Thursday, October 24, 2019

Дикая природа и люди - фотодокументы/ Guardian - animals in photos

Головы туканов в Боготе. Полиция Колумбии изъяла более 1.400 предметов, сделанных из частей тел диких животных (многие из которых – под угрозой вымирания). Преступники продавали эти предметы для колдунов и языческих обрядов.

Photograph: Raúl Arboleda/AFP/Getty Images

Таиланд. Представители отдела по охране дикой природы выливают формальдегид из бочки с останками тигра. Её изъяли в печально известном «Храме тигров» (Khao Prathap Chang Wildlife Sanctuary), провинция Рачабури (Ratchaburi province, Thailand). Настоятель «Храма» задержан по обвинению в нелегальной торговле дикой природой, жестоком обращении с животными и их незаконном разведении.
См. также: «Храм тигров» в Таиланде закрыт
Photograph: Rungroj Yongrit/EPA

Орангутанги острова Борнео (Pongo pygmaeus), видимые сквозь дым от нелегальных лесных пожаров (их устроивают фермеры для очистки территории под сельскохозяйственные нужды) на окраине Паланкарайя, Индонезия (Palangkaraya, Central Kalimantan, Indonesia).
См. также: Обездоленный орангутанг и последнее уцелевшее дерево
Photograph: Ulet Ifansasti/Getty Images

Выброшенное на берег тело самца северо-атлантического кита (North Atlantic right whale) на пляже острова Миску (Miscou Island, New Brunswick) в Канаде. Кит был известен местным биологам – на его хвосте три пореза от лодочных пропеллеров. За свою недолгую жизнь животное перенесло как минимум одно столкновение с судном и три раза оказывалось опутанным рыболовными сетями. Специалисты по охране природы обеспокоены выживанием этого некогда многочисленного вида, обитавшего у восточного побережья США и Канады. В июне 2019 года убиты шесть китов этого вида, в июле – два. Невосполнимый урон для популяции, насчитывающей всего около 400 особей.
Photograph: Nathan Klima/Boston Globe/Getty Images

Серый тюлень (также Atlantic seal) с фрисби («летающей тарелкой») на шее; побережье Хоси, Норфолк (Horsey in Norfolk). По данным «Королевского общества по предотвращению жестокости к животным» (Royal Society for the Prevention of Cruelty to Animals, RSPCA), наблюдается беспрецедентное число животных, страдающих от пластикового мусора: за последние четыре года несчастных случаев стало больше на 22%.
Photograph: Joe Giddens/PA

Броненосец, ослепший впоследствии пожаров – территория Национального заповедника Гуарани (Guarani Nation Ecological Conservation) в Боливии.
Photograph: David Mercado/Reuters

Бразилия. Сержант пожарной службы Педро Альварес (Pedro Ribas Alves) и броненосец. Территория у города Нова Мутум (Nova Mutum), пострадавшая от пожаров. За первые восемь месяцев 2019 года число лесных пожаров в Бразилии резко увеличилось. Президент страны (Jair Bolsonaro) подвергается критике за потворство агрессивному уничтожению лесов Амазонии.
Photograph: Mato Grosso Firefighters Department/AFP/Getty Images

Тело волка или койота около знака, предупреждающего об отраве, Нью Мехико, США. Администрация Трампа сняла запрет с использования печально известного отравляющего устройства, убивающего койотов, лисиц и прочих животных по всей стране. Ловушки M-44, заряженные цианидом натрия, часто используются фермерами и работниками ранчо.
Photograph: Center for Biological Diversity

Птица на обгоревшем при пожарах во время засушливого сезона дереве, Бразилия.
В 2019 году уже имели место более 72 000 пожаров – на 84% больше, чем за тот же период 2018 года. Более половины из них – в лесах Амазонии. Президент страны Болсонаро (Jair Bolsonaro) обвинил в поджогах защитников окружающей среды.
Photograph: Adriano Machado/Reuters

Молодой енот, застрявший в решетке – Ньютон, штат Массачусетс, США. Местные пожарные сумели освободить животное из ловушки.
Photograph: Newton Fire Department/AFP/Getty Images

Синяя акула, полностью опутанная сетями-призраками, в северной части Тихого океана. По данным исследования, опубликованного в издании Nature, акулы крупных видов составляют более половины животных, за которыми охотятся рыболовы или которые становятся жертвами прилова (неумышленная добыча, попадающая в сети в промышленном рыболовстве/ bycatch).
Photograph: Roger Grace/Greenpeace

Атлантический тупик (Fratercula arctica) с пластиковым мусором в клюве, используемом для постройки гнезда. Скомер, западный Уэльс.
Photograph: Graham Prentice/Alamy Stock Photo

Гитарный скат, опутанный рыболовецкими сетями у побережья Бразилии (Angra dos Reis, Brazil). Это представитель одного из двух семейств скатов, которые находятся на грани исчезновения (см. обновленный список «краснокнижных животных» от IUCN).
Photograph: Leo Francini/Alamy

Белка, застрявшая в крышке сточного люка, Дортмунд, Германия. Всю крышку пришлось снять и вместе со зверьком доставить в ветеринарную клинику. Белку под анестезией освободили из ловушки, залечили раны на шее животного – и отпустили на волю.
Photograph: Feuerwehr Dortmund/AP

Морские обитатели в ловушке из сетей.
Photograph: Martin Stelfox/PA

Бразильский реабилитационный центр для морских животных (Aquasis Marine Mammal Rehabilitation Centre, CRMM) предоставил фото покрытой мазутом черепахи, которую пытаются очистить биологи.
Крупные пятна нефти покрыли более 130 пляжей на северо-востоке Бразилии, начиная с сентября 2019 года. К настоящему времени они вытянулись вдоль побережья Атлантики в грязную полосу длиной в 2.000 км.
Photograph: Andressa Gomide/Acervo Aquasis/AFP via Getty Images

Молодая пара позирует в «Тигровом королевстве», это туристическое развлечение в Таиланде (Chiang Mai, Thailand). Чтобы туристы сфотографировались с ними рядом, животным дают мощное успокоительное.
Photograph: Anadolu Agency via Getty Images

Более 12.3 миллионов расчлененных морских коньков – изъяты в порту Каллао, Перу (Callao, Peru). Полиция сообщает, что трупы морских коньков (общая стоимость более шести миллионов долларов) найдены на судне, направлявшемся в Азию.
Photograph: Ministry Of Production/AFP via Getty Images

Жираф бродит среди колонн под железнодорожным полотном, Найроби, Кения.
Photograph: Njeri Mwangi/Reuters

Источник

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Wednesday, October 23, 2019

Дорога на бойню/ Farmed animal's last days

Пишет Илана (Ilana Alig): 23 October 2019
5 лет прошло с тех пор, как услышала тот крик свиней на заправке в Австралии. 5 лет без мяса – это маленький юбилей.

А 4 года тому назад написала: «Ну вот. Прошел год. Мороз по коже до сих пор. К мясу с тех пор не прикасалась. Животные продукты тоже не покупаю больше. Доем все рыбные консервы и море продукты из морозилки и попробую, пожалуй, жить так...»

Рыбу иногда ем, но это отдельная моя тема. И мед с чаем, когда уж совсем грипп достанет. А вот мясо и молочка это никогда, это навсегда исключено. Без сожаления и без проблем. Я понимаю, что это мало кому интересно, это для меня лично памятка.

[Ilana Alig - 23 October 2014
Вчера вечером поздно остановились заправиться и выпить кофе. Когда уже садились в машину услышали страшные, пронзительные, душу холодящие, не прекращающиеся крики. Оказалось, что кричали свиньи. Из громадного транспортера, их везут на бойню. Они понимают, им жутко, им страшно, они жить хотят и кричат кричат кричат... кричат о помощи?
У меня потрясение не проходит. Как будто ударили в солнечное сплетение. Плюс подташнивает. Сколько мяса съела за жизнь свою... Реально не могу себе больше представить куска мяса в тарелке...]

* * *
По совпадению, в это же время на ФБ страничке We Animals пишут:

Последние дни или даже недели сельскохозяйственные животные проводят в транспорте. Об этом этапе их жизни потребители редко задумываются. Иногда поездка бывает короткой, от фермы до бойни. Но чаще всего на пути оказываются точки сбыта, а также долгие дни транспортировки на битком забитом грузовике, или недели на заокеанском судне. Мы знаем, что промышленное сельское хозяйство загрязняет окружающую среду, но не задумываемся о топливе, которое расходуется ежедневно на перевозку миллиардов животных. Эти снимки, сделанные по всему миру, дают представление об этом этапе жизни животных, рожденных внутри наших индустриальных сельскохозяйственных систем.

A farmed animal's last days or even weeks are always spent in transport. It's an aspect of their lives that isn't given much thought by consumers. The journey is sometimes a short one, from farm to slaughter, but more often than not there are the sale yards in between, as well as days on a cramped transport truck, or weeks on a transoceanic ship. We know that industrial farming is polluting, but stop to consider the fossil fuels expended to transport animals by the billions every single day. These images, taken worldwide, give us a glimpse of this experience for animals born into our industrial food systems.

Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Thursday, October 10, 2019

все меня предали, а эти животные – нет/ Animals in photostories by Gideon Mendel

Фотоистории в рамках проекта Гидеона Менделя «Утопающий мир»:

Gideon Mendel - 9 October 2015 •
Sometimes while working on my #drowningworld project I come across the strangest things.

This is Scott and Joey (a spyder monkey from South America - who was wearing a diaper) who were paddling around a petting zoo in Cottageville close to the flooded Edisto River. Joey had grown up in a household in Iowa for 14 years and considers himself human. The zoo had tried to keep him in a cage with other monkeys but he was very unhappy there so he now lives in Scott's home where he can even use the toilet.

Октябрь 2015 года
Во время работы над проектом «Утопающий мир» я подчас сталкиваюсь с самыми неожиданными ситуациями.
На фото Скотт и Джойи (паукообразная обезьяна/ коата из Южной Америки, в подгузнике), они плывут по территории детского контактного зоопарка недалеко от затопившей округу реки Эдисто в Южной Каролине. Джойи вырос и четырнадцать лет прожил в Айове, в доме с людьми, и считает себя человеком. Работники зоопарка попробовали посадить его в клетку с другими обезьянами, но ему там было очень плохо. Сейчас Джойи живет в доме Скотта – и может даже пользоваться там туалетом.

* * *
gideonmendel - 06 Nov 2015
This kangaroo image was taken in the public toilets of a petting zoo on the banks of the flooded Yarriamblack Creek in Victoria State, Australia, in 2011. It is a rather unusual part of the archive of my #drowningworld project which I am exploring in the run up to the COP21 Climate Conference.

This is a quote from Trevor Alderson, volunteer with Wildlife Victoria who rescued the animal shortly after I took the photograph:
"When I reached the nine kangaroos they were in six inches of water. They were captive bred animals, bred in a pen. If they were wild they would have taken off but because they are captive they just hung around on higher ground. If they hadn't got out they would have drowned. One of the animals stayed in its pen and I found it with water up to its chest. I used darts to sedate the animals so they could be securely transported.
I do a lot of rescues, normally of wild animals. It's heartbreaking. This was preventable, they could have moved them earlier."
Фотография этого кенгуру сделана в помещении общественной уборной в детском зоопарке (с животными, которых можно потрогать и покормить) в австралийском штате Виктория в 2011 году. Это довольно необычная часть моего фотоархива для проекта «Утопающий мир».

Вот что рассказал Тревор Алдерсон, доброволец из организации «Защитники дикой природы Виктории», спасший этого и остальных животных вскоре после того, как я сделал снимок:
 
«Когда я обнаружил этих девятерых кенгуру, они стояли сантиметров на 15 в воде. Это животные, которых вырастили в неволе, в вольере. Будь они дикими, они бы спаслись бегством, а эти просто попытались забраться куда повыше. Они легко могли утонуть. Один кенгуру стоял в своем вольере по грудь в воде. Я с помощью дротиков ввожу животным снотворное и перевожу их в безопасное место.
Мне приходится выручать очень много животных, как правило, диких. Сердце просто разрывается. А в данном случае надо было вывезти кенгуру в безопасное место пораньше; этой ситуации легко можно было избежать».

* * *
28-02-2016:
This remarkable self portrait (with her goat) was taken by Priya, one of the 14 HIV positive participants in the Through Positive Eyes workshop held in #Mumbai in 2013.

Today I heard the sad news that she has passed away. Of all the brave and inspiring HIV positive individuals I have met during our 9 year journey of working on this project her circumstances were some of the most difficult and isolated. This haunting image so directly addresses the key issue of stigma which so many positive people face every day and these are some of her words:

"When I told my husband that the hospital informed me I am HIV-positive .....he left me. As soon as my parents heard about my illness, they abandoned me. I have four children, and they have left me as well......Now I have three animals with me.....I take care of them and play with them.... The four of us, we live like a family. My animals are my human beings.....My family, my husband, my children, they have all betrayed me, but these animals have not."
28 февраля 2016 года:
Этот незабываемый автопортрет (с её козликом) сделала Прийя, одна из четырнадцати ВИЧ-инфицированных участников проекта «Позитивный взгляд», в Мумбаи в 2013 году.

Сегодня я получил печальное известие о том, что Прийя скончалась. Из всех отважных и вдохновляющих участников проекта, с которыми я повстречался на протяжении девяти лет работы, история Прийи, обстоятельства её жизни – самые тяжелые, полная изоляция. Этот снимок идеально иллюстрирует позорное клеймо, которым пятнают ВИЧ-инфоцированных, то, с чем они сталкиваются ежедневно. Вот слова Прийи:

«Когда я сказала мужу, что из больницы сообщили о моей ВИЧ-инфекции... он меня бросил. Как только о моей болезни узнали мои родители – они от меня отказались. У меня было четверо детей – и все они тоже оставили меня... Сейчас рядом со мной – трое животных... Я за ними ухаживаю, играю с ними... Мы, все четверо, живем как одна семья. Мои животные – это мои люди. Моя семья – муж, дети, - все меня предали, а эти животные – нет».

* * *
Хакни (Borough of Hackney) – один из самых мрачных и одновременно ярких районов Лондона. На фото: бездомные Гэбриэл, Майкл и Порридж, ночуют на улице Маре. 

* * *
Бездомные Мишель и пёс Мэсси. Мишель продавала журнал Big Issue, пытаясь заработать 11 фунтов, которые нужны им обоим, чтобы попасть в единственную ночлежку в Лондоне, куда пускают и животных.  

* * *

* * *
Джайпур, Индия - фото Гидеона Менделя

источник

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Friday, October 04, 2019

Сергей Ястржембский позирует на фоне убитого белого медведя/hunted polar bear, Russia

04-10-2019
Артемий Троицкий – FB page:
Я знаю ещё как минимум двоих таких же ублюдков-убийц: Павел Гусев (хозяин «Московского Комсомольца») и Сергей Караганов (бритоголовый политолог, редкий урод). Карма ещё спляшет на них.

Сергей Ястржембский позирует на фоне убитого белого медведя. Эти животные входят в Красную книгу РФ и международную Красную книгу (статья 258.1 УК РФ, до 9 лет лишения свободы).
По данным «Всемирного фонда охраны дикой природы», этот вид подвержен вымиранию и снижению популяции.
Ястржембский давно известен своими маниакальными замашками по уничтожению редких животных, находящихся на грани вымирания, на что он тратит баснословные суммы.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...