Thursday, July 19, 2018

Мясо собак, Юйлинь и веганизм/ Dog meat, Yulin and veganism: is there a double standard?

источник: Dog meat, Yulin and veganism: is there a double standard

июнь 2018

Автор статьи: Джилл Робинсон (Jill Robinson), основатель и руководитель фонда «Животные Азии»

Летнее солнцестояние в очередной раз привлекает внимание средств массовой информации к китайскому празднику в городе Юйлинь и новым репортажам, освещающим деятельность торговцев собачьим мясом.

[На этой неделе [июнь 2015 года] более 10 000 собак и множество кошек были убиты во время ежегодного празднования в юго-западном Китае. Самый длинный день в году здесь отмечают поеданием мяса собак и кошек. Для журналистки Би-Би-Си Джулианы Ли это стало напоминанием о самом травмирующем событии её детства в г. Чанша (город в Центральном Китае)... - см. статью]

И в очередной раз возникают уже знакомые дебаты.

Звучит много голосов, утверждающих, что тот, кто протестует против торговли мясом собак, обязан также протестовать против мясоедения в целом; иначе такого человека можно заклеймить как лицемера или спесиециста (speciesist, тот, кто ставит интересы одного вида животных над другими; см. подробнее).

Некоторые люди отбросят этот довод, сравнив его с критикой полицейского, который не занимается тушением пожаров. В то же время, здесь поднимается интересный и закономерный вопрос, который стоит рассмотреть ближе.

Сейчас я могу с радостью признаться, что веду образ жизни, свободный от жестокости – но так было не всегда. Я не родилась веганом, и меня не воспитывали в духе веганского мировоззрения. Переход к моему нынешнему стилю жизни потребовал многих лет.

На протяжении всех этих лет я была активно вовлечена в работу по защите прав животных: выступала, среди прочего, против меховой промышленности, против ферм по добыче медвежьей желчи, а также боролась против торговли мясом собак.

Заинтересованная вовлеченность в решение этих проблем привела меня к созданию фонда «Животные Азии» (Animals Asia), который проводит кампании ради спасения жизней тысяч и тысяч животных – от сотен медведей, спасённых нами из жестокой промышленности по добыче желчи этих животных, до улучшения условий жизни животных в неволе и сокращения спроса на собачье мясо.

Но опять-таки – бóльшую часть времени я всё еще не была веганом. Сводило ли это на нет позитивный эффект от моей работы в защиту животных? Думаю, вряд ли.
Наш фонд "Животные Азии" давно называет торговлю собачьим мясом преступной и жестокой. В Южной Корее преступность этой промышленности не так очевидна, однако это компенсирует возросшая жестокость. 
- Джилл Робинсон -  

Сейчас я жалею, что не перешла к веганскому образу жизни гораздо раньше. Я чувствовала глубокую связь и сострадание ко всем собакам, кошкам, мишкам и всем другим животным – и я начинала задаваться вопросами по поводу моих привычек и стиля жизни, о моём личном влиянии на окружающую среду.

Мой протест против производства меха заставил меня задуматься о том, стоит ли покупать кожаные изделия. Работа ради прекращения деятельности ферм по добыче медвежьей желчи заставила меня тщательнее изучить процессы промышленного производства молока, яиц, сыра. Пытаясь остановить варварскую бойню собак ради их мяса – я задумалась о животноводчестве в целом, о том, что творят люди с сельскохозяйственными животными по всему миру.

То, что я узнала, убедило меня: не существует никаких гуманных методов использования животных или их органов ради нужд человека.

Я уверена, что каждое животное – это индивидуум; абсолютно каждое живое существо обладает способностью чувствовать страх и боль. Каждое создание живет, имея в распоряжении только эту жизнь – которая для него столь же бесценна, как собственная жизнь для каждого из нас. Современная наука все больше внимания уделяет изучению и оценке эмоционального интеллекта животных. Отрицание способности животных, не относящихся к человеческому виду, испытывать боль осталось в прошлом.

Для меня вышеупомянутые дебаты – это вопрос «одной жизни»; я убеждена, что не имею права отнимать эту жизнь.

Вот вкратце история моего личного пути к решению жить без жестокости, выбрать веганизм. Миллионы людей на планете проходят похожий путь.

Я никогда не скажу моему другу, недавно перешедшему на вегетарианскую диету: «Слушай, этого мало!», не стану критиковать его за то, что не стал веганом. Это персональный выбор каждого из нас, решения принимаются в соответствии с нашими внутренними ощущениями и комфортом. Стать вегетарианцем, или один раз в неделю следовать образу жизни вегана – это уже прогресс для здоровья планеты в целом и всех животных на ней.

Работая в фонде «Животные Азии», я смогла убедиться в том, что протест против торговли собачьим мясом зачастую становится первым шагом к более широкому осознанию проблем благосостояния животных (animal welfare).

Так происходит потому, что варварство, жестокость, нравственная обеспокоенность, социальный протест, а также риски для здоровья человека, спровоцированные индустрией торговли мясом собак и кошек, здесь более заметны и очевидны, чем в других областях мясной промышленности.
(Собачье мясо! Ужас-ужас! Буэээ! Телятина - нормально.
Карикатура со странички Vegan Humour)

Зачастую собаки, которых едят в Китае и Вьетнаме, – это выкраденные из дома чьи-то животные-компаньоны. Бездушные воры не останавливаются перед насилием и даже убийствами.

Торговцы собачьим мясом воруют домашних животных – потому что разводить собак на фермах слишком хлопотно и дорого. Кормить и содержать таких животных невыгодно; а на слишком больших фермах высок риск эпидемий и драк среди животных.

Выкраденные из домов собаки-компаньоны, а также отловленные с улиц бродячие животные в самых немыслимых (и противозаконных) условиях транспортируются по стране, многие животные не выдерживают этой пытки и гибнут в дороге. Эти собаки не всегда бывают вакцинированы; торговцы также нередко используют яд – то есть, каждое «животное на мясо» может таить в себе отраву или болезнь, попадающие в организм людей, употребляющих это мясо.

Наконец, нельзя не упомянуть невообразимую жестокость, с которой убивают этих собак. Это невозможно оправдать ничем.

Для многих сострадательных людей вышеописанное варварское обращение с собаками, нашими верными компаньонами, становится импульсом, началом пути к расширению круга милосердия – охватывающему других животных, которые по физическим, психологическим и эмоциональным параметрам не отличаются от «лучших друзей человека».

Если мы способны сострадать собакам и соглашаемся, что их мучения чудовищны, что они не хотят умирать – то нам следует задуматься о жизни коров, свиней, кур и всех-всех других животных, которых используют и убивают ради нужд человека.

Гиппократ был прав, говоря: «Выработай привычку к двум вещам: помогать – или хотя бы не причинять вреда».

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

(Карикатура на тему двойных стандартов: 
Японец: Как могут эти канадцы убивать таких милых тюленчиков?   
Китайцы: Как эти японцы осмеливаются убивать дельфинов, таких разумных морских млекопитающих?
Канадка: Как эти китайцы могут есть лучших друзей человека?
Инопланетяне: ....)

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...