Wednesday, May 30, 2018

Пока существует такое садистское развлечение, как охота, страдания животных неизбежны/ Galgos & podencos horrible fate

«Мой муж – испанец, – говорит Оксана Мамедова, которая с 2011 года живет в Валенсии, – и когда я ему сказала, что собираюсь дать интервью Радио Свобода, он спросил меня: зачем? А я ответила: хочу, чтобы весь мир знал, как испанцы относятся к гальго и поденко».

Ближневосточные борзые появились в Европе в VIII веке до н. э., теперь их потомков называют в Испании поденко. В IX веке мавры вывели еще одну родственную породу охотничьих собак – гальго, ее ценили европейские аристократы, и во дворце Фонтенбло вы найдете полотна анималиста Жана-Батиста Удри, изображавшего любимых гальго Людовика XV.

Трудно поверить, что в XXI веке в Испании к этим красивым и нежным собакам относятся с шокирующей жестокостью. Каждую весну, когда заканчивается сезон охоты, тысячи гальго и поденко либо выгоняют на улицу, либо убивают зверскими способами: привязывают в лесу, так что собака гибнет от голода, вешают, бросают в глубокие ямы и даже растворяют в кислоте. Их выбрасывают на автострадах, переломав лапы, чтобы собака не нашла дорогу домой. Электронные чипы вырезают ножом, чтобы нельзя было найти хозяина. Страшные фотографии истощенных, раненых, искалеченных борзых можно найти на ресурсах зоозащитников. Авторы сайта Galgonews приводят такие цифры: каждый год на улицу выбрасывают 100 тысяч гальго и поденко, а 75 тысяч убивают.

Охотники-гальгольеро ценят лишь молодых собак, двухлетние уже не так резво бегают за дичью, от них избавляются и берут у заводчиков новых. «Использованных» собак можно купить за гроши: от одного до десяти евро.
«У нас есть полиция Seprona, защищающая животных, они регистрируют около 10 тысяч убийств собак в год, но спокойно можно добавлять еще 30–40%», – говорит Оксана Мамедова.
«Дело не только в охоте, есть еще бега, потому что поденко бегают со скоростью 70 километров в час. Когда проводят тренировки, их привязывают к машине пачками, по 30–50 собак – кто-то споткнулся, у кого-то свело судорогой ногу – к концу тренировки они просто размазаны по асфальту».

С 1997 года существует европейский закон о защите животных. Но в Испании работает поправка, пролоббированная охотниками. Охотничьи собаки не считаются домашними животными, которых защищает государство. Они – такой же арсенал охотника, как и оружие:
«Когда охотник получает лицензию на охоту, он автоматически приобретает право иметь несколько собак породы поденко или гальго, и с ними можно делать что угодно. Не отслеживают их прививки, не отслеживают, чипированы ли они, не отслеживают, как они питаются. Если такую собаку возьму я, она считается домашней, а если ее возьмет охотник – это просто вещь», – объясняет Оксана Мамедова.

В 2018 году вышел документальный фильм Yo Galgo: авторы дали слово охотникам и зоозащитникам и рассказали о том, в каких условиях живут гальго, которых почти не кормят, не лечат и выбрасывают, когда они перестают бегать.

Рассказывает живущая на острове Тенерифе Мария Тереза Гарсия Родригес, организатор кампании в защиту гальго: «Бой быков – очевидное издевательство над животными, но это традиция в Испании. И что получается? В стране Европейского союза существует "культурная традиция", и Европейский союз принимает ее во внимание: так как это "традиция", быки исключаются из закона о защите животных. То же самое и с охотничьими собаками. Новый закон от 2017 года ограничивает злоупотребление животными, но если затушевать бой быков и охоту “культурными традициями”, то в законе есть оговорка: охотничьи собаки и быки для боев выводятся за его рамки. Иначе будет большая проблема: всех охотников и устроителей корриды придется штрафовать! Мы боремся сейчас, чтобы устранить эту поправку, но наши оппоненты пытаются снова и снова ее сохранить. Стартуют разнообразные протестные кампании, но по-прежнему быки и охотничьи собаки – в пролете».

Во многих европейских городах проходят марши в поддержку гальго, день защиты этой породы отмечается 1 февраля. Но складывается впечатление, что иностранцев эта проблема волнует больше, чем испанцев. «У нас на Коста-Бланке много частных приютов, – рассказывает Оксана Мамедова, – но держат их голландцы, бельгийцы, французы, а муниципальный приют был чудовищный, там собак просто усыпляли, и мы добились его закрытия».

Во многих справочниках, да и в Википедии написано, что испанские охотничьи собаки не могут жить в квартирах. «Это полная чушь! – уверена Оксана Мамедова. – Это домашние, диванные собаки. Именно поэтому их и убивают: когда им исполняется два года, они уже не хотят бегать и охотиться».

У Оксаны Мамедовой живет поденко по имени Лиса. Щенка нашли на дороге, сбитого машиной, прооперировали и спасли. От удара у него был глубокий некроз мышц на спине. «Это элегантная, ласковая, интеллигентная собака. У поденко очень хороший иммунитет, они не линяют и замечательно пахнут ванилью».
Сейчас Оксана опекает в приюте еще одного пса, которого охотники выбросили, сломав ему колено, чтобы он не вернулся домой. Скоро будет операция, и есть надежда, что колено удастся вылечить. «Это нереальная собака. Она меня обнимает, целует. Теперь я мечтаю взять себе гальго».

Европа мощно действует и забирает из испанских приютов собак. Но это не решение проблемы, так как охотник разведет взамен брошенных и убитых столько же новых! Мы все должны оказывать давление на политиков, чтобы прекратились мучения животных, а охотники – просто прекратились
Это главная проблема: пока легально существует такое садистское развлечение, как охота, страдания животных неизбежны.

Увы, но и король Испании Хуан Карлос принадлежит к числу охотников. В 2006 году его охота в России завершилась скандалом. Фальсификаторы принесли в жертву добродушного и веселого медведя по кличке Митрофан, содержавшегося на базе отдыха в селе Новленском. Медведя посадили в клетку и привезли к месту охоты. После этого его щедро напоили водкой, смешанной с медом, и вытолкали на поле. Естественно, грузное пьяное животное стало легкой мишенью. Его величество Хуан Карлос уложил Митрофана с одного выстрела.
В 2012 году еще один скандал: король решил поохотиться на слонов в Ботсване, что обошлось казне в 30 тысяч евро.

Может ли убийство животных считаться «культурной традицией»? Это абсурд, но именно так представляет ситуацию нынешний закон. Бороться с могущественным интернационалом охотников очень сложно, были даже прямые столкновения, в которые вмешивалась полиция.

«Мы сейчас как на войне. Получается, что налоги жителей ЕС идут на поддержку мучений и убийства животных! Но трудно прервать этот порочный круг, несмотря на то, что очень много людей в Испании против корриды и охоты. Нам надо быть уверенными, что другие европейские страны тоже с нами, против финансовой поддержки корриды и охоты. Когда это все поймут? Тут вопрос времени», – говорит Мария Тереза Гарсия Родригес.

А Оксана Мамедова готовится к очередному маршу в защиту гальго: «Рано или поздно это издевательство над собаками закончится, и я хочу дожить до этого дня».

Отрывки; полный текст

Wednesday, May 23, 2018

Как хорошо было бы пожить среди собак или лошадей/ Project1917.ru - about animals

Проект «1917. Свободная история» — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. На сайте размещены дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы того времени.

Подборка выписок о животных.

Лиля Брик о Владимире Маяковском, Петроград, 17 ноября 1916

Володя научил меня любить животных. Позднее в Пушкине на даче мы нашли под забором дворняжьего щенка. Володя подобрал его, он был до того грязен, что Володя нес его домой на вытянутой руке, чтобы не перескочили блохи. Дома мы его немедленно вымыли и напоили молоком до отвала. Живот стал такой толстый и тяжелый, что щенок терял равновесие и валился набок. Володя назвал его Щен. Выросла огромная красивая дворняга.

«Русское слово», 18 ноября 1916
Московский отдел российского общества покровительства животным организует сбор на приобретение медикаментов и противогазов для лошадей и санитарных собак в армии, а также на усиление организаций санитарных и сторожевых собак на фронте.
В сборе любезно приняли готовность участвовать московские артисты. В ресторанах, кафе и пр. артистами будут устраиваться кабаре, летучие концерты и пр. Вечером состоится представление в московских цирках, сбор с которых поступит также в кассу общества на указанные цели.

Рюрик Ивнев, поэт, переводчик, Петроград, 20 ноября 1916 года
Первый раз (я ошибся, второй раз) за всю мою жизнь на моих глазах живое существо стало мертвым. Заболел наш котенок Барсик, и мы его свезли в больницу, доктор нашел желудочное заболевание, прописал лекарство; я не успел взять из аптеки заказанного лекарства, как вдруг с кошкой сделалась агония, она сползла со своего ящичка, где она лежала в тряпках, и легла на пол, вытянулась и начала чихать, сначала сильно, потом слабее, слабее и, наконец, затихла...
Я не уловил самого момента конца... вероятно, он совпадал с последним чиханьем Барсика... И вдруг в ту же минуту я понял, что, в сущности, нет разницы между человеком и котенком. И так темно стало и мутно на душе...

Сергей Есенин, Царское Село, канцелярия по постройке Феодоровского собора, 14 января 1917
Настанет зима, подует сердитая вьюга, заметет поземка, надует большие сугробы.
Ходит Бобыль по сугробам, упирается палкой, пробирается от двора ко двору, и Дружок тут бежит рядом. Прижимается он к Бобылю, заглядывает ласково ему в лицо и словно хочет вымолвить: «Никому мы с тобою не нужны, никто нас не пригреет, одни мы с тобою». Взглянет Бобыль на собаку, взглянет, и словно разгадает ее думы; и тихо-тихо скажет:
— Уж ты-то, Дружок, меня, старика, не покинь.
Шагает Бобыль с собакой, доплетется до своей хаты, хата старая, нетоплена. Посмотрит он по запечке, посмотрит, по углам пошарит, а дров — ни полена. Глянет Бобыль на Дружка, а тот стоит, дожидается, что скажет хозяин.
Скажет Бобыль с нежной лаской:
— Запрягу я, Дружок, тебя в салазки, поедем мы с тобой к лесу, наберем там мы сучьев и палок, привезем, хату затопим, будем греться с тобой у лежанки.
Запряжет Бобыль Дружка в салазки, привезет сучьев и палок, затопит лежанку, обнимет Дружка, приголубит. Задумается Бобыль у лежанки, начнет вспоминать прожитое. Расскажет старик Дружку о своей жизни, расскажет о ней грустную сказку, доскажет и с болью молвит:
— Ничего ты, Дружок, не ответишь, не вымолвишь слова, но глаза твои серые, умные... знаю, знаю... ты все понимаешь...

Николай Врангель, Петроград, 18 января 1917
Излишними необдуманными наборами деревни опустошены, поля остаются невозделанными. Реквизированные для нужд армии продукты гниют на местах. Животные умирают от голода на сборных пунктах.

Ведомости московского градоначальства и столичной полиции, Москва, 27 января 1917
От Московской городской управы: сбор с собак за 1917 в размере 2 рублей в год за каждую принимается в Городском управлении.

The New-York Tribune, 16 марта 1917
Корреспондент «Таймс» из Петрограда описывает нападение на резиденцию графа Фредерикса — министра императорского двора и личного адъютанта императора, как один из самых постыдных эпизодов случившегося мятежа. В доме произошло побоище. Ослабевшая после болезни дочь графа сумела выбежать из дома со своей любимой собакой на руках. Пьяная толпа остановила женщину на улице, избила её, а собаку жестоко убила. Сейчас жена и дочь графа находятся в безопасном месте, а сам Фредерикс исполняет свои служебные обязанности при бывшем императоре.

Рюрик Ивнев, поэт, переводчик. Петроград, Лахтинская ул., 18 апреля 1917
Нет ничего ниже человеческой породы. Это самая мерзкая и самая ужасная живая тварь, населяющая землю, потому что в человеке соединены сознательность, которой лишены животные, с обезьяньей пакостностью. Вот уж «пакостные обезьянки» — лучшего названия и не придумаешь для людей.

«Раннее утро», Москва, 28 апреля 1917
В Москве большое беспокойство вызывает слух о недостатке фуража. Уже теперь становится чрезвычайно трудно достать корм для лошадей, а по полученным из Петрограда сведениям, в ближайшем будущем вообще будет прекращен подвоз в столицы фуража. Поднят даже вопрос о выводе всех лошадей из города на подножный корм и об оставлении только тех лошадей, которые необходимы для содержания транспорта в городской черте.
Имеется предложение даже запретить в Москве извозный промысел, чтобы все лошади извозчиков были выведены из Москвы.

«Нью-Йорк Таймс», 1 июля 1917
В штате Нью-Йорк завтра вступает в силу закон Уикса. Нормативный акт предусматривает регистрацию всех собак штата городскими службами, а также включает в себя положение о ликвидации незарегистрированных животных. Кроме того, если ранее бездомную собаку могли убить в течение 72 часов после того, как было опубликовано уведомление о ее обнаружении, то теперь же животное должны содержать в приемнике в течение десяти дней.

Рюрик Ивнев, поэт, переводчик. Петроград, Приморский вокзал, 8 июля 1917
Толкотня, толкотня, масса народа, канотье, котелки, перья. Такая дрянь! А я еще хотел любить «человечество». Такая мерзость люди, такая мерзость. Как хорошо было бы пожить среди собак или лошадей.
Ведь если представить себе: высокое небо, пышные облака, недавно был дождь. Широкая деревенская дорога. По бокам хаты. И в каждой хате живут собаки. Пьют молоко, едят, как люди, жареный картофель, на крылечках играют щенята, я иду за грибами с тремя собаками (лохматыми, коричневыми, как наша елизаветпольская Джемка).
Боже! Боже! Какое счастье! И чтобы ни одного человеческого лица вокруг. И зеркала не было бы, чтобы свое не видеть.
Или жить с лошадьми. Все равно с кем, лишь бы не с человеком.
Вот навстречу нам идут две пожилые собаки. Они возвращаются с прогулки, под руку, нежно и ласково вертя хвостами. Вот и лес. Здесь чисто, хорошо. Нет бумажек, окурков, коробок от консервов, шелухи — словом, всякой мерзости и пакости, неизменно сопутствующей человеку.
Вот еще собаки. Это, должно быть, целая семья: две большие, мохнатые и целая стая крошечных, играющих, прыгающих, гавкающих. Они ласково обнюхивают нас и проходят мимо, не обмеривая нас людскими жадными, высчитывающими, сверлящими, изолгавшимися, злостными глазенками.
В лесу прохладно, пахнет сосной, откуда-то из собачьей деревни доносится заглушенный расстоянием лай. И нет людей, нет людей, главное, нет людей…

Рюрик Ивнев - Пёс

Откуда ты взялся — чёрный кудлатый,
Неимоверно славный пёс.
Жил ты бедно или богато,
Где ты воспитывался и рос?

На мои вопросы не отвечая,
Ты только помахиваешь хвостом,
В безлюдном кафе, за чашкой чая,
Я раздумываю о житье твоём.

Как человек, я тебя жалею,
Общепринята жалость к бездомным псам.
За окном — черноморский ветер веет
И волны подкатываются к берегам.

Об этом подумал я не сразу,
Но вдруг предо мною встал вопрос:
Возможен ведь правда эдакий казус,
Что ты жалеешь меня, как пёс.

И вот мы сидим — родные до боли,
Один за столом, другой под столом.
Я о твоей вздыхаю доле,
Ты — о житье-бытье моём.
(1915)

Михаил Богословский, профессор Московского университета и московской духовной академии. Москва, сентябрь 1917
Утром у Мини было большое горе, вызвавшее плач и рыдания. Накануне он приютил откуда-то пришедшего котенка. Ночью этого котенка выпустили в сени.
Когда Миня проснулся, первым его вопросом было, где котенок; он бросился его искать на дворе, не находил и несколько раз возвращался домой с горьким плачем, причитая: «Ведь он маленькое живое существо, он изголодается и погибнет от холода» и т. д., и все громче и громче рыдал. Котенок наконец нашелся, он и был в сенях, и Миня, успокоенный, пошел в школу.

«Петроградская газета»
В зоопарке имения «Осиновая роща» в Левашове, принадлежащем Академии наук, неизвестными лицами убиты зубры. Потеря этих редких, особенно в настоящее время, животных неоценима. Производится расследование.
Изображение зубра с гравюры по дереву. Конец XV века

«Петроградская газета»
Вдова Горанская устроила питомник свиней в своей усадьбе (Пискаревская дорога, №12). Вчера ночью загорелась стена у одного из свинарников, в котором находилось 180 животных. Испуганная пожаром г-жа Горанская стала бить в окнах квартиры стекла и сильно порезала себе кисть левой руки. Г-жу Горанскую пришлось отправить для медицинской помощи в городскую больницу Петра Великого.
Свинарник сгорел. Находившихся в нем животных удалось спасти. Убыток от пожара —более тысячи рублей.

«Вокруг света»
Услуги, которые оказывают собаки на Западном фронте, неисчислимы. Одна из бельгийских пород прекрасно обучена эстафетной службе; эти собаки переносят из траншеи в траншею на своем ошейнике депеши. Он бегают так легко и быстро, что подстрелить их очень трудно.
1915 год. Собака британского «Красного креста» на фронте. См. также.

Пока еще ни одно из воюющих государств не ввело собачьей повинности. Тем не менее этот четвероногий друг человека уже в очень большом количестве работает на фронте. Особенно развита собачья служба во французской армии. Некоторые из этих собак удостоились высокой чести — о них упоминалось в приказе по армии. Такова знаменитая собака Пирам. Другой четвероногий герой, Люц, заслужил за свой подвиг военный крест.
1917 год. Собака прокладывает линию связи - источник

Александр Бенуа, художник, книжный иллюстратор, Яблоновка, 2 июля 1917
Молока уже не отпускают в обещанном количестве. Масла совсем нет, картофеля тоже, белого хлеба тоже, живем «подачками» мясника и рыбака, а на них рассчитывать в полную меру нельзя. Вот где оно, хваленое «благосостояние» деревни, с которым наши ура-патриоты носились еще шесть месяцев назад! Читаю «Летопись», подряд всю беллетристику. Большую прелесть придает дому котенок.

Пьер Паскаль, лейтенант, член французской военной миссии, Петроград, 26 августа 1917
В Мойке утоплен пес с камнем на шее. Дворник жалуется на буржуев: заводят собак, а потом убивают их, не желая больше кормить. Мадам Л. сделала замечание, что это, судя по виду, не должна быть буржуазная собака. Глазели.

Владимир Воейков, дворцовый комендант, Петроград, 7 ноября 1917
Вернувшись из своих скитаний в ноябре в Петроград, я первое время никак не мог привыкнуть к его новой физиономии: снег на улицах не убирался; по нескольку дней лежали трупы павших лошадей, служивших единственным питанием голодным собакам.

Альфред Нокс, военный атташе посольства Великобритании, Петроград, 10 ноября 1917
В четыре часа я отправился на встречу с генералом Маниковским, назначенным на должность военного министра вместо Верховского и оказавшимся под арестом вместе с остальными членами Временного правительства. Я нашел генерала в его квартире, сидевшим в комнате с щенком и котенком, одного из которых он назвал Большевиком, а второго Меньшевиком. На него никак не подействовал его печальный опыт, и он со смехом поделился со мной, как за то, что два дня он пробыл министром, ему пришлось ровно два дня просидеть в тюрьме.

Роза Люксембург, из письма Луизе Каутской, Польша, ulica Więzienna, тюрьма г. Бреслау (Вроцлава), 24 декабря 1917
Во двор, где я гуляю, часто приезжают повозки, груженые солдатскими шинелями и гимнастерками, часто — в кровавых пятнах… Их делят между заключенными, они их штопают и отправляют обратно в армию. Сегодня пришла такая повозка, но запряженная не лошадьми, а буйволами. Я впервые увидела этих животных вблизи. Они более коренасты, и сложены мощнее, чем наши коровы, с плоскими головами и плоскими, загнутыми рогами, формой черепа напоминают наших овец, совсем черные, с большими, нежными черными глазами. Их пригнали из Румынии в качестве военного трофея…

Андрей Шингарев, Петроград, Петропавловская крепость, Трубецкой бастион, камера № 70, 9 января 1918
Что за ужасы происходят там [на фронте]. Грабежи, убийства, гибнущие лошади, расхищаемое на сотни тысяч имущество, безначалие, торговля с немцами за водку.

«Наше Время», 10 января 1918
Новая большевистская городская дума решила не стесняться с буржуями и назначила новые, сильно повышенные сборы. Сбор с промысловых свидетельств повышен с 30% до 100 проц., а наемная плата для помещений торгово-промышленных заведений — с 2 проц. до проц., за разносный торг до сих пор уплачивалось 3 руб. в год, теперь назначено 50 руб., кареты частных лиц до сих пор облагались в пользу города 15 р., теперь 500 р. и, кроме того, 500 р. за каждую лошадь, с автомобиля — по 15 р. за каждую силу, с велосипедов, которыми пользуется, главным образом, демократия, с 1 р. 50 к. сбор повышен только до 5 р., парусная яхта облагается 1000 р., за собак раньше уплачивалось 3 р., теперь 50 р.

источник

Подготовила Е. Кузьмина http://elena-kuzmina.blogspot.com/

См. также

Monday, May 07, 2018

Художница-летунья/ About swallows

Журналист, путешественник, натуралист Василий Михайлович Песков (1930-2013):

«С нею солнце краше и весна милей...» Это о ласточке, самой любимой и самой доверчивой к человеку из всех диких птиц.

Деревенский житель, открывая мир у порога своего дома, первыми видит ласточку, воробья и скворца. Причем ласточку видит под крышей: в сенях, в сарае, в хлеву, под навесом для сена, на чердаке дома.


Прокручивая при бессоннице «киноленту» прожитого в обратную сторону, я вижу себя пятилетним, лежащим на соломе в сарае с глазами, уставленными в прореху крыши. Прореху эту отец сознательно не заделывал – «чтобы ласточки могли залетать». И они селились у нас каждый год. Интересно было ждать, когда в прореху, голубевшую небом, с разлета стрелкой врывалась птичка и, ничуть меня не страшась, кормила птенцов. В сарае пилили, кололи дрова, иногда отец что-нибудь мастерил, постукивая топором, ласточек это ничуть не пугало. Они поминутно залетали в прореху крыши (а иногда в открытую дверь) и спокойно делали свое дело.

Сколько потом в разных местах и в разных краях видел я ласточек – нотные знаки на проводах, черные стрелы над тихой водою деревенских прудов, воздушная акробатика под ногами идущего по лугу стада, подвижная сеть готовых к отлету птиц. И нельзя перечислить края, где приходилось их видеть, – в южных степях чертящих небо над полевым вагончиком трактористов; в немецкой деревне ныряющих в слуховое окошко под черепичной крышей; в приполярных поселках, в сибирской деревне, повсюду в Африке; на Аляске, рядком сидящих на полозе эскимосских нарт.
В Африке я видел ласточек на пожаре. Горела саванна, и птицы, ничуть не страшась, шныряли в дыму – ловили взлетающих насекомых. На теплоходе, шедшем по Средиземному морю, радист, разыскав меня на палубе, повел в рубку, и я увидел удивительную картину: на теплых «радиоящиках» грелось десятка два ласточек. Непогода застала их над водой – присели передохнуть и, будто зная, где обогреться, залетели в радиорубку.

Весну на крыльях приносят в наши края грачи, скворцы, чибисы, жаворонки, трясогузки. Ласточки прилетают к «зеленому дыму» лопнувших почек, ко времени, когда в воздухе появляется мошкара. Какой же смысл поговорки «Одна ласточка весны не делает»? Смысл в том, что предмайская зеленая весна еще неустойчива, может вернуться ненастье, исчезнут в воздухе мошки, и ласточки не спешат – посылают вперед разведчиц, и уж потом идет валовой прилет воздушных ловцов насекомых – ласточек, стрижей, козодоев.

Ласточек на земле несколько десятков видов. В нашей стране мы знаем трех. Деревенскую ласточку-касатку, городскую – воронка и ласточек-береговушек, живущих в норах на речных обрывах. Воронки и береговушки селятся сообществами, помогающими обороняться от немалого числа врагов. По образу жизни и внешнему виду они похожи — черные крылья, спинка и голова; шея и брюшко — белые, «ласточкин» хвост. Береговушки — прирожденные землекопы, а воронки — «гончары», стоящие гнезда из грязи, прилепляя их под карнизами, козырьками и всякими выступами городских зданий. Из-за нынешних тягот городской жизни (мало корма, асфальтом покрыта земля) воронки все чаще селятся в деревнях.

Но коренным деревенским жителем, какого в городе никогда не увидишь, является ласточка-касатка. Именно ей в первую очередь адресованы людское покровительство, восхищение красотой, кротостью, доверчивостью, почти домашней близостью к человеку. Деревенский житель видит ласточку, можно сказать, из колыбели и ни с кем не спутает — черная с синевой (вороненая) спинка, светлые грудь и живот с красновато-ржавым пятном у горла и хвост — две длинные косицы.

Многие думают: стрижи — тоже из рода ласточек. Но специалисты утверждают — большое сходство определяется средой обитанья и образом жизни.
Дальние родственники их — колибри, ласточки же принадлежат к отряду воробьиных. Но воздушная жизнь (стрижи даже спят в полете), виртуозная способность ловить на лету насекомых сделала очень похожими ласточек и стрижей. При охоте они занимают разные «воздушные этажи». Выше всех чертят небо стрижи, вылавливая невидимый нашему глазу воздушный «планктон». Пониже тем же заняты ласточки-воронки, еще ниже охотятся береговушки, и уж у самой земли чаще всего хватают комаров, жучков, паучков и иную роящуюся по зелены мелюзгу ласточки-касатки. Они способны схватить на лету добычу прямо с растений или, сделав головокружительный разворот, снять ее со стены, но все же удобней всего им хватать ее в воздухе. Потому-то ласточки часто сопровождают идущего по лугу человека, пасущихся лошадь или корову, любят кружиться на линии огня в саванне — они там, где поднимаются на крыло насекомые.

Гнезда у воронка и касатки вроде человеческих «мазанок»: крупицы грязи, скрепленные слюной (у касаток еще и арматурою из травинок). Гнездо воронка располагается снаружи наших построек, и потому лаз в него узкий. У касатки гнездо — нечто похожее на черепушку, разделенную по диаметру и прикрепленную к стенке, стропилу под крышей, даже пучку соломы. Птенцы сидят в черепушке рядком на виду — крыша человеческой постройки защищает их от дождя, да и не всякий хищник нырнет под крышу, над лишь позаботиться, чтобы кошка не могла подобраться к гнезду. Если покушение все же замечено, ласточки поднимают отчаянный крик, к ним присоединяются соседи, и кошка почтет за благо ретироваться.

В воспитании птенцов ласточки неутомимы — несколько сотен (до 800!) подлетов с кормом к гнезду за сутки. И, конечно, не каждую мошку ласточки сразу же тащат птенцам. В ловчем «кошеле» птицы накапливается до нескольких десятков мошек (у воронков до трех сотен), образуя «мясную котлетку».

Четыре — шесть оранжевых ртов встречают родителей. Растут птицы быстро. Касатки, по мере роста птенцов, начинают таскать уже не только «мясные котлетки» из мошек, но и целые «туши» мух и жуков. И наступает момент — едой родители побуждают птенцов следовать за собой. Кормят не только где-нибудь на присаде, а побуждают лететь, бросают муху, чтобы птенец поймал ее на лету.

Летные способности ласточек исключительны. Большинство птиц в сутки «стоят на крыле» полтора-два часа, а ласточки без видимых усилий летают по семнадцать-восемнадцать часов. И как летают! Подобно стреле, ласточка с ходу попадает в узкую щель под крышу, с ходу, не уронив перышка, ныряет в щербинку стекла на веранде, в слуховое окошко на чердаке. На лету ласточка кормится; на лету пьет, черпая клювом воду в пруду или в речке; на лету в жаркий день она искупается — нырнула и вынырнула, продолжая полет. «Художница-летунья» — назвал эту птицу знаменитый русский натуралист Кайгородов [Дмитрий Никифорович Кайгородов (1846 — 1924), русский естествоиспытатель и популяризатор естествознания].

Весной, вот сейчас, мы чаще всего видим касаток парами — свадебная пора: песни, виртуозная акробатика в воздухе. Вместе родители будут выхаживать птенцов. В группы «единоличницы» деревенские ласточки начнут собираться к осени. Мы будем их видеть гирляндами на проводах, часто облепляют они сухие деревья, иногда сопровождая свои собрания хоровым пением — торопливой скороговоркой. А перед самым отлетом ночуют ласточки стаями в тростниках близ воды, где все еще множество насекомых и где ночевать безопасно. Однажды утром огромная стая — десятки тысяч птиц — исчезает.

А ласточки тем временем движутся в Африку. Их тут зимой, как пишут, вместе с оседлыми родичами собирается до 220 миллионов — половина всего мира ласточек на земле. А треть их обитает в Америке. Весной они, так же как в Старом Свете, движутся с юга на север до самой Аляски. В сроках прилета они осторожны и тут — не летят валом, а шлют разведчиков. Но туда, где погода устойчива, прилетают постоянно день в день.
В 1972 году, путешествуя по Америке, в Калифорнии мы проезжали вблизи развалин монастыря Капистрано. Это место известно едва ли не каждому американцу, но отнюдь не своей романтической стариной. Капистрано прославили ласточки. Уже более сотни лет они появляются на развалинах в один и тот же день — 19 марта. Как по часам, улетают ласточки зимовать в Мексику — 23 октября. Оба дня внесены в туристские книжки, и сотни людей приезжают встретить и проводить ласточек.

2-6 июня 1995 года

Подготовила – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...