Tuesday, June 26, 2018

В раю у меня будет много крыс и кошек, будут жить дружно/ Poet Zoya Ezrohi about animals

Зоя Евсеевна Эзрохи, поэтесса. (См. о ней подробнее)

Из тетради 2 (1972 – 1974)

*
Воспеваю тарелку, траву
Или вирусный грипп.
И в лесу иногда не сорву
Замечательный гриб.

Пожалею грибную красу.
В звоне летнего дня
Я лягушку в ладошке несу —
Не боится меня.

И когда я улягусь в гробу,
То из чащи лесной
Прибегут муравьи и грибы
Попрощаться со мной.

Все воспетые мной приползут,
И печальный микроб
Незаметно уронит слезу,
Залезая на гроб.

Станет горько бездомным котам
И столовским котам,
Неизвестным местам и мечтам,
Незаметным цветам.

*
Проживу я, наверно, мало,
Ноя, плача и жизнь браня,
И не будет, как не бывало,
Ни стихов моих, ни меня...

Пусть останутся птицы, кошки,
Крокодилы, клопы, слоны,
А людей — ни капли, ни крошки,
Не нужны они, не нужны.
. . .

*
...
Но люди взяли горы и леса,
И всю еду себе забрали люди.
Грудинка, сахар, каша, колбаса
Хранятся в их фарфоровой посуде.

Их важный вид, одежда, голоса!
Их бородавки, прыщики, веснушки!
Куда милей лицо любого пса,
Любой козявки, кошки и лягушки.

Я, потеряв здоровье и покой,
Смотрю, и мне от ненависти плохо:
Жестокостью и глупостью людской
Полна, как чаша, каждая эпоха.

Вот встал, вот отошел от обезьян,
Окинул мир хозяйским острым глазом.
Он — царь природы! Человеку дан
Его проклятый подлый царский разум.

Всё для него — и море, и гора,
Всё для него — пасется, лает, дышит.
Вот мой сосед ударом топора
Избавил мир от вредной серой мыши.
. . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . .

Из тетради 3 (1974 – 1975)

*
...А человек? Он, без сомненья,
Всех и красивей и нужней.
Природы царь! Венец творенья!
А как считает муравей?

[Ср. с высказыванием кинорежиссера Киры Муратовой, из статьи:
Я терпеть не могу самомнение человека, считающего себя венцом творения и верхом совершенства. Хорош человек или плох? Слаб или силен? Я думаю, что этот вопрос стоит обсудить... среди медуз! Или медведей! Вот если бы мы могли подслушать, что думают о нас муравьи, мы бы приблизились к ответу на этот вопрос.]

*
Художник

...Я б написала полутьму подвала,
Где приютились серые изгои,
И дворничиху я бы написала
(Она — как великан с полотен Гойи),

Худых котят, играющих в подвале,
Страх и надежду кошки изможденной —
Чтоб люди, потрясенные, рыдали
Пред этой полосатою мадонной.

И вот уже ценитель, громко споря,
Стоит на том, что я, рисуя кошку,
В виду имела человечье горе,
А кошка — это только понарошку.

Забудь, глупец, красивую идею.
Художник — я, со мной не вступишь в драку.
Под этой кошкой я в виду имею
Несчастных кошку, лошадь и собаку...

Но я не Рафаэль, не Леонардо.
Бренчу слегка на тихой скромной лире.
Я — пешка, рядовой клиент ломбарда.
Никто меня не слышит в этом мире!

*
Фильм «Африканский слон»

Я чистою умылася слезой,
Так было снято хорошо и ярко,
Как за бараном (то ли за козой)
Бежит пантера (то ли ягуарка).

Инстинкту и детенышам верна,
Счастливая, пантера приближалась.
Сентиментальной не была она
И, умница, не знала чувства «жалость».

Я в темноте сняла с себя очки,
Чтоб хуже видеть то, что на экране,
Но помню я пантерины скачки,
Ее прыжок и лапу на баране.

И я своих не понимала слез
В то противоречивое мгновенье.
Уж очень жаль оленей, зебр и коз,
Но с миром тем — мое благословенье.

Взяла бы я ружье, ушла в саванну
И, прячась за какой-нибудь сандал,
В блаженстве, словно принимая ванну,
Охотников бы била наповал.

*
Когда до неба ближе, чем до дома,
Когда ромашка выше, чем сосна,
Я радуюсь и думаю знакомо:
Такою быть вселенная должна.

И убеждаю мысленно кого-то
(И нелегка же миссия моя),
Что стрекоза не меньше самолета,
А человек не больше муравья.

(Из цикла «Растительная жизнь»)

*
Размышления, лежа в траве, о разнице между человеком и насекомым

Один паук страдал в ветвях осины
И смаковал страдание свое.
Замысловатой честной паутины
Не плел и клял паучье бытие.

Заламывая ноги, словно руки,
Не поддавался опытным врачам,
И выпитые мухи (что за муки!)
Ему являлись в белом по ночам.

Сородичи в сердитом изумленье
Ему напоминали, что паук
Не знал из поколенья в поколенье
Других искусств, профессий и наук.

— Не гоношись, ты создан быть злодеем,
Невинных мух сосать живую кровь,
Мы этим славим Бога как умеем, —
Они ему твердили вновь и вновь.

Но сочинил он доблестную книгу
И в ней потряс основы всех основ,
И он возглавил горестную лигу
Таких же тонких чутких пауков...

Из тетради 6 (1980 – 1986)

Память

В прошлой жизни была я бездомною кошкой.
Вспоминаю с трудом, но сомнения нет.
Я не ела супов металлической ложкой
И не знала я роли бумаг и монет.

И участок в мозгу, как застывшая лава,
Все хранит отпечаток тех слез или грез.
А расцветка моя, как расцветка удава,
Из затейливых пятен была и полос.

Слишком много взяла я, пожалуй, с собою:
Бесполезные когти противятся злу,
Инфантильность, не вовремя хвостик трубою
И пристрастье к безделью, уюту, теплу.

И теперь, если сломлена я неудачей,
Если кажется тесным и душным жильё,
Укоризненный взгляд я встречаю кошачий,
Понимая его, как себя самоё.

Говорят, что зверье, мол, счастливого нрава:
Меньше чувствует боль, безысходность и страх.
Потому мы имеем моральное право
Жить спокойно и весело в наших домах.

Если мне преподносят изложенный тонко
Этот вздор как одну из простых аксиом,
Я-то знаю, что так же как нынче ребенка,
Я любила котенка в столетье другом.

Что мне сделать для вас, мои сестры и братья?
Вы рассыпались в мире, как пестрый горох.
Больше двух или трех не могу подобрать я,
Не могу содержать больше двух или трех.

О Великий и Мудрый! За новой могилой
Дай мне новый сосуд для бессмертной души,
И притом надели меня властью и силой,
Только смутную память во мне не туши.

Из тетради 7 (1986 – 1990)

Из цикла Кошке


Кот

Интеллигентный милый бардик,
Поющий песню перед сном,
И — кровожадный леопардик
При виде птички за окном!

*
...Только кошки в восемь рядов —
Томка, Мышка и Петя, и Катя...
Ухмыляясь, сидят на кровати,
Как подушки в восемь рядов.

Кошки, кошки — куда ни взгляни.
На столах, на шкафах, на диванах.
С улиц грязных, с помоек поганых
К нам попали в квартиру они.

Из тетради 9 - подборка из «Невы» (9, 2004)

Сны
Раку — пиво, устрице — лимон...
Каждый видит свой кошмарный сон.
Ю. Кашин

Снится иногда, наверное,
Вербе — воскресенье Вербное,
Новый год — зеленой елочке,
Антрекот — бычку и телочке,
Плавунцу — мелиораторы,
Богачу — экспроприаторы,
Птичке — клетка, рыбке — удочка,
Мне — немытая посудочка.

*
...Отчаявшись хоть что-нибудь узнать,
Я знанье заменила кошкой Машей.
Она пришла, мурлыча, на кровать —
Как самый главный стимул жизни нашей...

*
Я помню, как рождаться не хотела,
Как я рвалась в небытие назад.
Силком меня впихнули в это тело
И зашвырнули в город Ленинград.

Просила я — хотя бы не на эту!..
Но был один ответ: не прекословь.
Из чудищ, населяющих планету,
Всего страшнее Жалость и Любовь.

Любовь к полянке, дереву, восходу,
К любой букашке, кошке и ежу...
И Ненависть к тому дурному роду,
К которому сама принадлежу.

март 2007

*
...Но одиночество угнетало его. Завел было он домашнее животное — ручную водомерку Ксюшу, привязался к ней. Но и тут не повезло: Ксюша умерла от неизвестной болезни. Тогда еще ветеринария насекомых не была развита как теперь, к насекомым многие люди относились с высокомерием, считая их «низшими животными».

(Из фантастического рассказа «Закон Тима»)

* * *
Дневники (источник)

*
Лапушка моя... это не Вам, это я кошке. Если долго не трогаю кошку, у меня ломка начинается. В моем доме ручки, ножницы и кошки всегда должны быть в пределах досягаемости.
15.03.2003

*
Еще у нас неск. дней жила крыска. Внизу в подъезде кто-то поставил на почтовые ящики закрытую баночку с домашней крыской, с кормом и с трогательной запиской:
«Помогите кто может. Меня завут Лиза. Я очень добрая я не кусаюсь».

Я бы, может, и не взяла, но у подъезда стояли такие страшные укуренные парни, они, без сомнения, беззащитную крыску спалили бы прямо в банке или еще чего бы придумали.

Принесла ее и влюбилась. Такая милашечка — ручная, ласковая, контактная, забавная до невероятности. Такая пусенька. Такие ручки, такое личико. Но при десяти кошках это вопрос времени, был уже печальный опыт.

Думала, легко пристрою такую малость, не тут-то было. У людей — или кошки, или они (люди) криком вопят, что терпеть не могут крыс. Некоторые в моих глазах из-за этого низко упали.

Пристроила наконец, так я так плакала и целовала ее, расставаясь. Вот ведь кошки уже ни с кем не сочетаются — ни с грызунами, ни с птичками, ни с лягушками. В раю у меня будет много крыс и кошек, будут жить дружно, я крыскам всяких устрою домиков, колесиков, лесенок, а ангелы будут за ними убирать...
11.09.2003

*
Как-то зимой шла по Муринскому, и вдруг из снега выскочила крохотная — не больше сливы — мышка и побежала, ныряя в снег и выныривая. Оказывается, есть такие — живут в снегу!

Чего только нет! Матвей [младший сын – Е.К.] в отрочестве удивлялся: «Какая все-таки у природы фантазия! Я бы, например, до одуванчика никогда бы не додумался».

02.03.2004

*
Мои [кошки] попроще, плебеи. Но и средь их красавчики бывают. Как покойный незабвенный Томочка. Посылаю Вам фото Томки. Он был типичная сашичерновская «толстая муфта с глазами русалки».

Я люблю всех животных (кроме тарантулов, ворон и людей), а кошек особено — у меня, если долго не глажу кошку, ломка начинается.
А Томочка как посмотрит своими грустными глазками... И еще он был очень ревнивый. А спали мы в обнимочку, щечка к щечке, даже когда он плохо пах из-за больных почек... Волны любви от него исходили, прямо-таки материальное поле...
Уходят лучшие.
24.12.2004

*
Мы ищем космический разум,
В Галактику шлем корабли...
Взгляни же внимательным глазом
На жителей нашей Земли!

Порой не хватает нам такта,
Уменья, ума, доброты
Для очень простого контакта
В сообществе Люди — Коты...

Подготовила – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...