виде. Не может человек со здоровой психикой получать удовольствие от намеренного убийства беззащитного животного. Думаю, что это дурная наследственность, душевные травмы в детстве и какие-то другие внутренние комплексы. Иначе бы они не вымещали собственную неполноценность на своей жертве. Мне даже моль или комаров жалко, когда их убиваю у себя дома, при том, что это всего лишь маленькие букашки. Увидев дело своих рук, любой нормальный человек испытает чувство ужаса, отвращения и раскаяние. При этом он, скорее всего, даст себе обещание никогда больше не убивать. Но происходит это далеко не со всеми. Когда я узнаю, что человек охотник, я боюсь, что не смогу к нему относиться так, как прежде.

А бывали такие случаи?

АТ: Например, я недавно вернулся из Иркутска, где довелось пообщаться с местными ребятами в сибирской манере. И вот на каком-то витке разговора милейший господин (медик по образованию) говорит: «Давай, в следующий раз приезжай ко мне в гости, походим с тобой по тайге, хорошенько постреляем!» «Как это – постреляем?» – опешил я в ту минуту. «Ну, я охотник, могу трое суток идти по снегу и выслеживать зверя». Разговор после этого, как вы понимаете, больше не клеился. Конечно, завалить огромного мохнатого медведя, который больше стрелка в два раза – это геройство, а с другой стороны такая охота все же преступление без особого цинизма. Потому что если он идет по тайге, а ему на встречу медведь, то, в общем-то, происходит схватка и еще не известно кто кого. Скорее всего победит человек с ружьем, но по крайней мере тут есть риск и первобытный азарт. А когда наша элита с вертолета отстреливают живность из пулеметов – это уже массовое убийство и всех этих «смельчаков» надо изолировать с последующим лечением. У таких людей просто атрофировано чувство жалости, чувство живого и мертвого.

Есть люди, которые все-таки охотниками не становятся, а рождаются. К ним вы тоже испытываете негативное отношение?

АТ: Это совершенно другая история. У меня нет моральных претензий к людям вроде Дерсу Узала, которые живут общинами в таежных деревнях и непосредственно включены в экосистему. Я только сочувствую им, потому что они живут по принципу первобытных людей: или ты зверя, или зверь тебя. Этим они занимаются из поколения в поколение и не знают другого способа себя прокормить, кроме как стрелять в зверей ради мяса и шкур.

Производители часто обвиняют защитников животных, что те, мол, бьют не по первому (законодательство и звероводческие/охотничьи хозяйства), а по последнему звену в этой цепи – по производителям и людям, покупающим изделия из натурального меха. Аргументируют это тем, что у них нет звероферм и они никого не убивают, а лишь приобретают сырье.

АТ: Сдается мне, что это не только лукавство с их стороны, но и гнусное перевирание. У всех природоохранных организаций имеются свои агенты влияния в правительстве и парламенте, которые занимаются лоббированием всевозможных законов об охоте или об охране окружающей среды.
С подобным положением я столкнулся во время кампании по защите бельков в Белом море [в 2008 году]. С одной стороны – там шли мощные гражданские акции, в которой я участвовал непосредственно на месте с певицами Аленой Свиридовой, Лаймой Вайкуле и футбольным комментатором Виктором Гусевым, косвенно нас поддерживал Андрей Макаревич из Москвы. А с другой стороны – всякие московские активисты, обладающие правильными контактами, тоже напирали. И что любопытно, это был вовсе не русский, а норвежский бизнес, принадлежащий компании GC Rieber Skinn. После того, как в Норвегии усилиями местных активистов этот промысел запретили, они двинулись в менее цивилизованную, по их мнению, Россию и довольно быстро разобрались в наших методах.

А каким образом они сумели наладить это дело в России?

АТ: Они сначала дали взятки местным начальникам, а затем наняли каких-то местных деклассированных элементов: бичей, алкоголиков, наркоманов, которые за деньги могут и мать родную убить. А после началось истребление детенышей гренландского тюленя. Симпатичных животных забивают в возрасте от двух недель до месяца, а рядом с ними находится мама, которая уже никому не нужна, потому что ее мех плохой. У нее на глазах бравые мужички с металлическими баграми метко бьют по голове детеныша, при этом стараясь попасть в глаз или нос, чтобы шкурка не пострадала. Все делается вручную. Поверьте, это жуткая вещь, которую нельзя показывать людям с нормальным восприятием. Тем не менее, находятся такие люди, готовые это делать, и люди, готовые за это платить.

Всё продолжалось в течение многих лет, и лишь после нашей акции истребление бельков было поставлено вне закона. При этом нам всячески мешали подкупленные люди, которые говорили: «Вот вы приехали из Москвы, эдакие гламурные люди, а нам, поморам, есть нечего будет, десятки тысяч жителей за счет этого только и кормится! Руки прочь от нашего традиционного древнего промысла!» Всё это на деле оказалось ложью!
Традиционный промысел – это как раз охота на больших тюленей с целью получения мяса и жира, а маленьких никто никогда не трогал, потому что их нежный мех никому не был нужен. Забой бельков начался лишь в конце 1950-х годов. Также, говорить о том, что половина населения Поморья живет охотой на бельков – тоже враки, потому что наживаются на этом в основном норвежцы, а массово в бизнесе задействовано не более двухсот человек.

На самом деле ведется работа и с правительством, и с законодателями, а не только с меховыми модницами. С другой стороны – спрос рождает предложение и говорить, что мы (производители, продавцы и покупатели) здесь вообще ни при чем – передёргивание фактов.

Многие люди понимают, что, дескать, убивать животных плохо, искренне их жалеют, но при это приводят довод «Так ведь холодно!». Они тоже лукавят?

АТ: Это все ерунда – сейчас научились шить куртки на теплой подкладке, которые гораздо теплее и легче меха, при этом не промокают и защищают от ветра и холода. А подлинные мотивы покупки шуб – это секс и престиж, потому что самое омерзительное ношение мехов я наблюдаю не в России или Северной Америке, а в южных странах – Франции и Италии, где вообще не холодно.

Представьте такую картину: иду я по Ницце или Каннам, где часто бываю по работе, а навстречу мне попадаются расфуфыренные дамы бальзаковского возраста, фланирующие при плюсовой температуре в шикарных меховых манто, которыми удачно подметают пыльные тротуары этих курортных городков. Все они наверное считают себя в этом виде утонченными и привлекательными, но это совсем не так.

Есть просто страны просвещенные, с более гуманным отношением к животным, а есть жлобские. Да и самые известные центры меховой промышленности – Греция и Турция – находятся отнюдь не за полярным кругом.

В конце 2012 года вы участвовали в социальной рекламе «Животные – не одежда!», когда с билбордов высказывались против ношения одежды из кожи и меха. А какие еще есть меры для того, чтобы победить это ханжество в обществе?

АТ: На самом деле это двуединая задача.
Первая должна все-таки носить просветительский характер, на рациональном и эмоциональном уровнях внушать людям, что такое хорошо, а что такое плохо.
И в этом смысле, будет эффективна помощь личностей, которых народ знает: поп-звезда, красивый актер, знаменитый спортсмен. Это более эффективно, чем какой-то правильный ученый-зоолог. Поэтому я считаю что публичные люди должны проявлять бóльшую активность.
А вторая задача – надо заниматься совместным точечным лоббированием законов и подзаконных актов. Это может быть похоже на то, что делает Женя Чирикова в защиту Химкинского леса.
Но если говорить о мехах, то лучше всего работать непосредственно с населением.

Как участник акций, вы ощущаете наличие диалога с властью, в вопросах защиты и сохранения животных или природоохранной деятельности?

АТ: Безусловно. Например, когда мы с Greenpeace занимались Байкалом, то местных жителей не надо было уговаривать вставать на его защиту. Они сами прекрасно понимали, что Байкал – это уникальное мировое явление, которое находится в сейсмической зоне, и стоит только произойти одному заметному землетрясению, как вся нефть потечет в озеро. 70% мирового запаса пресной воды будет тут же уничтожено. Агитировать надо было правительство президента, чтобы они усмирили алчность бизнесменов и нефтяников, которым было все равно, чтó будет после них.
На удивление, наша работа принесла результаты – нефтяную трубу отодвинули на 400 км от Байкала, хотя первоначально она должна была пройти прямо по озеру. Слава богу, что в области экологии имеются реальные результаты, в отличие от политической активности, которая у нас сейчас упирается в глухую стенку, поскольку нет диалога между оппозицией и властью, и стало еще хуже.

В 2010 году в Санкт-Петербурге проводился международный "тигриный саммит", куда съехалось много знаменитостей, готовых пожертвовать миллионы долларов на спасение этих животных. На ваш взгляд, подобные масштабные мероприятия дают реальные результаты, или это лишь осваивание денег и шумиха о том, что государство уделяет внимание спасению животных?

АТ: Результаты бывают, но проблема с амурским тигром до сих пор окончательно не решена, там еще надо проводить серьезную работу, их поголовье пока очень небольшое. По крайней мере, процесс их сокращения удалось остановить. Тиграм вообще везет, также как и китайским пандам, потому что это харизматичные животные – красивые, милые и симпатичные, их всем хочется защищать. Но имеются менее «секси» животные, с которыми красивого плаката не сделаешь, на трибуну не водрузишь и президенту не подаришь. Их тоже надо защищать.

А что вы думаете об эффективности таких акций нашего президента, как его полет со стерхами или посещение тайги с целью надеть на тигрицу ошейник с GPS в Уссурийском заповеднике?

АТ: Все это, уверен, помогает. Хотя наш народ с большой иронией воспринял все эти благородные порывы главы государства. Лучше бы они иронизировали по другим поводам, потому что Путин, как и все наши представители власти, даёт гораздо более серьезные основания для того, что бы над ним смеялись и критиковали.
Может быть, этот полет был единственным трогательным поступком нашего президента. Я мало что одобряю в его деятельность, но забота о представителях дикой природы – это единственное хорошее, что он пока сделал за свою карьеру. К тому же многие люди впервые узнали о том, что существуют такие журавли как стерхи, и что они находятся под угрозой уничтожения.

И напоследок, какие слова или действия наиболее убедительны в акциях, где вы участвуете? Что нужно, чтобы был результат?

АТ: Когда мы ездили зимой на Байкал, как уже говорил, там был пикет местных активистов напротив здания областной администрации. Их насчитывалось около двухсот человек, среди которых были русские, буряты, усть-ордынцы, они держали в руках плакаты «Руки прочь от Байкала», «Долой трубу» и т.д. На улице минус 30°C и сильный ветер.
И вот подходят люди из числа прохожих, узнают меня, говорят, что видели по телевизору и тут же добавляют: «А зачем вы приехали? Это же все равно бесполезно. В вашей гнусной Москве всё уже решили, нас давно продали. Только зря стоите и мёрзнете». На что я им ответил: «Ребята, шанс есть, главное — проявлять активность, и победа будет за нами». Оказалось, был прав я, а не местные, грустные и полуопущенные люди, разочаровавшиеся в справедливости. Мой совет: надо верить и действовать, и тогда у вас всё получится!

Я не вегетарианец, потому что мне не хватает силы воли и организованности, может быть, правильного образа жизни. Поскольку я постоянно в разъездах, особенно по Сибири и Дальнему Северу, очень сложно держать себя в вегетарианских рамках. Единственное – красное мясо я полностью исключил из своего рациона, ем только птицу и рыбу. А сын Ваня [род. в 2002 году] – вообще стихийный вегетарианец, который категорически с раннего детства никогда не ел мяса. Вот не хочет и всё! И естественно, мы не употребляем полуфабрикаты близкие к тошноте – колбасы и сосиски.

источник,
отредактированная версия с исправленными грамматическими и лингвистическими ошибками


Подготовила Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Tuesday, April 10, 2018

Против цирков с дрессированными животными/Animals are not here for our entertainment

«Представьте: часы, дни – да что я говорю? – годы! Годы физических и психических издевательств, побоев, лишения пищи, содержания в неволе; годы ужаса и изнурения – вот что выдерживает этот несчастный медведь, ради того, чтобы проделать этот глупый, унизительный, противоестественный для него трюк. Единственное “облегчение” для животного – минуты возвращения в клетку, на отдых после такого шоу...
Мне стыдно за весь род человеческий. Серьезно, кто на самом деле главные “вредители” на этой планете? Уж точно не животные».

"Imagine, the hours, days, what am I saying? The years! Of physical and mental torture, beatings, of deprivation of food, incarceration, of terror, of exhaustion, that had to endure this poor bear, to get to execute such a number, too stupid, degrading and against nature. The worst part is that the only "Relief" he receives in his miserable existence, is to go in a cage, in his cell, once the show finished...
I'm ashamed, for our species. Honestly, who are truly those that we call the "harmful" on this planet? Certainly not the animals!"
~ Lina Asatoori ~


Посмотреть видео на ФБ

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

На фото вверху: за кулисами украинского цирка.

Monday, April 09, 2018

В каком возрасте дети понимают, что есть мясо – значит участвовать в убийстве животных/ kids refuse to eat animals


источник: When do kids realize that eating meat involves killing animals?

Отвечает Анита Холтон (Anita Holton), мать троих сыновей, штат Северная Каролина

Октябрь 2015

Я уверена, что мои дети начали осознавать это года в четыре, однако не думаю, чтобы в этом возрасте они полностью понимали, чтó именно подразумевает употребление в пищу мяса.

Они поняли, что куриные наггеты сделаны из курицы, а гамбургеры – из коровы. Думаю, что только став чуть постарше дети смогли осознать и проникнуться чувствами животных, понять, что животное тоже хочет жить и радоваться, так же, как любой человек.

Когда ему было восемь лет, мой средний сын решил стать вегетарианцем. Я поддержала его решение. Мой старший сын и я сама присоединились и тоже перешли на вегетарианство. В итоге к нам примкнул мой муж и наш младший сын.
После того, как наша семья в течение четырех лет придерживалась вегетарианской диеты, мы перешли на веганство.

Обратите внимание: весь этот процесс был инициирован моим средним сыном. Никто не принуждал его становиться вегетарианцем или веганом.

Сейчас моим детям 12, 16 и 19 лет. Все они по-прежнему верны своему выбору.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Friday, April 06, 2018

Если видите на берегах, в воде, на кустах брошенную рыбацкую леску - убирайте её/ Fishing nets killing wild life

Друзья! Наступает весна, а там и лето - время пикников на водоемах.
Огромная ко всем просьба!
Если видите на берегах, в воде, на кустах брошенную рыбацкую леску - убирайте ее.


Сожгите, заберите в мусорный пакет, куда угодно - только не оставляйте в природе!
Птицы запутываются в ней, режут ноги и крылья и погибают. Или остаются калеками на всю жизнь.
Заранее огромное спасибо!

источник

Испания: гибель циркового слона в автокатастрофе/ Circus elephant killed in Spain road crash

3 апреля 2018

В Испании в дорожной аварии погиб цирковой слон. Двое других получили ранения.

Грузовик, перевозивший цирковых животных, перевернулся на шоссе в провинции Альбасете на юго-востоке Испании. Дрессировщики отогнали двух раненных слонов в безопасное место, тело третьего пришлось извлекать с места аварии с использованием крана.
Причина аварии пока неизвестна.
Представители испанской цирковой ассоциации (Spain's Association of United Circuses) заявили, что грузовик имел лицензию на перевозку животных.

источник
via Freedom for animals

* * *
Жизнь слонов, как и всех диких животных, принуждаемых к выполнению цирковых трюков, противоестественна. Этих умных животных держат на цепи и перевозят, словно неодушевленный груз, с места на место. Тяжелые цепи сковывают движения животных и не позволяют им приближаться друг к другу.
Транспортировка диких животных может быть опасной – не только для них, но и для окружающих людей.

Очередная авария с участием циркового транспорта произошла в Испании – перевернулся грузовик, вёзший пятерых слонов.

Один слон погиб. Выжившие животные стояли рядом с телом погибшего собрата. Как известно, слоны – высокоразвитые и социальные животные, которые оплакивают своих умерших сородичей.

Двое других слонов, ставших жертвами аварии, получили ранения – глубокие порезы.

Это дорожное происшествие – лишь еще одно из множества доказательств того, что принуждать диких животных к цирковым выступлениям – антигуманно, неэтично, а также опасно для окружающих.

«Эта жуткая авария символизирует собой всю противоестественность эксплуатации животных передвижными цирками. Вместо нормальной жизни в дикой природе, этих величественных животных, взаперти, возят с места на место, заставляя проделывать трюки. Пожалуйста, не посещайте цирков с животными! Помогите навсегда прекратить это издевательство!» - призвал Иен Кример (Jan Creamer), президент Международной организации в защиту животных (Animal Defenders International).

Мы надеемся, что сотрудники цирка, грузовик которого попал в аварию, будут милосердны и отправят четверых выживших слонов в сертифицированный заповедник, где животные смогут спокойно доживать свой век (в прошлом году один из испанских цирков отправил своих животных на отдых в заповедник, так что прецедент есть).

Растёт число людей, которые не желают посещать цирки с дрессированными животными. Более 40 стран мира законодательно запретили использовать диких животных в цирках (среди них – Шотландия, Индия, Ирландия, Румыния, Великобритания и многие другие).
Есть ли оправдание для тех, кто обрекает животных на жизнь, полную мучений?

Распространяйте информацию, выступайте против эксплуатации животных в развлекательной индустрии!

источник

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Tuesday, April 03, 2018

Перенаселение и коррупция – проблемы, которые нужно решить для обуздания утраты биоразнообразия/Population, corruption must be addressed to halt biodiversity loss

Не олень пересекает дорогу - дорога прорезает лес.

источник

27 марта 2018

• Во всем мире не достигаются цели на 2020 год по сохранению биоразнообразия (имеется в виду Стратегический план в области сохранения и устойчивого использования биоразнообразия на 2011–2020 годы)

• Основные угрозы – рост популяции людей и высокий темп потребления ресурсов

• Рекорд по вымиранию млекопитающих вследствие расчистки местности от деревьев принадлежит Австралии
Если хотим остановить массовое исчезновение видов по всей планете, известное как «шестое великое вымирание», мы должны сконцентрироваться на сдерживании роста человеческой популяции, сокращении потребления ресурсов и принятии решительных мер против коррупции в правительстве.

Таков вывод группы ученых, опубликовавших сегодня в издании «Нэйче Эколоджи энд Эволюшн» (Nature Ecology and Evolution) свои рекомендации по обузданию нынешних темпов сокращения биоразнообразия.

Основные угрозы биоразнообразию – это уничтожение ареалов обитания вследствие расчистки земель под выпас скота, разработка месторождений и разрастание территории городов.
Всё перечисленное является последствием роста численности людей и высоких темпов потребления ресурсов, считает профессор австралийского университета Дикина (Deakin university) Эуан Ритчи (Euan Ritchie, на фото справа):
«Как правило, эта тема табуирована. Не обсуждаются размеры популяции людей, планирование семьи и то, сколько ресурсов потребляет каждый из нас».

Исследователи провели оценку целей 2020 Конвенции по биоразнообразию (Convention on Biological Diversity, CBD) — основной мировой стратегии, подписанной 196 странами*.

[*ООН провозгласила 2011-2020 гг. десятилетием биологического разнообразия. Задачей десятилетия является реализация глобального стратегического плана по сохранению биоразнообразия — поддержка «целей Айти» (Aichi Biodiversity Targets), который, в частности, предусматривает значительное снижение темпов разрушения всех типов экосистем и разработку к 2015 г. национальных стратегий по сохранению биоразнообразия].

Ученые пришли к выводу, что многие из глобальных задач по сохранению биоразнообразия (известные как «цели Айти»), неадекватны, им не хватает главных показателей для оценки воздействия таких факторов, как размер популяции людей, деятельность правительств, коррупция и «угрожающие промышленности», такие как разработка месторождений.
Как следствие, уверены ученые, эти задачи никак не помогают остановить катастрофическое сокращение видов по всей планете, и нуждаются в пересмотре с целью включения основных причин утраты видов.

«Игнорирование основополагающих причин – вот главный изъян текущего свода задач и показателей», — заявляют ученые в статье.
(Рост сельскохозяйственных земель и сокращение боиразнообразия на этих территориях - источник фото)

Австралия – печальный рекордсмен по исчезновению млекопитающих

Хотя упомянутое исследование является глобальным, доктор Эуан Ритчи подчеркивает, что печальный рекорд Австралии в сокращении биоразнообразия говорит о том, что именно здесь необходимы изменения ради обуздания упадка биоразнообразия:
«У нас – наихудшие в мире результаты по сохранению видов млекопитающих. Можно утверждать, что 30 видов вымерли в период после заселения Австралии европейцами. Основные причины исчезновения биоразнообразия в Австралии – это уничтожение ареалов обитания, связанное с урбанизацией, сельским хозяйством и добывающими отраслями промышленности, такими, как горное дело».

Исследователь окружающей среды и стратегий, профессор Сара Бекесси (Sarah Bekessy) из университета RMIT не принимала участия в вышеупомянутом расследовании, однако согласна с его выводами, добавляя:
«Я полностью согласна с тем, что природоохранный кризис спровоцирован и движется людьми. Промышленности дозволено, в буквальном смысле, убивать вымирающих животных и сокращать их ареалы обитания, и это считается нормой. На мой взгляд, это поистине губительное стратегическое направление, ведущее нас к недооценке уникальности биоразнообразия».
По оценкам специалистов из Всемирного фонда дикой природы (WWF) и британского Королевского общества по предотвращению жестокости к животным (RSPCA, Royal Society for the Prevention of Cruelty to Animals), 34 миллиона местных австралийских животных гибнет каждый год в одном только штате Квинсленд. 90% земель расчищают под пастбища для скота. - см. статью
На фото: коала и её детеныш пытаются укрыться на выкорчеванных деревьях, штат Квинсленд

Взаимосвязь коррупции и утраты биоразнообразия легко прослеживается в таких странах, как Индонезия, но профессор Эуан Ритчи говорит, что в Австралии для решения конфликта интересов необходимо делать больше: «Нужны срочные изменения в законодательстве, касающиеся субсидий и раскрытия потенциально закреплённых прав. Обе основные политические партии получают крупные субсидии от компаний и промышленностей, добывающих ископаемое топливо. Очевидно, что если политики принимают решение по проблеме биоразнообразия одновременно с разработками добывающей промышленности, возникает потенциальный конфликт интересов».

Оба ученых ссылаются на известие о недавней смерти последнего самца северного белого носорога – как на напоминание о том, что необходимо активнее действовать ради обуздания утраты биоразнообразия на планете. В частности, профессор Сара Бекесси считает, что многие люди не осознают, насколько их повседневная жизнь влияет на исчезновение видов:
«Выбираем ли мы говядину или овощи себе на обед, какой сорт кофе предпочитаем по утрам – любые наши решения ведут либо к выживанию, либо к исчезновению видов животных. Вымирание – вот это понятно многим. Внимание средств массовой информации к смерти последнего белого носорога вызвало скорбь у многих людей – это воспринималось как нечто очень личное... Я думаю, мы должны поставить задачу: больше никаких вымирающих животных».

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Кенгуру на пустынных улицах во время лесных пожаров на юге Австралии. - фото via The Guardian

* * *
Одинокий медведь сидит на созданной людьми свалке, Онтарио, Канада. Вокруг него плотный слой дыма от горящего мусора. - фото via The Guardian

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...