Saturday, October 16, 2021

Ферма Hof Butenland в Германии: приют для спасённых животных

В Германии на полуострове Бутьядинген (Нижняя Саксония) есть удивительное место, где замечательные люди посвятили свою жизнь заботе о животных. Ферма носит название Хоф Бутенланд (Hof Butenland) – это приют для сельскохозяйственных животных. Ферма основана в середине XIX века. Несколько поколений фермеров производили здесь молоко и сыр. В конце 1970-х Ян Гердес (Jan Gerdes) возглавил семейный бизнес родителей.

В молочной промышленности детенышей мужского пола (телят) убивают, поскольку это – невыгодный «побочный продукт». Жизнь молочных коров тоже не слишком долгая: если надои падают – корову отправляют на бойню. Ян Гердес, лично столкнувшись с жестокой стороной молочной индустрии, решил, что должен прекратить жестокость, хотя бы на своей ферме. Он пообещал, что ни одно животное здесь больше не будет убито.
Ян много лет занимался молочным животноводством, но постепенно его взгляды радикально изменились (включая и его переход к веганству). О животных, которых сам он когда-то использовал, ел и регулярно отправлял на убой, Ян говорит: «Раньше я не признавался даже себе, что они мне симпатичны. По-другому было нельзя. Я хотел зарабатывать на жизнь. Но теперь эти животные – мои товарищи. Ты счастлив, ты разговариваешь с ними. С коровой разговариваешь так же, как со свиньей, кошкой или собакой – разницы я не вижу. У каждого из них – свой характер, они рады, когда я с ними говорю – и отвечают мне. По-настоящему прекрасная жизнь вместе».

- источник
*** На этой ферме главенствуют коровы. Или, по крайней мере, живут на равных правах с людьми ***

источник: On This German Farm, Cows Are in Charge. Or at Least Coequals 

Коровы не обязаны давать молоко. Свиньи любят поспать. Ни одно животное на ферме, некогда производившей молоко, теперь не используется для нужд людей. Единственная цель этих животных – жить на покое, а также провоцировать вопросы о том, как мы едим.

Июль 2021 // Бутьядинген (Нижняя Саксония)
Бычок Том кладет голову на колени любому, кто присядет, чтобы почесать ему шею. Корова Тильда любит потыкаться носом в своего теленка. Корова Чая обниматься не любит, но (когда она в настроении) обожает драчливо попинать тюк сена, словно это гигантский мяч. На любой другой ферме этих трёх приятелей уже не было бы в живых. Том был слишком мал, Тильда слишком больна, а Чая – слишком агрессивна, чтобы выжить в условиях современной промышленной фермы. Каждый был приговорен к отправке на бойню.
Вместо этого трио оказалось в Хоф Бутенланд, на бывшей молочной ферме, превращенной в дом престарелых для животных, – где предлагают приют и заботу крупному рогатому скоту, свиньям, нескольким лошадям, курам, гусям и спасённым собакам.

Ни одно из здешних животных не служит удовлетворению нужд человека; все сосуществуют на равных с людьми, работающими и живущими в Хоф Бутенланд.

«Необходимо задуматься о том, как нам жить по-другому. Мы должны оставить животных в покое», — говорит Карин Мюк (Karin Mück). Ей и её партнеру Яну Гердесу (Jan Gerdes) за шестьдесят. Они управляют бывшей фермой Hof Butenland на продуваемых ветрами равнинах северо-западного немецкого полуострова Бутьядинген.
Отказ от мяса и молочных продуктов может показаться революционной идеей в стране, знаменитой своими сочными колбасами, шницелем размером с тарелку, а также послеобеденным кофе с пенистым молоком и чизкейком. Однако немцы потребляют меньше мяса — за прошлый год всего 57 килограммов на человека; это самый низкий показатель с 1989 года. Тогда как количество веганов увеличилось до двух миллионов.
«Даже те немцы, которые едят мясо, все чаще покупают веганские продукты, потому что обеспокоены условиями содержания скота. Это побуждает людей отказываться от продуктов животного происхождения», — рассказывает Ульрих Хамм (Ulrich Hamm), профессор сельскохозяйственных наук в Кассельском университете (Kassel University), десятилетиями изучающий тенденции в сфере потребления продуктов питания.

Для людей в Хоф Бутенланде отказ от отношения к животным как к товарам и сырьевым материалам — это вопрос не только человеческой нравственности, но и выживания планеты в целом, учитывая роль промышленных ферм в загрязнении атмосферы парниковыми газами.
«Для меня очевидно: если хотим спасти эту планету, мы должны прекратить использовать и потреблять животных, — делится с нами Ян Гердес за чашкой кофе с капелькой овсяного молока. — У нас есть экономические мощности для осуществления изменений, но надо, чтобы мы сами этого хотели».
На фото: молочная ферма Яна в её традиционном виде. 

Ян Гердес перенял руководство фермой Бутенланд от отца, а в 1980-е годы первым в регионе начал использовать экологически чистые методы производства. Но даже на органической ферме он не мог избежать того, что называет жестокостью обращения с молочными коровами ради получения молока: отлучение новорожденных телят от матерей, которых осеменяли снова и снова, в течение многих лет.
Внутренний дискомфорт, испытываемый Яном в связи с этой практикой, и десятилетия, на протяжении которых он слышал, как плачут за своими матерями телята, — заставили его бросить молочный бизнес, приняв политику полного эгалитаризма* по отношению ко всем видам, называющим ферму своим домом. [*Эгалитари́зм (фр. égalitarisme от égalité «равенство») — концепция, в основе которой лежит идея, предполагающая создание общества с равными социальными и гражданскими правами всех членов этого общества, как идеал — равенство возможностей.]

Теперь здешние животные выходят из сараев, построенных из красного кирпича еще в 1841 году, идут по усаженной деревьями аллее к богатым травами пастбищам (площадью почти в 40 га) и возвращаются обратно — в свободное время и в темпе, который избрали сами. Здесь нет расписанного по часам доения, а свиньи, закопавшись в копну соломы, спят далеко за полдень.
Один из них – хряк по кличке Фредерик, стойло которого выходит в тенистый двор с мутным прудиком, который он и еще трое свинок делят с гусями. Его нашли, когда он кувыркнулся из грузовика, набитого молочными поросятами, обреченными на убой. Водителя, с которым связалась полиция, предложение вернуться за одним потерянным животным насмешило. Тогда поросёнка привезли в Хоф Бутенланд.
Сейчас он похрапывает рядом с Розой-Марихен. Её спасли семь лет назад, когда она сидела в углу загона для откорма, больная пневмонией и страдающая инфекционными ранами от крысиных укусов. Их соседи в стойле – хряк Эберхард и его сын Винфрид, которых спасли из университетской исследовательской лаборатории. Опыты, которые там на них проводили, сделали животных практически слепыми и глухими.

Подопытные животные занимают особое место в сердце Карен Мюк.
В 1985 году она провела недели в одиночном заключении.
Ей вменялось подозрение в создании террористической группы – после того, как Карен задержали при взломе лаборатории.
Она хотела освободить подопытных животных.
Сидя в одиночной камере, делится она, «Я осознала, что то же самое испытывают все животные. Ты не видишь солнца, ты оторвана от друзей, ты не знаешь, что происходит вокруг, ты не можешь контролировать собственную жизнь».
Двадцать лет она проработала медсестрой, ухаживая за психически больными. А в 2002-м году познакомилась с Яном Гердесом, который как раз собирался бросить фермерство и продать Хоф Бутенланд, включая всё его стадо. Но когда за животными приехал грузовик, места в нем для десятка коров не хватило. Тогда Ян вернул их на пастбище и решил оставить там навсегда. Так возник этот приют.

Для финансирования своего предприятия пара сначала сдавала комнаты отдыхающим. Многие гостившие здесь хотели делать пожертвования в помощь животным. Тогда Ян и Карен основали фонд Hof Butenland, ставший финансовой основой их деятельности.

Соцсети заполнены видеороликами, где Чая играет, другие коровы дремлют на солнышке, а молодой гусак Хоуп роется в карманах Карен. Эти видео привлекли множество преданных жертвователей. Собранных средств вполне хватает на то, чтобы покрывать ежемесячные счета за ветеринарные услуги, оплачивать труд двух рабочих и прочие косвенные затраты. Электроэнергию вырабатывает расположенная на ферме ветротурбина, построенная еще в 1980-е.
На фото: Карен Мюк и один из благодарных обитателей Дома престарелых для животных
 
Пакеты поступают произвольно, адресованные то одной из коров, то спасенному пёсику по кличке Омик (помесь пекинеса), недавно привезенному из Румынии. В посылках можно найти миски для корма, лакомства, а также написанные от руки записочки в конвертах, к которым нередко прилагается купюра в 20 евро. Спонсоры могут принять участие в групповых турах на ферму, которые проводятся два раза в месяц. А незваных гостей за ворота не пускают. «Это называется Дом престарелых для коров, — говорит Карен Мюк. — Вы ведь не ходите в дома престарелых, чтобы обласкать старушек. Почему здесь должно быть иначе?»

Сосед, 60-летний Хеннинг Хедден (Henning Hedden) – фермер во втором поколении. Сейчас он сдает свою землю в аренду молодому человеку, устроившему здесь обычную молочную ферму с 90 коровами. Хенниг поддерживает проект Hof Butenland и регулярно наведывается сюда выпить кофе и поболтать, но при этом настаивает: «Я все равно буду есть мясо».

Многие соседи, которые держат действующие молочные фермы, заверяют, что их коровы здоровы, ухожены и способны удовлетворить огромный (всё еще) спрос на молочные продукты в стране. Некоторые фермеры считают философию Хоф Бутенланда угрозой их привычному способу зарабатывать на жизнь. «Если бы мы просто обнимали коровок, все было бы хорошо, — рассуждает Карен Мюк. — А вот что не нравится другим фермерам, — так это то, что мы критикуем систему».
Каждую неделю в этот Дом престарелых звонят десятки людей – с просьбами спасти какое-нибудь сельскохозяйственное животное. Но лист ожидания очень длинный.
Кристина Бернинг (Kristina Berning) семь лет назад этого не знала. Ей тогда было 14 лет; и однажды она собралась с духом и позвонила, спрашивая, можно ли ей привезти Элли, корову с молочной фермы ее отца. Кристина пыталась спасти животное от бойни. Сначала Карен ответила отказом (у них не было лишнего места), но любовь Кристины к корове её сломила. В 2015 году Элли присоединилась к стаду «Дома престарелых».
А в июне этого года Кристина с сёстрами (на фото вверху) привезли еще одну свою любимицу, корову по кличке Лили. Дорога в Хоф Бутенланд занимала пять часов.
Когда Лили, выйдя из грузовика, стала тереться спиной о стоявшую тут же щетку-чесалку для чистки (как на фото вверху), Кристина расплакалась от радости. К сожалению, слезы радости вскоре сменились горькими слезами, – два дня спустя упала 13-летняя корова Элли, которую в итоге пришлось усыпить. Кристина провела всю ночь на пастбище, лаская свою любимицу и прощаясь с ней. «Я счастлива, что могла быть с ней рядом. Думаю, это важно для нас обеих», сказала девушка.

***
Ян Гердес (на фото вверху) был фермером-молочником в третьем поколении. Некоторое время он гордился своей работой. Но позже почувствовал, что разрывается – между работой, которую долго считал нормальной – и своими новыми, противоположными чувствами.
 
В 2002 году Ян решил продать свое стадо. Но когда настал день отправить на бойню последних двенадцать коров – он просто не смог этого сделать. Вместо этого фермер оставил счастливую дюжину на своем пастбище, которое стало первым в Германии приютом для престарелых коров.
«Как фермер-молочник я стал заложником системы. С одной стороны, я должен был обеспечивать свою семью, а с другой – не хотел больше отнимать телят у их матерей, и отправлять на убой коров, которые перестали приносить прибыль».

Ян понимал, что обязан остановиться. А в тот памятный день, когда решил оставить в живых несколько своих коров, он «почувствовал огромное облегчение, гора упала с плеч». Ему пришлось мириться с мыслью о том, что годами он отправлял на смерть стольких животных, но «для этих двенадцати я хотел перемен, хотел исправить то, что делал долгие годы, несмотря на усиливавшиеся угрызения совести».
В 2020 году приют для сельскохозяйственных животных Хоф Бутенланд стал темой отмеченного наградами документального фильма (немецкий режиссер-веган Марк Пиршель/ Marc Pierschel, автор и другой документальной ленты, «Мир без мяса»/ The End of Meat, 2017. На фото вверху - Ян Гердес, Карен Мюк и Марк Пиршель).

В док-фильме «Бутенланд» Ян Гердес, сидя рядом со своей спутницей Карен Мюк (давняя активная защитница прав животных), рассказывает, что спасенные коровы получили шанс пожить на просторе. В коровнике, когда-то рассчитанном на 60 коров, теперь живут всего 20 – и никаких больше привязей, никаких ошейников.
[Читатели англоязычных статей об этом приюте спрашивают, почему у свободных коров остаются пластиковые бирки в ушах. Сообщается, что по законам Германии, убрать номерки нельзя, даже если животные не используются больше для сельского хозяйства. – Е.К.]
Но, по словам Яна Гердеса, «чувство радости от создания фермы-заповедника смешивалось с ощущением неуверенности, поскольку у меня не было больше доходов от молочного животноводства. Пришлось искать новые способы зарабатывать на жизнь».
Ян не знал, как ему финансировать приют для коров – он признаётся, что первые годы были трудными: «Нам пришлось потратить все наши сбережения, чтобы поддерживать работу фермы-приюта. Но ситуация улучшалась – по мере того, как всё больше и больше людей узнавали о том, что мы делаем».
Впервые о ферме-заповеднике люди начали узнавать, снимая комнаты для отдыха. Ян и Карен на территории фермы предлагали комнаты для гостей, которых привлекает сельский отдых и возможность пообщаться с коровами. Однажды постоялец предложил заплатить дополнительные деньги, рассказывает в фильме Ян Гердес, в знак благодарности за то, что коров не отправили на убой: «Приезжало всё больше людей, им нравился наш проект, они хотели делать пожертвования».
В 2007 году Ян и Карен основали официальный фонд защиты животных (Tierschutzstiftung Hof Butenland), чтобы ухаживать за коровами и растущим числом других животных, которых они начали принимать под свой кров.

Сегодня Хоф Бутенланд – дом для множества животных, спасенных от самых разных мучений и форм эксплуатации, а также для двух из числа тех, первых двенадцати, Мартины и Магды. «Обе они довольно неприметные личности. У Мартины есть круг друзей, её любят», – рассказывает Ян, добавляя, что, несмотря на её возраст, эта корова в добром здравии. «Магда — одна из робких и пугливых коров. Мы сами никогда не пытались её приласкать, просто потому, что она этого не хочет. Уклоняться от нежеланных контактов – её право».

Что касается их будущего, Ян Гердес говорит, что благодаря поклонникам и жертвователям, Hof Butenland, Дом престарелых для животных в северо-западной Германии, теперь финансово стабилен: «Мы только что построили новую конюшню, на зимний период. И животным это очень нравится, особенно в такие холодные дни».

В документальном фильме о ферме-приюте Butenland нет сцен жестокости или чрезмерно эмоциональных кадров. Тем не менее он предлагает честный и неприукрашенный рассказ о молочной промышленности, а также о тех, кто пытается её разоблачить и дать приют её жертвам.

источник: The Dairy Cows Who Turned a Farm Into a Haven

Поиск материалов, перевод с английского – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/
На фото вверху - Марк Пиршель и (справа) Джо-Анн МакАртур, основательница проекта «Мы животные». 

Sunday, October 03, 2021

«Быть пессимистом слишком поздно»/ Matthieu Ricard - A Plea For The Animals

Матьё Рикар (Matthieu Ricard, родился 15 февраля 1946 года в Экс-ле-Бен, Савойя, Франция) — буддийский монах тибетской школы Ньингма. С 1989 года - официальный переводчик с французского для Его Святейшества Далай-ламы. Автор нескольких книг, фотограф (см. статью), основатель и многолетний руководитель благотворительного фонда Каруна-Шечен (каруна на санскрите означает сострадание).

Матье Рикар — член совета директоров института «Ум и жизнь». Кавалер Национального ордена Франции «За заслуги», которым награжден за гуманитарную работу в странах Азии. Все гонорары, полученные за книги и участие в многочисленных конференциях (а также львиную долю своего времени) Матьё Рикар отдает на благотворительные проекты в Непале, Индии, Тибете (см. www.karuna-shechen.org). В рамках этих проектов более 300 000 человек ежегодно получают медицинскую помощь, образование, социальную поддержку. Матьё Рикар активно вовлечен в дело сохранения культурного наследия Гималаев (см. www.shechen.org).

Помимо этого, Матье Рикар веган (строгий вегетарианец, он говорит: «Не хочу, чтобы ради меня мучились и умирали другие животные».), он ведет просветительскую работу в защиту прав животных, участвует в конференциях и различных программах, посвященных этой проблеме. Автор книги «Призыв о помощи животным» (A Plea for the Animals, 2016).
- см. подробнее
***

(...) На нашем пути к просветлению давайте не забывать о других живых существах. Они не хотят мучений. Конечно, люди тоже много страдают. Однако то, как мы обращается с животными – ужасает. Для потребления человеком каждый час убивают 6 миллионов животных. Колоссальная цифра, чудовищное количество смертей. За одну неделю истребляют больше животных, чем убито людей во всех войнах в истории. Безусловно, это огромный пробел в нашей этической системе. Мы «инструментализировали» животных, используем их как вещи. Просто поймите: они живые, они не хотят мучений. Это – основополагающее, базовое право всех чувствующих существ.

*** Из книги Матье Рикара в защиту животных (A Plea For The Animals by Matthieu Ricard), источник:
Есть люди, от рождения склонные к состраданию. С раннего детства они проявляют самопроизвольную доброту к окружающим, в том числе и к животным. Я не был таким. Я родился в бретонской семье и до 14 лет часто ходил рыбачить. Помню еще: когда я был совсем мал, однажды мы с приятелями из местной школы поджаривали муравьев, фокусируя на них солнечные лучи через лупу. Вспоминая это, я испытываю стыд, но еще больше огорчает меня то, что подобное поведение казалось мне нормальным. Когда мне было пять лет, отец в Мехико повёл меня на корриду. Это был праздник. Звучала бодрая музыка. Все вокруг, казалось, считали происходящее прекрасным событием. Почему я не убежал в слезах? Было ли это недостатком сострадания, образования, воображения?
Мне и в голову не приходило поставить себя на место рыбы, муравья или быка. Может, я был жестокосердным? Или просто никогда не задумывался о подобных вещах – моим глазам только предстояло открыться?

Прошло время, прежде чем я обрёл подобие пробуждения. Несколько лет я прожил с одной из моих бабушек. Она обладала всеми качествами, которые только можно ждать и желать от бабушки. Как и многие знакомые мне люди, которые в остальном были добрыми родителями и хорошими детьми, она пылко любила рыбалку. Когда мы приезжали к ней на каникулы, она часто проводила послеобеденное время с удочкой, на берегу озера или в гавани Ле Круази, в компании пожилых бретонок, всё еще облаченных в традиционный головной убор из белых кружев. Как эти люди могли хотеть причинить чему-то или кому-то боль? Попавшая на крючок на конце лески небольшая извивающаяся рыбка, выхваченная из воды, поблёскивала на свету. Конечно, был болезненный момент, когда в плетеной корзине рыбки задыхались и их глаза стекленели, но я смотрел в другую сторону.

Спустя несколько лет, когда мне было 14, моя подружка решительно спросила: «Это что, правда? Ты ходишь рыбачить?!» Её тон и взгляд — одновременно ошеломленный и неодобрительный — были вполне красноречивыми.

«Ты ходишь рыбачить?» И вдруг я увидел ситуацию в ином свете: железным крючком, проткнувшим её рот, рыбу выхватили из её родной, необходимой для жизни стихии, и на воздухе она задохнулась – так же, как мы, когда тонем в воде. А заманивая рыбу на крючок, разве я не проткнул червя в качестве живой наживки – принося в жертву одну жизнь ради уничтожения другой? Как я мог столь долгое время позволять собственному уму блокировать мысли о реальности страданий? Мне стало тошно от этих размышлений – и с тех пор я перестал ловить рыбу.

Несомненно, в сравнении с драматическими событиями, подрывающими жизни столь многих людей на планете – моя озабоченность судьбой этой рыбки может казаться смешной. Но для меня это был поворотный момент.

В двадцать лет мне посчастливилось встретить тибетских духовных наставников, которые с тех пор вдохновляют каждый миг моего существования. Краеугольный камень их учений – это исполненный достоинства путь любви и всемирного сострадания.

Как вы уже поняли, я далек от намерений упрекать людей, которые так или иначе причиняют страдания животным. Люди зачастую делают это, не задумываясь, – как когда-то делал я сам. На самом деле сложно заметить связь между новейшими потребительскими товарами, включая продукты питания и лекарства, подчас спасающие нам жизнь, – и мучениями, связанными с их изготовлением. Культурные традиции также играют важную роль в том, как мы воспринимаем животных, наших спутников на этой планете. Некоторые общества развили коллективные модели мышления, которые поощряют точку зрения, что животные существуют ради интересов людей. Однако мировоззрение других традиций уже давно говорит о том, что уважения требует каждый, будь то человек или существо, не принадлежащее к человеческому роду.

Данная книга – логическое и необходимое продолжение моей книги «Альтруизм: сила сострадания ради изменения себя и мира» (Altruism: The Power of Compassion to Change Yourself and the World). Её цель – продемонстрировать мотивацию и нравственный императив [предписание, требование] распространения нашего альтруизма на всех живых существ, без каких-либо количественных или качественных ограничений. Безусловно, люди по всему миру испытывают столько страданий, что можно провести всю жизнь, облегчая лишь мизерную их часть. Но несмотря на это, озабоченность судьбой 7,7 миллионов животных других видов не является ни нереалистичной, ни ошибочной, поскольку, в большинстве случаев, нет никакой необходимости выбирать между благополучием людей и благоденствием животных. Мы живем в высшей степени взаимозависимом мире, где судьба каждого существа (любого вида) тесно связана с судьбами всех остальных. Таким образом, эта книга касается не только обеспокоенности судьбой животных, но также обеспокоенности ею, наряду с заботой о судьбе людей.

Эта книга – настоятельный призыв изменить наши отношения с животными. Этот призыв – не только проявление нравственной вины; он основан на доказательствах, на работе эволюционистов, этологов [этология – дисциплина зоологии, изучающая поведение животных; тесно связана с зоологией, эволюционной теорией, физиологией, генетикой, сравнительной психологией] и философов, которые пользуются уважением во всем мире.

Некоторые из приведенных в этой книге исследований демонстрируют интеллектуальное и эмоциональное богатство, которым наделена подавляющая часть видов животных, и которое зачастую игнорируется. Эти исследования также показывают континуум, связывающий все виды животных, включая нас, и позволяют проследить эволюционную историю видов, населяющих планету сейчас. Начиная с эпохи предков, общих для нас и для других видов животных, мы постепенно достигли стадии Homo sapiens. В ходе этой медленной эволюции не было «волшебного момента», оправдывающего тот факт, что люди приписали себе особую сущность, которая будто бы фундаментально отличает нас от многих видов гоминидов, нам предшествовавших. В эволюционном процессе не было ничего, что оправдывало бы наши притязания на полное превосходство над животными.

Наиболее поразительное качество, объединяющее людей и животных, – это способность испытывать боль. Почему же и теперь, в начале XXI века, мы до сих пор закрываем глаза на неизмеримые мучения, которые причиняем животным, зная, что подавляющая часть причиняемой им боли – ни неизбежна, ни необходима? Следует знать: нет нравственного оправдания причинению ненужной боли и смерти какому-либо существу.
*** 2016 год, источник: ***

Каждая корова хочет быть счастливой. Каждая курица хочет быть свободной. Каждый медведь, собака или мышь испытывают печаль и боль, как любой из нас, людей.

Матье Рикар (фрагменты интервью):
Один из важнейших выводов, которые я сделал в результате исследования, проведенного мною во время работы над этой книгой, следующий: мы все проиграем, если будем продолжать относиться к другим видам так, как это делаем сейчас.

Животные – первые жертвы; их истребляют в колоссальных масштабах: для нашего потребления ежегодно убивают 60 миллиардов сухопутных и тысячу миллиардов морских животных. При нынешних темпах, 30% всех видов животных на Земле вымрут к 2050 году! Это значительно повлияет на будущие поколения, включая, разумеется, людей.

Например, потребление мяса: его объемы значительно выше в богатых странах. Это подрывает борьбу с бедностью: ежегодно 775 миллионов тонн зерна и 200 миллионов тонн сои (90% мирового производства), которые могли бы использоваться в пищу жителями тех стран, где это зерно и соя выращиваются – вместо этого скармливаются животным, истребляемым для производства мяса в развитых странах.

Один из самых глупых доводов, с которым я снова и снова сталкиваюсь во французских СМИ, состоит в том, что будто бы неприлично обращать внимание на проблему улучшения жизни животных – тогда как столько мучений испытывают люди в Сирии, Ираке, Судане и других странах.
Если считать грехом легкомысленного отношения к людским страданиям то, что мы посвящаем толику времени, мыслей, слов и действий делу сокращения неописуемых мучений, сознательно причиняемым животным, разумным нашим собратьям, – что же тогда говорить о времени, которое мы тратим, слушая популярные песенки, занимаясь спортом или загорая на пляже? Неужели люди, которые занимаются вышеперечисленным, чудовища – только потому, что не тратят всё свое время на искоренение голода в Сомали или где-нибудь еще? Улучшилась ли участь сирийского народа благодаря тому, что во всем мире мы ежегодно убиваем миллиарды животных? Перестать причинять вред кому-либо, человеку или животному, – это не требует времени и не составляет труда.
А как вам удаётся сохранять надежду на лучшее?

Знаете, как сказал мой друг: «Быть пессимистом – слишком поздно». В нынешнюю эпоху одна из основных проблем – в согласовании экономических потребностей, поисков счастья, а также уважения – к другим людям, к другим видам, к нашей окружающей среде.
И единственная объединяющая концепция, которая позволяет найти дорогу в этом запутанном лабиринте проблем – это альтруизм. Если уделять больше внимания другим – мы будем двигаться в сторону «заботливой экономики» (“caring economics”), будем активнее заботиться об улучшении условий труда, семейной и социальной жизни, о многих других аспектах существования. Мы будем больше думать о судьбе будущих поколений, включая другие виды животных, обитающие в этом мире вместе с нами. То есть, похоже, альтруизм является определяющим фактором качества нашего существования – и сейчас, и в будущем; его не следует относить к сфере возвышенного утопического мышления. Нужна проницательность, чтобы признать это, и смелость, чтобы об этом заявить.

В этой, как и в других моих книгах, я изо всех сил стремился соединить серьезные научные исследования, фундаментальные человеческие ценности — прежде всего, альтруизм и сострадание, — и логические рассуждения. Конечно, всегда можно сделать лучше и работать над книгой дольше, но я делал всё, что мог, стараясь сохранить интеллектуальную честность.

Какими проектами вы заняты сейчас?

Тем, кто утверждает, будто люди, которым небезразлична судьба животных, как правило, пренебрегают судьбами людей, — рад ответить, что гуманитарная организация «Каруна-Шечен», которую я основал 17 лет назад, в 2015 году оказала помощь 400 000 человек (имеется в виду здравоохранение, социальные услуги, а также образование для малообеспеченного населения в Непале, северной Индии и Тибете). На данный момент нашими усилиями завершены более 200 подобных проектов.
На фото: Матье Рикар и Питер Сингер на одной из конференций в защиту животных (источник фото)

*** 2017, источник: ***

Ваша книга «Призыв о помощи животным» (“A Plea For the Animals”) утверждает, что сострадание ко всем живым существам – это нравственный долг. А как это сострадание улучшает отношения людей друг с другом и с окружающим миром?

Матье Рикар: Сострадание – это не товар, который следует раздавать скупо и экономно, словно пищу. Это образ жизни, позиция, это намерение делать добро тем, кто оказывается в сфере нашего внимания, и желание облегчить их страдания. Отсюда логически следует, что с любовью относиться к животным – вовсе не значит меньше любить людей. На самом деле, включая животных в круг любимых нами существ, мы и людей любим больше, потому что расширилось пространство, охваченное нашей доброжелательностью. Тот, кто любит исключительно человечество, обладает лишь ограниченной, обеднённой доброжелательностью.

Следует отметить, что исследование, где нейробиологи сканировали мозг всеядных, вегетарианцев и веганов [строгих вегетарианцев], которым показывали изображения страдающих людей и страдающих животных, доказало: участки мозга, связанные с эмпатией, реагировали активнее у вегетарианцев и веганов, чем у всеядных. Эта активность возрастала не только при необходимости смотреть на мучения животных, но и на страдания людей.

Говоря о цивилизации, да, мы добились огромного прогресса. Мы больше не пытаем людей на площадях, как это было принято в Европе 18-го века. Мы ликвидировали рабство и пытки, — по крайней мере, по международным законам. И вместе с тем, в нашей этической системе остался огромный пробел, который только предстоит преодолеть. Мы справедливо придаем огромное значение человеческой жизни. При этом животных считаем теми, кто имеет нулевую неотъемлемую ценность – если только их не использовать для коммерции или в качестве инструментов достижения корыстных целей. Мы – всё, они – ничто. Наша этическая система не будет последовательной, пока мы не будем рассматривать представителей восьми миллионов других видов как равных нам сограждан на этой Земле.

***Видеоинтервью, март 2021 (A Plea for All-Inclusive Altruism feat. Matthieu Ricard – via “Mind and Life Europe”):***

Отрывки:

(…) Исследования мозга доказывают – мы можем измениться. И можем создать более сострадательное общество. Конечно, если взглянуть на основные проблемы нашего времени, главная – необходимость согласовать наши насущные потребности. Мать в Африке озабочена тем, как ей завтра прокормить детей – у нее нет возможности думать о состоянии окружающей среды через пятьдесят лет. В развитых странах – на другом конце спектра – биржевые индексы, переменчивость рынка и т.п.... Всё это краткосрочные проблемы. Нужно избавляться от бедности, обеспечивать лекарствами, нужно, чтобы никого не мучил голод, чтобы дети ходили в школу...
Проблемы средней срочности: как обрести благополучную жизнь, семью, карьеру. Здесь необходима социальная структура, институты, которые обеспечивали бы условия, а не просто говорили тебе: будь счастлив, будь альтруистом... Они должны создавать условия процветания – чтобы люди могли сотрудничать, не опасаясь стать жертвой мошенников, стремящихся нажиться на окружающих.

Окружающая среда – это до недавнего времени не было насущной проблемой. Человеческая популяция была малочисленнее и меньше влияла на окружающую среду. Теперь нас семь миллиардов – и постепенно антропоцентризм меняет саму планету, её биоразнообразие. Это несомненно – мы все это видим сейчас. Даже если взглянуть на насущные проблемы, вызванные пандемией, становится ясно: все эпидемии последних двадцати лет, все происходили из-за нездоровых отношений человечества с другими видами животных. Эбола (то же сейчас с ковидом) – взаимодействие с дикими животными; потом свиной грипп, птичий грипп, SARS [тяжелый острый респираторный синдром] – везде причиной промышленное животноводство, совершенно противоестественные условия содержания тысяч и тысяч существ в тесноте и т.п. Это непомерная нагрузка на природу, на нашу планету.

И это не так просто – людям эмоционально очень трудно вовлечься, беспокоиться о проблемах, которые грозят возникнуть через 30-50 лет, или еще позже – когда здесь будут ваши правнуки. Вы можете сказать: «А какое мне дело?» И некоторые так прямо и говорят, потому что не думают о будущих поколениях.

Беда в том, что если созвать социальных работников, политиков, активистов, ученых (имеются в виду люди доброй воли) и начать обсуждать проблемы будущего, получится диалог шизофреников, потому что все участники говорят о разных сроках, о разных временнЫх отрезках.

(...) У нас есть потенциал. Состраданием необходимо охватить всех – и это не так уж сложно. Это совсем не то, что хотеть раздать каждому по куску торта, которого на всех не хватит. Альтруизм, сострадание – это жизненная позиция, состояние ума, это заложено внутри нас. Как мы говорим в буддизме: капля за каплей наполнит чашу.

Вопрос - Как отличить альтруизм от добрых поступков, совершенных из эгоизма?
Матье Рикар: Главное – намерение, мотивация. Для альтруизма необходима мудрость. Каковы будут далеко идущие последствия? «Хорошими намерениями устлана дорога в ад» - вот чтобы такого не было. Задайте вопрос: делаю я это в основном для себя – или в большей степени для других? Для небольшой группы или для многих? На короткий срок – или надолго? (...) Это только кажется, что люди враждебны друг к другу. В любом мегаполисе всё развалилось, распалось бы – если бы не было сотрудничества. Просто об этом обычно не говорят – это не новость.

Вопрос о временах пандемии, о выживании взаперти во время карантина – когда трудно сосредоточиться, депрессия и т.п.:
Матье Рикар: Я как раз был в Непале, в моем уединенном жилище (см. подробнее здесь) – когда меня нашел там один французский журналист. И все его вопросы касались проблем и тягот, вызванных необходимостью находиться в одиночестве, наедине с самим собой. Не хочу прозвучать надменно – но ведь это [те, кто задают такие вопросы] взрослые, образованные люди, студенты... У которых есть всё необходимое для работы со своим умом. Сам я (смеётся) профессионал затворничества (professional lockdown guy) – я люблю уединение. Поэтому мне жаль, что такие проблемы возникают у людей... Но взгляните: есть возможность дышать; есть природа – некоторым людям повезло, они могут проводить карантинное уединение среди природы, они чувствуют колоссальное единение с природой.

Вопрос: Что делать, если люди любят животных, но ходят в цирк, едят мясо и т.д.?
Матье Рикар (смеётся): Это значит, что люди просто недостаточно любят животных. Любят их теоретически.
[Знаменитая приматолог] Джейн Гудолл рассказала мне о своем 4-летнем [внучатом] племяннике. В Чикаго проводили исследование, в котором опрашивали детей: «Откуда, по-вашему, берется мясо?» Половина детей отвечала: «Из супермаркета»... Многие дети (среди них и племянник Гудолл), когда им сказали, что мясо – это убитые животные, воскликнули: «Тогда я не могу это есть! Я люблю животных, люблю коров!»
Мама этому мальчику сказала: ладно, но тебе нужно есть хотя бы рыбу (исследования ученых показывают, что это не так, кстати). Привели его в аквариум, показали очень красивую рыбу, а он говорит: «Мам, я не могу её есть!» Тогда ему показали очень-очень уродливую рыбу, на которую он долго смотрел, так и этак, а потом все же сказал: «Мама, но почему я должен есть её, даже если она некрасивая?!» И его оставили в покое. 
Помню еще, я был в школе в Сантьяго-де-Чили. Родители там - непоколебимые мясоеды. И они пригласили меня выступить перед детьми – не зная, что из этого получится (смеётся). Ну, и в заключение я говорю ребятам: «Коровы ваши друзья? – Даааа! – Птицы ваши друзья? - Даааа! – А рыбы? – Дааа! И вы хотите есть своих друзей?» (тишина, а потом возглас) – «Неееет!» Родители не знали, что им делать с этим монахом (смеётся).
Вот и всё. Главное – чувствовать, думать.
У меня есть друг, инвалид, очень хороший друг, швейцарский философ [Alexandre Jollien, на фото вверху рядом с Рикаром]. Он, в ответ на мои уговоры перестать питаться животными, то есть чужими мучениями, наконец согласился: «Буду есть поменьше мяса». Потом подумал и говорит: «Но это не имеет смысла! Это как убийца людей сказал бы – ладно, я не перестану убивать совсем, но постараюсь убивать чуть меньше».
Животные – разумные, чувствующие существа. Они не хотят, чтобы им было больно. А мы используем «право сильнейшего», вот и всё. Никаких нравственных оправданий – просто нам достаёт сообразительности убивать животных в пищу. Так что думайте – и всё будет просто.

Поиск материалов, перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Saturday, May 22, 2021

Когда умирает животное-компаньон/ When Your Pet Dies

Автор статьи (отрывок из книги): 
Алан Вольфелт (Alan Wolfelt), писатель, педагог, специалист в области танатологии (раздел теоретической и практической медицины, изучающий состояние организма в конечной стадии патологического процесса, динамику и механизмы умирания, непосредственные причины смерти, клинические, биохимические и морфологические проявления постепенного прекращения жизнедеятельности), руководитель американского «Центра перехода от утраты к жизни» (Center for Loss & Life Transition).

Памяти Таши и Киши

Помощь членам семьи после смерти животного-компаньона

Домашнее животное – это, как правило, полноправный член семьи. Результаты опросов предлагают любопытные факты о владельцах-опекунах: 
84% людей считают своих питомцев членами семьи; 
99% разговаривают со своими домашними животными; 
54% ежегодно отмечают дни рождения своих животных-компаньонов.

Сама фраза «лучший друг человека» сразу вызывает ассоциации с безусловной любовью, приятием и неизменной дружбой. Разве это не так? Ваш зверик может вывести вас на прогулку, выслушает, если вам необходимо высказаться, и даже будет верно охранять ваш дом. Животное-компаньон способно также понизить кровяное давление, повлиять на частоту пульса и избавить от хронического одиночества. (см. статьи на эту тему)

К сожалению, с верным питомцем в нашей жизни неизбежно появляется и горе – когда приходит время «лучшему другу» умереть. Смерть домашнего животного, вне всяких сомнений, переживание травматичное. Данная брошюра призвана помочь вам и вашей семье принять необходимость естественной скорби в такой период жизни.

Смерть домашнего животного – это важно

Нет, это не «всего лишь собака» или «просто кошка». Это животное – полноправный член семьи, и с его смертью семья переживает невосполнимую утрату. Проблема, однако, в том, что общество зачастую отвергает ваше право скорбеть об умершем животном. Бывает даже, что человек подвергается жестокой критике и насмешкам, если открыто выражает свои чувства по поводу этой утраты. В результате люди стараются игнорировать свои горестные переживания, или же скрыть их, загоняя поглубже.

Но даже если вы не находите поддержки и понимания, вам и вашей семье необходим период скорби по ушедшему животному-другу. Горевать – значит открыто выражать свои чувства, какими бы болезненными они ни были.

Избитые фразы не помогут

Не исключено, что в связи со смертью вашего животного-компаньона вы услышите немало клише – то есть банальных фраз и комментариев, цель которых принизить, приуменьшить значение этого события, давая в этой тяжелой для вас ситуации примитивные советы. Комментарии вроде «Да это ведь просто собака», «вы всегда можете завести нового пса/кота», «радуйся, что тебе не придется больше о нем/ней заботиться» не помогают, они не конструктивны. Напротив, они ранят, задевают и делают период скорби еще более болезненным для вас.

Память – лучшее наследие

После смерти вашего животного-компаньона одни из лучших утешений – ваши воспоминания. Рассказывайте, погружайтесь в них. Ваш зверик-любимец успокаивал, развлекал, может, порой пугал – но неизменно любил вас. Помните об этих временах. Если вспомнится смешное – улыбнитесь, если грустное – поплачьте. И знайте, что память о любимом существе с вами навсегда, её нельзя отнять.
Наши животные-компаньоны никогда нас не покидают. Они живут в памяти о той любви и преданности, которыми нас одаривали. 

Ваша боль утихнет

Когда умирает ваш домашний зверик, вы наверняка окажетесь в плену самых разных эмоций: печаль, замешательство, вина, растерянность, отрицание... Не подавляйте, не запирайте внутри себя эти чувства – даже если окружающие твердят, что именно так надо поступить. И не зацикливайтесь на своей реакции, не старайтесь её проанализировать. Просто отпустите свои чувства, дайте им выход. Какими бы странными не казались эти переживания – они естественны. У разных членов семьи отношения с животным-компаньоном свои, неповторимые. Делитесь внутри семьи своими чувствами – и уважайте потребность каждого выражать свою скорбь по-своему.

Следует ли выбрать эвтаназию?

Когда речь идет о любимом существе, нет более сложного и тяжелого вопроса, чем прибегнуть к эвтаназии или нет. Но если ваше животное испытывает постоянную боль, если качество его жизни необратимо ухудшается (например, животное не ест, не ходит самостоятельно) – этот тяжелый выбор остается единственным выходом. Иногда стоимость лечения некоторых заболеваний также делает дальнейший уход за животным невозможным для его опекуна-владельца.

Обсудите возможность эвтаназии со своим ветеринаром. Гуманная процедура может положить конец страданиям и вашего питомца, и вашим. Внутривенные медикаменты, используемые для эвтаназии, не причиняют боли. Посоветовавшись с ветеринаром, обдумайте всё и сами примите решение. Если вы относитесь к вашему животному с любовью и нежностью, то вы наверняка примете мудрое решение, основанное на серьезности создавшейся ситуации.

Некоторые люди присутствуют при эвтаназии, некоторые нет**. Каким бы ни было ваше решение – проведите время со своим питомцем, попрощайтесь с ним.
**См. Секреты-почтой:
Я работаю в ветеринарной клинике. Когда проводим усыпление животного, мы предлагаем вам варианты - можно остаться, а можно выйти. Всегда оставайтесь с ними в комнате... Если вы выходите, животные беспокойно ищут вас.

Могут помочь ритуалы

Похороны умершего животного-компаньона дадут возможность глубже осознать утрату, поделиться воспоминаниями с другими членами семьи, открыто выражая свои чувства. Возможно, кому-то из родственников или друзей похороны кота или собаки покажутся глупостью – не позволяйте таким людям отнять у вас переживания этого особенного момента. Подготовьте такой ритуал, который поможет вам отдать дань памяти животному, которое вы любили и будете любить всегда.

Вовлекайте в происходящее детей

К сожалению, родители зачастую не хотят говорить с детьми о смерти, боясь вызвать печальные и болезненные переживания. Но дети тоже имеют право горевать о своем любимом животном. Ребенок, достаточно взрослый для того, чтобы любить животное – уже достаточно взрослый и для того, чтобы скорбеть о нём. Очень многие дети всем сердцем любят своих звериков-компаньонов. И для вас, как для открытого, любящего, честного взрослого – есть шанс дать ребенку опыт, показать ему любовь (и боль), которая вырастает из искренней заботы о животных или о людях.

Вы сами в детстве могли не переживать столь же глубокого чувства утраты, какое испытывают ваши дети теперь, когда у вас в семье умирает животное-компаньон. Но вы обязаны уважать горе детей – и позволять им открыто выражать его. То, как именно вы реагируете в этой ситуации, обусловит для ваших детей первый опыт встречи с умиранием – и то, будет ли это позитивной частью их личностного роста и развития, или же нанесет вред.

Пожилые опекуны домашних животных

Для пожилых людей отношения с их домашними животными – зачастую наиболее знáчимые в данный период жизни. Смерть любимого питомца оказывает огромное влияние, особенно если связи и контакты его пожилого опекуна с другими людьми минимальны или отсутствуют. В этом случае домашнее животное – буквально самый верный и преданный друг.

Когда умирает такое животное-компаньон, печальные переживания могут спровоцировать боль воспоминаний обо всех прочих утратах, испытанных немолодым человеком на протяжении жизни. Родные и друзья пожилого человека должны быть внимательными к его потребностям и чувствам в этот скорбный период; реагируя с теплой и пониманием, научаясь на его примере особым отношениям с любимыми животными-компаньонами.
Проблема поспешного приобретения «заместителя»

После смерти животного-друга велик соблазн тут же взять в дом нового питомца. Именно это чаще всего советуют нам родственники и друзья. Но хотя идея эта не плохая, следует быть очень осмотрительными. Нужно время для скорби и исцеления после ухода вашего животного-компаньона. Новое живое существо потребует вашей энергии и внимания, которые вы готовы и хотите отдавать. Но непосредственно после утраты вам, прежде всего, следует избыть скорбь и боль.

Особенно осторожными будьте, беря новое животное в дом, где есть дети. Делая это слишком быстро после смерти прежнего питомца – вы тем самым даёте ребенку понять, что в случае болезненной утраты стóит лишь найти замену. На самом деле всё гораздо сложнее. Кроме того, вы обесцениваете значение только что умершего животного в вашей жизни.

Конечно, строгого расписания касательно того, когда именно можно брать новое животное в дом, не существует; просто, если сомневаетесь, ждите. Пусть продлится период горевания и исцеления. Когда ваша семья будет готова принять нового питомца, вовлеките в обсуждение ваших детей, чтобы и они чувствовали себя ответственными за принятие этого решения.

Заключение

Надеемся, что эта брошюра помогает понять, почему люди так глубоко и эмоционально переживают смерть своих животных-компаньонов. Эти создания не осуждают и не критикуют – они любят и принимают вас безусловно.

После утраты животного-друга необходимо время для скорби – на пути к медленному исцелению от боли утраты, будьте терпеливы и терпимы к самим себе.

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

***
Наверху, на лужайке за папоротником, он увидел своего старого пса Балтазара. Собака, подслеповатые глаза которой приняли хозяина за чужого, предупреждала домашних. Джолион свистнул своим особенным, знакомым ей, свистом. И даже на этом расстоянии ста ярдов, если не больше, он увидел, как грузное коричнево-белое туловище оживилось, узнав его. Старый пес поднялся, и его хвост, закрученный кверху, взволнованно задвигался; он, переваливаясь, прошел несколько шагов, подпрыгнул и исчез за папоротниками. Джолион думал, что встретит его у калитки, но там его не оказалось, и, немножко встревоженный, Джолион свернул к зарослям папоротника. Опрокинувшись грузно на бок, подняв на хозяина уже стекленеющие глаза, лежал старый пес.
— Что с тобой, старина? — вскричал Джолион.
Мохнатый закрученный хвост Балтазара слегка пошевелился; его покрытые пленкой глаза, казалось, говорили: «Я не могу встать, хозяин, но я счастлив, что вижу тебя».
Джолион опустился на колени; сквозь слезы, затуманившие глаза, он едва видел, как медленно перестает вздыматься бок животного. Он чуть приподнял его голову, такую тяжелую.
— Что с тобой, дружище? Ты что, ушибся?
Хвост вздрогнул еще раз; жизнь в глазах угасла. Джолион провел руками по всему неподвижному теплому туловищу. Ничего, никаких повреждений, просто сердце в этом грузном теле не выдержало радости, что вернулся хозяин.
Джолион чувствовал, как морда, на которой торчали редкие седые щетинки, холодеет под его губами. Он несколько минут стоял на коленях, поддерживая рукой коченеющую голову собаки. Тело было очень тяжелое, когда он поднял и понес его наверх, на лужайку. Там было много опавших листьев; он разгреб их и прикрыл ими собаку; ветра нет, и они скроют его от любопытных глаз до вечера. «Я его сам закопаю», — подумал Джолион. Восемнадцать лет прошло с тех пор, как он вошел в дом на СентДжонс-Вуд с этим крохотным щенком в кармане. Странно, что старый пес умер именно теперь! Может быть, это предзнаменование? У калитки он обернулся и еще раз взглянул на рыжеватый холмик, потом медленно направился к дому, чувствуя какой-то клубок в горле.
(...) На исходе дня Джолион и Джолли взяли кирки и лопаты и отправились на лужайку. Они выбрали место неподалеку от рыжеватого холмика и, осторожно сняв слой дерна, начали рыть яму. Они рыли молча минут десять, потом решили отдохнуть. — Странная жизнь у собаки, — вдруг сказал Джолион. — Единственное животное с зачатками альтруизма и ощущением творца.
(...) Мы тихонько подымем его вместе с листьями. Мне бы не хотелось видеть его сейчас. Я возьму за голову. Ну!
Они с величайшей осторожностью подняли тело старого животного; Блекло-коричневая и белая шерсть проглядывала сквозь листья, шевелившиеся от ветра; они опустили его — холодного, бесчувственного, тяжелого — в могилу, и Джолли засыпал его листьями, в то время как Джолион, боясь обнаружить свои чувства перед сыном, начал быстро забрасывать землей это неподвижное тело.
Вот и уходит прошлое! Если бы еще впереди было светлое будущее. Словно засыпаешь землей собственную жизнь.

Джон Голсуорси. Сага о Форсайтах
Перенести то, что они уходят от нас, эти тихие друзья, не самое страшное. Тяжелее пережить то, что они уносят с собой столько лет нашей жизни.
(Джон Голсуорси)

Tuesday, December 01, 2020

С ЖЖ на блогспот - и обратно/ from LiveJournal to Blogspot.com and back

Со смесью раздражения (ну зачем?!) и сожаления (так жаль бросать всё это, многолетне-привычное и удобное) замечаю, что после очередных «усовершенствований» гугловского блогспота, имевших место в сентябре-октябре, я этой платформой пользоваться не в силах: чудовищно неудобно, неоправданно долго... 


Поэтому волей-неволей возвращаюсь к хорошо-забытому-старому «Живому Журналу» (теперь уже полуживому). 

Приглашаю читать в моём ЖЖ - о животных и экологии

Saturday, October 17, 2020

Питання без президентських відповідей/ Ukraine animal rights

via uanimals.official 


П'ЯТЬ ПИТАНЬ ВІД UANIMALS 

В очікуванні опитування від Президента, хочемо також задати @zelenskiy_official кілька питань:
❓Коли в Україні нарешті заборонять експлуатацію тварин в цирках? 

❓Коли в Україні заборонять хутрові ферми, дельфінарії та притравочні станції? 

❓Коли правоохоронні органи перестануть саботувати розслідування жорстокого поводження із тваринами? 

❓Чому догхантери та браконьєри в Україні почувають себе все краще, а гуманність завжди не на часі? 

❓Чому парламент із монобільшістю за рік на проголосував за жоден зоозахисний законопроєкт?
**Автор блога: Щиро кажучи, я особисто маю великі сумніви щодо президентської уваги до вишезгаданих питань. На превеликий жаль.

Thursday, September 24, 2020

Дикие животные - жертвы пожаров/Wildfires in Brazil killed thousands of wild animals

С июля крупнейший в мире бразильский Пантанал (пантаналь, низинное болото, пересыхающее в сухой период) был охвачен тысячами пожаров. Команде ветеринаров удалось спасти лишь несколько животных. В огне погибли бессчетные тысячи – включая рептилий, змей, кайманов, оленей, тапиров, обезьян и коати/носух (двоюродные братья североамериканских енотов). Для оказания помощи диким животным, необходимы дополнительные исследования биологического благосостояния, а также наблюдение и эвакуация зверей, подвергающихся риску во время пожаров.
Источник

Thousands of fires have been sweeping the Brazilian Pantanal – the world's largest wetland – since July. A veterinary team has been able to save only a few animals and countless thousands have died including reptiles, serpents, caimans, deer, tapirs, monkeys, and coati (a cousin of North American raccoons). More research on welfare biology and on the monitoring and evacuation of wild animals at risk during fires is crucial to improving our understanding of the ways animals are harmed and how we can help them.

Read more: Wildfire burns Brazil's largest wetlands, killing thousands of wild animals

Monday, May 04, 2020

Домашнее животное умирает: Тибетские буддийские практики/ How to be with your pet during the death process: Tibetan Buddhist practices

С детства нас приучают смотреть на животных как на «братьев наших меньших», жить с ними словно в параллельных мирах: они не трогают нас, а мы – «старшие братья» – их. Лишь бы не кусали, не беспокоили – пусть живут сами по себе.
Или не живут вовсе. Так, по данным сайта animalequality.net ежегодно люди убивают 56 млрд. животных. На скотобойнях каждую секунду умирает более 3 000 животных. Эти шокирующие цифры не включают рыб и других морских обитателей, количество смертей которых столь велико, что его можно измерить лишь в тоннах.
Помеха, игрушка, еда, поставщик кожи, источник опасности – вот кто они для большинства из нас.

Совсем не таков буддийский подход. Учение о перерождении (реинкарнации) гласит, что, в зависимости от созданного нами кармического потенциала, мы, в числе прочих возможностей, можем переродиться в теле зверя или насекомого.


Тибетским термином «сэмчен тамчед» называют всех чувствующих, обладающих сознанием существ. Если разбирать дословно, то «сэм» означает сознание, «чен» – обладатель, «тамче» – все. Растения в эту категорию не включены, потому что их жизнедеятельность продиктована не собственным выбором, а самой их природой, фотосинтезом и другими биологическими процессами. Учение Будды гласит, что каждое чувствующее существо может достичь пробуждения. Мелкие жучки и мошки, домашние животные и дикие хищники, хронические алкоголики и отъявленные убийцы – все обладают безграничным потенциалом, чтобы стать Буддой.

Таким образом, животные не так уж далеки от нас. Мы сами бесчисленное множество раз были животными и, вполне вероятно, еще не раз ими будем. То же можно сказать о наших родителях, детях, супругах и друзьях. И нередко в этой жизни мы следуем привычкам, характерным скорее для животных, чем для людей.

- фрагмент, источник

* * *
Домашнее животное умирает: как быть с ним рядом. Тибетские буддийские практики

источник: How to be with your pet during the death process: Tibetan Buddhist practices

Автор – Дэвид Мичи, февраль, 2014

Приведенный ниже текст я написал несколько лет назад. Он сразу же стал самым популярным из моих блог-текстов, и я понял, насколько широк круг тех, кто ищет информацию и практические советы о процессе умирания их домашних животных, с точки зрения традиции тибетского буддизма. Это подтолкнуло меня к созданию книги «Буддизм для тех, кто любит своих домашних животных» (Buddhism for Pet Lovers: Supporting our closest companions through life and death - by David Michie), в которой, среди прочего, подробно говорится о процессе умирания домашнего питомца, а также о проблеме эвтаназии, о промежуточном состоянии Бадро, о перерождении.

Книга посвящена нашей жизни рядом с домашними животными, и осмысленности, осознанности этой жизни. О том, что животных нужно слушать, а не только говорить с ними. Им можно помогать развиваться духовно.
На фото я (с первым экземпляром книги в руках) и мои пушистые компаньоны – Калуа (Kahlua) и Нарла (Narla). К сожалению, Нарла скончалась в 2018 году. А Калуа здравствует – и даже участвует в медитациях!
* * *
Для каждого человека, любящего животных, мысль об утрате домашнего питомца – невыносима. Практики тибетского буддизма могут помочь в преобразовании того, каким образом воспринимаем, переживаем это событие мы и (что гораздо важнее) как переживают его наши животные-компаньоны.

Основополагающее изменение происходит тогда, когда мы начинаем воспринимать происходящее с точки зрения духовного пути нашего домашнего животного, вместо вполне понятной привязанности, стремления всегда быть рядом с любимым компаньоном. Поддержать наших домашних питомцев в этот период – это радость и большая ответственность. И, памятуя о важности умирания как переходного периода, наибольшее благо, которое мы можем дать своим домашним зверям – это спокойная, благоприятная смерть.

До смерти

Когда наши животные в добром здравии, лучшее, что мы можем для них сделать – уберечь от накапливания негативной кармы. Трудно обобщать, давая советы – о том, например, как сдерживать хищнические кошачьи инстинкты. Можно разве что посоветовать следить, чтобы коты и кошки были сыты и довольны, чтобы у них были игрушки и развлечения. Никто не знает наших домашних животных лучше, чем мы сами – и мы можем и должны им всецело помогать.

Если вы тяготеете к буддизму, очень полезно создать в уме вашего домашнего животного позитивные ассоциации между буддийскими картинами, статуэтками, мантрами – и здоровьем, состоянием благополучия. Можно нашептывать мантры на ухо коту, который мурлычет у вас на руках – например, мантру Ом мани падме хум. Или, если вы приверженец практики Тара, мантру Зелёной Тары (Ом таре туттаре туре соха).

Если вы привыкли регулярно медитировать, очень высока вероятность того, что ваш домашний любимец захочет к вам присоединиться. Не препятствуйте ему в этом. Есть немало исследований, которые доказывают, что у животных механизмы восприятия, в определенном смысле, гораздо более развиты, высокочувствительнее, чем у людей. Если ваш питомец сможет ощутить взаимосвязь медитации и хорошего самочувствия – тем лучше.

Буддизм учит, что живые существа – и люди, и звери – непрестанно создают предпосылки для своего будущего, как позитивного, так и негативного. Чем лучше мы сумеем помочь нашим домашним животным создать позитивные отпечатки, ведущие к благим поступкам и просветлению, – тем лучше.

Процесс умирания

Когда от нас уходит тот, кого мы любим (не важно, человек это или животное) – главное для нас – забыть о себе, о своих переживаниях – и сосредоточиться на благом состоянии того, кто умирает. Если мы искренне любим это живое существо – нужно постараться отогнать в сторону чувства утраты, горечи, и делать всё возможное, чтобы смертный опыт стал для уходящего безболезненным, безмятежным, даже позитивным.

• Избавление от боли – Это самое главное. Хороши любые паллеативные (временно облегчающие или ослабляющие проявление болезни) средства, какие можем предоставить мы сами, или наш ветеринар. По возможности мы должны постараться избавить нашего домашнего зверя от какого-либо физического дискомфорта.

• Не причитать, не плакать – Да, мы убиты горем, когда умирает наш близкий четверолапый или пернатый друг. Но важно не расстраивать умирающего. Животные понимают то, чтó с ними происходит. Собаки уходят из стаи. Кошки прячутся в укромных местах. Для умирающего животного нет никакой пользы в том, что их знáчимые люди – те, от кого они полностью зависят – вдруг станут вести себя непредсказуемо и непривычно.
Сосредоточьтесь на том, чтó в данный момент лучше для вашего питомца, забудьте о собственной привязанности к нему.

Те, кто умеют общаться с животными (animal communicators), советуют сообщить вашему умирающему питомцу исходящее из самого вашего сердца: да, вам грустно, но ваш друг свободен двигаться дальше, он волен оставить вас, с вами будет все в порядке.

Еще раз: в этот трудный период потребности вашего умирающего животного-компаньона должны быть превыше всего.

• Умиротворённо, позитивно, спокойно – Если мы можем обнять нашего зверя, прошептать ему на ухо мантры, посидеть рядом в медитации – тем самым мы поможем ему спокойно принять смерть. Получить позитивные отпечатки. Всеми силами мы помогаем животному подготовиться к неизбежному.

• Эвтаназия – В этом кратком тексте невозможно в полной мере обсудить проблему эвтаназии.
Сомневаюсь, что среди читателей моего блога есть такие, кто решился бы усыпить домашнее животное, которое вполне здорово и радуется жизни.
Да, мы не хотим, чтобы наше животное мучилось, но поспешно прибегать к эвтаназии тоже нельзя. Умирание – это нормально. Этому есть своё время и место.

Мы должны дать нашему животному время, чтобы осознать и смириться с происходящим. Некоторые буддисты считают, что эвтаназия лишь помогает отсрочить те мучения, которые данное существо всё равно обязано перенести вследствие накопленной им кармы.
Моё личное мнение таково: к эвтаназии прибегнуть можно, но лишь в том случае, когда испробованы и не помогли все другие варианты; когда это – единственный путь для вашего зверя-компаньона; когда все слова прощания уже сказаны; когда (будь мы на месте нашего питомца) – мы сами взыскивали бы усыпления для себя.

[Еще на тему:
Когда буддисту позволительно (если вообще позволительно) соглашаться на эвтаназию домашнего животного?
О самом сложном решении для человека, который любит животных

Вопрос: Я знаю, что буддизм предписывает не совершать убийства. Но состояние здоровья моего кота ухудшается, и боль, которую он испытывает, усиливается. Возможно ли, по буддийским учениям, разрешать усыпление животного, и если да, как мне пережить это, когда наступит время для неизбежного?

Ответ: В наши дни продолжительность жизни животных-компаньонов может быть гораздо больше того срока, который изначально положен природой. Поэтому часто случается так, что нам приходится заботиться о старом и мучимом болью животном. У нас с женой были коты и кошки, которые умирали дома от естественных причин. Но не раз и не два было и такое, что нам в ветклинике приходилось обнимать любимого кота, которому ветеринар вводил смертельную дозу. Такая поездка к ветеринару – особенно тяжкое испытание. Если нам удавалось сдержать слёзы в момент ухода нашего компаньона – позже мы все равно плакали.

Одно из обязательств, которое мы взяли на себя наряду с ответственностью за жизнь животного-компаньона – быть честными перед самими собой, когда настанет начало конца.
Я уверен, что когда мы решаемся заботиться и любить животное, – это на всю жизнь. И будучи буддистами, мы, конечно, знаем о запрете совершать убийство.

Тем не менее, ни одно из наших обязательств не защищает нас от того факта, что финал жизни нашего животного-компаньона может быть сопряжен с болью и мучениями. Слово «эвтаназия» буквально означает «лёгкая смерть». Как сказано выше, одно из наших обязательств – честность перед самим собой. И если в конце жизни мучения животного очевидны – перед нами возникает еще один долг: положить мучениям конец.

Посоветуйтесь со своим ветеринаром, заручитесь поддержкой близкого человека – и, со слезами или без слёз, помогите страданиям животного прекратиться – ведь это более чем наш моральный долг.
Источник: When, if ever, is it okay for a Buddhist to euthanize a pet?]

После смерти

Согласно буддийскому учению, тонкое сознание может сохраняться в Бардó [(тибет.), в буддизме – промежуточное состояние между смертью индивида и его новым рождением], в период от нескольких мгновений до семи недель (49 дней).
(См. также: Бардо и другие реальности)

После смерти любимого животного-компаньона следует сохранять сосредоточенность на его благом состоянии в Бардо, а не погружаться в горестные переживания утраты. Не нужно быть психотерапевтом, чтобы понимать – забота о благополучии других помогает, поддерживает вас гораздо действеннее, чем сосредоточенность на собственной утрате.

Вот еще несколько практических действий, которые можно выполнить:

Делать подношения – Конечно, отменить карму или передарить кому-то добрые заслуги невозможно. Но возможно повлиять на тех, с кем у нас мощная кармическая связь. Например, с нашими любимыми домашними животными. Совершая самые разные подношения (это может быть кормление птиц, помощь благотворительным организациям, донорство крови), и осознанно посвящая заслуги от таких подношений нашим недавно умершим животным-компаньонам, мы можем позитивно повлиять на их сознание, пребывающее в Бардо.

Мысленно можно повторять, например, следующее:

Пусть этот щедрый/ сострадательный/ исполненный любви поступок
поможет [имя вашего животного] обрести благоприятное состояние,
хорошее перерождение, радость и умиротворение.
Пусть он(а) встретит прекрасного учителя
и быстро достигнет полного просветления,
на благо всех без исключения существ.

Такие подношения можно делать на протяжении всего 49-дневного периода, особенно в еженедельную дату/ «годовщину» смерти животного, когда происходят наиболее активные изменения в Бардо.

Практика Дхармы – Для буддиста, величайшее подношение – не что-то материальное, но практика Дхармы.

Также можно посвящать наши медитации, са́дханы (санскритский термин, которым в индуизме и буддизме называют духовную практику, можно перевести как «средство для достижения чего-то»), вообще любые ваши духовные практики – создавая причину для вашего животного радоваться благому состоянию и окончательному просветлению.

Не забывать – В состоянии Бардо, свободном от физических ограничений, тонкое сознание/энергия способна молниеносно перетекать куда угодно и что угодно воспринимать. Сюда входит и способность возвращаться туда, где мы жили. Поэтому на протяжении семи недель после смерти любимого существа, считается очень полезным показывать, что его не забыли. Например, после смерти нашего кота Мамбо мы оставили нетронутыми его мисочки с водой и сухим кормом, его любимую расческу и туалетный лоток. Нам это не причинило неудобств, и если есть шанс, что кот нанесёт сюда визит, он увидит всё таким, как было при его жизни.

Спустя семь недель, все обитатели Бардо перемещаются далее, к своему следующему воплощению. С практической точки зрения это означает, что нам можно убрать вещи, служившие умершему животному. С эмоциональной точки зрения, примерно в это время завершается или утихает естественный период траура по умершему. Наши животные-компаньоны последовали дальше, – что следует сделать и нам.

Итак,
Тибетский буддизм предлагает нам практические методы, помогающие справиться со смертью любимого существа – человека или зверя. Горестная обстановка, окружающая смерть, объясняется естественным чувством утраты. Но у нас есть выбор. Сконцентрировавшись на сознании нашего любимого создания, которое движется от одного уровня существования к другому, мы находим силы пережить смерть нашего животного-компаньона с бóльшим самообладанием и состраданием.

* * *
Как мы можем оказать максимальную помощь нашим умершим домашним животным в течение семи недель после их смерти

Дни и недели накануне и после умирания нашего животного-компаньона могут быть очень тяжелыми. В книге «Буддизм для тех, кто любит животных» (Buddhism for Pet Lovers) я подробно рассказываю о той помощи, которую мы можем оказать в этот переходный период.
Ниже приводится отрывок на эту тему, который, надеюсь, будет вам полезен.

Первые семь недель (49 дней) после смерти животного-компаньона

В первые мгновения после смерти нашего любимого питомца у нас может возникнуть чувство облегчения, перенесения/течения энергии; возможно даже, освобождения – ведь наш друг покинул старое и/или терзаемое болезнями тело.
Или же мы можем ощущать полную опустошенность после утраты верного компаньона.

Но каковы бы ни были наши переживания в данный момент, важно помнить, что изменилась не только наша жизнь. Прежде всего, колоссальные перемены произошли с нашим животным-компаньоном, и в наших силах продолжать поддерживать его.

Медитации и мантры

В переходном состоянии Бардо, ваше животное может сохранять память о вас или о других членах семьи, независимо от вашего физического местонахождения. Позитивное влияние на животных могут оказывать медитации и начитывание мантр, особенно если вы посвящаете заслуги от проведения этих практик вашим животным. В семинедельный период после смерти животного-компаньона вы можете помогать ему.

Как пишет Тулку Тхондуб в книге «Спокойная смерть, радостное перерождение» (Tulku Thondup - Peaceful Death, Joyful Rebirth: A Tibetan Buddhist Guidebook):
«Существа, пребывающие в Бардо, особенно восприимчивы к медитациям и молитвам, поскольку находятся в мире мыслей. (...) Медитация – гораздо более действенный способ помочь этим существам, чем наши обычно хаотичные мысли и чувства, поскольку исходят из более глубокого и умиротворенного уровня нашего ума».

Однако несмотря на действенность медитации, это не единственный способ помочь. Можно не дожидаться момента, когда вы сядете на подушку для медитаций в тихой комнате, чтобы начать начитывать мантры. Вы можете делать это сидя в машине, направляясь в спортзал, прогуливаясь или занимаясь любыми другими повседневными делами. Даже в помещении, полном людей, можно начитывать мантры мысленно.

Пребывающие в Бардо существа каждые семь дней переживают «мини-смерть». Поэтому особенно важно именно в тот день недели, когда происходило умирание, концентрироваться на практике ради вашего любимого существа – кстати, это относится и к человеку, и к животному.
Можно отметить дату смерти вашего животного в календаре, и в еженедельную «годовщину» смерти, на протяжении семи недель, удваивать ваши посвящения, медитации и начитывание мантр. Особенно важен 49-й день, который может оказаться вашей последней возможностью оказать помощь недавно умершему, до того, как он(а) переместится в следующее рождение.
Примерный текст посвящения:
Эта практика медитации/ щедрости/ добродетели
Посвящена тому, чтобы (имя вашего питомца), а также все существа,
быстро обрели высшее перерождение,
нашли своего учителя, обрели просветление,
ради всех без исключения существ.

Делать подношения от имени умершего

Помимо медитации и практики Дхармы, буддизм учит практиковать щедрость и посвящать заслуги тем, кто пребывает в Бардо. Чтобы быть добрым и щедрым, необязательно быть богачом. Мне запомнилась горестная фотография из соцсетей – у кромки пыльной дороги бедная женщина пекла на газовой печке хлеб для своего ребенка – отламывая кусочек, чтобы накормить птицу, сидящую рядом.

Можно кормить птиц и других животных. Можно отправить посильное денежное пожертвование в природозащитные или другие благотворительные организации. Оставить немного мелочи в коробке для сбора пожертвований.
Делая всё это, вспоминайте ваше животное-компаньона, не забывайте о мотивации бодхиччиты* и посвящайте заслугу на благо вашего умершего друга.
[*Просветленный настрой, Пробужденный ум, (санскр.bodhi-citta, тиб.byang chub kyi sems, sems bskyed) – стремление к обретению состояния Будды ради блага всех живых существ]

Еще раз: особенно полезно приурочить такие действия к еженедельной дате смерти вашего животного, когда возможны перемены в их состоянии Бардо – ваше позитивное влияние будет особенно действенным.

Сохраните нетронутыми вещи вашего животного-компаньона

В период пребывания в Бардо, сознание/ум умершего может вернуться в свой покинутый дом, воспринимая всё, что происходит там (сознание в бардо проницательно и ясновидяще). Чтобы не стать причиной негативных переживаний умершего, лучше постараться сохранить всё так, как было при его жизни – словно ваш питомец вышел и может в любой момент вернуться.

Хорошо, если на привычном месте останутся миски для еды, любимые коврики или лежанки, игрушки. Возможно, вид этих вещей будет вас огорчать, причинять боль – тогда быстро произносите, мысленно или вслух, мантры, посвящая их вашему умершему другу.
Фокусируйтесь на благом положении вашего животного, которое пребывает в Бардо.
И не забывайте: сейчас речь не о вас, вы делаете всё это ради вашего ушедшего друга. (См. также: Помощь после смерти)

Польза буддийских практик

Что, если вы сомневаетесь относительно буддийского учения о смерти, Бардо, перерождениях? Если эти понятия вам незнакомы, то вам, возможно, по меньшей мере, потребуется время, чтобы о них подумать.

Важно помнить: вы не обязаны чему-либо верить. Всё, что нужно – это непредубежденность и открытость. Если вы не являетесь сторонником каких-либо иных моделей процесса умирания, выше изложено, по крайней мере, то, с чем вы можете работать. Кстати, преимущества буддийской практики простираются не только на поддержание благополучия вашего животного, – но гораздо шире.

Среди самых тяжелых, изнуряющих последствий утраты любимого существа – то, как наши мысли беспрестанно обращаются к нам, к нашим чувствам: я опустошен(а) утратой любимого четвероногого друга; я остался (-лась) одна; мои отношения с этим животным-компаньоном нельзя сравнить ни с какими другими, они незаменимы...
В этих – вполне понятных и естественных, но болезненных размышлениях есть одно общее: они сосредоточены вокруг «меня». Если использовать ментальные практики, которые сосредотачивают нашу мысль на нашем животном-компаньоне, мы можем сместить этот фокус. Думая, заботясь о благе другого существа – мы, по определению, просто не можем упиваться мыслями о себе. И это смещение фокуса означает, что мы страдаем меньше.

Английское слово ‘Suffer’ (страдание) восходит к латинским корням, со значением «нести», «выносить», «терпеть». [Большая энциклопедия по психиатрии приводит в качестве этимологии общеславянск. страда «работа; нужда»; лат. sterno «повергать в уныние, губить» - Е.К.] Неся на себе груз нашего горя, постоянно думая о личной утрате – мы множим и расширяем собственную боль. Но если попробовать заместить эти мысли другими, менее эгоцентричными – мы не только больше поможем нашему животному-компаньону, но быстрее восстановим умиротворение в нашем разуме и сердце.
(На фото - автор текстов и книги, Дэвид Мичи)

Бесспорно, нельзя удержаться, чтобы не оглядываться в прошлое, в воспоминания. Мечтать еще раз обнять любимое животное, еще раз вместе погулять в парке, еще раз уютно провести вечер вместе. Это естественно – мы погружаемся в эти драгоценные для нас воспоминания.

Но к 49-му дню пребывания в Бардо, сознание вашего животного-компаньона, наверняка перейдет в какую-то новую реальность. И мы тоже должны двигаться дальше. Животные-компаньоны обогатили нашу жизнь. Мы стали мудрее, помогая, сопровождая их через самый главный в жизни период.

источник

Перевод – Е. Кузьмина © http://elena-kuzmina.blogspot.com/

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...